Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Теодор Кириллович Гладков.   Тайны спецслужб III Рейха. «Информация к размышлению»

Глава 7. Австрия – «Проба пера»

   Программу НСДАП – пресловутые «Двадцать пять пунктов» – Адольф Гитлер впервые огласил в феврале 1920 года на собрании немногочисленной группы своих единомышленников в одной мюнхенской пивной.
   Уже первый пункт нацистской партийной программы был, по сути, откровенно агрессивен, возможность его осуществления мирным путем заведомо исключалась:
   «Мы требуем объединения всех немцев на основе права на самоопределение народов в Великую Германию».
   Это означало возвращение Германии Саарской области, находящейся в управлении Лиги Наций, присоединение Судетской области Чехословакии, западной части Польши, наконец, целого суверенного государства – Австрии.
   Достаточно подробно и откровенно изложил Гитлер свои претензии в книге «Моя борьба». К сожалению, этот многостраничный труд не удосужился прочитать, тем более отнестись к нему серьезно, ни один политический деятель Западной Европы. Иначе многие решения и поступки Гитлера в качестве фюрера и рейхсканцлера Третьего рейха не стали бы для них трагической неожиданностью.
   Австрия всегда была для Гитлера самой острой занозой. Дело в том, что, будучи еще только претендентом на абсолютную власть в Германии, Гитлер долгое время оставался… гражданином Австрии! Чтобы стать «настоящим» немцем, он просто обязан был «перекрестить порося в карася», то есть сделать Австрию одной из германских земель, вроде Пруссии или Баварии. Но альпийская республика никогда в состав Германии не входила!
   К захвату Австрии Гитлер стал готовиться сразу после прихода к власти. В этом он опирался на достаточно влиятельные прогерманские и пронацистские круги в Австрии: здесь еще до января 1933 года существовала и собственная НСДАП, и даже полулегальные СС! (Одним из активных эсэсовцев в Австрии был тогда адвокат, будущий шеф РСХА Эрнст Кальтенбруннер.) Таким образом, за несколько лет до начала гражданской войны в Испании, где родился этот термин, в Австрии уже формировалась нацистская «Пятая колонна». И самую активную роль в ней играли рейхсфюрер СС Гиммлер и шеф СД Гейдрих. Причем на основании прямых, хоть и секретных, указаний фюрера.
   Еще весной 1933 года Гитлер назначил депутата рейхстага нациста Теодора Хабихта инспектором этой партии в Австрии.
   3 октября 1933 года нацисты совершили покушение на твердого противника «унификации» (то есть слияния Австрии с Германией) канцлера Энгельберта Дольфуса. Канцлер был легко ранен. Разразился международный скандал, который удалось уладить лишь при активном вмешательстве Бенито Муссолини. Итальянский дуче имел свои виды на альпийскую республику.
   Один из заговорщиков, влиятельный нацист, гаулейтер(!) Вены Альфред Эдуард Фрауенфельд[53] был арестован по обвинению в антиавстрийской деятельности. Лишь в июне следующего года по настоянию германских властей он был освобожден, уехал в Германию и обосновался в Мюнхене. Отсюда Фрауенфельд ежедневно выступал по радио, обращаясь к своим единомышленникам. Из Мюнхена же переправлялись в Австрию оружие и взрывчатка. Занимались этим люди из СС – и австрийцы, и немцы. Дело дошло до того, что Гитлер дал согласие на формирование так называемого Австрийского легиона численностью в несколько тысяч человек, готового по первому приказу фюрера перейти границу, отделяющую Баварию от Австрии.
   12 июля 1934 года австрийское правительство издало указ о введении смертной казни за контрабанду и хранение взрывчатых веществ. Под действие этого указа подпали семеро нацистских террористов. Тогда уж в Германии начался настоящий антиавстрийский шабаш. Мюнхенская радиостанция открыто заявила, что если суд, назначенный над семеркой на 20 июля, вынесет смертный приговор, то канцлер Дольфус и министры правительства ответят за это головой.
   25 июля головорезы из 89-го штандарта австрийских СС, переодетые в униформу гражданской гвардии, ворвалась в канцелярию канцлера. Кто-то из эсэсовцев почти в упор выстрелил Дольфусу в шею. Рана оказалась смертельной… Одновременно другая группа заговорщиков захватила расположенную неподалеку радиостанцию и заставила диктора передать в эфир сообщение об отставке канцлера и формировании нового прогерманского и пронацистского правительства.
