Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


  • Алмазное бурение
  • Отверстия в стенах и перекрытиях методом алмазного бурения
  • td-grouptver.ru

Всеволод Авдиев.   Военная история Древнего Египта. Том 2

Ремесленное производство

Столь же значительного развития достигли в Египте в эту эпоху и ремесленные производства, о чем свидетельствуют многочисленные изображения и соответствующие надписи, сохранившиеся на стенах фиванских гробниц. В эту эпоху существовали крупные для того времени ремесленные мастерские, принадлежавшие главным образом большим храмам. Таковы, например, ремесленные мастерские храма Амона в Фивах, где работали самые разнообразные ремесленники, в число которых входили также и иноземные рабы, на что совершенно [21] ясно указывают изображения и надписи на стенах гробницы Рехмира. Этот высокий чиновник, занимавший в царствование Тутмоса III должности везира, начальника столицы и верховного судьи, был в то же время «начальником храма Амона» и «заведующим всеми работами Амона в Фивах». Ему были подчинены все мастерские храма Амона, которые в силу этого так тщательно изображены на стенах его гробницы.60)

Среди ремесленных производств древнего Египта видное место занимала обработка камня, восходившая к глубокой древности и достигшая в эпоху Нового царства значительного развития. В быту и во всей культуре древнего Египта большое значение имел камень, которым древние египтяне очень широко пользовались для самых различных целей. Из больших каменных глыб они строили преимущественно храмы и царские гробницы. Стены этих зданий обычно покрывали высеченными в камне изображениями и надписями. Из камня делали сосуды, произведения искусства (статуи и статуэтки), украшения (бусы), предметы религиозного культа (жертвенные столы, амулеты), погребальные ящики и печатки. Все эти предметы изготовлялись при помощи каменных же инструментов, которые с течением времени стали частично заменяться металлическими орудиями. Широкое применение камня в некоторой степени объясняется изобилием его в Египте. Долина Нила с запада и востока окаймлена цепями гор, в которых египтяне имели возможность добывать песчаник, известняк, гранит, диорит, базальт, порфир, серпентин и т. д. А те сорта камня, которых не было в Египте, египтяне получали из соседних стран путем торгового обмена, получившего особенное развитие в эпоху XVIII династии.

Наиболее употребительной породой камня в Египте был известняк, который добывался во многих местностях, на всем протяжении Нильской долины от Каира до Эсне. Однако лучшие сорта известняка получали в каменоломнях Турра, Маасара и Гебелена. Каменоломни Турра (по-древнеегипетски —  Ра-Аау, по-гречески — Τροία] были расположены около древней столицы Египта — Мемфиса. Как видно из надписи Уны,61) эти каменоломни эксплуатировались еще в эпоху Древнего царства. Судя по сохранившимся в них надписям, здесь добывали камень в эпоху XII, а также и XVIII династии.62) В эпоху XVIII династии известняк добывали и в каменоломнях Маасара, находившихся неподалеку от Мемфиса. В двух надписях из этих каменоломен видный чиновник, «хранитель царской печати, единственный друг царя и главный казначей Нофер-перет» сообщает об открытии здесь новых каменоломен в 22-й год царствования Яхмоса I: [22]


Ремесленные мастерские храма Амона в Фивах. Роспись на стене гробницы Рехмира.
Новое царство. XVIII династия.

«Открыты были новые каменоломни. Добыт был хороший белый камень для храмов на миллионы лет для храма Пта, прекрасного бога Амона в южной части Фив, для всех памятников, воздвигнутых ему его величеством. Притащили камень при помощи быков, которые его [величество захватил во время своих побед над] Фенеху».63)

Таким образом, завоевательные войны первых фараонов Нового царства способствовали развитию камнеобрабатывающего ремесла в Египте. Рабочий скот и, очевидно, рабы, пригнанные в Египет из соседних стран, дали возможность [23] увеличить добычу камня в каменоломнях Маасара и даже открыть здесь новые каменоломни. Позднее, в эпоху XIX и XXVI династий, известняк стали добывать в каменоломнях близ Гебелена.

Начиная с эпохи Нового царства, для постройки крупных зданий, главным образом храмов, стали пользоваться все больше и больше песчаником, который начал постепенно вытеснять известняк в качестве строительного материала. Так, например, большие фиванские храмы (Луксор и Карнак), храм Сети I в Гурна, Рамессей, храм Рамзеса III в Мединет-Абу и храмы во многих других местностях были построены из песчаника. Большие горные массивы песчаника окаймляют долину Нила от Эсне до Ассуана и от Калабша до Вади-Хальфа (у 2-го порога Нила). Желтоватый песчаник египтяне чаще всего добывали в каменоломнях Джебель-эль-Сильсилэ (к северу от Ассуана), а твердый красный песчаник — в каменоломнях близ Джебель-эль-Ахмар (к востоку от Каира). В эпоху XVIII династии песчаник добывали преимущественно в каменоломнях Джебель-эль-Сильсилэ, на что указывают сохранившиеся здесь надписи. Красный, красновато-пестрый и серый гранит добывали в каменоломнях близ Ассуана, черный — в Ибхате (Нубия) около Ассуана, а также в ущелье Вади-Хаммамат. Так называемый алебастр добывался в Вади-Геррауи, южнее Мемфиса, близ Дашура, в 15 км от долины, а также в каменоломнях Хатнуба в Среднем Египте, которые упоминаются в надписи Уны времени VI династии.64) Наконец, диорит добывали в районе Абу-симбела.65)

Техника добывания и обработки камня с древнейших времен была весьма несложной и в то же время весьма устойчивой; в некоторых своих частях она сохранилась до нашего времени как далекий пережиток древней техники. Для добывания камня в скале выбивались отверстия. В них вгонялись деревянные клинья, которые пропитывались водой, что вызывало разлом камня. Каменные глыбы достигали иногда очень больших размеров (например, некоторые монолитные обелиски в Фивах имеют в высоту 33 м). Эти глыбы частично обрабатывались в каменоломнях, а потом доставлялись к месту постройки.

Важнейшими процессами обработки камня были распиливание, обкалывание, обтесывание, сверление и полировка каменных глыб и предметов. Об этих процессах мы можем составить себе некоторое представление по сохранившимся инструментам, по их моделям и подобиям, а также по изображениям различных производственных процессов на стенах древнеегипетских гробниц, главным образом в фиванском некрополе. Большое значение в деле обработки камня имела [24] пила. В эпоху XVIII династии египтяне пользовались для распиливания камня бронзовыми пилами с зубцами разной длины. Следы этих пил ясно сохранились на многих камнях; по этим следам можно судить о форме зубцов и ширине пилы. Для раскалывания и для обтесывания камня служили металлические клинья или зубила, по которым, очевидно, ударяли каменными молотами, сделанными из сиенита, базальта, кварцитового песчаника или известняка. Иногда пользовались и деревянными молотами, своего рода массивными колотушками. Все эти молоты и колотушки либо не имеют ручки, либо имеют ручку, сделанную из того же куска камня или дерева, что и сам молот.66)

Наряду с этими инструментами для обтесывания камня универсальным инструментом древних египтян, существовавшим в Египте с эпохи пирамид, было обыкновенное тесло.67) Выверка поверхностей и вертикалей производилась посредством веревок, наугольника и отвеса, модели которых были найдены в гробнице архитектора Сен-нехема и ныне хранятся в Каирском музее. Множество грузил от отвесов сохранилось до наших дней. Эти грузила сделаны из известняка, алебастра, мрамора, стеатита и дерева. Для сверления камня пользовались различными видами сверл. Одним из древних видов сверла является сверло с дугообразной ручкой, приводившееся в движение веревкой и происходящее, как думают некоторые исследователи, из лука и стрелы. При помощи такого сверла, в частности, просверливали отверстия в каменных бусах, как это видно на фреске в гробнице Ипу-им-Ра. Любопытно отметить, что очень близкий к этому инструмент применялся в Дании для сверления бус вплоть до XVII в. н. э. Прекрасный образец такого сверла, относящийся к XII династии, был найден в Кахуне. Сохранение этого типа сверла вплоть до эпохи Нового царства указывает на чрезвычайно медленное развитие техники в древнем Египте. Для просверливания внутренней полой части сосудов пользовались как кремневыми, так и бронзовыми сверлами. Многочисленные следы бронзовых трубковидных сверл встречаются на различных каменных предметах. Бронзовыми трубковидными сверлами высверливали орбиты глаз каменных статуй, причем для этого употребляли тончайшие сверла — 0,2-0,3 — 0,5-1 мм в диаметре.68) Бронзовое сверло, служившее для высверливания каменных сосудов, состояло из трубочки, отягченной сверху грузом, для того чтобы режущая часть сверла сильнее входила в камень. Сверление каменных сосудов изображено на фресках из гробницы Ипу-им-Ра и Рехмира.69)

