Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Ю. К. Колосовская.   Паннония в I-III веках

Заключение

История Паяноиии подтверждает мысль о важнейшей роли провинций в судьбе Римской державы. Эта история показывает: также, в каком направлении развивалось рабовладельческое общество в I—III вв. там, где не существовало многовекового наследия рабства, где до прихода римлян отсутствовали рабовладельческие институты, где классовая структура оставалась неразвитой. В то же время развитие Паннонии подчинялось общим закономерностям процесса романизации римских провинций в период Принципата, хотя процесс нивелирования общественных отношений, являвшийся объективным результатом римского владычества, в силу тех или иных причин никогда не мог быть доведен до конца. Общая политика императорского правительства в отношении дунайских провинций имела много сходного, хотя и учитывала особенности каждой из них.

Специфика Паннонии заключалась в том, что в течение всего римского периода в ней сохранялись значительные массы сельского населения — как в пределах племенных общин, так и на землях городов. Поэтому мы находим в Паннонии два типа гражданской и землевладельческой организации — римский город и племенную общину. В известной степени племенные общины воссоздавались с конца II в. вследствие поселения на землях Паннонии отдельных групп варварских народов, когда в пределах провинции оказывались нолугражданские землевладельческие коллективы, отличавшиеся этнически и по уровню развития от старого романизированного населения городов и городских территорий. В изменившихся исторических условиях как бы возрождались те отношения, которые существовали в ранний период истории Паннонии, когда римские города находились в окружении местного сельского населения и развивались во взаимодействии с ним. Развитие позднеримского города в Паннонии происходило во взаимодействии с группами варварских племен, с поселением которых отчасти было связано и изменение способа эксплуатации, и крушение городского строя. Упоминаемые в императорских рескриптах IV в. иллирийские колоны были потомками прежнего сельского романизированного населения провинции и некогда посаженных на землю варваров, так как варварские народности, размещавшиеся на имперской земле в IV—V вв., назывались inquiiini, laeti, gentiles. История Паннонии убедительно свидетельствует о том, какую роль играл внешний фактор в судьбах города, провинции и всей Империи, хотя для более полного раскрытия проблемы необходимо привлечь материал по истории других дунайских провинций.

Интенсивная колонизация и урбанизация Паннонии и других дунайских провинций диктовалась тем значением, которое они имели для защиты Империи, а их людские резервы — для комплектования лучших воинских контингентов, которым Империя неоднократно была обязана безопасностью своих границ. С тех пор как при Августе Дунай стал римской рекой, отделявшей римлян от варваров, дунайские провинции представляли собой важнейший военно-стратегический район Римской империи.

Сама урбанизация Паннонии осуществлялась путем создания аграрных колоний ветеранов и в результате преобразования в муниципии племенных центров кельтских и иллирийских племен, что сопровождалось разрушением прежних, доримских форм общественной жизни, частичной, а иногда и полной экспроприацией земель у племен, введением множества социально-правовых градаций для перегринского населения. Города и римские воинские части втягивали огромные массы сельского населения в сферу товарно-денежных отношений. Это способствовало разложению сельских общин, обострению социальных противоречий, появлению в селах безземельных и задолжавших городу крестьян и давало возможность эксплуатировать села и использовать сельчан для несения различных повинностей в пользу городов и отдельных лип, В связи с этим, а также из-за более или менее длительного сохранения пережитков первобытнообщинных отношений рабство в Паннонии получило распространение главным образом в хозяйствах римских колонистов и романизированных паннонцев. Одновременно с рабством продолжали существовать другие формы зависимости и эксплуатации, унаследованные от предшествующего периода или возникавшие заново как результат неполноправного положения местного сельского населения.

В силу того, что социальная и этническая структура населения Паннонии была более сложной, мы полагаем, что социальные противоречия здесь были и более острыми, и более многообразными. К противоречиям, характерным для развития рабовладельческих отношений, здесь добавлялись противоречия, связанные с разложением первобытнообщинных отношений.

Реальная же историческая действительность в Паннонии, несомненно, была сложней, многообразней и еще более противоречивей, чем то представление, которое складывается на основе сохранившихся свидетельств источников.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Уильям Тейлор.
Микенцы. Подданные царя Миноса

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке
e-mail: historylib@yandex.ru