   Гитлер в это время сидел в ложе для почетных гостей на ежегодном Вагнеровском фестивале в Байрейте. Представляли «Золото Рейна». Рядом с Гитлером сидела внучка композитора Фриделинд Вагнер. Адъютант Гитлера узнал о событиях в Вене из звонка по телефону, имевшемуся в ложе, и шепотом, на ухо, сообщил о них фюреру.
   Однако верные правительству войска окружили здание парламента и вынудили путчистов сдаться. (Многие из них предстали перед судом, тринадцать мятежников по его приговору позднее повешены.) В дело снова вмешался Муссолини и немедленно двинул к границе с Австрией пять дивизий.
   Гитлер испугался. Подготовленное было правительственное сообщение о провозглашении «Великой Германии» было срочно отозвано и заменено другим, в котором выражалась лицемерная скорбь по поводу жестокого убийства канцлера Австрии. Хабихт был смещен. Германский посол в Вене Рит, причастный к заговору, отозван. Вместо него на этот пост был назначен Франц фон Папен, всего месяц назад чудом избежавший смерти в «Ночь длинных ножей», для восстановления, как лицемерно выразился Гитлер, нормальных, дружественных отношений с Австрией.
   Энергично напомнили Гитлеру о международных гарантиях независимости Австрии послы Франции и Англии[54].
   Если бы великие европейские демократии столь же решительно действовали и в дальнейшем, возможно, не было бы ни еще одной, на сей раз удачной, операции по захвату – аншлюсу Австрии, ни Мюнхена…
   Итак, грубые методы в международных делах Гитлеру, Гиммлеру и Гейдриху летом 1934 года успехов не принесли. В Вене «Ночь длинных ножей» не удалась, вся затея оказалась плохо продуманной и скверно организованной авантюрой.
   Спецслужбы Третьего рейха (надо отдать им должное) сумели сделать выводы из полученного урока и активизировали свою деятельность не только в среде австрийских нацистов, но и в других слоях австрийского общества. Через СС и гестапо австрийские нацисты получали ежемесячно сотни тысяч марок – их нелегально доставляли из Мюнхена курьеры. Деньги шли и на развертывание пронацистской и прогерманской пропаганды, и на подкуп высших должностных лиц альпийской республики. Нацистские шпионы сообщали в Берлин достоверную информацию о каждом шаге, свершившемся или еще намечаемом, австрийских властей. Одновременно усиливалось дипломатическое давление на нового канцлера Австрии Курта фон Шушнига.
   В конце концов Шушниг 11 июля 1936 года был вынужден подписать договор с Германией, по которому Австрия обязалась следовать политике Третьего рейха. Взамен Германия признавала… суверенитет Австрии и обещала впредь не оказывать давления на ее внешнюю политику! Воистину дурной анекдот…
   Затем Шушнига заставили объявить амнистию для нескольких тысяч австрийских нацистов, многие из которых, едва покинув тюремные камеры, заняли хорошо обставленные дорогой мебелью кабинеты в государственных учреждениях. «Пятая колонна» действовала уже открыто, наглея с каждым днем. В феврале 1938 года под грубым нажимом Гитлера лидер австрийских нацистов Артур Зейсс-Инкварт был назначен… министром внутренних дел и начальником сыскной полиции.
   11 марта 1938 года Шушниг ушел в отставку. Зейсс-Инкварт возглавил правительство. В ночь с 11 на 12 марта германские войска вступили на территорию Австрии без единого выстрела. (Австрийская армия получила приказ сопротивления немцам не оказывать.)
   В 4 часа утра в Вену прибыли Рудольф Гесс и Генрих Гиммлер под охраной роты эсэсовцев, командовать которыми было поручено Вальтеру Шелленбергу.
   На Морцинплац разместило свою штаб-квартиру гестапо. Здесь же под стражей содержался фактически смещенный канцлер Шушниг[55]. Эрнст Кальтенбруннер в новом правительстве стал… государственным секретарем по вопросам безопасности!
   Объявился в Вене и Генрих Мюллер. Без освобождения со своего поста в Берлине он был назначен начальником инспекции полиции безопасности и службы безопасности на территории Австрии. Здесь он провел всего несколько очень важных недель. Требовалось в кратчайший срок очистить бывшую альпийскую республику от реальных и подозреваемых «врагов» и превратить Австрию в «Остмарк» – так она стала именоваться в составе Третьего рейха.
   Проведенный в апреле 1939 года референдум «узаконил» вхождение Австрии в состав рейха. В результате территория Германии увеличилась на 17 процентов, а население почти на семь миллионов человек. В состав вермахта, что чрезвычайно важно, вошло шесть сформированных в «Остмарке» дивизий. Кроме того, вермахт получил несколько тысяч хорошо подготовленных кадровых генералов и офицеров всех родов войск, в том числе профессиональных разведчиков и контрразведчиков.
