Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Теодор Кириллович Гладков.   Тайны спецслужб III Рейха. «Информация к размышлению»

Глава 5. Гестапо – ЗИПО – РСХА

   В отечественной литературе сложилась странная традиция: если о Бормане и Гиммлере всегда писали достаточно серьезно (еще бы – первый «серый кардинал», чуть ли не кукловод Гитлера, до конца войны у нас не было опубликовано ни одной его фотографии, второй – глава зловещих СС, хозяин страшного гестапо), то о Геринге и Геббельсе почему-то всегда говорили с известной долей пренебрежения. Карикатуры на них появлялись в антифашистской прессе повседневно – уж очень к этому располагала их характерная внешность. Обыгрывались тучность Геринга, его пристрастие к пышным униформам и орденам; колченогость и прямо-таки павианья жадность до женского пола Геббельса.
   Между тем и Геринг, и Геббельс фигуры не менее, а в некотором отношении, пожалуй, и более крупные, нежели Борман и Гиммлер. Во всяком случае, своим выдвижением на руководящие посты в партии и государстве они обязаны собственным достоинствам, а не благорасположению Гитлера. Потому у фюрера были весьма серьезные основания для того, чтобы именно Геринга назначить 29 июня 1941 года своим преемником на случай кончины или тяжелого заболевания.
   Герман Геринг, популярный герой войны, стоял у истоков и штурмовых отрядов СА, и охранных отрядов СС. Он был тяжело ранен в бедро в ходе «Пивного путча» в ноябре 1923 года. Наконец, Герман Геринг сыграл самую заметную, хотя и не главную роль в завоевании нацистами власти в стране. Это он, будучи председателем рейхстага, за несколько часов до падения кабинета Курта фон Шлейхера, последнего канцлера Веймарской республики, сумел убедить Оскара фон Гинденбурга, сына престарелого президента, внушить отцу, что только Адольф Гитлер, лидер НСДАП, способен сформировать устойчивое правительство страны и не допустить прихода к власти коммунистов и социалистов.
   И это при том, что на ноябрьских 1932 года выборах в рейхстаг наци вместо летних 230 мест получили лишь – 196. 30 января 1933 года свершилось: генерал-фельдмаршал и президент Пауль фон Гинденбург назначил того, кого он совсем недавно называл «цыганским капралом», рейхсканцлером.
   Колченогий Геббельс (результат перенесенного в раннем детстве полиомиелита) на самом деле был не только несостоявшимся романистом и драматургом, но весьма одаренным агитатором и пропагандистом, сумевшим за считанные годы превратить десятки миллионов известных своим здравомыслием немцев в фанатичных приверженцев фюрера. Геббельс создал и довел до совершенства теорию взаимодействия «черной», «серой» и «белой» пропаганды[23], на которой и сегодня основывается работа всех политически ангажированных средств массовой информации в мире. Наконец, именно Геббельс, пользуясь своей немалой властью – нет, не рейхсминистра народного просвещения и пропаганды, но гаулейтера Берлина (этот пост он занимал с 1926 года!), подавил в столице заговор 20 июля 1944 года.
   Выражение, что, дескать, «Гитлер пришел к власти законным путем», стало притчей во языцех. Это так, но и не совсем так. Действительно, Гитлер получил пост рейхсканцлера из рук президента страны в результате не военного переворота, но победы на последних всеобщих выборах. Но победы, как уже сказано выше, не абсолютной, но относительной. Кабинет был коалиционным, нацисты получили в нем только два портфеля: кроме рейхсканцлера Адольфа Гитлера министром внутренних дел стал старый нацист Вильгельм Фрик.
   Таким образом, до абсолютной власти Гитлеру еще было далеко. Для этого требовалось получить абсолютное большинство мест в рейхстаге на новых выборах, назначенных на 5 марта. Однако прогноз на достижение абсолютного большинства был весьма проблематичен.
   Но за неделю до выборов произошло событие, во многом определившее весь ход истории XX века. В ночь с 27 на 28 февраля в самом центре Берлина запылал рейхстаг…
   Нацисты немедленно объявили поджигателями коммунистов.
   Все обстоятельства этого события полностью не раскрыты до сих пор. Очевидно одно: схваченный на месте преступления полусумасшедший голландец Мариус ван дер Люббе, якобы член компартии Голландии, в одиночку не мог поджечь огромное здание, к тому же достоверно установлено, что огонь занялся одновременно во многих местах.
   Как бы то ни было, никто из историков не сомневается, что в поджоге приняли участие сами нацисты, скорее всего – штурмовики. Не случайно, видимо, спустя полтора года в «Ночь длинных ножей» кроме Эрнста Рема были ликвидированы почти все до единого руководители именно берлинских СА, которые если и не участвовали в поджоге сами, но могли, по меньшей мере, знать о пожаре всю правду.
   С поджогом связывают и лично Геринга. Дело в том, что служебная квартира председателя рейхстага была связана с самим рейхстагом подземным ходом. Это означает, что истинные поджигатели могли совершенно спокойно из жилища Геринга незамеченными проникнуть в здание рейхстага и тем же путем вернуться.
   О многом говорит и тот факт, что уже 28 февраля был опубликован Декрет президента Германии о защите народа и государства из шести параграфов, отменяющий «впредь до особых распоряжений» семь статей имперской конституции. Фактически были отменены все гражданские свободы, за целый ряд преступлений, ранее караемых пожизненным заключением – в том числе за поджог! – теперь вводилась смертная казнь.
   Любому квалифицированному юристу ясно, что объемный – две страницы даже не машинописного, а книжного текста, – с продуманными, четко сформулированными параграфами государственный документ просто немыслимо создать за несколько часов. Декрет, подписанный кроме Гинденбурга рейхсканцлером Адольфом Гитлером, имперским министром внутренних дел Вильгельмом Фриком и имперским министром юстиции Францем Гюртнером, был явно заготовлен заранее, то есть до пожара рейхстага.
