Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Владимир Сядро.   50 знаменитых загадок истории Украины

Авария на пустынном шоссе, или Загадочная гибель Вячеслава Черновола

   В августе 2006 года Президент Украины Виктор Ющенко торжественно открыл памятник Вячеславу Черноволу, а Народный Рух Украины представил зрителям фильм «Тот, кто разбудил Каменное государство», который рассказывает о жизни и деятельности украинского политика, журналиста, писателя и диссидента. Стержнем ленты стала украинская народная сказка «Каменное государство», сюжет которой метафорически соотносится с судьбой национального героя Украины. В картине использованы уникальные хроникальные кадры, которые никогда не показывались. Но вот только за семь лет, прошедших со дня гибели лидера Народного Руха Украины, тайна катастрофы на киевском шоссе остается неразгаданной…



   Вячеслав Черновол



   Вячеслав Максимович Черновол был поистине прирожденным вождем, ярким общественным деятелем, но в то же время человеком, не похожим на политика в привычном смысле слова. Своей бескомпромиссностью он завоевал уважение как сторонников, так и противников и вошел в историю Украины как символ украинской национальной идеи, как один из тех, кто смело выступал за защиту прав человека в СССР. Человек, чутко реагирующий на чужую боль, Вячеслав Максимович избрал своей профессией оперативную журналистику. Начинающему публицисту казалось, что его статьи о жизни простых советских людей раскроют многим глаза на существующий строй, тем более что начинал писать он в период «хрущевской оттепели». Вот только его «антиимперские и антикоммунистические убеждения» все равно оказались не ко времени, но Черновол, дав себе клятву посвятить жизнь борьбе за независимость Украины, от них никогда не отрекался.

   Соратник Черновола Михаил Косив вспоминает о том периоде: «Молодой Вячеслав был абсолютно свободомыслящим человеком, казалось, что он не боялся даже того, что в круге его общения мог оказаться доносчик». И эта смелость и бескомпромиссность суждений привлекала к нему многих людей. С 1963 года Черновол стал активным участником движения «шестидесятников». Вместе с А. Горской он печатал и распространял литературу самиздата. Желая быть услышанным широкой аудиторией, он не побоялся выступить на премьере фильма «Тени забытых предков» с протестом против арестов украинской интеллигенции. После этого его сразу же уволили с работы, последовали обыски и допросы. Так начался тернистый путь Черновола – правозащитника и диссидента. Начиная с 1960-х годов он кропотливо собирал информацию о нарушениях прав человека советскими судебными и следственными органами, которая стала основой книги «Правосудие или рецидивы террора». За это Черновол был осужден на три месяца исправительных работ. Но это его не испугало, и вскоре в самиздате вышел документальный сборник «Горе от ума (“Портреты двадцати преступников”)». Он был переиздан за границей, а автор получил международную журналистскую премию.

   Осенью 1967 года Вячеслав Черновол был арестован первый раз по обвинению в «распространении лживых измышлений, которые позорят государственный и общественный строй», и был осужден на три года заключения в колонии строгого режима. После освобождения стало ясно, что о профессии официально придется забыть. Однако Вячеслав Максимович вместе с М. Косивым и Я. Кендзьором нелегально издавал журнал «Украинский вестник», который, как утверждают исследователи, стал самым заметным явлением политической борьбы в Украине тех лет. В 1971 году Черновол имел смелость обратиться в Комиссию по правам человека в ООН по поводу нависшей угрозы арестов украинской интеллигенции. Со стороны власти немедленно последовал ответ – новый арест. Теперь обвинение звучало намного серьезнее: «антисоветская пропаганда и агитация», что считалось одним из самых опасных государственных преступлений, и наказание за него было соответствующим: 6 лет лагерей и 3 года ссылки. Отбывая заключение в Мордовии, Черновол прославился как организатор акций протеста и голодовок среди политзаключенных. Почти половину срока он провел в штрафных изоляторах и карцерах. «Зэковский генерал» – так называла его лагерная охрана. Во время пребывания в ссылке в Якутии Черновол был принят в международный ПЕН-клуб, а в 1979 году стал членом Украинской Хельсинкской группы.

