Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 2. Македония в период образования ведущих эллинистических монархий

Конец IV и начало III вв. известен в греко-эллинистическом мире как эпоха диадохов. Это название, утвердившееся в науке со времен Дройзена, нужно считать относительным, ибо оно характеризует эпоху только через призму деятельности отдельных личностей — полководцев Александра Македонского. В действительности же, в короткий промежуток [145] времени (323—281 гг. до н. э.) в сложных условиях международной обстановки завершался процесс сложения эллинистических рабовладельческих государств.

Время сохранило очень мало источников из этой эпохи. Непосредственные свидетельства современников не дошли до нас. Диодор (кн. 18-20) останавливается в основном на военно-политической истории Греции и Македонии, почти не касаясь социально-экономических отношений. Более короткое, чем у Диодора. но доведенное до конца периода диадохов изложение событий находим у Юстина (XIII-XVII кн.). Ценный материал содержат биографии Плутарха — Фокиона, Замена, Деметрия Полиоркета, Пирра, биография Эвмена у Корнелия Непота. Некоторые немаловажные сведения, характеризующие Македонию и ее взаимоотношения с Грецией в эпоху диадохов, имеются в «Описании Эллады» Павсания (наиболее важные IX, X, XVI главы). Однако нельзя назвать ни одного источника, который бы полностью и всесторонне освещал эпоху диадохов.

Скудость источников и сложные исторические перипетии этой эпохи отталкивали историков от ее изучения. С. В. Ешевский назвал эпоху диадохов позорной, способной отвратить историка от изучения этого времени.121) В нашей отечественной историографии можно назвать лишь несколько· небольших работ самого общего характера.122) В западноевропейской науке имеется монография французского историка П. Клоше — о первых преемниках Александра Македонского, но она излагает лишь военно-политическую историю этого периода.123) Исходя из этого, мы в состоянии будем только наметить основные этапы развития Македонии и греко-македонских отношений в эту эпоху.

Прежде всего, особенностью этого периода являются многочисленные войны на Востоке и на Балканах, имевшие тяжелые последствия для государств Балканского полуострова, в первую очередь для Македонии.

Юстин указывал, что Александр перед смертью предсказал, как много крови прольет Македония в распрях, сколько убийств, сколько крови принесут ему, как погребальную жертву.124) Это предсказание оправдалось полностью. Вся эпоха диадохов [146] действительно представляет собой эпоху беспрерывных войн, распрей, убийств. Из диадохов один Птолемей умер естественной смертью, все остальные погибли или на поле сражения или от рук наемных убийц.

В конце IV и начале III вв. до н. э. Македония стала ареной особенно острых споров между диадохами и членами царской фамилии. Эти споры и войны разоряли Македонию, опустошали ее поля, способствовали завоеванию ее другими народами. Первое запустение Македонии относится как раз ко времени после Александра, когда отдаленные походы, колонизация Востока, войны диадохов выбросили из страны на Восток огромные массы населения. «Страна пустеет, чему способствовали и междоусобия претендентов на македонский престол после гибели последних представителей старого царского рода: в течение нескольких десятилетий Кассандр, Деметрий Полиоркет, Пирр, Лисимах, Птолемей Керавн, Антигон Гонат оспаривали друг у друга власть над Македонией».125) История борьбы диадохов за власть представляет собой историю крушения попыток реставрации монархии Александра.

Эпоха диадохов может быть хронологически разделена на два крупных этапа: 323—301 и 301—281 гг. до н. э. В свою очередь первый этап может быть разделен на три периода:

1) от смерти Александра до смерти Пердикки (323—321 гг.);

2) от смерти Пердикки до гибели Эвмена (321—316 гг.);

3) от смерти Эвмена до смерти Антигона (315—301 гг.).