   Как и ожидалось, на выборах 5 марта нацисты не получили абсолютного большинства голосов.
   И именно Герман Геринг нашел выход из создавшегося опасного для нацистов положения: своей властью государственного министра и министра внутренних дел Пруссии (эти посты он получил после назначения Гитлера рейхсканцлером) просто приказал арестовать всех депутатов-коммунистов (а заодно и видных функционеров компартии), депутатам же социал-демократам настоятельно рекомендовал под угрозой ареста «не использовать» свои мандаты! (Впоследствии их постигла та же участь, что и депутатов от компартии.)
   Остальное было делом техники: новоизбранный рейхстаг большинством (в отсутствие депутатов вышеназванных партий) утвердил Декрет президента о защите «народа и государства» в качестве закона.
   Следовательно, говорить о приходе Гитлера к власти вполне легитимным путем можно лишь с большой натяжкой.
   Псевдолегитимность открыла шлюз к абсолютной диктатуре.
   Геринг – до того, как плотно подсел на наркотики[24], обрюзг и погряз в роскоши – был человеком решительным, сообразительным и цепким. Он прекрасно понимал, что получить власть – это полдела, надо ее удержать и укрепить. Для этого необходимо первоочередно прибрать к рукам так называемые силовые структуры. Армия тогда нацистам была еще не по зубам. Малочисленный рейхсвер стоял вне политики, вне партийных союзов и конфронтации. И подчинялся лишь своему главнокомандующему – президенту и генерал-фельдмаршалу фон Гинденбургу. Реальной силовой структурой была полиция, по численности значительно превышающая к тому же рейхсвер. Вот почему Геринг постарался захватить портфель министра внутренних дел Пруссии. (Еще один пост Геринга – комиссара по делам авиации – был всего лишь заявкой на будущее министерство.)
   Формально, кроме рейхсканцлера Гитлера, Геринг обязан был подчиняться еще двум лицам: вице-канцлеру и рейхскомиссару по делам Пруссии Францу фон Папену и рейхсминистру внутренних дел Вильгельму Фрику.
   Возглавлявший правительство Пруссии всего несколько месяцев католик фон Папен хоть и способствовал приходу нацистов к власти, был для них все же переходной фигурой. С ним Геринг изначально не собирался считаться.
   Профессиональный юрист Фрик был старым членом НСДАП, близким другом Гитлера, защитником нацистов на многих судебных процессах. Однако партайгеноссе Фрик именно как юрист и рейхсминистр по своему положению должен был в своей деятельности, хотя бы на первых порах, следить за соблюдением законов и конституции Веймарской республики. Геринг же как раз и не собирался этого делать. Для того чтобы не подставлять старого товарища по партии, он просто не ставил его в известность о своих шагах как министра внутренних дел Пруссии.
   Эта земля, самая большая и традиционно ведущая в империи, занимала в Германии ключевое положение. Захват реальной власти в Пруссии означал захват ее и в столице всего государства – в Берлине, и «Наци номер Два» пошел на шаг в демократической в целом Веймарской республике немыслимый: он вывел прусскую полицию из подчинения рейхскомиссару, то есть фон Папену, и подчинил ее напрямую себе. А чтобы не мешался рейхсминистр внутренних дел, то есть Фрик, запретил чиновникам «своего» министерства просто отвечать на запросы Фрика по любому поводу. Впрочем, партайгеноссе Фрик эту игру партайгеноссе Геринга прекрасно понимал и вмешиваться в его дела вовсе и не собирался. Но это было всего лишь начало.
   Самостоятельной политической полиции как таковой в Германии тогда не существовало. Однако в полиции всех земель имелись политические подразделения. Берлинская полиция исключения не составляла. Ее политический отдел IA возглавлял 34-летний оберрегирунгсрат доктор Рудольф Дильс. В прошлом студент Гамбургского университета, Дильс заслужил в обществе репутацию весельчака, выпивохи и бабника. Потому для многих явилось полной неожиданностью появление Дильса в полиции вообще, тем более быстрого в ней служебного роста.
   Абсолютно беспринципный, пронырливый, но толковый Дильс сумел войти в близкое окружение Геринга, более того – стать для него нужным. У Дильса были обширные связи в биржевых и банковских кругах, благодаря получаемой от него конфиденциальной информации Геринг провернул несколько удачных биржевых спекуляций и тем заложил основу своего будущего мультимиллионного состояния. (Впоследствии Дильс женится на вдове брата Геринга Карла.)
   На посту шефа отдела IA Дильс собрал изрядное количество компромата на многих политических деятелей, в том числе нацистов. Среди прочего грязного белья у него в секретном сейфе хранились личные письма начальника штаба штурмовых отрядов Эрнста Рема, полностью доказывающие, что их автор – закоренелый гомосексуалист.
   Это, однако, не мешало (а может быть, и помогало) Дильсу вести двойную игру, он поддерживал дружеские отношения и с Ремом, и с другими видными штурмовиками: начальником группы отрядов СА Бранденбург-Берлин Карлом Эрнстом, руководителем берлинских штурмовиков Вольфом Генрихом графом фон Гельсдорфом (будущим начальником берлинской полиции), с Виктором Лютце – этот после убийства Рема станет начальником штаба СА.
   Геринг знал, что делал. Полиция в Германии всегда была в глазах обывателей не просто опорой, но олицетворением, символом власти. Власти и порядка, независимо от того, представители какой политической партии возглавляли правительство в Берлине или земле. Отсюда следовало, что в тоталитарном государстве полиция должна слепо повиноваться не законам, а воле диктатора. В свою очередь, это означает, что в тоталитарном государстве полиция в целом должна быть политизирована. Потому уже через несколько дней после «30 января» (этот день впоследствии был объявлен официальным праздником – «Днем взятия власти») он начал неслыханную чистку полиции. Из громадного здания полицайпрезидиума Берлина на Александерплац были в одночасье уволены две трети сотрудников. Их места заняли члены НСДАП, в основном люди из С А и СС.