Полировка каменных глыб и предметов производилась плоскими полировочными камнями. Наконец, для целей чисто [25] художественной обработки камня служили тонкий металлический резец, долото или ваяло, по которому ударяли молотом. Такие резцы сохранились до наших дней. Концы их обычно не слишком остры.70) Очевидно, требовалась особая опытность для пользования ими. Этими резцами высекали изображения и надписи на стенах гробниц и храмов, на стэлах и самых разнообразных каменных предметах. Можно предполагать, что художественная обработка камня производилась в Египте для того времени довольно быстро, так как несколько человек работало одновременно над одним и тем же предметом, что указывает на некоторую специализацию. Так, одни люди производили грубую работу, другие же — более тонкую; одни работали над лицами фигур, другие — только над их туловищем, наконец, особые люди были заняты полировкой.71) Как уже было указано выше, очень многие из этих технических процессов обработки камня прекрасно изображены на стенах гробниц времени XVIII династии. На стенах гробницы Рехмира сохранилось изображение выверки поверхности каменных глыб и обтесывания их при помощи резца и молотка. Очевидно, мастера сперва делали зарубки на камне, а затем, натягивая веревку на деревянные клинья, устанавливали таким образом плоскость требуемой поверхности, а все излишние выпуклости камня скалывали резцом и молотком.72)

Изготовление больших архитектурных частей из камня изображено на рельефах из гробницы Тати и Дуаинхеха, относящихся к эпохе Нового царства. Мы видим, как три мастера работают над большим порталом (или ложной дверью), который состоял либо из нескольких больших камней, либо из монолита. Один из них покрывает уже готовую часть портала штукатуркой, другие же выравнивают поверхности камня резцом и молотком. На другом рельефе (из гробницы Дуаинхеха) четверо людей полируют большую ложную дверь каменными орудиями, а затем покрывают поверхность камня штукатуркой. Немного далее там же изображены люди, украшающие большой портал орнаментальными рисунками и надписями, которые высекались резцом, а потом раскрашивались. Наконец, тут же изображено изготовление колонн, одного из основных строительных элементов древнеегипетской архитектуры. У одних людей в руках тесла, у других — резцы, третьи же пользуются для своей работы плоскими полировочными камнями. Таким образом, на этих рельефах мы можем проследить четыре основные стадии обработки камня: обтесывание, полировку, оштукатуривание и украшение уже готовой двери орнаментом и надписями.73)

Наружные и внутренние поверхности больших и роскошных зданий, а также внутренние стены гробниц богатых людей [26] в большинстве случаев почти сплошь покрывались надписями, узорами и рисунками, которые наносились на поверхность стены либо живописной, либо скульптурной, либо комбинированной техникой. Живописная техника состояла в том, что поверхность стены покрывалась штукатуркой, состоявшей обычно из гипса. Затем по штукатурке кистью и красками наносились узоры, надписи и рисунки. При скульптурной технике надписи и изображения высекались на каменном фоне. Техника высеченных изображений (рельефов) достигла высокого совершенства. Применялись все виды рельефа: углубленный, слабовыпуклый и высокий, а также комбинированный вид углубленного и слабовыпуклого, который давал возможность передать игру света и тени. Яркая раскраска рельефных изображений давала наряду с этим любопытный тип соединения живописных и скульптурных приемов изображения.

Большое применение получил камень в качестве основного материала скульптуры. Громадное количество самых разнообразных произведений круглой пластики нередко сделано с высоким техническим совершенством и большим художественным мастерством из разнообразнейших каменных пород. Целый ряд скульптурных моделей, этюдов и неоконченных скульптур позволяет нам в общих чертах восстановить процесс скульптурной техники.74) Сначала на каменную глыбу наносилась квадратная сетка, а затем в эти квадраты врисовывалась та или иная фигура, то или иное изображение, которое должно было быть высечено из этой каменной глыбы. Затем грубо намечались под прямыми углами основные плоскости, которые обычно строились по закону художественной фронтальности, и только после этого художник придавал мягкую и скульптурную плавность отдельным частям изображения, тщательно высекая и обрабатывая детали и тонко полируя поверхность уже окончательно готовой статуи. На одной из фресок гробницы Рехмира показана работа скульпторов над изготовлением двух монументальных царских статуй, сфинкса и большой жертвенной плиты. В то время как одни мастера работают при помощи резца и молота (ударного камня), другие полируют поверхность камня плоскими полировочными камнями и раскрашивают высеченные гиероглифы.75)

Таким образом, применение камня для изготовления самых различных вещей, орудий, сосудов, произведений искусства, предметов религиозного культа и украшений, а также применение камня в архитектуре указывает на медленное развитие техники, что вынуждало широко использовать местный вид трудно обрабатываемого сырья, который еще далеко не во всех случаях заменялся более удобными и экономически выгодными для обработки видами сырья (глина и металл). С другой [27] стороны, техническое совершенство, достигнутое при обработке камня, в частности наиболее твердых пород, свидетельствует о некотором прогрессе в технике, что было связано с частичным усовершенствованием инструментария, с появлением и развитием специализации в области обработки камня и с длительным развитием технических навыков. Применение камня для изготовления дорогостоящих бус и сосудов указывает на обогащение имущих слоев населения и на углубление классовых противоречий. Постройка крупных зданий из камня и добывание, а также перевозка камня из далеких районов свидетельствует о применении все большего количества труда рабов, которые систематически и постоянно работали не только в сельском хозяйстве, но и в ремесленных мастерских и каменоломнях.

Особенно много рабочей силы было необходимо при сооружении больших зданий. Крупная строительная деятельность была развернута еще в царствование Тутмоса I. Царский зодчий, «начальник работ» Инени рассказывает в своей надписи о том, как он «заведовал великими памятниками, которые он (царь, — В. А.) воздвигал [в Карнаке, когда ставились священные колонны и столпы, когда ставились] великие пилоны по обе стороны из прекрасного белого саянского камня... Я наблюдал за поставлением больших дверей [именуемых] «Амон, могучий обилием»: большая дверь была из азиатской меди: тень бога была на ней, изваянная из золота. Я наблюдал за поставлением двух великих [гранитных] обелисков у врат храма. Я наблюдал за построением священной ладьи в 120 локтей длины и 40 локтей ширины, для доставления этих обелисков... [дошедших благополучно и невредимо и причаливших к земле у Карнака]. Я наблюдал за копанием озера, устроенного для себя его величеством на западе Фив; его берега были обсажены всякого рода благоуханными деревьями. Я наблюдал за тем, как высекалась гробница его величества, причем я был один...».76)

В развалинах большого Фиванского храма в Карнаке сохранились части монументальных построек, которые были сооружены Тутмосом I. Один из тех обелисков, которые описывает в своей надписи архитектор Инени, до сих пор еще возвышается в средней части двора между третьим и четвертым пилонами большого карнакского храма. Высота этого обелиска достигает 23 м, а база его равняется 1,84 кв. м. На его поверхности начертаны три вертикальные строчки гиероглифической надписи, из которых средняя принадлежит времени Тутмоса I. В царствование этого же фараона были сооружены четвертый и пятый пилоны этого храма, а также два колонных зала. Один зал находился между четвертым и пятым пилонами, [28] а второй — вслед за пятым пилоном. Потолки этих зал поддерживались 16-гранными деревянными колоннами, поставленными при Тутмосе I. В более поздней надписи Тутмоса III говорится о замене деревянных колонн Тутмоса I новыми колоннами из камня.77)

Построив свои монументальные пилоны у храма Амона в Фивах, Тутмос I предполагал этими сооружениями завершить архитектурный ансамбль огромного Фиванского храма. Однако он этим не ограничился. Он начал воздвигать величественные, но оставшиеся незаконченными постройки, которые должны были соединить храм Амона с храмом Мут.