Вокруг этих лиц: Пердикки, Эвмена и Антигона — не только группировались события тех лет, но тлела надежда на восстановление и сохранение завоеваний Александра.126)

Первый период характеризуется явным стремлением Пердикки к царской власти. При распределении провинций он не взял себе ни одной, оставляя за собой только начальство над царским войском. В перспективе был брак с сестрой Александра Клеопатрой и македонский престол. Но эти самодержавные замашки встретили резкое сопротивление со стороны остальных полководцев, что выразилось в том, что ни одно его приказание не выполнялось, а если и выполнялось, то в ущерб ему. Так, на подавление восстания наемников в Верхней Азии был послан Пифон, который, подавив восстание, сделался независимым властителем Верхней Азии. Антигон и Леоннат поручения завоевать провинцию Каппадокию не [147] выполнили. Антигон переправился в Европу, а Леоннат стремился в Македонию, где его ждала Клеопатра; на пути он погибает. С бегством Антигона в Европу начинается тяжелая междоусобная война. Против Пердикки и Эвмена создалась коалиция в составе Антигона, Птолемея, Лизимаха и Кратера. Эта коалиция открыла два фронта — в М. Азии и в Египте. Антипатр и Кратер напали на М. Азию. Пердикка предпринял поход против Птолемея в Египет, чтобы наказать его за оккупацию им в 322 г. Киренаики и увоз в Египет трупа Александра. При переправе через Нил Пердикка пал жертвой вспыхнувшего мятежа, во главе которого стаяли Селевк и Пифон. Что касается Эвмена, то в результате его успешных действий был убит Кратер, поставлен в затруднительное положение Антипатр, а сам он сделался повелителем М. Азии.

События второго периода группировались вокруг Эвмена, поскольку он остался продолжателем дел Пердикки и ревностным хранителем царского престола и семьи царя от опасных посягательств на них со стороны отдельных диадохов. После смерти Пердикки войско выбрало регентом государства наместника Македонии Антипатра, перенесшего весь центр тяжести государства из Азии в Европу. Внешним выражением этого была отправка царской семьи в Македонию.

В 320 г. до н. э. Антипатр с войском, во главе которого стал Антигон, прибыл в окрестности Трипаридиса и произвел перераспределение сатрапий. Перераспределение не производило никаких формальных перемен, только некоторые прежние названия заменялись другими. Новым было здесь только то, что Селевк, будущий основатель азиатской монархии, впервые получает столицу мировой империи Александра — Вавилон.

В 319 г. Антипатр умер, и ему наследовал в должности регента старый и опытный полководец Полисперхонт, назначенный в нарушение обычного порядка самим Антипатром, а не войском. Властолюбивый сын Антипатра Кассандр, обойденный отцом, решил добиться власти силой. Это привело ко второй коалиционной войне Кассандра, Антигона, Птолемея и Лизимаха против Полисперхонта в Европе и Эвмена в Азии. В этой борьбе погиб Эвмен, македонским войсковым собранием была приговорена к смерти мать Александра Олимпиада, а в 311 г. умерщвлены Кассандром малолетний сын Александра и жена Александра Роксана. В эти годы царская власть как на Западе, так и на Востоке потерпела катастрофу. Те, которые действовали сообща для ниспровержения царской власти, начинают открытую борьбу друг против друга.