   Рудольф Дильс был повышен в должности – он стал шефом всей прусской службы политической полиции IA.
   До завоевания нацистами реальной власти в Германии не было полиции как общегосударственного института. В каждой земле, а также в крупном городе была своя собственная полиция, подчинявшаяся земельному правительству или местной (муниципальной) власти. Разновидностей полиции было множество: так называемая полиция порядка, то есть военизированная, размещенная в казармах, предназначенная для борьбы с крупными нарушениями общественного порядка и массовыми волнениями; городская патрульная полиция; криминальная полиция; речная и железнодорожная полиция; пограничная полиция; полиция нравов; сельская полиция, которая называлась жандармерией. Единой политической полиции не существовало. В криминальной полиции земель и крупных городов, правда, как и в Берлине, имелись отделы политической полиции, но сколь-либо серьезной роли в полицейском аппарате они не играли и уж никак не являлись органами карательными.
   Прусская полиция играла особую роль: она фактически контролировала полиции двух третей территории Германии. Назначение Геринга министром внутренних дел Пруссии означало, соответственно, распространение его полицейской власти на большую часть Германии. Это же теперь относилось и к Дильсу как главе служб IA.
   …Расправы над оппонентами нацистов, в первую очередь коммунистами, социал-демократами, профсоюзными активистами, прогрессивными журналистами начались незамедлительно. (Так был «задержан» и без суда брошен в концлагерь, а затем и погиб знаменитый журналист Карл фон Осецкий.)[25]
   24 февраля (то есть еще до пожара рейхстага) берлинская полиция захватила и разгромила так называемый «Дом Карла Либкнехта», в котором размещалась штаб-квартира компартии Германии. Было объявлено, что при обыске обнаружены планы большевистского переворота. Однако документы эти никогда не были опубликованы.
   Круг лиц, подвергшихся репрессиям, непрерывно расширялся, в него попали даже деятели консервативных партий и кругов, далекие от тех же коммунистов и социалистов, но не одобрявшие кровавые методы начавшегося в стране «наведения порядка».
   Политическая полиция впервые в своей истории получила… собственную тюрьму, выведенную из-под подчинения и контроля министерства внутренних дел – ее начальство подчинялось непосредственно министру Герингу. Тюрьма эта находилась на Папештрассе и называлась «Колумбия-хауз».
   Дорвавшиеся до власти штурмовики устроили под Берлином в Ораниенбурге первый, фактически «самодеятельный» концлагерь. Его узниками стали сотни людей, нелояльных, по мнению СА, к новому режиму. Ни одному узнику не было предъявлено официального обвинения. Концлагерь Заксенхаузен в Ораниенбурге стал прообразом и испытательным полигоном для будущих концлагерей. В том же 1933 году появилось еще два лагеря: Дахау – неподалеку от Мюнхена и Бухенвальд под Веймаром. Впоследствии появятся Майданек, Равенсбрюк, Маутхаузен, Освенцим.
   Удивляться такой прыти штурмовиков не приходится. В один день из некогда гонимых нарушителей общественного порядка и спокойствия (был период, когда СА вообще находились под запретом) они превратились в официально признанных гонителей своих политических врагов, подлинных или подозреваемых. А именно: 22 февраля (то есть за пять дней до пожара рейхстага) Геринг своим декретом предоставил штурмовикам и членам «Стального шлема»[26] статус вспомогательной полиции. На улицах Берлина появились трогательные, ранее немыслимые пары: шупо с собакой на поводке и штурмовик…
   Попутно выяснилось, что добродушный весельчак и обжора «наш Герман» обладает еще и другими, вовсе не столь симпатичными чертами характера. Выявилось его лицемерие, алчность, беспринципность и жестокость. Былой товарищ по партии Отто Штрассер тогда еще проницательно заметил: «У Геринга душа убийцы. Он наслаждается ужасом жертв». Штрассер был прав. У Геринга действительно была душа убийцы, к тому же он, ветеран войны, в отличие от Гиммлера, не падал в обморок при виде крови.
   В февральских инструкциях полиции Геринг дает неслыханное для правоохранительных органов любой цивилизованной страны указание: «Каждая пуля, вылетевшая из дула пистолета полицейского, есть моя пуля; если кто-то называет это убийством, значит, это я убил. Именно я отдал все эти распоряжения и я настаиваю на них. Всю ответственность я беру на себя и не боюсь ее».
   Герингу и в самом деле некого и нечего было бояться; к марту 1933 года он уже стал и министром-президентом Пруссии.
   28 марта рейхстаг нового созыва на своем заседании под председательством Геринга принял закон об амнистии всех, кто совершил преступления, движимый патриотическими мотивами, иначе говоря, осужденных ранее нацистов.
   Затем последовали законы, в корне менявшие государственное устройство Германии, сложившееся при Веймарской республике. Парламенты всех земель, за исключением, разумеется, Пруссии, распускались. Соблюдение законов в землях возлагалось на так называемых рейхсштатгальтеров (Reichsstatthalter) – имперских наместников, назначаемых рейхсканцлером Гитлером. Естественно, на эти должности назначались только нацисты. В тех случаях, когда совпадали столицы земель и центра гау, наместниками становились гаулейтеры НСДАП. Фактически земли, возникшие на месте бывших королевств, герцогств, княжеств, графств, из относительно самостоятельных государственных образований превращались в обычные административно-территориальные единицы Третьего рейха.
   В Пруссии реорганизация осложнялась наличием рейхскомиссара фон Папена. Однако Гитлер быстро и легко нашел выход из щекотливого положения: он назначил наместником в Пруссии… самого себя, после чего передал свои полномочия… естественно, Герингу!