Не меньшее, если не большее, количество рабочей силы было необходимо при сооружении полупещерного храма в Дейр-эль-Бахри,78) а также для изготовления и доставки из каменоломен больших обелисков.

Эти крупные работы были произведены в царствование Хатшепсут. Огромные обелиски достигали в высоту 97,5 фута и весили каждый приблизительно 350 т. На западной стене нижней колоннады Дейр-эль-Бахрийского храма изображена доставка этих обелисков на особых кораблях. В помещенных тут же, к сожалению, плохо сохранившихся надписях говорится о том, что эти обелиски были доставлены из Элефантины. Очевидно, они были высечены и изготовлены в районе Ассуанских каменоломен, а затем доставлены по Нилу в Фивы. Как видно на изображении, две огромные глыбы, по своей форме напоминающие обелиски, были погружены на очень большую баржу. Для перевозки этого груза по реке нужно было 30 буксирных судов, команды которых составляли в общей сложности почти 1000 гребцов. Четыре таких больших обелиска были доставлены в Карнак, причем только один из них дошел до нас. От второго обелиска сохранилась только его верхушка. Возможно, что два таких обелиска были поставлены и в районе Дейр-эль-Бахрийского храма, так как именно на стене этого храма изображена и описана доставка двух таких обелисков.79) Большие технические трудности представляли не только изготовление и доставка этих обелисков, но также и их установка. Очевидно, для этого были применены особые наклонные плоскости из кирпичей. Во всех этих работах участвовали наряду со свободными и рабы.80)

Высокого совершенства достигло в Египте в эпоху XVIII династии деревообделочное производство. Отсутствие лесов в Египте и плохое качество местных пород дерева (акация и тамариск слишком малы, чтобы из них можно было изготовлять большие балки, доски или крупные предметы) принуждали египтян вывозить лучшие сорта дерева из соседних стран. Ценное черное дерево привозили из Нубии, а особый вид [29] хвойного дерева (типа киликийской сосны+) — из Сирии. Расширение внешней торговли Египта, а также завоевание обширных областей в Нубии и Сирии дали возможность доставлять в Египет значительно больше, чем раньше, иноземного дерева. В ограниченном количестве дерево применялось для строительных целей, в частности из дерева делались потолочные перекрытия, двери, колонны и флагштоки. Как уже указывалось, при Тутмосе I колонны в Фиванском храме были деревянными. Инени в своей надписи говорит о том, что флагштоки (или священные мачты) у ворот храма были сделаны из ценного привозного дерева, которое было доставлено с «террас», т. е. из областей Ливана.81)

Дерево было необходимо для постройки колесниц и кораблей. Развитие внешней торговли в период XVIII династии требовало значительного развития транспорта. Грузы и людей в те времена перевозили главным образом по воде. Поэтому приходилось строить много судов различного типа. Наряду с этим новая военная техника требовала все большего и большего количества колесниц, которые иногда изготовлялись из привозного дерева. Весьма возможно, что материалом для египетской колесницы, хранящейся в Музее Флоренции, послужило дерево южноармянского происхождения.82)

Наконец, из дерева делали высокохудожественную, часто гнутую мебель, как, например, стулья, кресла, кровати и ларцы, изящные образцы которых были найдены в гробнице Юя и Туйю,83) статуи и статуэтки, различные предметы домашнего обихода (шкатулки, палки и туалетные ложечки), погребальные ящики и самые разнообразные предметы заупокойного культа (стэлы, ушебти, ящики для ушебти и т. д.). Дерево было необходимо и для изготовления луков, бумерангов, некоторых орудий труда или их частей.

Основными инструментами, служившими для обработки дерева, были топор, пила, долото, колотушка, тесло и бурав. Форма этих инструментов и отдельные виды техники обработки дерева мало изменились в течение тысячелетий. Древнейший вид египетского топора — топор с прямоугольным лезвием, который сохранялся в Египте вплоть до XXVI династии. Начиная со времени Древнего царства в Египте появляется топор с круглым лезвием, постепенно получивший очень широкое распространение и, очевидно, вытеснивший в эпоху расцвета египетской культуры топор с прямоугольным лезвием. Для распилки дерева пользовались одноручной пилой обычно с слегка загнутой ручкой. Долото двух типов, без ручки и с ручкой, [30] а также колотушка являются, наряду с широко распространенным теслом, обычными инструментами египетского деревообделочника, которыми он пользовался для самых различных целей. Эти инструменты, так же как и сверло, о котором сказано выше, мало меняли свою форму на протяжении веков.84)


Изготовление колесницы. Роспись в гробнице Мен-хепер-Ра-сне-ба.
Новое царство. XVIII династия.

На древнеегипетских фресках и рельефах хорошо изображены почти все стадии обработки дерева, начиная от рубки леса и кончая полировкой готовых предметов. Сцены, изображающие деревообделочников за работой, сохранились во многих гробницах XVIII династии, например, в гробницах Мен-хепер-Ра-снеба, Ипу-им-Ра и Рехмира. На фресках в гробнице Рехмира изображены египетские плотники, которые топором с длинной ручкой раскалывают большие куски дерева. Тут же рядом изображен особый способ распилки досок при помощи небольшой одноручной пилы. Египтянам не были известны большие двуручные пилы. Поэтому египетские плотники были принуждены плотно привязывать распиливаемый кусок дерева к вертикально укрепленному столбу, как мы это видим на фреске в гробнице Рехмира.85) Самый процесс распилки очень наглядно изображен на фресках в той же гробнице, а также в гробнице Мен-хепер-Ра-снеба. Иногда мастер, чтобы распилить небольшие куски дерева, садился на маленькую скамеечку, [31] держа левой рукой распиливаемый кусок, а правой — пилу; образец такой пилы хранится в Британском музее.

Для того чтобы скрепить отдельные деревянные части предмета, их сколачивали деревянными гвоздями или особыми шипами, которые делались из наиболее прочного дерева — тамариска. Для соединения двух частей одна из них снабжалась шипами, а другая — соответствующими пазами, причем иногда эти части соединялись, кроме того, деревянными гвоздями или втулками. Дырки для гвоздей делались заранее при помощи долота, которое египетский мастер вбивал в дерево колотушкой. Этот весьма примитивный производственный процесс изображен на фресках гробницы Рехмира и на рельефе гробницы Иби.86) Образец долота хранится в Каирском музее, а образец колотушки — в Британском.87) Для обшивки дерева пользовались специально напиленной фанерой, которая прикреплялась к доскам и брускам при помощи тонких деревянных гвоздей.88)


Деревообделочная мастерская. Роспись на стене гробницы Рехмира.
Новое царство. XVIII династия.

Так как местное дерево считалось плохим, а иноземное стоило слишком дорого, предметы, сделанные из местного дерева, покрывались фанерой из дерева более высокого качества, а иногда просто слоем штукатурки. В последнем случае они раскрашивались, причем художник тщательно имитировал слои древесного ствола.89) Древнеегипетские мастера тщательно обстругивали деревянные части маленьким теслом, которое служило им в качестве почти универсального инструмента, так как они, пользуясь им, раскалывали дерево, стругали его, выравнивали неровности. На фресках в гробницах Рехмира и Мен-хепер-Ра-снеба изображено, как этим инструментом египетские мастера выравнивали поверхности самых разнообразных деревянных предметов: колес, луков и т. д. Образец подлинного египетского бурава имеется в Каирском музее.90) Довольно редко встречаются изображения пробуравливания дерева. В виде примера можно указать на одну фреску из гробницы Рехмира,91) [32] где изображено, как мастер буравит дерево при помощи бурава, который приводится в движение смычком.


Изготовление щитов. Роспись из гробницы Мен-хепер-Ра-снеба.
Новое царство. XVIII династия.