В третий период в центре мировых событий становится энергичный и могущественный Антигон «одноглазый», стремившийся к единоличному господству над всем государством [148] Александра.127) П. Клоше высказывает сомнение относительно действительных намерений Антигона, который для него остается «достаточно загадочной фигурой». Эту «загадочность натуры» одного из выдающихся диадохов автор усматривает в том, что остается до сих пор неизвестным, чего он, собственно говоря, добивался. Неизвестно, думал ли Антигон восстановить империю Александра и встать во главе этой возрожденной империи, или же он думал обеспечить для себя и для своего потомства владения Македонией и Грецией.128) Между тем вся история диадохов показывает, что Антигон, человек, по выражению В. Тарна, обладавший «исключительными способностями и безграничным честолюбием», претендовал на роль преемника Александра и стремился к захвату верховной власти.129) Монархические тенденции Антигона встретили отпор со стороны остальных диадохов, стремившихся получить в удел самостоятельные территориально ограниченные государства. Против Антигона и его сына Деметрия выступили Птолемей, Селевк, Кассандр и Лизимах. Возникла третья коалиционная война, которая велась как в Азии, так и в Европе, с перерывами в промежутке между 315—301 гг. В этой войне Антигон оказался в опасном положении, без денег, без достаточного количества людей, без материальных ресурсов. Он решил выступить против Селевка, угрожавшего ему с тыла, а затем уже повести борьбу против Кассандра, Лизимаха и Птолемея. Вскоре враги Антигона заключили с ним мир, предав своего бывшего союзника Селевка. Причины таких действий остаются неясными; во всяком случае, мир этот был крупной победой Антигона.130) Но мир не принес спокойствия. Борьба Антигона и Деметрия против Селевка на Востоке и против Кассандра и Птолемея и а Западе еще больше усугубила противоречия между македонскими полководцами и привела их в 301 г. на поле битвы при Ипсе во Фригии. Битва завершилась поражением Антигона.131) «Цари-победители, словно огромное [149] тело, расчленяли владения Антигона и Деметрия, расхватывали их и присоединяли к тем землям, какими владели сами».132) Битва при Ипсе имела большое значение.133) «Битвой при Ипсе был окончательно решен великий вопрос эпохи диадохов. Могущественная власть, которая еще раз хотела соединить в своих руках все царство Александра, была уничтожена... единой монархии положен конец, ее место заступают отдельные территориальные организации».134)

Таким образом, первый этап эпохи диадохов характеризуется борьбой отдельных диадохов за сохранение единства державы Александра, борьбой, окончившейся распадом монархии на отдельные эллинистические государства.

Второй этап эпохи диадохов характеризуется дальнейшим становлением эллинистических государств и борьбой внутри коалиции, ранее направленной против Антигона. Начинается этот этап с битвы при Ипсе и кончается 281 годом, когда ни одного диадоха не осталось в живых.

Птолемей, ничего не получивший после битвы при Ипсе, отказывался освободить занятую им часть Сирии, которая должна была отойти к Селевку. Против него, он заручается дружбой и родством с Лизимахом. Селевк вступает в союз с Деметрием, потерпевшим поражение при Ипсе, но боровшимся за власть. Заняв с помощью Селевка македонский престол, Деметрий стал готовить поход на Восток, который, однако, не удался. Вскоре Селевк захватывает своего бывшего союзника в плен, где он в 283 г. умирает. В этом же году глубоким стариком умирает Птолемей. Из диадохов остались только Лизимах и Селевк. Растущее могущество первого вызывало тревогу и зависть у второго. В 281 г. они встретились в Лидии на поле сражения. В сражении погиб семидесятилетний Лизимах. Победителю Селевку не только достались М. Азия и Фракия, войско провозгласило его царем Македонии. Однако, перейдя Геллеспонт, он был убит Птолемеем Керавном, желавшим на македонском престоле утолить свою обиду на то, что он был обойден в наследстве своим отцом Птолемеем.

Так окончилась эпоха диадохов. Полководцы Александра умерли вместе с идеей реставрации мировой империи. Сорок два года после смерти Александра шла почти непрерывная война, охватившая все части огромной империи Александра. Во время этой войны не было ни одного эллинистического правителя, который бы прочно сидел на своем троне.

Юстин о диадохах писал: «Македония вследствие того, что ее вожди разбились на две враждующие группы, обратила [150] оружие против собственной своей плоти, обагрила мечи, которыми сражалась против врага, кровью своих же сограждан и, словно лишившись рассудка, сама стала себе рубить руки и калечить себя».135)

Характерной чертой эпохи диадохов была борьба греческих государств за свою независимость, борьба, направленная против политики диадохов и македонских военачальников, стремившихся превратить Грецию в плацдарм для других завоеваний, сделать ее своим арсеналом оружия и солдат.