   Теперь у «толстого веселого Германа» руки были развязаны. И он незамедлительно приступил к созданию самостоятельного полицейского учреждения, несущего одновременно функции спецслужбы, политической полиции и карательно-репрессивного органа.
   Так на базе уже фактически реорганизованной службы IA декретом Геринга от 26 апреля 1933 года была образована «Geheime Staatspolizei» – государственная темная полиция, или сокращенно гестапо[27], подведомственное только министру внутренних дел Пруссии, то есть лично Герингу! Более того, Геринг и возглавил гестапо! Заместителем шефа гестапо, то есть исполнительным, «рабочим», руководителем, был назначен все тот же Рудольф Дильс.
   Существует легенда, как возникло это слово, которое звучит зловеще даже в наши дни.
   …Как только появилось новое учреждение, на ближайшей почте сразу прибавилось работы со входящей и исходящей корреспонденцией. Одному из мелких дежурных чиновников надоело надписывать конверты с длинным названием, и он придумал из первых слогов хлесткий акроним: «гестапо». Но это всего лишь легенда. В Германии и раньше разным видам полиции давали легко запоминающиеся акронимы. Например: кри-по (криминаль-полицай, то есть уголовная полиция), ор-по (орднунг-полицай, полиция порядка) и т. п.
   Новое положение Геринга, естественно, никак не устраивало Гиммлера, в глубине души претендующего на роль главы полицейско-репрессивного аппарата всей страны. Занимавший в иерархии нацистской партии место, несравнимое с положением Геринга, в государственном аппарате вообще никто, Гиммлер мог действовать только «тихой сапой». (К слову сказать, Гиммлер ни до 1938 года, ни после, никогда не входил в ближайшее окружение фюрера. Как ни покажется странным, но даже в пик своего могущества Гиммлер являлся на прием к Гитлеру либо по приказу последнего, либо по предварительной договоренности об аудиенции с Гессом или после загадочного перелета заместителя фюрера по партии Бормана.)
   Укрепившись во власти, Геринг решил, что оставаться гестапо и дальше в одном здании с обыкновенной полицией негоже. Поэтому в мае 1933 года для размещения своей новой спецслужбы он избрал территорию в виде неправильной формы квадрата, образованного улицами Принц-Альбрехтштрассе[28], Вильгельмштрассе, Ангальтштрассе (неподалеку от одноименного вокзала) и Штреземанштрассе.
   Это место было выбрано еще и потому, что примыкало к знаменитой Вильгельмштрассе с ее правительственным кварталом, где размещались рейхсканцелярия Гитлеpa, министерство иностранных дел, позднее и министерство народного просвещения и пропаганды, прочие ведомства, некоторые посольства. Тут же, на углу с Лейпцигерштрассе, вскоре выросло громадное помпезное здание министерства авиации того же Геринга.
   Гестапо расположилось в импозантном пятиэтажном здании в стиле модерн, в котором некогда находилась Школа прикладных и декоративных искусств по Принц-Альбрехтштрассе, 8.
   Студии скульпторов в подвальном этаже бывшей Школы переоборудовали, кое-что достроили и получилась «Hausgef?ngnis» – печально знаменитая внутренняя тюрьма гестапо, где имелось тридцать шесть узких, как пенал, одиночных и одна общая камера[29]. Одновременно здесь могло содержаться не более пятидесяти заключенных.
   Вопреки широко распространенному представлению, в камерах никаких допросов не проводилось, это было просто невозможно из-за их размера. Допрашивали в кабинетах следователей на верхних этажах. Из-за ограниченной вместимости «хаузгефенгнис» основную часть заключенных, числившихся за гестапо, содержали в других тюрьмах города, в той же полицейской тюрьме на Александерплац, к примеру. Утром их доставляли на Принц-Альбрехтштрассе, а вечером увозили обратно.
   В 1933 году в это здание въехали около двухсот сотрудников нового учреждения. Через год в центральном аппарате работали уже 680 гестаповцев.
   В ноябре 1934 года из Мюнхена в Берлин перебралось все руководство СС и разместилось в бывшем отеле «Принц Альбрехт» на Принц-Альбрехтштрассе, 9. Это здание в обиходе стали называть «Домом СС». Служба безопасности СД заняла примыкающее, но выходящее уже на Вильгельмштрассе, 102, здание, ранее известное как «Принц-Альбрехт-Палас».
   Зимой 1945 года здание гестапо было частично разрушено при бомбардировке, но тюрьма уцелела и продолжала функционировать. Последних заключенных эсэсовцы вывели из камер в ночь на 24 апреля и расстреляли тут же в развалинах. Каким-то чудом спаслись шесть человек, должно быть, их просто не нашли в темноте…
   Со временем щупальца нацистских спецслужб протянулись по всему городу и его окрестностям. Управления СС, СД и гестапо занимали в разных районах Берлина от Вайсензее на востоке до Ванзее на западе свыше тридцати зданий, сотни конспиративных квартир.
   Вышеназванные три здания не сохранились. Они были разрушены при бомбардировках и в ходе уличных боев. В послевоенные годы развалины снесли…
   Так, печально знаменитый зондерреферат оберштурмбаннфюрера СС Адольфа Эйхмана располагался в весьма респектабельном здании на Курфюрстенштрассе, 115–116 в районе Тиргартен. Когда основное здание гестапо было разрушено при бомбардировках в феврале 1945 года, лишившийся своего рабочего кабинета шеф гестапо Генрих Мюллер перебрался именно сюда…
   Сегодня невозможно представить даже небольшое государство, не помышляющее о завоеваниях и не опасающееся нападения со стороны вполне дружественных соседей, которое не имело бы разведки и контрразведки. Обе спецслужбы обеспечивают, в первую очередь, безопасность страны, во вторую – уверенность в безопасности. Тем самым обеспечивается устойчивость общественно-государственного строя, стабильность жизни населения.