Таковы основные и наиболее употребительные способы обработки дерева, которые применялись в эпоху Нового царства. Но наряду с ними в деревообделочном производстве того времени мы можем установить наличие и более сложных способов обработки дерева, имевших целью либо создать искусственную форму, либо придать дереву несвойственный ему вид, либо изукрасить его. Техника выгибания дерева была хорошо известна в эту эпоху. Дерево выгибали во время роста, для того чтобы получить большие куски выгнутого дерева. Кроме того, умели искусственно выгибать отдельные куски уже срубленного дерева. Такое гнутое дерево шло главным образом на выделку колес и луков, как изображено на фресках и рельефах гробниц Мен-хепер-Ра-снеба и Ипу-им-Ра,92) а также для изготовления мебели, которая поражает нас своей роскошью, богатством форм и сложностью украшений. Резьба, инкрустация ценными породами дерева, слоновой костью, благородными металлами, цветными камнями, разноцветной стеклянной пастой и фаянсом, а также целыми отдельно сделанными маленькими художественными изображениями, узорами и рисунками, полировка и, наконец, украшение дерева рельефными, резными или лепными изображениями, узорами и надписями в значительной степени усложняли деревообделочное производство, подымая его до уровня прикладного искусства. На одной фреске из гробницы Рехмира мы видим, как четыре мастера инкрустируют поверхность большого ящика маленькими амулетными изображениями священных эмблем Озириса и Изиды, носивших в Египте название «Столб Озириса» и «Кровь Изиды».93) [33]

Высокое развитие деревообделочного производства требовало большой технической выучки и даже некоторой специализации. Простую и грубую плотничную работу выполняли азиатские и ливийские рабы, как это видно и по некоторым изображениям.94) Более тонкой работой — резчика и скульптора по дереву — занимались опытные египетские ремесленники. Очевидно, в эту эпоху социальное расслоение и профессиональная дифференциация получили дальнейшее развитие и стали более заметными, чем в предшествующий период Среднего царства.


Изготовление колес. Роспись из гробницы Мен-хепер-Ра-снеба.
Новое царство. XVIII династия.

К глубокой древности восходило в Египте гончарное производство, служившее главным образом для изготовления сосудов. Наличие в Египте различных сортов хорошей глины давало возможность высоко поднять керамическое производство. Выработанные веками технические навыки сохранялись почти неизменными в течение длительного времени. Однако можно отметить некоторые специфические черты, характерные для гончарного ремесла времени XVIII династии, когда уровень развития производительных сил стал более высоким, чем в предшествующий период. Имеются все основания предполагать, что в начале Нового царства для изготовления сосудов пользовались как особой глиной, так и особым способом ее обработки, в частности обжигом. Так, начиная с середины XVIII и до начала XIX династии керамический черепок отличается твердостью и коричневато-серой окраской. Заметны белые крапинки. Внешняя гладкая поверхность имеет сероватый оттенок. При изготовлении сосудов применялось лощение.95) Сосудам придавалась изящная форма. Часто встречаются [34] продолговатые красивые сосуды. В особенности хороши сосуды с длинным горлышком, типичные для этого периода.


Изготовление луков и стрел. Роспись из гробницы Мен-хепер-Ра-снеба.
Новое царство. XVIII династия.

Изображения, сохранившиеся на стенах гробниц XVIII династии, дают некоторое представление о технике изготовления глиняных сосудов. Так, на одном раскрашенном рисунке (гробница Кенамона, Шейх-абд-эль-Гурна, № 93) представлено, как один гончар месит глину, а другой формует высокий, слегка конической формы глиняный сосуд на низком гончарном круге, сидя перед ним на маленькой трехногой скамейке; третий человек приводит в движение двумя руками гончарный круг, в то время как четвертый, поднявшись на три ступеньки, ставит готовый сосуд, очевидно, для обжига или просушки, на высокую воронкообразную печь. Тут же рядом стоит множество готовых сосудов самой разнообразной формы и несколько кадок, наполненных глиной. Таким образом, главным и основным приспособлением для изготовления глиняных сосудов был еще весьма примитивный гончарный круг.96) Высоко оценивая значение гончарного круга, получившего некоторое распространение при XVIII династии, египтяне окружили его ореолом священной древности. Характерно, что именно в этот период египетской истории бог Хнум, считавшийся божеством творческой силы и создателем людей, изображался в виде простого мастера, сидящего перед гончарным кругом. Пользуясь этим примитивным приспособлением горшечника, бог Хнум, по представлениям людей того времени, лепил тело ребенка так же, как гончар лепит глиняный сосуд. В руках бога Хнума гончарный круг [35] приобретал значение священного инструмента, предназначенного для создания тела, или вещественного «двойника души» царевны Хатшепсут. Именно в храме, построенном ею в Дейр-эль-Бахри, около северной половины средней колоннады сохранилось это изображение, которое вводило в круг религиозных сюжетов, образов и фигур скромное техническое приспособление древнего горшечника — самый обыкновенный гончарный круг.97)

Глиняный кирпич был одним из основных и наиболее распространенных строительных материалов в древнем Египте. Широкая строительная деятельность фараонов XVIII династии должна была привести к значительному развитию той отрасли техники, которая была связана с изготовлением глиняных кирпичей. Кирпич в Египте делали из нильского ила, который состоит главным образом из смеси глины с песком. Иногда для придания этой смеси достаточной вязкости к ней добавляли рубленую солому.98) Кирпич делали при помощи деревянной формы, а затем сушили его на солнце. Техника обжига кирпича появилась лишь в конце Нового царства. Очень примитивный способ изготовления кирпича сохранялся в Египте в течение тысячелетий. В период Нового царства появляется массовое изготовление кирпича, причем для этой работы в храмовом хозяйстве пользовались трудом военнопленных, обращенных в рабство.

Прекрасные рисунки на стенах гробницы Рехмира, относящиеся ко времени XVIII династии, дают некоторое представление о технике изготовления кирпича. Художник, расписавший стены этой интереснейшей гробницы, тщательно изобразил все основные моменты этого производства. Слева два человека большими сосудами черпают воду из маленького водоема, обсаженного деревьями. Несколько правее двое других людей разрыхляют груды глины при помощи небольших мотыг, очевидно, смачивая эту глину водой. Эту глиняную массу (тесто) относят в сторону и делают из нее более или менее одинаковые кирпичи, пользуясь для этой цели деревянной формой. Затем их раскладывают рядами для просушки. Другие люди относят готовые кирпичи либо просто на плече, либо при помощи особого коромысла к месту постройки. Надпись указывает на то, что изображенные здесь люди — «пленники, доставленные его величеством для работ [по сооружению] храма бога Амона». Судя по внешнему виду, эти пленники были, несомненно, иноземцами, возможно, азиатами. Около них изображены многочисленные надсмотрщики с палками и плетками в руках. Надпись передает слова одного из этих надсмотрщиков, обращенные к пленнику: «[Палка] хороша в моей руке — не будь ленив». Эти слова красноречиво рисуют [36] жестокую эксплуатацию рабов и тяжелые условия, которые тесным кольцом сковывали их жизнь. Рядом на том же рисунке изображена кладка кирпичной стены, которая частично облицована большими квадратными каменными плитами. Художник наглядно показал своеобразный способ подъема этих плит по наклонной плоскости скошенной, очевидно, недостроенной кирпичной стены. Как предполагает Ньюберри, в помещенной тут же надписи речь идет о рабах, участвующих в постройке данной стены, что вполне согласуется с внешним видом некоторых из этих людей, а также с предшествующей надписью, в которой упоминаются пленные.99)

Очень большое распространение получило в период XVIII династии производство фаянса, достигшее высокого технического совершенства. Перешагнув пределы обычного ремесла, изготовление фаянса постепенно превратилось в крупную отрасль художественного производства. Технические навыки, созданные в течение Среднего царства, тщательно поддерживались в последующий период Нового царства. При этом можно отметить и некоторый дальнейший прогресс. Из фаянса в это время делали самые разнообразные украшения, сосуды, в частности туалетные, статуэтки, амулеты, предметы заупокойного культа, как, например, статуэтки «ответчиков» (ушебти) и т. п. О высоком расцвете фаянсового производства и это время свидетельствует большой жезл «уас», длина которого превышает 1,5 м. Этот жезл, относящийся ко времени Аменхотепа II и хранящийся в Лондонском музее Виктории и Альберта, очевидно, применялся при религиозном ритуале. Фаянсовый слой, покрывающий этот жезл, разделен на ячейки длиной в 25 см, причем все ячейки соединены вместе общим слоем фаянсовой массы.