   Аншлюсу предшествовали некоторые важные события.
   Так называемое «Провозглашение немецкого военного суверенитета» (официальное название акта фактического разрыва с рядом статей Версальского договора, ограничивающих вооруженные силы Веймарской республики) произошло в субботу 12 марта 1935 года. Гитлер вообще питал некое мистическое пристрастие к этому дню недели. Именно по субботам было объявлено о ряде важных принятых им решений. Наконец, в ночь с субботы на воскресенье 22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз.
   Восстановив поначалу полумиллионный вермахт, возрождая военную авиацию, резко усиливая военно-морские силы, на пустом месте создавая новые рода войск, например, танковые войска, Гитлер, однако, столкнулся с неожиданной проблемой – высшего генералитета. А именно: возникли серьезные разногласия с имперским военным министром и главнокомандующим вермахта генерал-фельдмаршалом Вернером фон Бломбергом и командующим сухопутными силами генерал-полковником Вернером бароном фон Фричем.
   Оба генерала много сделали для ремилитаризации Германии, строительства ее вооруженных сил. Их политические взгляды далеко не совпадали. Бломберг был ярым сторонником Гитлера (даже обязал военнослужащих отдавать честь нацистским функционерам, когда те были одеты в горчичную партийную униформу.) Фрич же, мягко говоря, нацистов недолюбливал, политики избегал, занимался добросовестно сугубо армейскими вопросами.
   Однако будучи военными профессионалами, хорошо образованными и опытными, наконец, просто реалистично мыслящими людьми, они не разделяли взглядов Гитлера на роль вооруженных сил в ближайшем будущем. Бломберг справедливо считал армию и военную промышленность еще не готовыми к военным действиям, потому выступил против введения войск в Рейнскую область, вмешательства в гражданскую войну в Испанки, аншлюса Австрии, оккупации Судет. Фрич также считал подобные авантюры опасными для Германии, способными ввергнуть страну в большую войну, в которой Германии с ее новорожденным вермахтом рассчитывать на успех не приходилось[56].
   Оба генерала, заслуженные фронтовики Первой мировой войны, пользовались в офицерском корпусе – и кадровом, и «теневом» – серьезным и оправданным авторитетом. Таким образом, Бломберг и Фрич, при всей их лояльности по отношению к рейхсканцлеру, объективно мешали ему превратить вермахт в собственные вооруженные силы, способные без раздумий и колебаний выполнить любой его приказ.
   Бломберг стоял поперек пути и Герингу. Рейхсминистр авиации и главнокомандующий люфтваффе лелеял заветную мечту самому стать военным министром. Однако у Гитлера на сей счет имелись свои соображения.
   Сильно недолюбливал генералов и Гиммлер, поскольку они в свое время не слишком даже и пытались скрывать свою неприязнь к реихсфюреру СС вместе с его охранными отрядами.
   Но генералы – не полукриминальные главари штурмовиков, которых можно было спокойно перестрелять в одну ночь без суда и следствия. Но, чтобы избавиться от них, имелось другое средство, проверенное и безотказное, – компрометация. Причем оно срабатывает независимо от того, основывается на действительных фактах или злонамеренной клевете. Особенно эффективен компромат на противника или соперника, если в распоряжении нуждающегося в нем политика имеется профессиональная спецслужба. В распоряжении Гитлера таковых имелось даже не одна, а две: СД и зипо. (На абвер рассчитывать не приходилось: Канарис и его люди никогда не стали бы заниматься грязным делом против своего высшего руководства, да и клановая солидарность кое-что еще значила.)
   Известно, что в подобных ситуациях политики, стоящие у власти, никогда или крайне редко дают своим спецслужбам соответствующие распоряжения в письменном виде. Подобный приказ уже сам по себе грозил бы стать в руках подчиненного грозным компроматом, орудием для шантажа. Да в этом просто никогда нет надобности. В спецслужбах всегда работали понятливые люди, им достаточно полунамека, жеста, выражения лица, интонации в пустячном вроде бы разговоре… Высший пилотаж угодливости – угадать волю начальства, особенно наивысшего, без этих наводящих моментов. Интуитивно…
   В СД впоследствии никто не сомневался – устранение Бломберга и Фрича дело рук Гейдриха, хотя внешне все выглядело как цепь неблагоприятных для генералов случайностей, и официально в деле фигурировали совсем другие лица. Один хорошо информированный и тогда высокопоставленный сотрудник СД прямо написал об этом в своих воспоминаниях.