   Существуют негласно выработанные многими летами своеобразные «джентльменские правила» ведения, к примеру, той же разведывательной работы в сопредельных и иных странах. Она должна быть только разведывательной (хотя шпионаж всегда и везде карается законом), но ни в коем случае не носить подрывного характера, угрожать жизни и здоровью людей. Не допускается подстрекательство к массовым беспорядкам, демонстрациям, акциям гражданского неповиновения. Разумеется, полностью исключается организация политических убийств государственных и общественных деятелей.
   Другие дело, что разведка любой страны в какие-то периоды, регулярно или одноразово, намеренно или случайно, но эти «джентльменские правила» нарушала. Безусловно, для осуждения или понимания подобных отступлений важна мотивация руководства данной спецслужбы или конкретного исполнителя – кадрового сотрудника или агента.
   В случае изобличения «чистого» с вышеназванных позиций разведчика дело во многих случаях может ограничиться высылкой незадачливого Джеймса Бонда, порой даже без сообщения в печати, дабы не омрачать нормальные отношения между странами.
   Но бывает, при грубом и дерзком нарушении норм приличия, что тихое решение проблемы становится невозможным. Дело может завершиться громким скандалом вплоть до разрыва дипломатических отношений, а то и вооруженного конфликта.
   Как бы то ни было, громогласно отрицать необходимость наличия спецслужб может только заведомый политический демагог либо просто недалекий и невежественный человек.
   Иное дело, насколько спецслужбы страны подотчетны обществу в лице его законодательных органов (ясно, что из-за соображений секретности прямая подконтрольность обществу через средства массовой информации невозможна). Спецслужбы ни в коей мере не могут нарушать общепризнанные конституционные права граждан, вмешиваться в их частную жизнь без санкции судебных органов, превращаться явочным порядком в карательные и репрессивные учреждения. Перечень запретов можно продолжать сколь угодно. Проще заявить и утвердить законом, что спецслужбы должны решать только одну, но чрезвычайной важности задачу: обеспечивать государственную безопасность страны, пресекать своими специфическими методами, но дозволенными особым законодательством, террористические и подрывные действия внешних и внутренних врагов, обеспечивать сохранность государственных, военных тайн.
   Спецслужбам может быть поручена еще одна обязанность, порой трактуемая упрощенно, то есть вульгарно и тенденциозно. А именно: используя свою агентуру и осведомителей, но опять же не нарушая законов, своевременно информировать свое правительство о тенденциях общественного развития, о складывающихся в обществе в целом или его отдельных слоях недовольстве какими-то решениями властей, объективной необходимости проведения каких-либо реформ, изменений в законодательстве и т. п.
   Именно с этой целью в большинстве цивилизованных стран спецслужбы создают собственные аналитические и политологические центры.
   Решение этих важных задач требует, чтобы личный состав спецслужб не входил в какие-либо политические партии или идеологизированные общественные организации, а также не занимался коммерческой деятельностью.
   И уж во всяком случае, спецслужбы ни в коем случае не должны сращиваться с органами законодательной, исполнительной и судебной власти. Если взглянуть на гестапо и крипо с этой точки зрения, станет очевидно, что это были две разновидности политической полиции в ее наихудшем варианте, террористическими и репрессивными организациями. Достаточно привести даже отнюдь не полный перечень отделов и рефератов гестапо, чтобы убедиться: эта организация, насчитывавшая 40 тысяч кадровых сотрудников и неисчислимое множество агентов и осведомителей, пронизывала своим дотошным вниманием решительно все сферы германского общества времен Третьего рейха.
   …Между тем Гиммлер, не развивая бурной деятельности (слово «бурно» вообще не подходило к его рептильному темпераменту), упорно и методично продвигался к своей цели. Поначалу он добился назначения на пост начальника полиции в Баварии. Естественно, Генрих возглавил политический отдел этой полиции. Дальше – больше. Нет смысла перечислять названия городов и земель. Достаточно подвести итог: к весне 1934 года Гиммлер захватил руководство полицией всех земель Германии, кроме Пруссии.
   Геринг же к этому времени в какой-то степени утратил острый интерес к гестапо, после того, как власть рейхсканцлера Гитлера в стране, а его в Пруссии стала безраздельной. Через несколько дней после учреждения гестапо Геринг создал и возглавил имперское министерство авиации. Естественно, что его, старого летчика-истребителя, более всего интересовало возрождение военно-воздушных сил – Luftwaffe (люфтваффе). Определенный стимул придал ему президент фон Гинденбург: 31 августа того же 1933 года он присвоил капитану в отставке Герингу звание генерала от инфантерии![30]
   Но дело, конечно, было не только в приоритете, который Геринг отдавал авиации. К весне 1934 года Гитлер уже дозрел до решения раз и навсегда покончить с амбициями Рема (правда, мысль о физическом уничтожении начальника штаба СА его еще не осенила). Между тем Рем уже не считал нужным скрывать свои планы: он считал, что подлинно национальной армией Германии вместо рейхсвера должны стать штурмовые отряды. В таком случае он, как начальник штаба СА, стал бы военным министром. (На этот пост претендовал также и Геринг, теперь уже генерал и рейхсминистр авиации, пока еще, правда, в природе не существующей.)
   Позиция Рема, его воинственные амбиции не могли не тревожить Гитлера, поскольку могли основательно подпортить его отношения с генералитетом. Это было опасно, так как рейхсвер был единственным государственным институтом, еще не подмятым рейхсканцлером: рейхсвер признавал только президента, генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга.
   Точил зуб против своего бывшего (а номинально и нынешнего) шефа и Гиммлер. Он целеустремленно вел дело к тому, чтобы вывести СС даже из чисто формального вхождения в СА и превратить охранные отряды в главную политическую и полицейскую силу в Германии, своего рода государство в государстве. В результате из соперника он превратился в противника, а затем и врага Рема.