Для изготовления фаянса египетские мастера пользовались искусственной смесью, в которую входили мелко истолченный кремнезем, растертый песок, песчаник и кварцит, медная углекислая соль, известь, поташ и некоторые другие ингредиенты. Особая смесь, которой покрывалась поверхность отформованных предметов, при обжиге превращалась в слой глазури. Чаще всего применялась синяя или зеленая глазурь. Возможно, что эти цвета должны были воспроизводить естественную окраску любимых египетских драгоценных камней — лазурита и малахита. Гораздо реже встречаются красный, фиолетовый, пурпуровый, темно-синий, желтый и белый цвета глазури. Смесь, которой покрывались предметы, готовилась заранее, варилась и разогревалась в особых сосудах. Печи для глазурного обжига были сравнительно невелики. Их диаметр колебался от 1 до 2,5 м. Сосуды, предназначавшиеся для обжига, ставились на дно печи дном кверху. [37]

Особенного совершенства достигли египетские мастера в технике изготовления стеклянной пасты, которая по составу немногим отличается от современного обычного стекла. Хотя египетские мастера умели изготовлять стеклянную пасту в период Древнего и Среднего царств, однако эта техника вошла в жизнь, получила широкое распространение и производственное значение лишь со времени XVIII династии. Это — одно из свидетельств того, что именно данная эпоха была расцветом рабовладельческого хозяйства в Египте, получившего значительное развитие по сравнению с предшествующим временем.

Некоторые твердо датированные предметы из стеклянной пасты, несомненно, относятся ко времени XVIII династии. Такова, например, большая бусина с именем Аменхотепа I, хранящаяся в Оксфордском музее. Большое количество бус, относящихся к ранней XVIII династии, было найдено Картером в Фивах.100) Интереснейшие образцы египетского фаянса и стеклянной пасты этого времени хранятся в советских музеях: московском Музее изобразительных искусств и ленинградском Эрмитаже. Эти предметы подвергались специальному изучению со стороны советских ученых.

Наибольшее значение среди всех ремесленных производств древнего Египта имела металлургия, возникновение и развитие которой произвело целый переворот как в технике, так и в экономическом развитии страны. Металлургия служила для изготовления орудий труда и оружия. Орудия труда и оружие, сделанные из камня, медленно, но верно вытеснялись соответствующими металлическими предметами, что обусловило большой прогресс в области еще в общем примитивной техники. Наибольший сдвиг в этом отношении наметился в начале XVIII династии, когда бронза, появившаяся в предшествующий период, т. е. с эпохи Среднего царства, стала получать в Египте всеобщее распространение, постепенно вытесняя медь и медные изделия. Бронза обладала некоторыми преимуществами по сравнению с медью, она была прочнее и плавилась при более низкой температуре, что облегчало технический процесс ее изготовления и обработки. Медь добывалась в восточной пустыне, отделявшей долину Нила от Красного моря, и главным образом на Синайском полуострове. Рудники, расположенные в Вади-Магхара и Сарбут-эль-Хадим, отчасти эксплуатировались еще в период Нового царства, но уже были в достаточной степени истощены. При Тутмосе III эксплуатация медных рудников близ Сарбут-эль-Хадим все еще сохраняла некоторое значение, так как в царствование этого фараона был перестроен и расширен храм, построенный здесь ранее, очевидно, при Аменемхете III. Впоследствии медь пришлось [38] привозить с Кипра, где находились большие месторождения меди и где в этот период процветала добыча медной руды. На доставку меди в Египет с Кипра указывают некоторые письма, сохранившиеся в Амарнском архиве.101) Впрочем, большое количество меди должно было доставляться в Египет в результате больших завоевательных войн, которые вели фараоны XVIII династии. Медь попадала в Египет в качестве военной добычи, дани или товара. В надписи царского зодчего Инени описываются и перечисляются различные металлы, которые применялись при постройке храма, причем выделяется «азиатская медь»: «...Его двери были сделаны из меди, выделанной в виде одного куска: отдельные его части были сделаны из электрума. Я наблюдал за тем, что сооружал его величество... бронза, азиатская медь, нагрудные украшения, сосуды, ожерелья».102)

До сих пор еще не изучен вопрос о происхождении того олова, которое применяли египтяне для изготовления бронзы. Флиндерс Петри предполагал, что египтяне получали олово из Центральной Европы, из Саксонии или Богемии, где один округ носил название «Оловянный Лес» (Zinnwald).

Однако это предположение не выдерживает серьезной критики, так как ни тексты, ни археологические находки не позволяют установить какие-либо экономические или иные связи между древним Египтом и Центральной Европой. Интересно отметить, что в некоторых районах Африки — Нигерии, Родезии и Северном Трансваале — были обнаружены древние разработки олова. Но этот вопрос до настоящего времени еще очень мало изучен в научной литературе.103)

Все же в эпоху XVIII династии египтяне пользовались оловом для изготовления не только бронзы, но даже отдельных предметов. Так, например, были найдены маленькое колечко и сосуд, сделанные из олова, относящиеся ко времени XVIII династии.

В период XVIII династии были усовершенствованы старые, давно установившиеся способы металлургической техники, среди которых были наиболее распространены ковка и литье, хорошо изображенные на стенах гробниц Мен-хепер-Ра-снеба, Ипу-им-Ра и Рехмира.104) Металл ковали при помощи плоского гладкого камня, который трудно назвать молотом, ибо он не имеет ручки и по своей форме ничем не напоминает даже примитивнейший молот. Как отдельные куски металла, так и металлические изделия, например сосуды, ковались на низких плоских наковальнях. Судя по сохранившимся изображениям, мастер принужден был разогревать во время ковки плитки металла или металлические предметы на огне костра, который раздувал воздуходувной трубкой с огнеупорными [39] наконечниками. Иногда проковку и разогревание производил один человек, иногда в этой работе участвовали двое. На одной фреске из гробницы Рехмира видно, как мастер сидит на низеньком трехногом стульчике перед маленькой печью, на огне которой он разогревает кусок металла. Этот кусок он держит одной рукой при помощи щипцов, а другой рукой он держит у рта трубку для раздувания огня. Около него стоят две низкие плоские наковальни с камнями, которыми пользовались в качестве орудия для ковки. На стенах той же гробницы изображено изготовление металлического (возможно, серебряного) сосуда, закрепленного на косо поставленном основании. Очевидно, этот сосуд надо было все время разогревать на огне костра. Около мастера, проковывающего стенки этого сосуда простым камнем, изображены костер и главные инструменты: щипцы и воздуходувная трубка.

Особенно ясно показана на рисунках и рельефах времени XVIII династии техника литья металла, значительно усовершенствованная в этот период. Плавили металл в маленьких тиглях, которые поддерживали при помощи эластичных огнеупорных тростей над огнем низкого костра. Огонь раздували особыми мехами, которые двое людей приводили в движение ногами, как это мы видим на рисунках в гробнице Мен-хепер-Ра-снеба и Рехмира.105) При раздувании мехов надо было делать строго ритмичные движения. Нажимая одной ногой на один мех, надо было приподнимать другую ногу над другим мехом и в то же время широко раскрывать его особой веревкой. Эта своеобразная система ножных мехов для раздувания огня костра появилась только в эпоху Нового царства в виде своеобразного усовершенствования примитивной литейной техники. На этих же рисунках вслед за плавкой изображено литье. Из того же самого тигля, содержащего теперь уже расплавленный металл, мастера, поддерживая тигель теми же самыми огнеупорными тростями, льют расплавленный металл в формы через ряд небольших воронок.