Греческие города во время бесконечных разорительных войн диадохов оказались в особенно тяжелом положении. Хаос, разорение, тирания, гарнизоны наемных солдат по всем почти городам сопутствовали Элладе в это время.136) Для ведения войн преемники Александра требовали от греческих городов денежных взносов и солдат для своих армий; все они взирали на Грецию «только как на источник военных средств и желали иметь в ней покорную союзницу в достижении целей, не имевших ничего общего с ее собственным благополучием».137)

В Греции, как только до нее дошла весть о смерти Александра, началось антимакедонское движение. Движение охватило почти все ее города. Правда, внутри греческих городов велись ожесточенные споры между сторонниками немедленного начала войны с Македонией и их противниками. Диодор говорит, что начинать войну не хотели «богатые», в то время как «чернь» требовала выступления. Плутарх в биографии Фокиона подробно излагает мотивы, выдвинутые им против войны. Верхушка афинского общества, знатные рабовладельцы, купцы не желали бороться.

Во главе антимакедонской партии в Афинах стоял Леосфен, человек блистательных душевных качеств и непримиримый враг Александра.138) Он быстро собрал наемное войско и наладил связь с союзниками. Леосфена поддерживал оратор Гиперид. В 323 г. с объявлением войны Македонии против нее поднялись почти все греческие города. В то время как шла подготовка к войне, в Афинах был издан манифест. В ходе войны к союзникам примкнула Фессалия, началось еще большее брожение среди жителей Пелопоннеса.139) Коринфский союз, бывший опорой македонского влияния на Грецию, тогда окончательно распадается.

В итоге Ламийской войны афиняне приняли унизительные [151] условия, так как вести войну дальше они не могли. Ксенократ сказал, что этот мир был для рабов слишком мягок, а для свободных людей слишком тяжел.140) Важнейшим результатом Ламийской войны было то, что греческие города фактически потеряли свою самостоятельность, демократическое устройство их зачастую заменялось олигархическим.141) Македонские гарнизоны, военные контрибуции всей своей тяжестью легли на плечи трудящихся масс Греции и этим ухудшили и без того тяжелое положение их. Мирный договор греческих государств с Македонией 322 г. до н. э. не только не установил спокойствия в Греции, но еще более обострил противоречия, которые вели к новым прямым и косвенным столкновениям с диадохами (см. судьбу Фокиона).

Регент Македонии Полисперхонт, видя новую волну антимакедонското движения в Греции, решил привлечь греческие города на свою сторону, правильно рассчитывая на помощь греков, как на главный козырь в борьбе с Кассандром. Полисперхонт созывает совет из представителей армии и знати, на котором предлагает, чтобы «городам греческим возвратить вольность и аристократическое правление в них уничтожить». Для приведения в исполнение этого постановления совет издал манифест, который был роздан всем греческим послам, бывшим в то время в Македонии.142) Манифест значительно упрочил влияние Полисперхонта в Македонии и подрывал силы Кассандра и его союзников, вызвал новую бурю протеста против македонских гарнизонов и сторонников Кассандра. Везде послы Полисперхонта побуждали греков изгонять из своих городов сподвижников и друзей Кассандра. Но манифест Полисперхонта не внес особых изменений ни в экономику, ни в политику греческих полисов.