   Только через 15 лет после осуждения Вячеславу Максимовичу удалось вернуться в Украину и понять, как трудно жилось все это время жене и сыновьям – Андрею и Тарасу, – на которых лежала тень отца-антисоветчика. Несмотря на то что уже началась перестройка, за Черноволом по-прежнему повсюду следовали люди из КГБ. Однажды его вместе с М. Горынем даже собирались выслать из Советского Союза за интервью, данное иностранной журналистке. Только в 1988 году стало возможным официальное создание первой оппозиционной организации партийного типа – Украинского Хельсинкского союза. Организация декларировала идеи возобновления украинской государственности, придания украинскому языку статуса государственного, права граждан на политические объединения и многое другое. Черновол был одним из трех рабочих секретарей, затем – членом Исполкома УХС, а позже стал одним из основателей новой общественной организации, аналогов которой в СССР на тот момент не было, – Народного Руха Украины.

   За Вячеславом Максимовичем пошли люди, верившие, что национальное движение возродит Украину. Авторитет Черновол а был огромен, недаром на президентских выборах 1991 года он занял второе место. Уйдя в оппозицию, он боролся за демократические методы руководства, однако меняющиеся реалии украинской жизни заставляли подстраиваться под них и искать компромиссов даже с противниками. Для сохранения оппозиционной фракции в парламенте Черноволу приходилось договариваться с социалистами и сменявшими друг друга партиями власти. К сожалению, даже такой яркий и харизматичный лидер, как Черновол, не смог спасти Народный Рух от раскола. Попытки Вячеслава Максимовича вывести партию из кризиса вызывали в правящих кругах только раздражение. И уж очень многим – от бывших однопартийцев до власть предержащих – политик Черновол был очень неудобен…

   25 марта 1999 года в половине двенадцатого ночи на трассе Борисполь – Золотоноша автомобиль «Тойота», в котором находился Вячеслав Максимович, столкнулся с разворачивающимся посреди дороги КамАЗом. Лидер Народного Руха Украины вместе со своим шофером и помощником Евгением Павловым получили смертельные травмы и скончались на месте. Пресс-секретарь Черновола Дмитрий Пономарчук в тяжелом состоянии был доставлен в больницу и прооперирован. Уже на следующий день министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко назвал трагедию «обычным ДТП». По его словам, все выглядело совершенно обычно: КамАЗ нарушил правила дорожного движения и не уступил дорогу «тойоте», двигавшейся в том же направлении. Говорилось также, что водитель Черновола превысил скорость, создав тем самым аварийную ситуацию, и что причиной гибели Черновола и его попутчиков стали несработавшие подушки безопасности. Однако официальная версия случившеюся была воспринята обществом весьма скептически. Многие считали, что грузовик на трассе появился не случайно. Так, сыновья Вячеслава Максимовича были полностью уверены в организованном убийстве. По свидетельству Тараса Черновола, противники отца неоднократно предпринимали попытки по его устранению. Одной из них был искусственно спровоцированный инфаркт. Но тогда лидера Народного Руха удалось спасти.

   Не обращая внимания на отдельные выступления, официальная власть в течение долгого времени продолжала настаивать на том, что произошел несчастный случай. По словам Дмитрия Пономарчука, все экспертизы подгонялись под официальную версию. Новый виток этой запутанной истории начался после разразившегося осенью 2000 года «кассетного скандала». Тогда народные депутаты неформального парламентского объединения «Антимафия» Григорий Омельченко и Анатолий Ермак и мэр города Черкассы Владимир Олейник сообщили, что Евгений Марчук, который в то время занимал должность секретаря Совета национальной безопасности и обороны (в октябре 1999 года Марчук был кандидатом в президенты), показал им кассету со свидетельствами некоего полковника милиции в маске. Правоохранитель рассказывал о том, что тайное спецподразделение МВД – «отряд смерти» – исполнило заказ на убийство Черновола. В защиту версии о насильственной смерти Черновола выступила и журналистка Татьяна Коробова. По ее мнению, гибель Вячеслава Максимовича и журналиста Георгия Гонгадзе – дело рук одних и тех же людей. К тому же в пользу умышленного убийства свидетельствовало то обстоятельство, что водитель КамАЗа через некоторое время после аварии скончался весьма странным образом: у вполне здорового мужчины появилась «сердечная недостаточность», которая и стала причиной смерти.

