Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.   Памятники древнейшей греческой письменности

4. Административное устройство Кносского и Пилосского царств

Поскольку целью составителей дошедших до нас документов линейного письма В был всего лишь учет материальных ценностей, упоминаемые в текстах табличек должностные лица разных рангов характеризуются, в силу самой специфики источника, только со стороны их участия в контроле над сферами производства и потребления. Прямых указаний на роль каждого из них в сфере управления нет. Поэтому пока невозможно реконструировать несомненно достаточно сложную картину иерархии чинов и административного деления ахейских государств. Тем более нет серьезных оснований восстанавливать государственный строй последних по образцу средневековых феодальных монархий, как это делал американский ученый Л. Палмер (его взгляды по данной проблеме были справедливо подвергнуты критике и не получили признания у специалистов).

Даже о правах царя из текстов линейного В удается узнать совсем немного, причем исследователям приходится постоянно возвращаться к вопросу о правильной интерпретации в каждом отдельном случае термина wa-na-ka, употреблявшегося носителями микенского диалекта греческого языка в двух значениях: 'царь' и 'бог'. Надежно засвидетельствована только культовая роль царя, а также его право назначать на административные посты и освобождать от обязанности выплачивать налоги.

Достаточно определенно очерчивается круг должностных лиц, принадлежавших [40] к разветвленному государственному аппарату во всем его терминологическом разнообразии. Однако распределение функций между ними (a-to-mo, du-ma/da-ma, ko-re-te, me-nu-wa, mo-ro-qa, o-pi-te-u-ke-u, qa-si-re-u и др.) остается при нынешнем состоянии источников непосильной задачей. Ясно только, что ko-re-te-re (форма множественного числа от ko-re-te) выполняли скорее всего роль старост отдельных населенных пунктов, а их помощники были po-ro-ko-re-te-re ('заместители коретеров, прокоретеры').

Местными правителями были басилеи (qa-si-re-u, ср. βασιλεύς). Данный титул, обозначавший позднее царя, в микенское время не принадлежал еще к числу самых высоких (характерно, что еще у Гомера басилеями титулуются правители, подчиненные верховному владыке страны). В контексте, сходном с тем; в котором таблички упоминают qa-si-re-u, встречается и термин ke-ro-si-ja (= geronsia), соотносимый с γερουσία — 'совет старейшин'. Члены герусии, как и басилеи, принимают участие в организации производства, контролируемого дворцом. При этом басилеи возглавляют герусию, выполняют функции контроля в военной и производственной сфере. Деятельность басилеев и рядовых геронтов (членов герусии) в административной области, о которой можно догадываться (хотя бы исходя из греческих аналогий послемикенского времени), в документах линейного В конкретного отражения не получила, несомненно в силу их сугубо учетного характера.

Эти и другие должностные лица тщательнейшим образом контролировали всю экономическую жизнь общества. В документах постоянно присутствуют упоминания о надзирателях за тем или иным видом сельскохозяйственного и ремесленного производства, за той или иной группой производителей материальных благ. Чиновники-наблюдатели зачастую названы просто по именам, в других случаях тексты табличек сообщают их титулы.

Употребительный в пилосских и кносских табличках термин da-mo (ср. δαμος с общим значением 'народ') не находит в существующих контекстах полного разъяснения, хотя некоторые важные аспекты применения связанных с ним обозначений административно-хозяйственного характера получают освещение благодаря анализу зафиксированных ситуаций его употребления. Так или иначе, в ряде случаев da-mo выступает в роли коллективного владельца общественной земли и коллективного администратора. Определенное отношение к осуществлению статуса da-mo имел, судя по всему, da-mo-ko-ro — чиновник, назначаемый царем (он известен и в Пилосе, и в Кноссе).

В сложном вопросе о возможности общинного устройства ахейских поселений — единиц, составлявших государственный организм, разрешение которого весьма затруднительно при нынешнем состоянии источников, наиболее обоснованной представляется та точка зрения, согласно которой "тексты линейного письма В не противоречат положению о существовании общины в Пилосе, однако они не дают конкретных данных о функционировании этой системы,11) и все же [41] "свидетельство существования общины можно усматривать в том, что в податных документах дворец опирался на селение как на единое целое, селение выставляет на военную службу определенное число людей".12)


Рис. 16. Города Крита, упоминаемые в кносских табличках линейного B.

Намного больше из табличек линейного В удалось узнать о том, какие именно населенные пункты с их округой входили в государственную территорию двух лучше всего знакомых нам по их хозяйственным архивам ахейских царств — Кносского и Пилосского, и тем самым очертить границы владений wa-na-ka Кносса и wa-na-ka Пилоса.

Из упоминаемых в табличках кносского дворцового архива топонимов значительную часть удается отождествить с теми, которые известны по письменным источникам более позднего времени и надежно локализуются на Крите в I тыс. до н.э. Это прежде всего Кносс (Ko-no-so, ср. Κνωσός, Κνωσσός), бывший, согласно эллинской исторической традиции, столицей Крита и в самый древний (т.е. еще минойский) период и в ахейское время (по крайней мере до Троянской войны). Другие подотчетные кносской царской канцелярии критские города, из числа идентифицируемых с существовавшими в эпоху дорийского господства, обнаруживаются по всему острову: в центре Крита — Амнис (A-mi-ni-so, ср. 'Αμνισός), Дикта (Di-ka-ta-de, ср. Δίκτη), Ликт (Ru-ki-to, ср. Λύκτος) и Тилисс (Tu-ri-so, ср. Τυλισσός); на востоке — Лато (Ra-to, ср. Λατώ) и Итанос (U-ta-no, cp. ‘Ίτανος); на юге — Фест (Pa-i-to, ср. Θαιστός); на западе — Аптара (A-pa-ta-wa, ср. ‘Απταρα) и Кидония (Ku-do-ni-ja, ср. Κυδωνιά). Отсюда неизбежно следует вывод о том, что власть wa-na-ka, имевшего резиденцию в Кноссе, распространялась на весь остров Крит (см. рис. 16). О высокой степени централизации политической и экономической власти в общекритском масштабе, установленной кносскими правителями во второй половине XV в. до н.э., по сравнению с предшествующим периодом свидетельствует отсутствие отдельных дворцовых [42] хозяйственных архивов в тех крупных городах острова, где в минойское время они имелись.