Борясь с Полисперхонтом, Кассандр стал занимать греческие города один за другим. Афины вынуждены были заключить с ним союз. Правителем Афин Кассандр назначил Деметрия Фалерского. Фактически это назначение означало конец демократического правления. При Деметрии Фалерском Афины окончательно потеряли политическую свободу и свою независимость; правил он по указанию Кассандра. Вся внутренняя политика его была сплошным наступлением на демократические права. «Его антидемократический режим коснулся самых последних мелочей частной жизни; он учредил институт гинайкономов, или женских надсмотрщиков; они вместе с ареопагитиками наблюдали за сборищами в домах при свадьбе и других празднествах; определил число гостей, которые [152] имели право собираться, и сделал поваров шпионами при исполнении его законов о роскоши; в номофилаках он создал штат особых чиновников для наблюдения за исполнением законов должностными лицами, что в лучшие времена достаточно обеспечивалось участием народа в общественной жизни».143) Афиняне роптали на такое правление, но открыто выступить против Деметрия Фалерского боялись, ибо знали, что за спиной его стоят многотысячные отряды Кассандра.


Рис. 6. Деметрий Полиоркет (Драхма).

Недовольством в Афинах воспользовался Антигон. Он послал туда для провозглашения свободы и независимости города сына своего Деметрия. Деметрия Афины встретили восторженно, и он вошел в город с войском. Деметрий Фалерский вынужден был сдаться. Плутарх пишет: пробыв в Афины, Деметрий объявил, что «отец послал его в добрый час освободить афинян, изгнать чужеземное войско и вернуть городу законы и государственное устройство предков».144) Тирания, просуществовавшая 10 лет (317—307 гг.), пала. Вновь восторжествовало демократическое правление, сторонники олигархии [153] стали преследоваться и изгоняться из города, имущество их конфисковывалось. Деметрий обещал Афинам даровать 150 тысяч медимнов зерна и на сто триер корабельного леса (данные по Плутарху).145) Афины оказали Антигону и Деметрию великие почести, воздвигли их золотые статуи, принесли в дар золотые венки, установили их культ как богов-спасителей.146)

Кассандр, возмущенный изгнанием своего ставленника, решил осадить Афины. Деметрий в это время был под Родосом. Он вернулся и изгнал Кассандра. Потерпев поражение при Ипсе, Деметрий хотел превратить Афины в плацдарм для завоевания всей Греции, но афиняне, понявшие цену обещаний македонских полководцев, не пожелали принять его в свой город. В ответ на это Деметрий начал готовиться к войне против Афин. Интенсивная подготовка к ней шла в течение всего 298 г. до н. э. Деметрий захватил Элевсин и Рамнунт и подошел к Афинам. Он закрыл все гавани, захватывал суда с продовольствием для афинян; потом пошел в город.147) Афины стали теперь в сущности македонским провинциальным городом.148)

Еще раз афиняне поднялись на защиту своей независимости после известия о падении Деметрия Полиоркета. Олимпиадор, возглавивший движение, изгнал гарнизон не только из Афин, но и из Элевсины+. Афины оставались свободными до 281 г. до н. э.

В эпоху диадохов против македонского засилья выступали не только Афины. Большая заслуга в этой борьбе принадлежит народу Этолии: маленькая страна не была окончательно покорена ни одним из диадохов. В 314 году для борьбы с Македонией образовался этолийский союз.

Если в первые периоды борьбы диадохов за власть многие из греческих городов верили их обещаниям свободы и вольности, то вскоре они убедились в лицемерной сущности таких обещаний. «Самостоятельность греческих городов было пустое слово».149)

Греческие города часто выступали против диадохов, но все эти разрозненные акты борьбы жестоко подавлялись армиями противников. Из восставших жителей Аргоса стратег Кассандра сжег живьем в здании Пританея 500 человек. Антигон, узнав о начавшихся возмущениях в Коринфе, послал своего полководца Аристодема, отряды которого опустошили коринфские земли. [154]

Наиболее крупными были выступления жителей Мегалополя и Спарты против Полисперхонта.

Освободительная борьба греческих городов против Македонии в эпоху диадохов принимала, как видим, большой размах. Она не принесла по указанным выше причинам полного освобождения полисов от македонского засилья, но затрудняла захваты диадохов, мешала их неудержимому стремлению к власти. Немаловажную роль в неудачах греческих городов в их борьбе за независимость сыграло и предательство рабовладельческой верхушки, боявшейся, что оружие в руках граждан будет повернуто против них.