   Таким образом, на данном этапе Геринг и Гиммлер оказались союзниками в борьбе против Рема, в которой их твердо поддерживал рейхсканцлер. Видимо, взвесив все соображения, Гитлер решил, что, во избежание раздоров, всю политическую полицию Германии следует сосредоточить в одних руках, а именно – рейхсфюрера СС Гиммлера, который уже возглавлял эту полицию во всех землях, кроме Пруссии.
   Чтобы не обидеть Геринга, фюрер оставил ему пост шефа прусского гестапо. В апреле 1934 года Генрих Гиммлер был назначен заместителем начальника и инспектором гестапо Пруссии. Номинально Герман Геринг сохранил за собой пост шефа гестапо.
   Передав фактически руководство гестапо Гиммлеру, Геринг, однако, сохранил за собой им же основанное очень важное учреждение, скромно названное «Службой исследований».
   На самом деле это было не что иное, как хорошо оснащенная спецслужба, успешно контролировавшая и расшифровывавшая телеграфную, телефонную и радиосвязь, в том числе дипломатическую. Предусмотрительный, на самом деле, при внешней бесшабашности, Геринг придал эту службу своему новому министерству авиации.
   Заняв главный кабинет на Принц-Альбрехтштрассе, 8 (а инспектор гестапо был одновременно руководителем ее центрального аппарата), Гиммлер перевез из Мюнхена в Берлин двух своих основных помощников: Рейнхарда Гейдриха (шеф СД въехал в «Принц-Альбрехт-Палас») и начальника своего личного штаба Карла Вольфа. Одновременно Гейдрих стал заместителем Гиммлера по гестапо, возглавив его основной отдел. (Рудольфа Дильса, с которым было связано несколько громких скандалов, в мае отправили фактически в почетную ссылку, назначив его регирунгспрезидентом Кельна.)
   Как издавна водится во всем мире, Генрих привез в Берлин из Мюнхена свою команду – около тридцати офицеров политической полиции. В их числе был некто Генрих Мюллер, штурмфюрер СС[31] и криминальинспектор. Мюллер был назначен начальником реферата II–IA, занимавшегося борьбой с коммунистами, марксистами, всеми организациями этого направления, распущенными профсоюзами и прочими наиболее опасными врагами режима.
   …Теперь самая пора рассказать о самом зловещем мельнике[32] из сотен тысяч его однофамильцев в Германии, чья мирная фамилия стала олицетворением ужаса, террора и массовых репрессий – «Гестапо-Мюллера». Именно так, объединяя фамилию с возглавляемым им впоследствии учреждением, называли этого человека даже в нацистских кругах.
   Не только сослуживцы, но даже высокопоставленные деятели Третьего рейха побаивались этого молчаливого баварца. На то у них были достаточные и серьезные основания: больше грязи о каждом из них, чем Мюллер, знал разве что его покровитель и шеф Гейдрих, собственно, и выдвинувший бывшего ничем не примечательного полицейского из Мюнхена на пост главы всемогущей тайной государственной полиции.
   Наиболее выразительное описание внешности Мюллера оставил одно время работавший под его началом, а затем и сравнявшийся в должности Вальтер Шелленберг. Подтвердить его описание, дополнить или опровергнуть трудно – сохранилось всего девять фотографий Мюллера (он всегда избегал попадания в поле зрения объектива), из них только три портретных, из личных дел, остальные групповые, на которых его и узнать порой трудно.
   Одно время он носил странную прическу: стригся по окружности головы машинкой почти наголо, только спереди оставлял прядь волос, разделенную посредине аккуратным пробором.
   Генрих Мюллер родился в 1900 году в Мюнхене, в небогатой бюргерской семье, в 14 лет увлекся авиацией и поступил учеником в Баварские авиационные мастерские. В 17 лет добровольцем ушел на войну, стал летчиком. Однажды в одиночку умудрился углубиться на французскую территорию и сбросить несколько бомб на Париж!
   За полгода боевых действий Мюллер заслужил «Железные кресты» второго и первого класса, «Баварский крест» с короной и мечами, несколько почетных летных знаков.
   Уволившись после войны из армии в звании фельдфебеля (в личном деле записано, что он к тому же инвалид войны), Мюллер поступил на службу в полицию на самую что ни на есть скромную должность.
   В мюнхенской полиции Мюллер приобрел огромный опыт работы и в чисто криминальной, и в политической полиции. Собственных политических убеждений он не имел, как почти все баварцы склонялся к баварскому консерватизму. Коммунистов ненавидел, к нацистам поначалу не относился никак, по роду службы ему даже приходилось иной раз привлекать их к ответственности за уличные дебоши[33]. Однако позднее стал ценить Гитлера и НСДАП за способность «восстановить в Германии порядок», вернуть страну в сонм великих европейских держав.
   Даже для немцев Мюллер отличался невероятной работоспособностью, высоким профессионализмом и феноменальной памятью: он помнил имена и специализацию даже незначительных агентов и осведомителей, с которыми имел дело много лет назад.
   Все сослуживцы отмечали скромность шефа в быту и непритязательность. Он почти не пил спиртного (и это уроженец столицы пивоварения Мюнхена!), правда, был заядлым курильщиком крепких бразильских сигар. Как и Гейдрих, был очень музыкален, превосходно играл на рояле и был очень сильным шахматистом. Один из вечеров в неделю, если позволяла обстановка, непременно проводил за шахматной доской или за игрой на фортепьяно в четыре руки со своим постоянным партнером и подчиненным штурмбаннфюрером СС Адольфом Эйхманом.
   По старой полицейской привычке Мюллер предпочитал ходить в недорогой гражданской одежде, мундир офицера полиции или СС надевал лишь в исключительных случаях. Иногда он ездил на работу не в служебном автомобиле, а городской электричкой до станции «Ангальтский вокзал».
   Примечательно, что Мюллер никогда не разделял национал-социалистическую идеологию (его тошнило от самого слова «социализм» в любой интерпретации и комбинации). Он был, в сущности, сторонником авторитарного государства, а потому доволен уже тем, что Гитлер и его партия действительно оказались способны возродить Великую Германию из веймарского болота.