Рис. 17. Города Юго-Западного Пелопоннеса, упоминаемые в пилосских табличках линейного B.

На табличках пилосского архива чаще всего фигурирует название самой столицы (Pu-ro, ср. Πύλος). Остальные топонимы, обнаруживаемые в этих хозяйственных записях, во многих случаях удается достаточно убедительно локализовать в пределах области Мессения (на юго-западе Пелопоннесского полуострова), где находился Пилос, или в непосредственной близости от ее границ (см. рис. 17). Поселения, названия которых сопоставимы с упоминаемыми у Гомера и его комментаторов, в "Географии" Страбона (I в. до н.э.) и "Описании Эллады" Павсания (III в. н.э.), а также в древнегреческих надписях, располагались главным образом вдоль морского побережья. На самой береговой линии стояли Кипариссей (Ku-pa-ri-so, ср. Κυπαρισσήεις), Амфигенея (A-pi-ke-ne-a, ср. 'Αμφιγένεια), столица Пилос и располагавшаяся против него на маленьком островке Сфагия (Pa-ki-ja, ср. Σφαγία), Элос (E-re-е, ср. "Ελος), Рион (Ri-jo, ср. 'Píov), Харадр (Ka-ra-do-ro, ср. Χάραδρος) и Левктрон (Re-u-ko-to-ro, ср. Λευκτρον). На некотором удалении от моря, вверх по течению реки Неды (Νέδα, ср. Ne-do-wo-to, пилосских табличек) находились Метапа (Me-ta-pa, ср. Метала) и Асия (A-si-ja-ti-ja, ср. 'Ασία — на границе Мессении и Аркадии). [43]

Как видим, границы владений wa-na-ka Пилоса прослеживаются не столь хорошо и точно, как пределы Кносского царства конца XV в. до н.э. Но все же не приходится сомневаться в том, что и здесь государственная территория в основном не выходила за рамки тех естественных рубежей, которые и в более поздние времена ограничивали с севера и востока Мессению, омываемую с юга и запада морем.

Зато в записях на табличках линейного В, найденных в Пилосе, особенно ясно обнаруживаются признаки постоянного и строгого административного надзора за производственной деятельностью различных групп населения страны. Со всей очевидностью по текстам инвентарных табличек выявляется ведущая организаторская роль дворца в хозяйственной жизни пилосского общества. Под контролем государства, согласно документам дворцового архива Пилоса, находилось ремесленное производство различных видов, включая распределение сырья и произведенной из него продукции, а также учет количества квалифицированной рабочей силы, имеющейся в наличии или отсутствующей, что находит себе параллели на древнем Востоке (Ур времени III династии и Алалах). Судя по тексту таблички Eq 213, дворец осуществлял контроль над пахотными землями в разных районах государственной территории. На достаточно высокую степень централизованности Пилосской державы указывает ее военная организация, отраженная в документах линейного В (см. ниже § 8).

Функционирование разработанной в масштабах всего государства (в Пилосском и Кносском царствах) системы налогообложения подразумевало, как видно, выявление и обязательное покрытие обнаруживавшихся недоимок. Налоговые документы образуют ряд серий среди пилосских и кносских табличек (ср. серии Ma, Me, Na, Nc). Принцип построения записей в них предельно прост и ясен: после названия населенного пункта приводятся идеограммы взимаемых с населения в качестве подати натуральных продуктов и числовые обозначения их ожидаемых количеств, затем указывается действительный объем состоявшихся налоговых поступлений и имеющаяся недостача. В ряде случаев фиксируется освобождение от налогов тех или иных групп податного населения. Это, как правило, лица, связанные по роду своей деятельности с материальным обеспечением армии (строители кораблей, кузнецы) или непосредственно несущие воинскую службу (в частности, в качестве гребцов на военных судах или воинов в отрядах, расквартированных в приграничных районах). В дворцовых канцеляриях Кносса и Пилоса для обозначения главных показателей в налоговой документации использовались одни и те же термины: 'уплата' (a-pu-do-si, ср. απóδοσις) и 'задолженность' (о-ре-го. ср. οφελος).

Детальная специализация терминологии и повсеместное наличие в текстах хозяйственных табличек твердо устоявшихся лапидарных формул говорят о том, что система ведения отчетности, которой пользовались писцы-ахейцы дворцовых канцелярий Пилоса и Кносса, отличалась большой разработанностью и это ставит ахейские державы в один ряд с современными им древневосточными государствами. [44]


11) Там же. С. 266.

12) Полякова Г.Ф. Некоторые черты социально-экономического устройства греческих обществ II тысячелетия до н.э. // Античная Греция. Проблемы развития полиса. М., 1983. Т. I. Становление и развитие полиса. С. 88.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Поль Фор.
Александр Македонский

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X