Антимакедонское движение в конце IV — начале III в.в. имело место не только в Греции. Население Фракии также пыталось использовать волнения в греческих городах для борьбы против македонской монархии. Так, в образовавшиеся антимакедонские греческие симмахии вошли иллирийцы и фракийцы «по причине ненависти к македонянам».150)

Вслед за ламийской войной фракийцы в 322 г. под руководством Севта III подняли восстание против македонских рабовладельцев и их военных гарнизонов. Они, собрав 20 тыс. пехоты и 8 тыс. конницы, оказали вооруженное сопротивление македонскому наместнику Фракии Лисимаху; в столкновении погибло большое количество воинов обеих сторон, хотя «победа любой из сторон была сомнительной».151) На протяжении последующих лет фракийское население не прекратило своей борьбы за независимость. Оно использовало в этих целях все возможности, в частности, выступление против Македонии пропонтийских греческих городов во главе с Каллатией. Жители Каллатии, соседней Истрии и других прибрежных греческих городов при поддержке фракийцев и даже скифских племен изгнали македонские гарнизоны и, объединившись в военный союз, начали активную борьбу с Лисимахом.152) Последний решительными мерами, быстротой действий заставил города Одессос, Истрию сдаться, разбил фракийцев и скифов, пришедших на помощь Каллатии и приступил к ее осаде.153) При таких условиях Севт III с многочисленным войском фракийцев встал на сторону врага Лисимаха Антигона, но все же не смог добиться победы;154) восстание в Каллатии и других западнопонтийских городах было подавлено, власть Лисимаха над Фракией укрепилась.155) Характерен тот факт, что [155] истощенные длительной осадой каллатийцы получили приглашение переселиться в пределы Боспорского царства.156) Т. В. Блаватская совершенно правильно указывает, что Боспорское царство, переживавшее особенно при царе Евмеле (310/09—304/3 гг.) хозяйственный и политический расцвет, не было заинтересовано в укреплении владычества Лисимаха.157) Македония в эпоху диадохов имела в числе своих противников и могущественное Боспорское государство.

В самом конце IV в. против власти македонян упорно боролось фракийское племя гетов, жившее в области современной Добруджи и Бессарабии. Перед битвой при Ипсе и после нее геты вторглись на македонскую территорию, захватили в плен сына Лисимаха Агафокла, а самого Лисимаха поставили в «крайне опасное положение». В результате первой гетской войны Лисимах, по утверждению Павсания, должен был «уступить гетскому царю часть своей области по ту сторону Истра и под давлением необходимости выдать за него замуж свою дочь».158) Борьба с гетами крайне затрудняла выступление Лисимаха против Антигона, не говоря уже о том, что истощались его людские и материальные ресурсы. Ему пришлось в 294 г. заключить с Деметрием мир, признав его царем Македонии.

В самом конце 90-х гг. III в. до н. э. началась вторая война македонян с гетами, во время которой многочисленные македонские ополчения во главе с Лисимахом вторглись в землю гетов.159) В этой войне македоняне встретились со скифской тактикой, хитростями противника и, заведенные в безводную и пустынную местность, вынуждены были во главе с Лисимахом сдаться в плен.160) Впоследствии пленники и их предводитель получили свободу. Лисимах обещал быть впредь другом и союзником гетов и выполнить совет их вождя Дромихета с ними «не воевать, а дружить».161) Выиграв войну, геты приостановили движение македонских рабовладельцев на север.


121) С. В. Εшевский. Центр римскою мира и его провинции. Соч., ч. 1, 1870, стр. 203.

122) С. А. Жебелев. К истории диадохов. ЖМНП, ч. 266, ноябрь 1889; А. Б. Ранович. Эллинизм и его историческая роль (глава Ш); О. В. Кудрявцев. Эллинские провинции Балканского полуострова во втором веке нашей эры. М., 1954.