   Подобные заявления вызвали бурную полемику в обществе. Многие специалисты считали, что подстроить ДТП чрезвычайно сложно и существует масса других способов профессионально и без лишнего шума устранить человека. Другие заявляли, что именно на подобные мнения и сделали ставку организаторы аварии, ведь политика действительно легче застрелить в подъезде, чем скрупулезно рассчитывать скорость движения его автомобиля и организовывать «встречу с грузовиком». В пользу несчастного случая некоторые приводили и тот факт, что водитель грузовика был не каким-нибудь спецназовцем, а простым сельским парнем. Впрочем, те, кто считал гибель Черновола преднамеренным убийством, называли среди возможных организаторов убийства Павла Лазаренко, оперируя тем, что водитель злосчастного КамАЗа когда-то работал вместе с братом бывшего премьер-министра.

   Сотрудник секретариата Вячеслава Максимовича господин Ницой сделал сенсационное заявление о том, что незадолго до аварии, приведшей к гибели Черновола, ехавший с ним Геннадий Удовенко пересел в другой автомобиль буквально за несколько километров до столкновения. В политическом контексте это практически совпало с решением, узаконившим удовенковский Рух. Но Дмитрий Пономарчук об этом не говорил, а ведь он был в той же машине.

   Однопартийцы Вячеслава Максимовича провели собственное расследование аварии и сделали официальное заявление о причастности к его гибели народного депутата Украины и члена Народного Руха Олега Ищенко, деятельность которого связывали со структурами «Олгаз» и «Олбанк». В заявлении подчеркивался тот факт, что между Черновол ом и Ищенко существовал давний конфликт: Вячеслав Максимович поддерживал Игоря Бакая и контролируемую им компанию «Нефтегаз Украины», что очень не нравилось Ищенко. В свою очередь, Черновол обвинял однопартийца в финансовой поддержке «раскольников» из НРУ. Кроме того, руховцы заявляли, что смерть Черновола была выгодна одному из кандидатов в президенты на выборах 1999 года.

   Вот как об этом рассказывал Тарас Черновол: «Мы в Рухе создали собственную следственную комиссию, куда вошли и “сыскари”-профессионалы. Их вывод – это, безусловно, убийство, а не простая автокатастрофа. Использовалась схема, аналогичная схеме устранения в 1980 году руководителя Беларуси П. Машерова. Гибель Черновола была выгодна силовым структурам, президенту и некоторым российским кругам. Черновол заблокировал в парламенте проект приватизации российскими фирмами транзитных газоэнергетических путей. Но этот план начал реализовываться после смерти отца».

   Евгений Марчук – обладатель сенсационной видеозаписи, поведавшей об убийстве Черновола, – утверждал, что кассета исчезла. Теперь он выдал новую версию того, почему не обнародовал видеозапись. Мол, за три недели до президентских выборов, в которых он участвовал как кандидат, его могли привлечь к суду за клевету и снять с предвыборного марафона. Тогда Тарас Черновол потребовал от Генпрокуратуры, чтобы та возбудила против Марчука уголовное дело. Как считал сын погибшего депутата, это была единственная возможность заставить тогдашнего секретаря СНБО отдать видеокассету со свидетельствами подполковника МВД. Тарас Черновол не верил в то, что такой человек, как генерал СБУ Евгений Марчук, мог просто потерять кассету.

   Совершенно очевидно: для того чтобы определить, кто убил Черновола, необходимо прежде всего понять, кому это было выгодно. Но тут и возникают большие сложности – слишком много людей оказались под подозрением. Если посмотреть на события сквозь призму политической ситуации в Украине 1999 года, создается впечатление, что легче назвать тех, кому лидер НРУ не мешал. Смерть Черновола была объективно выгодна очень многим. Среди противников Черновола можно выделить несколько основных. Известно, что у Вячеслава Максимовича были довольно натянутые отношения с уже упоминавшимся нами Евгением Марчуком. Черновол неоднократно обвинял Марчука в попытках расколоть Рух. Непросто складывались отношения погибшего и с командой президента Кучмы, время от времени перераставшие в открытое противостояние. Неожиданная смерть Вячеслава Черновола также совпала и с крайне насущной на тот момент для Виктора Ющенко необходимостью возглавить национальное движение на Украине и развернуть его в «европейском направлении».