Здесь же показана готовая продукция — две створки отлитых металлических дверей. Несколько правее на рисунке из гробницы Рехмира представлены трое людей, которые под наблюдением надсмотрщика несут на плечах слитки металла, предназначенные для плавки. Человек, идущий впереди, несет большой кусок металла, за ним следуют двое, которые несут на плечах корзины с грудой более мелких слитков, по-видимому, другого металла. Поэтому можно предполагать, что здесь перед нами изготовление сплава из двух различных металлов: более ценного и более дешевого.106) В помещенной тут же надписи поясняется: «Доставка слитков меди, привезенной его величеством после победы над страной Речену для изготовления [40] створок дверей храма Амона в Фивах».107) Очевидно, что и в данном случае пользовались «азиатской медью», которая была получена в виде военной добычи или дани и считалась медью лучшего качества. На рисунках XVIII династии мы видим также и полировку металлических предметов. Для этой цели металлический предмет, в данном случае готовый сосуд, закреплялся на косо поставленной палке и полировался при помощи плоских каменных инструментов неясной формы. На различных изображениях этого времени можно наблюдать одинаковые моменты металлургической техники, указывающие на стойкость и неизменность технических навыков в этой отрасли производства. Чисто художественное значение имела гравировка орнамента, рисунков и надписей на поверхности сосудов при помощи резца, по которому ударяли плоским камнем. На появление в Египте в эту эпоху иноземных художественных изделий или же на факт изготовления металлических изделий, рассчитанных на иностранный средиземноморский рынок, указывает один интересный рисунок в гробнице Ипу-им-Ра: в металлургической мастерской человек, сидящий на корточках, тщательно гравирует поверхность большого сосуда, крышка которого украшена головой быка — символическим и художественным изображением, столь типичным для произведения искусства эгейского круга.108)

Сохранившиеся в большом количестве бронзовые статуэтки свидетельствуют о широком применении особого способа литья, при котором сперва приготавливали модель данного предмета из песка и золы. Затем эту модель покрывали воском, на который в случае необходимости наносили орнаменты, рисунки или надписи. После этого модель густо облепляли глиной, оставляя в ней лишь небольшое отверстие. Когда глина застывала, через отверстие вливали металл. Растопленный воск пропитывал собой модель, в то время как металл покрывал ее тонким слоем, точно воспроизводя ее форму и гравировку на воске.

Таким образом выливался необходимый предмет, причем модель оставалась внутри него, скрытая как бы внутри металлического футляра. Интересно отметить, что такой оригинальный способ литья по растопленному воску применялся и древними урартами в I тысячелетии до н. э.109)

Из меди и бронзы в древнем Египте выделывали самые различные вещи: орудия и инструменты (топоры, пилы, мотыги, ножи, молотки); оружие (мечи, кинжалы, боевые топорики-секиры, наконечники копий и стрел); сосуды бытовые и ритуальные; статуэтки богов, царей, священных зверей и множество других художественных и ремесленных, бытовых и ритуальных предметов. [41]

Значительного развития достигла техника изготовления различных металлических сплавов, как на то указывает особый термин: «бронза, состоящая из шести частей». Весьма возможно, что это был сложный металлический сплав, напоминающий по цвету золото или латунь.110)

К бронзовым сплавам добавлялся иногда и свинец, который мог в древности добываться в областях, непосредственно прилегающих к долине Нила. Так, месторождения свинца имеются в Джебель-Росас, неподалеку от побережья Красного моря к югу от Косейра, в Ранга, на побережье Красного моря. Древние разработки свинца были обнаружены в Джебель-Барам, в 40 км к востоку от Ассуана. Добыча свинца не должна была представлять технических трудностей для древних египтян, так как точка плавления свинца не превышает 327° С, в то время как температура плавления золота равняется 1063°, а меди — еще выше и достигает 1083°. До сих пор еще не выяснен вопрос, пользовались ли египтяне в эпоху XVIII династии местным свинцом или доставляли также некоторое количество свинца из соседних стран. Наличие месторождений свинца в Восточной Африке давало им возможность использовать местную руду, однако ни надписи, ни археологические данные не позволяют утверждать это категорически. С другой стороны, на одном рельефе, который может быть отнесен ко времени первой половины XVIII династии, изображены люди, несущие плитки металла. Судя по надписи, здесь изображены азиаты, доставляющие в Египет слитки свинца. Это подтверждается далее и тем, что в «Анналах Тутмоса III» в списке даров, которые фараон жертвует храмам после победоносного возвращения из Азии, значится наряду с другими металлами также и свинец. Из свинцового блеска, иногда в соединении с сурьмой, делали особый состав для подкрашивания бровей, ресниц и век, получивший в древнем Египте широкое распространение.111)

Обработка драгоценных металлов достигла в Египте в период XVIII династии значительного развития. Флиндерс Петри, специально изучавший художественные прикладные ремесла в древнем Египте, считает, что золотые украшения царицы Яххотеп уступают по качеству художественной обработки золота ювелирным изделиям предшествующего времени. Однако из этого единичного факта, требующего проверки и доказательства, нельзя делать каких-либо обобщающих выводов. С другой стороны, со времени XVIII династии золото стало поступать в Египет из нубийских рудников, а также в качестве военной добычи и дани в большем количестве, чем раньше. Обогащение правящего класса рабовладельческой аристократии вызвало к жизни высоко развитое ювелирное производство. [42] Роскошные и тончайшие художественные изделия из золота и серебра, найденные в гробнице Тутанхамона, указывают на высокое техническое совершенство ювелирного мастерства в период XVIII династии. Конечно, этот высокий уровень и технике обработки золота и серебра не мог быть достигнут сразу. Были сохранены и использованы технические навыки и опыт всего предшествующего периода. Но в то же время и в этом производстве можно обнаружить некоторый прогресс, обусловленный общим подъемом рабовладельческого хозяйства.

Золото добывали в восточной пустыне и Нубии. Некоторые единичные разработки золота были обнаружены к северу от дороги Кена — Косейр, но большинство золотых рудников находилось в Нубии. Очевидно, для разработки золотых рудников пользовались самой дешевой рабочей силой, главным образом рабами. Классическое описание тяжелой эксплуатации труда при добывании золота в нубийских рудниках сохранилось у Диодора.112) Весьма возможно, что эти условия труда сохранились со времен глубокой древности. Чрезвычайно характерно, что в начале XX в. были восстановлены золотые рудники в Египте, причем в течение 19 лет (1902—1920) было добыто 83 тыс. унций золота на сумму свыше 350 тыс. ф. ст. Однако добыча золота здесь была прекращена, так как было признано, что она экономически невыгодна ввиду трудности и дороговизны работы. Таким образом, только в условиях рабовладельческого хозяйства и тяжелой эксплуатации труда рабов при низком уровне производительных сил можно было использовать эти золотые рудники.

Египетские ювелиры пользовались целым рядом сортов и сплавов золота, как видно из египетских текстов и современных анализов египетских золотых изделий. В текстах мы встречаем «золото из коптосской пустыни», «нубийское золото», «азиатское золото», «белое золото», «хорошее золото», «золото второго сорта», «золото третьего сорта». Древнеегипетское золото по внешнему виду отличается разнообразием. Встречается золото блестящее и матовое, желтое, зеленоватое, красноватое различных оттенков, красновато-коричневатое, светло-кирпичного оттенка, кроваво-красного отлива, пурпурового и розового тона, наконец, сероватое. Блестящее желтое золото совершенно чисто по своему составу. Матово-желтое золото содержит незначительное количество серебра, немного меди и следы железа, приближаясь по составу к естественному сплаву золота с серебром, который часто применялся египтянами в ювелирном деле и впоследствии получил у греков название ελέκτρον, а у римлян — electrum. Наряду с этим естественным сплавом египтяне умели изготовлять и искусственный сплав [43] электрума. Красновато-коричневатое золото содержит следы меди, железа и серебра. Розовая окраска золота появилась в результате особого раскаливания золота в растворе железных солей. Современные анализы золота и электрума дали очень интересные результаты, в частности показали, что в искусственном электруме доля золота с течением времени все более уменьшалась.113)

В эпоху XVIII династии появились и совершенно новые способы обработки золота, например плетение тонких золотых нитей для изготовления высокохудожественных цепочек, что свидетельствует о дальнейшем совершенствовании ювелирного дела.

