Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.   Памятники древнейшей греческой письменности

3. Данные о социальной структуре микенского общества

Уже само употребление письменности для регулярного ведения хозяйственного учета и наличие дворцовых архивов свидетельствуют, как подсказывают хорошо известные аналогичные примеры из всемирной истории, о существовании у греков в XV—XIII вв. до н.э. классового общества и государства. Содержание текстов табличек линейного В не только подтверждает в принципе этот факт, но позволяет получить и более конкретные данные о сословно-классовой стратификации и общественной функции отдельных слоев населения таких ахейских царств, как Пилосское и Кносское, экономическая и социальная жизнь которых нашла свое отражение в массовом эпиграфическом материале документов микенского письма.

Очень важным для историков обстоятельством является то, что в текстах на табличках линейного В имена людей сопровождаются также обозначениями рода их занятий. В деловой документации из Пилоса и Кносса помимо названий профессий и сословных терминов встречаются наименования служебных должностей и титулы разных рангов. Упоминания в пилосских и кносских текстах царя (wa-na-ka, что соответствует гомеровскому "αναξ) доказывают существование в ахейских государствах института верховной монархической власти (о чем свидетельствуют и многочисленные данные восходящей к той же эпохе эллинской мифолого-исторической традиции).

Поскольку появление на табличках царского титула никогда не сопровождается уточнением личного имени, можно сделать вывод, что власть wa-na-ka носила единоличный характер. Не противоречит такому выводу и присутствие рядом с царем второго по значимости в государстве лица — лавагета (ra-wa-ke-ta — lawagetas — буквально 'вождь народа'8)). Лавагет мог быть и постоянным главным военачальником (назначаемым или наследственным), и ближайшим родственником царя (например, престолонаследником), традиционно [38] исполняющим те же функции главнокомандующего.9) Последнее предположение, пожалуй, способно лучше всего объяснить наличие в документах линейного В перечислений лиц различных профессий не только с эпитетом "царский" (wa-na-ka-te-ro = wanakteros) и "лавагетов" (ra-wa-ke-si-jo = lawagesios). To же самое относится и к общему для царя и лавагета праву владеть особыми участками земли — теменами (термин te-me-no, ср. τέμενος — гомеровское наименование царского землевладения, встречается в словосочетаниях wa-na-ka-te-ro te-me-no и ra-wa-ke-si-jo te-me-no).

Определить конкретное место в государственной структуре других представителей господствующего класса, упоминаемых в текстах табличек, весьма затруднительно. Документы линейного В сообщают о писцах, царских чиновниках гражданского и военного ведомства, представителях местных органов власти (см. ниже § 4), лицах, выполняющих жреческие функции (см. ниже § 9).

Среднюю ступень в сословной иерархии занимали свободные ремесленники различных специальностей и землевладельцы некоторых категорий. Те и другие оказываются в зависимости от верховного владыки страны: они обязаны вносить в дворцовую казну натуральные налоги согласно твердо фиксированным нормам.

Низы ахейского общества — это достаточно внушительный по численности контингент рабов (на одной из пилосских табличек читается список более чем тысячи царских рабов — женщин и детей). Рабы (do-e-ro, ср. δουλος) и рабыни (do-e-ra, ср. δουλα) находились в собственности как царя, так и частных лиц (известны, например, рабы царских чиновников, жрецов и жриц; зачастую документы называют только имя владельца без указания на его ранг или род занятий). Они могли поступать из дворца в распоряжение одного человека и сразу нескольких людей. Только в кносских текстах зафиксированы рабы дамоса ("народа") и покупные рабы. Рабский труд применялся прежде всего на самых тяжелых и неквалифицированных работах. Основными источниками пополнения сословия рабов служили, по-видимому, международная торговля и захват военнопленных (об этом говорят встречающиеся в текстах табличек указания на иноземное происхождение рабынь — "асвиянки", "книдянки", "милетянки", "лемниянки", "зефириянки"). Результаты подневольного труда строго учитывались чиновниками царя, а продукты для скудного рациона do-e-ro (= doeloi — форма мн. ч.) выделялись из дворцовых кладовых.

Однако, судя по документам линейного В, сословие рабов в ахейских государствах было далеко не однородным. Так, например, отмеченная текстами табличек терминологическая обособленность te-o-jo do-e-ro (= theoio doeloi) — 'рабов бога' явно подразумевает их особый статус. Положение некоторых групп лично несвободного населения подчас менялось в зависимости от их места в общей системе общественного производства.

Подобный институт известен и в других государствах древнего мира: например, в Новохеттской державе при царе Мурсилисе III (первая треть XIII в. до н.э.). [39]

Некоторые важные наблюдения в этом отношении были сделаны Г.Ф. Поляковой. Представляет интерес произведенное исследовательницей сопоставление средних величин участков (их количественные характеристики выражены в мерах зерна), связанных с различными видами земледержания, а также ее попытка наметить реальное числовое соотношение, характеризующее имущественное положение пяти отдельных групп земледельцев: жрецов, пастухов, ремесленников, должностных лиц и do-e-ro (главным образом te-o-jo do-e-ro). Правда, гипотетичность используемых чисел дает право лишь на предварительные выводы и самые осторожные предположения, в частности о возможных отличительных чертах "рабов бога" как земледельцев от других арендаторов, упоминаемых в пилосских табличках линейного В. В то же время рассмотрение всей совокупности данных, извлекаемых из документов дворцового архива ахейского Пилоса, относительно группы лиц, которые обозначаются термином do-e-ro/do-e-ra, заставляет констатировать невозможность обнаружения пока четких разграничений между отдельными категориями рабов, сходство положения рабов и части свободных в сфере аграрных отношений и ремесленно-производственных занятий, одинаково подчиненный статус рабов и нерабов относительно высшей государственной власти, связанный с общей централизующей ролью дворца в экономике Пилосского государства.10)


8) Ср. греческое слово классического времени λαγέτασ (дорийский диалект) с тем же значением и традиционное спартанское царское имя Агесилай (Αγεσίλαος, Αγεσίλας) с обратным сочетанием тех же двух основ.

9) Подобный институт известен и в других государствах древнего мира: например, в Новохеттской державе при царе Мурсилисе III (первая треть XIII в. до н.э.).

10) Полякова Г.Ф. Указ. соч. с. 108-117, 123-172.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

Уильям Тейлор.
Микенцы. Подданные царя Миноса

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

Поль Фор.
Александр Македонский
e-mail: historylib@yandex.ru
X