   В свете этих событий для выяснения обстоятельств гибели Черновола была создана специальная следственная комиссия во главе с Виктором Медведчуком. В марте 2001 года комиссия провела ряд заседаний и обратилась за помощью к тогдашнему Генпрокурору Украины Михаилу Потебенько и в СБУ. Но причину гибели лидера НРУ следственной группе установить не удалось. Правоохранительные органы закрыли дело о гибели Черновола в августе 2001 года. Никаких следов террористического акта следствие не нашло, а вскоре исчезло и основное вещественное доказательство – та самая «Тойота», на которой ехали Черновол и его помощники…

   В марте 2002 года в автомобильной катастрофе погиб генеральный директор «Укрспецэкспорта» Валерий Мал ев. На следующий день Тарас Черновол заявил, что гибель его отца и главного оружейного торговца страны была спланирована одними и теми же людьми. Сын покойного лидера Руха настаивал на том, что располагает неопровержимыми доказательствами и знает, что в случае с его отцом «решение» было принято за две недели до убийства, а по Малеву – за 16 часов до ДТП. И опять дело не сдвинулось с мертвой точки. Представители правых сил назвали гибель Черновола политическим убийством. Несмотря на прекращение дела, следствие продолжалось, шли допросы свидетелей, проводились оперативно-технические мероприятия, был назначен ряд дополнительных экспертиз.

   В 2004 году Тарас Черновол, в очередной раз отвечая на вопрос, поставлена ли точка в деле смерти его отца, сказал: «Никаких точек нет. Расследования как такового вообще не было – чистая пародия. Лично я знаю большинство обстоятельств подготовки осуществления этого убийства. Хотя на вершине айсберга нити несколько теряются, и, похоже, они направляются за пределы границы Украины. Вопрос, какая же из высочайших ступеней украинской власти причастна к убийству, для меня тоже еще не раскрыт». Международный ПЕН-клуб, членом которого был Вячеслав Максимович, и украинское представительство известной правозащитной организации «Международная амнистия» обратились к руководству страны с просьбой поддержать их требование о возобновлении следствия по делу об убийстве Черновола и обеспечить полное раскрытие всех обстоятельств этого преступления.

   В 2006 году Генпрокуратура вновь возобновила расследование обстоятельств дела. А в конце этого года бывший министр внутренних дел Юрий Луценко заявил: «Сейчас проводится расследование силами общей группы, состоящей из представителей МВД, Генпрокуратуры и СБУ. Я не могу разглашать информацию, которую я имею, поскольку это может сильно навредить следствию. Могу сказать лишь одно: если те показания, появившиеся сейчас в распоряжении следствия, будут подтверждены, а не будут лишь заявлениями, то это будет однозначно свидетельствовать об убийстве Вячеслава Черновола». В то же время Луценко подчеркнул, что эти показания «могут быть просто желаниям определенных свидетелей преувеличить свою роль в украинской политической жизни».

   Несмотря на огромное количество предположений, проведенное официальное и ряд неофициальных расследований, обстоятельства гибели Вячеслава Черновола по сей день остаются загадкой. Но совершенно ясно одно: смерть блестящего аналитика, журналиста, бескомпромиссного политического и государственного деятеля с четко выраженной гражданской позицией, которому доверяли тысячи людей, вряд ли могла стать нелепой случайностью. Гибель Черновола была кому-то выгодна, и этот кто-то сделал все для того, чтобы она стала нераскрытой тайной…


загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эрик Шредер.
Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Олег Соколов.
Битва двух империй. 1805-1812

Игорь Мусский.
100 великих диктаторов

Алексей Шишов.
100 великих героев

Александр Колпакиди.
Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия
e-mail: historylib@yandex.ru