Вплоть до эпохи Нового царства серебром в Египте пользовались крайне редко. Серебро в это время очень дорого ценилось. Известно, что в период Древнего царства серебро ценилось вдвое дороже золота. В Египте не имеется месторождений серебра. Можно предполагать, что египтяне в древности называли особый вид золота с большим содержанием серебра «белым золотом», а потом стали обозначать этим словом настоящее серебро, привозившееся ими из соседних стран, в частности из Малой Азии, главным образом начиная со времени XVIII династии.114) Благодаря доставке в Египет большого количества импортного серебра стоимость серебра в период XVIII династии резко снизилась. Так, при Аменхотепе I стоимость серебра относилась к стоимости золота как 1 2/3 : 1.115)

Техника изготовления драгоценных серебряных сосудов хорошо показана на одном рисунке в гробнице Рехмира. Очевидно, в больших мастерских при храме Амона в Фивах находились не только литейные «цехи», но и специальные ювелирные мастерские. Мы видим здесь ковку, чеканку и гравировку серебряных сосудов. Тут же показано взвешивание на больших весах золотых и серебряных слитков в форме массивных колец, причем писец записывает результаты взвешивания. Надпись поясняет, что здесь изображено изготовление различных сосудов «из золота и серебра» различными способами.116) По-видимому, эта роскошная утварь выделывалась специально для храма Амона. Такими ювелирными изделиями пользовались при царском дворе. Ими могли пользоваться и высшие представители рабовладельческой аристократии. Доставка большого количества серебра из соседних стран, главным образом из Передней Азии, способствовала развитию ювелирного искусства.

Текстильное производство занимало в древнем Египте важное место среди других ремесел и со времен глубокой древности достигло значительного развития и широкого распространения. Но особенно заметный технический прогресс наметился [44] в области текстильного производства со времени XVIII династии, когда в связи с развитием рабовладельческого хозяйства произошел сдвиг в развитии египетской техники и экономики.

Основным материалом, из которого египтяне делали свои ткани, был лен. Из льняной нитки они изготовляли как толстый и прочный холст, так и тонкий, прозрачный и ценный материал, напоминающий современный газ или муслин. В льняные ткани одевался египтянин при жизни, в льняные пелены и покровы обертывал он мумии.

Обработка льна изображена на ряде рельефов и рисунков, сохранившихся на стенах гробниц. Мы видим, как для получения особенно длинных волокон египтянин вырывал стебли льна вместе с корнем целыми пучками из земли. Затем он связывал эти пучки в снопы и клал их для просушки на поле. На других изображениях представлены дальнейшие стадии обработки льна. Длинные стебли льна погружаются в особый сосуд и в нем «варятся», как гласит надпись. Затем люди бьют молотками по вываренным стеблям, чтобы отделить сердцевину стебля от ее внешней части. Далее изображается прядение ниток и, наконец, тканье.

Особенному усовершенствованию подвергся, начиная с Нового царства, ткацкий станок. Древний горизонтальный ткацкий станок был снабжен блоком и в некоторой степени усовершенствован, что дало возможность изготавливать на нем ткани, превосходящие по длине размер станка. Кроме того, в эпоху Нового царства появился и значительно более усовершенствованный вертикальный ткацкий станок, очевидно, служивший для изготовления гобеленных тканей, образцы которых сохранились до наших дней.

Техника изготовления тканей достигла высокого совершенства. Анализ тончайших египетских тканей показал, что они содержат в одном квадратном сантиметре 138 на 40 ниток, а наиболее грубые — 21 на 15 нитей. Таким образом, пропорциональное отношение количества нитей в основе к количеству нитей в утке колеблется от 3,6:1 до 9:8.117)

Развитие кожевенного производства в период XVIII династии было связано с расцветом военного дела, образованием большой армии и широким размахом военной политики египетского правительства. Египетские армии нуждались в сандалиях, колчанах, панцирях, которые делались из кожи. Мех и кожа требовались для обивки щитов. Появление боевых колесниц и применение лошади повлекли за собой большую потребность в кожухах для колесниц и кожаной сбруе. Наконец, разбогатевшие представители рабовладельческой знати стали все больше и больше пользоваться предметами роскоши, [45] сделанными из кожи. Из нее выделывали футляры для зеркал, особые украшения для головы в виде сетки и сиденья кресел.

На стенах гробницы Рехмира представлена целая маленькая мастерская кожевников. Судя по этим рисункам, в период XVIII династии кожевенное производство, как и ряд других ремесленных производств, было уже значительно развито. Художник тщательно изобразил все основные процессы обработки кожи и изготовления различных кожаных изделий. Мы видим здесь, как один из кожевников погружает в большой сосуд целую кожу, очевидно, тщательно ее вымачивая. Вирэ и Врещинский считали, что здесь изображено дубление кожи. Однако анализы сохранившихся египетских кожаных изделий не дали указаний на дубление. Поэтому И. М. Лурье полагает, что дубление в древнем Египте не производилось.118) После вымачивания кожи с нее удалялась шерсть при помощи острого каменного скребка. Этот производственный процесс в эпоху Нового царства был несколько усовершенствован. В предшествующий период шерсть удалялась одной рукой, а кожа поддерживалась другой. Во время Нового царства египетские кожевники стали применять особый камень для поддерживания кожи, что дало им возможность пользоваться двумя руками для очистки кожи от шерсти. Это техническое усовершенствование, очевидно, ускорило процесс работы и в то же время повысило качество продукции. При обработке более дорогих сортов кожи шерсть выщипывалась руками.

Кожи, очищенные от шерсти, пропитывались жиром, чтобы сделать их эластичнее и прочнее. На одном рисунке из гробницы Рехмира119) мы видим мастера, который сидит на маленькой скамеечке и держит в руках кожу. Около него находится сосуд с жиром. Кожи, пропитанные жиром, растягивались на особом треножнике. Этой операцией заканчивались общие технические способы обработки кожи в целом.

Далее здесь же изображено изготовление кожаных ремней и сандалий. Поэтому можно предполагать, что изготовление именно этих предметов широкого обихода было особенно распространено в древнем Египте. Для разрезания кожи египетский мастер пользовался серповидным ножом, который сохранился вплоть до римской эпохи. Отверстия в коже прокалывались особыми шилами различных видов. Все эти инструменты египетского кожевника тщательно изображены на стене гробницы Рехмира. Для изготовления длинных ремней круглый кусок кожи разрезался в виде спирали. Из таких узких и длинных ремней плели прочные кожаные веревки. Неровно обрезанный край кожи выравнивался при помощи деревянной колотушки.120) [46]

Большой интерес представляет и художественная обработка кожи, которая достигла в период Нового царства высокого совершенства. Различные предметы, как, например, футляры или передки колесниц, украшались тиснеными рисунками, узорами и даже надписями. Таким образом, и в кожевенном производстве, как и в других ремесленных производствах, в период XVIII династии произошел значительный сдвиг, обусловленный некоторым техническим прогрессом и увеличением производства. Имеются все основания предполагать, что и среди кожевников были рабы, чаще всего иноземные. На рисунке в гробнице Рехмира изображен ливиец, сидящий на низенькой скамеечке и вымачивающий кусок кожи. Рабы, работавшие в кожевенных мастерских, подчинялись особым надсмотрщикам. Эти рабы находились в особенно тяжелом положении, как это видно из «Поучения Дауфа».

Кожевники снабжали египетское войско большим количеством разнообразных изделий. Весьма возможно, что в кожевенном производстве, как, впрочем, и в других отраслях египетского ремесла, стала возникать специализация. Отдельные стадии, формы и виды обработки кожи получали свое обозначение и в языке. Были особые мастера, «вытягивавшие кожу».121)


60) P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, p. 18-19; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. I-II.

61) К. Sethe. Urkunden des Alten Reiches, Bd. I. Leipzig, 1932; S. 99.

62) A. Luсas. Ancient Egyptian Materials. London 1926, p. 12.

63) К. Sethe. Urkunden der XVIII Dynastie, IV, 25; ср. В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 161.

64) К. Sethe. Urkunden des Alten Reiches, Bd. I, S. 107-108.

65) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 164.

66) Flinders Petrie. Tools and Weapons. London, 1917, pl. 52-54, p. 43-44.

67) Flinders Petrie. Tools and Weapons, pl. 15-18, p. 36-45.

68) Flinders Petrie. Tools and Weapons, pl. 52, p. 39.

69) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 154, 312; «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 167.

70) Flinders Petrie. Tools and Weapons, pl. 21-22, p. 47.

71) R. Engelbасh. Evidence for the use of a mason's pick in Ancient Egypt. — ASAE, 1929. [214]

72) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 322; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XX; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. XLII; vol. I, p. 58.

73) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 64, 341, 342, 352.

74) C. G. Edgar. Sculptors Studies and unfinished works. Le Caire, 1906.

75) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 5; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XX; N. de G. Davies. The Tomb of Rekhmi-Re at Thebes, vol. II. pl. XL; Судя по раскраске, две статуи царя сделаны из красного гранита, а сфинкс и жертвенная плита — из белого известняка.

76) К. Sethe. Urkunden der XVIII Dynastie, IV, 55-57; Б. A. Tуpаев. Рассказ египтянина Синухета.., стр. 57.

77) В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр. 179. О строительном деле см. S. Сlarke and R. Engelbach. Ancient Egyptian Masonry. London, 1930.

78) В. В. Струве. История древнего Востока. Л., 1941, стр. 176.

79) J. H. Breasted. Ancient Records of Egypt, vol. II, p. 135-141.

80) H. A. Шолпо. Подъем тяжестей в строительной технике древ­него Египта. — «Труды ИИНИТ», сер. 1, вып. 8, стр. 137 сл.; «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 197; R. Engelbach. The Aswän Obelisk with some remarks on the ancient engineering. Kairo,1922, p. 35.

+) Дерево «аш», упоминаемое в египетских надписях, раньше считали ливанским кедром. Однако теперь принято считать, что это египетское слово обозначало особый вид киликийской сосны. (В книге — подстрочное. HF)

81) Б. A. Тураев. Рассказ египтянина Синухета.., стр. 57; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 102.

82) H. Schäfer. Armenisches Holz in ägyptischen Wagen. — «Sit­zungsberichte Preussischer Akademie d. Wiss.», 1931, S. 430; Б. Б. Пиотровский. История и культура Урарту. Ереван, 1944, стр. 48.

83) Flinders Petrie. Arts et metiers de l'ancienne Egypte. Paris, 1912, p. 160-164.

84) Flinders Petrie. Tools and Weapons, passim.

85) P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XVII.

86) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 311; «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 209.

87) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 555.

88) A. Erman. Ägypten.., S. 540; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 314.

89) A. Erman. Ägypten.., S. 540.

90) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 555.

91) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 311; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. 52-53.

92) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 69, 80, 81, 137, 152, 227, 307, 416.

93) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 358-359; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LII-LIII.

94) См. рисунок из гробницы Мен-хепер-Ра-снеба (W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 80). [214]

95) Flinders Petrie. Arts et metiers de l'ancienne Egypte, p. 148-156.

96) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 301.

97) Ed. Naville. The Temple of Deir-el-Bahari, vol. II. London, 1895, pl. XLVIII.

98) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 174; A. Luсas. Ancient Egyptian Materials, p. 7.

99) P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XXI; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LIX; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 319-321.

100) P. E. Newberry. A glass Chalice of Thutmosis III. — JEA, vol. VI; H. Сarter and Earl of Carnarvon. Five Years Explorations at Thebes. London 1912; A. Luсas. Ancient Egyptian Materials, p. 40; A. Erman. Ägypten.., S. 547.

101) В. И. Авдиев. Военная история древнего Египта, т. I, стр.278-280; S. Mеrсеr. The Tell-el-Amarna Tablets, vol. II. Toronto, 1939, p. 892. Vol. II, p. 204-207, 191-199; J. A. Knudtzon. Die El-Amarna Tafeln. Leipzig, 1915, Lief. 4, S. 296-299; Lief. 3, S. 281-283,279-285; Lief. 4, S. 290-291, 289; Lief. 3, S. 286, 287; Lief. 12, S. 1083.

102) К. Sethe. Urkunden.., IV, 53-54.

103) Flinders Petrie. Les arts et metiers de l'ancienne Egypte, p. 118; A. Luсas. Ancient Egyptian Materials, p. 107-113; A. Luсas. Notes on the early history of tin and bronze. — JEA, vol. XIV, pt. 1-2, p. 97-108.

104) W. Wreszinski. Atlas., Bd. I, Taf. 82, 151, 153, 316-318; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XVII-XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LII, LIII, LV.

105) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 82, 316; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LII.

106) P. E. Newberry. Life of Rekhmara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LIII; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 317.

107) P. E. Newberry. Life of Rekhmara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LIII; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 317.

108) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 153.

109) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 204-205; Б. Б. Пиотровский. История и культура Урарту. Ереван, 1944; Flinders Petrie. Arts et metiers de l'ancienne Egypte, p. 119.

110) A. H. Gardiner. Hieratic Egyptian Texts, vol. I. London, 1911, p. 37, n. 24; A. Erman. Ägypten.., S. 550.

111) A. Luсas. Ancient Egyptian Materials, p. 102-103; W. M. Müller. Egyptological Researches. Washington,1906, p. 5-8, pl. I. В надписи упомянуто  — «свинец», ср. копт.  Berlin, 1955. См. A. Erman und H. Grapow. Wörterbuch der ägyptischen Sprache. Bd. V, S. 606; Ed. Meyer. Geschichte des Altertums, Bd. I, 2, Leipzig, 1913, S. 233-234; G. Müller. Metallkunst der alten, Ägypter. Berlin, 1924, S. 12; H. Kees. Ägypten, S. 87-88, 133; K. Sethe. Urkunden.., IV, 1101; H. Garland and С. Вannister. Ancient Egyptian Metallurgy. London, 1927; «Очерки по исто­рии техники древнего Востока», стр. 199. [215]

112) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 167-169, 200-201; Flinders Petrie. Les arts et metiers de l'ancienne Egypte, p. 108; A. Luсas. Ancient Egyptian Materials, p. 86-94; Diodor, III.11; A. Erman. Ägypten.., S. 553.

113) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 202; A. Erman. Ägypten.., S. 554; A. Luсas. Silver in ancient Egypt. — JEA, vol. XIV; M. Berthelot. Sur l'or égyptien. ASAE, vol. II, Le Caire,1901; H. Kees. Ägypten, S. 131.

114) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 200; A. Erman. Ägypten.., S. 551; A. Luсas. Ancient Egyptian Materials, p. 105-107.

115) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 201; A. Luсas. Silver in ancient Egypt. — JEA, vol. XIV, p. 2-4.

116) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 317-318; P. E. Newberry. Life of Rekhmara, pl. XVII-XVIII; N. de G. Davies. The Tomh of Rekh-mi-Re at Thebes, vol. II, pl. LIII-LV.

117) «Очерки по истории техники древнего Востока», стр. 210-217; Н. А. Шолпо. Прядильно-ткацкая промышленность в древнем Егип­те. — «Архив ИИНИТ», т. V, стр. 251 сл.; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 19, 346; A. Erman. Ägypten.., S. 535-538; Braulik. Altägyptische Gewebe. Stuttgart, 1900; C. H. Johl. AltägyptischeWebestühle und Brettchenweberei. — «Untersuchungen zur Geschichte Ägyp­tens», Bd. VIII; Flinders Petrie. Les arts et metiers de l'ancienne Egypte, p. 170-174; Tools and Weapons, pl. 66, p. 148-150.

118) «Очерки по истории техники древнего Египта», стр. 217; И. М. Лурье. Обработка кожи в древнем Египте. — «Известия ГАИМК», т. VIII. вып. 1, Л., 1930; A. Erman. Ägypten.., S. 538-539; Flinders Petrie. Les arts et metiers de l'ancienne Egypte, p. 173; W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 312; P. E. Newberry. Life of Rekh­mara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, pl. LIII.

119) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 312; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, pl. LIII.

120) W. Wreszinski. Atlas.., Bd. I, Taf. 311-312; P. E. Newberry. The Life of Rekhmara, pl. XVIII; N. de G. Davies. The Tomb of Rekh-mi-Re at Thebes, pl. LII-LIII.

121) И. M. Луpье. Обработка кожи в древнем Египте. — Известия ГАИМК, т. VII, вып. 1, 1931; A. Erman. und H. Grapow. Wörter­buch der ägyptishen Sprache, Bd. V, S. 203.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Харден Дональд.
Финикийцы. Основатели Карфагена

Малькольм Колледж.
Парфяне. Последователи пророка Заратустры

Уильям Куликан.
Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов

Э. А. Менабде.
Хеттское общество

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле
e-mail: historylib@yandex.ru
X