   Мюллер считался, и вполне заслуженно, лучшим в Германии знатоком спецслужб и репрессивных органов Советского Союза. Еще одной характерной чертой гестаповца была его абсолютная беспощадность ко всем, кого он считал врагами рейха, хотя вовсе не являлся патологическим садистом от природы, каковыми, несомненно, были многие его подчиненные и в центральном аппарате, и на местах.
   За весь период Второй мировой войны, а это как-никак почти шесть лет, Мюллер лишь два раза не вышел на службу – один раз его отослали на неделю в отпуск, второй раз, когда он на несколько дней заболел. Он был невероятным чистюлей и аккуратистом и, что вызвало бы удивление у многих офицеров его ранга в полициях всех стран мира, абсолютно неподкупным. У Мюллера был больной желудок, поэтому он мог есть только черствый хлеб и чаще, чем ему хотелось бы, питаться жиденькой овсяной кашей.
   Однако при наличии многих сильных профессиональных качеств карьера Мюллера в Мюнхене вплоть до прихода к власти Гитлера продвигалась медленно, никаких радужных перспектив не предвиделось. Оно и понятно: таких крепких оперативников начальство предпочитает держать непосредственно на «низовой» работе, на руководящей эти качества вовсе не обязательны.
   К 1934 году Мюллер работал в политическом отделе полиции Мюнхена в ранге криминальинспектора. Этот ранг имели офицеры полиции в звании не выше обер-лейтенанта.
   Надо отдать должное проницательности Гейдриха: он разглядел в скромном криминальинспекторе, которого только 20 апреля 1934 года зачислили в СС с присвоением первичного офицерского звания штурмфюрера, будущего «Гестапо-Мюллера».
   Вскоре в компетенцию нового сотрудника вошли также вопросы, касающиеся СА, СС, Гитлерюгенда и Союза немецких девушек. Владение этой информацией уже делало Мюллера при его невысоком звании влиятельной фигурой в гестапо. Именно он стал основным помощником Гейдриха при составлении в обстановке абсолютной секретности (писали от руки, не доверяя самым проверенным и надежным машинисткам) намеченных к ликвидации видных штурмовиков, а также политических и военных деятелей, представлявших реальную или мнимую опасность для единоличной власти рейхсканцлера Гитлера.
   Кровавая расправа над штурмовиками и иными «оппозиционерами» означала крутое усиление роли и значения нацистских спецслужб: СС, СД и гестапо. Уже через три дня после «Ночи длинных ножей» Мюллер получает звание оберштурмфюрера СС, а 30 января 1935 года он уже гауптштурмфюрер СС. Его полицейский ранг теперь – оберкриминальинспектор.
   После «Ночи длинных ножей» повышения в звании и должности получили многие сотрудники гестапо, офицеры СС и СД. И не только среднего звена. Гейдрих стал генерал-майором полиции. Должность Гиммлера – рейхсфюрер СС – стала и высшим эсэсовским званием. Погон обергруппенфюрера СС получил дополнительное украшение: три дубовых листа в венке из лавровых листьев. Такие же знаки различия он носил теперь и на обеих петлицах.
   Фактически Мюллер становится заместителем Гейдриха по второму, ключевому, отделу гестапо, ведавшему преследованием всех «врагов государства и народа». Он лично возглавляет и подразделение, ответственное за картотеку и сбор документации. (На 1 января 1939 года картотека состояла из 1 миллиона 980 тысяч 558 личных карточек и 641 тысячи 497 личных дел.)
   По приказу Гейдриха в гестапо составляется полный (точнее, постоянно пополняемый) список всех «враждебных элементов». В случае начала войны эти лица должны быть немедленно взяты под так называемый «превентивный», или «охранный» арест. В зависимости от степени опасности для режима эти лица были разделены на три категории. Данные об особо опасных потенциальных врагах были сосредоточены в «Картотеке А».
   …Между тем, заручившись принципиальной поддержкой Гитлера, Гиммлер приступил к коренной и весьма существенной, хотя, как оказалось, не последней реорганизации полиции.
   Подоплека этой реорганизации была серьезной. Полиция, даже такие ее «безобидные» подразделения, как пожарная охрана и паспортные столы, – это силовая структура, и потому в тоталитарном государстве ее подразделения не должны быть разбросаны по разным ведомствам и территориальным образованиям. Она должна быть сосредоточена в одних руках. Применительно к Третьему рейху – в СС, если персонифицированно – в руках рейхсфюрера СС, то есть Генриха Гиммлера.
   До сих пор гестапо, уже явочным порядком ставшее политическим мозгом и центром политической полиции всего Третьего рейха, легально таковым не являлось, считаясь официально только прусским государственным учреждением.

   10 февраля 1936 года Геринг в качестве министра-президента Пруссии подписал декрет, которым гестапо поручалось расследование деятельности враждебных государству сил на всей территории Германии.
   Статья 1 декрета гласила: «На гестапо возлагается задача разоблачать все опасные для государства тенденции и бороться против них, собирать и использовать результаты расследований, информировать о них правительство, держать власти в курсе наиболее важных для них дел и давать им рекомендации к действиям».
   Статья 7 декрета устанавливала, что решения гестапо не могут быть обжалованы и пересмотрены судебными инстанциями.
   Это означало, что человек, попавший в поле зрения гестапо, терял какие-либо права на юридическую защиту даже по существовавшему в Третьем рейхе гражданскому праву. Более того, человек, по какому-либо поводу попавший под суд, но судом оправданный, мог быть немедленно вторично арестован гестапо и брошен в концлагерь на основании полученного гестапо права на так называемое «превентивное заключение». Срок этого самого «превентивного заключения» определялся также гестапо.