123) Р. Cloché. La Dislocation d'un empire, Pajot, Paris, 1959.

124) Just., XIII.10. Нельзя, однако, здесь не усмотреть известной редакции источника с позиций уже свершившихся событий. Сам Александр едва ли мог предугадать эту кровавую борьбу, а предсмертная агония лишила его возможности политического пророчества (см. О. О. Крюгер, Указ. соч., стр. 20).

125) О. Кудрявцев. Эллинские провинции Балканского полуострова во втором веке нашей эры. М., 1954, стр. 299.

126) См. А. Г. Бокщанин. Парфия и Рим. Изд-во Московского университета, 1960, стр. 112 сл.

В задачу данного исследования не входит подробное изложение процесса распада монархии Александра и выделения из нее эллинистических государств. Этот вопрос подробно исследуется в подготовляемой нами монографии „Империя Александра Македонского и ее распад".

127) Плутарх изображает Антигона блистательным воином, смелым и храбрым, вместе с тем ловким и предприимчивым. См. Plut. Alex., 70.

128) Р. Cloché. La Dislocation d'un empire, Pajot, Paris, 1959, стр. 120-137, 170-178, 210-221.

129) В. Тарн. Эллинистическая цивилизация, стр. 25.

130) Μ. Rostovtzeff. The social-economic history of the Hellenistic World, стр. 13.

131) В известной мере исход сражения решили слоны, привезённые Селевком из Индии. Селевк сумел заблаговременно подготовить ударный боевой отряд из 500 слонов и пустить его в образовавшийся клин между авангардами войск Антигона и его основными силами. Эти авангарды смяли передовые отряды войск Селевка и Лизимаха, заставили их отступить и отчасти даже обратили в бегство. Но они чересчур отдалились от основных сил. В образовавшееся свободное от войск пространство Селевк и двинул своих слонов. Слоны оказались, таким образом, в тылу у продвинувшихся авангардов Антигона, а разгром авангардов, попавших в окружение, предрешил и разгром всего войска Антигона.

132) Plut. Demetr., 30.

133) Μ. Rostovtzeff, указ. соч., стр. 15-16.

134) Дройзен, т. II, стр. 308, 313.

135) Just., VI.17.

136) В. Васильевский. Политическая реформа и соц. движения в древней Греции, стр. 27.

137) Мищенко. Федеративная Эллада и Πолибий, стр. XII.

138) Diod., XVII.111.3.

139) См. Р. Cloché. La Dislocation d'un empire, p. 23 etc.

140) Дройзен, т. 2, стр. 39.

141) Diod., XVIII.18.3-5; ср. Плутарх, Фокион, 26-28.

142) Позднее такой же манифест о свободе и независимости греков издали Антигон и Птолемей.

143) Дройзен, т. 2, стр. 248.

144) Ρlut. Demetr., 8.

145) Plut. Demetr., 10.

146) Там же.

147) Там же, 33-34.

148) Дройзен, т. II, стр. 338.

+ так — HF.

149) Бабст, Деметрий Полиоркет, стр. 11-12.

150) Diod., XVIII.11.2.

151) Там же, 14.3-4. {В книге знак сноски не пропечатан; поставлена по смыслу — HF}.

152) Diod., XIX.73.1-3; см. Т. В. Блаватская. Западнопонтийские города..., стр. 93 сл.

153) Diod., XIX.73.4-5.

154) Там же, XIX.73.8-10.

155) О продолжении борьбы Лисимаха с Каллатией см. М. И. Гусева, Указ. соч., стр. 101.

156) Diod., XX.25.

157) Т. В. Блаватская. Указ. соч., стр. 99.

158) Paus., I.IX.6.

159) Polyaen, VII.25.

160) Diod., XXI.12.1-2.

161) Strab., VII.301.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.
Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Уильям Тейлор.
Микенцы. Подданные царя Миноса
e-mail: historylib@yandex.ru
X