   Такая тактика вообще была характерна для СД: не обладая, как уже было сказано выше, властными полномочиями, она всегда таскала каштаны из огня чужими руками. В данном случае, – руками гестапо, крипо, полиции нравов…
   Гейдрих хорошо усвоил урок собственного увольнения из кригсмарине: компрометирующие материалы, касающиеся личной, тем более интимной, жизни, несовместимы с понятиями офицерской чести, следовательно, с самим пребыванием в офицерском корпусе. В его, Гейдриха, случае таким фактом стал отказ жениться на соблазненной девушке. Да, интимная жизнь, наряду с неразборчивостью в денежных делах, чаще всего оказывается самым слабым звеном в репутации многих и многих государственных, политических и общественных деятелей.
   История падения Бломберга и Фрича детально прослежена во многих книгах, потому в данном случае достаточно просто напомнить читателю суть дела.
   В январе 1938 года шестидесятилетний Бломберг женился на молоденькой стенографистке Еве Грун. Свадьбу почтили своим присутствием Гитлер и Геринг. Не прошло и двух недель, как «совершенно случайно» обнаружилось, что новобрачная хорошо известна полиции нравов как проститутка и мелкая воровка. (Пикантная деталь: люди Гейдриха предварительно отправили, снабдив приличной суммой в валюте, за границу любовника и по совместительству сутенера Евы – чтобы, упаси боже, не проболтался и не помешал бы свадьбе.) Не гнушалась хорошенькая девица и гонораров за позирование для порнографических открыток. Разразился скандал. На следующий день Бломберг подал в отставку[57].
   С Фричем разыграли другую карту. Некий профессиональный гомосексуалист, промышлявший шантажом своих партнеров, дал в полиции показания, компрометирующие, судя по приблизительному описанию внешности и коротенькой фамилии, Фрича. На самом деле шантажист действительно знал человека, отставного офицера с характерной внешностью, чья фамилия произносилась точно так же, как фамилия генерала, но писалась иначе. Офицерский суд чести легко разобрался в фальсификации, основанной на случайном совпадении, и признал все обвинения в адрес генерал-полковника ложными.
   Генерал-полковник Герд фон Рунштедт (будущий генерал-фельдмаршал), как старший офицер, на суде потребовал от Гитлера реабилитировать Фрича. Фюрер отказался принести оклеветанному военачальнику публично свои извинения. Правда, в качестве слабого утешения или подобия извинения назначил Фрича, уже уволенного со своего поста, почетным командиром 12-го артиллерийского полка, что формально являлось восстановлением бывшего командующего сухопутными силами в вермахте[58].
   Последующий шаг Гитлера был неожиданным для всех, но весьма логичным, если помнить о его намерении подчинить себе вооруженные силы всецело и безоговорочно. Он попросту ликвидировал военное министерство, создав в феврале 1938 года на его основе новый орган – Oberkommando der Wehrmacht-OKW – Верховное командование вермахта (ОКВ), которое напрямую подчинил себе как… верховному главнокомандующему! (На этот пост Гитлер тогда же назначил себя самого.) Начальником ОКВ Гитлер назначил генерала Вильгельма Кейтеля. Новоиспеченный начальник ОКВ при весьма внушительной внешности органически ни в чем не смел возражать Гитлеру, за что получил в генеральской среде малопочтенное прозвище «Ла-кейтель». В благодарность за предательство своего близкого друга и родственника фон Бломберга Гитлер произвел Кейтеля в генерал-полковники.
   Герман Геринг не получил вожделенного поста военного министра. Чтобы подсластить пилюлю другу, Гитлер присвоил ему звание генерал-фельдмаршала.
   Убрав генералов-скептиков, Гитлер мог спокойно осуществить аншлюс Австрии. Успех аншлюса заставил замолчать и других критиков его авантюризма в генеральской среде. Что и требовалось…
   А что Гейдрих? Шеф СД лишний раз убедился в том, сколь разительных результатов можно добиться, разыгрывая «интимную карту». Должно быть, именно история с генералами натолкнула его на мысль создать под эгидой СД уже известное читателю весьма своеобразное заведение – «Салон Китти».
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Майкл Шапиро.
100 великих евреев

Хильда Кинк.
Восточное средиземноморье в древнейшую эпоху

Вячеслав Маркин, Рудольф Баландин.
100 великих географических открытий

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Дмитрий Зубов.
Стратегические операции люфтваффе. От Варшавы до Москвы. 1939-1941
e-mail: historylib@yandex.ru
X