   По настоянию Гейдриха на гестапо этим декретом возлагалось и управление концлагерями. На практике это положение оказалось неприменимым, особенно когда число концлагерей перевалило за десятки, а заключенных в них – за сотни тысяч. Поэтому со временем в системе СС было создано специальное главное управление концлагерей. Руководителем управления стал Освальд Поль (последнее звание – обергруппенфюрер СС).
   Начальником одного из первых концлагерей для политических заключенных – Дахау – был группенфюрер СС Теодор Эйке. Это был человек с темным прошлым. В свое время он привлекался к уголовной ответственности, затем ему довелось пройти курс лечения и в психиатрической больнице, откуда его вызволил Гиммлер. Даже в эсэсовской среде Эйке выделялся своей жестокостью. Именно Эйке в «Ночь длинных ножей» лично расстрелял Эрнста Рема, за что получил звание бригаденфюрера СС, а спустя всего… шесть дней – и группенфюрера СС. Именно Эйке Гиммлер назначил главным инспектором всех концлагерей Германии и командиром подразделений СС, несущих охрану лагерей. Тем самым Эйке стал родоначальником эсэсовских сторожевых подразделений СС, известных как части «Мертвая голова». Эту зловещую эмблему люди Эйке носили не только на фуражках, как все СС, но и в петлице[34].
   Хотя управление лагерями было передано в самостоятельное ведомство в системе СС, однако в каждом из таких лагерей всегда присутствовал полномочный представитель гестапо, который контролировал деятельность администрации и, в конечном счете, решал судьбу каждого заключенного.
   Так называемое «превентивное заключение» очень скоро стало не только нормой изоляции и наказания, но и весьма эффективным средством запугивания. Никаких четких градаций для определения той или иной личности как «превентивныи заключенный», не существовало, основанием для ареста могли послужить и серьезные подозрения в антигосударственной деятельности или просто антинацистских взглядах, а то и самодурство, мстительность, зависть, ревность местного сотрудника гестапо. Общегражданское законодательство при этом вообще не играло какой-либо роли. По этому поводу сам Гитлер в октябре 1938 года выразился предельно откровенно: «…каждое средство, принятое для проведения в жизнь воли фюрера, должно рассматриваться как легальное, даже если оно может вступать в противоречие с существующим положением и прецедентами».
   Однако декрет Геринга при всей своей безапелляционности давал возможность землям ставить под сомнение его обязательность для местной полиции.
   Эта чисто формальная проблема (поскольку декрет Геринга фактически начал действовать со дня опубликования, нравилось это землям или нет) была разрешена 17 июня того же 1936 года. А именно: в этот день декретом, подписанным фюрером[35] и рейхсканцлером Гитлером и рейхсминистром внутренних дел Фриком, рейхсфюрер СС Гиммлер был назначен шефом всей германской полиции в рейхсминистерстве внутренних дел.
   На деле, однако, как шеф германской полиции Гиммлер напрямую подчинялся только Гитлеру.
   В преамбуле декрета говорилось: «Став национал-социалистической, полиция уже не имеет своей единственной задачей обеспечение порядка, установленного парламентским и конституционным строем. Она призвана: 1) выполнять волю единственного руководителя; 2) оберегать германский народ от всех попыток его уничтожения со стороны внутренних и внешних врагов. Чтобы достичь этой цели, полиция должна быть всемогущей».
   Она и стала всемогущей… Над германским народом.
   …Объединив все полиции рейха, Гиммлер всего через девять дней, 26 июня 1936 года, разделил их на две ветви.
   Большая (по численности) ветвь была названа полицией порядка – Ordnungspolizei-Orpo. В нее вошли муниципальная полиция, сельская полиция (жандармерия), а также пожарная, водная, железнодорожная. Шефом полиции порядка был назначен тридцатидевятилетний гигант, обергруппенфюрер СС Курт Далюге[36].
   Во вторую ветвь под общим названием Sicherheitspolizei-Sipo – «полиция безопасности», или зипо, были включены гестапо и крипо.
   Шефом Главного управления полиции безопасности (зипо) и по совместительству управления политической полиции (гестапо) был назначен группенфюрер СС Рейнхард Гейдрих. В гестапо заместителем Гейдриха, а также по совместительству руководителем ключевого отдела стал штандартенфюрер СС, оберрегирунгсрат и криминальрат Генрих Мюллер.
   Управление криминальной полиции (крипо) возглавил старый полицейский специалист, крупнейший криминалист Германии Артур Небе.
   В составе Главного управления зипо имелось еще управление руководства и права. Оно занималось бюджетом и заработной платой, кадрами, образованием сотрудников, охраной границ, паспортными делами и т. п. Возглавил управление один из «интеллектуалов» СД, соавтор знаменитой картотеки СД Вернер Бест[37].
   У читателя может возникнуть вопрос, почему «чистая» вроде бы уголовная полиция была отнесена к полиции безопасности. Дело в том, что целый ряд преступлений и правонарушений по окраске политических был отнесен нацистами к разряду преступлений уголовных. Это было выгодно руководителям Третьего рейха – такая классификация позволяла им ряд своих политических противников, да и просто лиц, недовольных режимом, объявить обыкновенными уголовниками.
   Кроме того, Гитлер и, следовательно, Гиммлер считали уголовную преступность угрозой не только гражданам, но и государству. С этих позиций сам термин «безопасность» трактовался весьма расширительно. А потому на крипо, как и на гестапо, также возлагалась борьба с врагами государства и народа. Таковыми считались:
   «1. Лица, которые в связи со своим физическим или моральным вырождением отрезали себя от народной общины и в своих личных интересах идут на нарушение правил, установленных для защиты общего интереса. Против этих злоумышленников будет действовать криминальная полиция.
   2. Лица, которые, являясь ставленниками политических врагов национал-социалистического германского народа, хотят разрушить национальное единство и подорвать мощь государства. Против таких злодеев не щадя сил будет бороться гестапо».
   Таким образом, функции гестапо и крипо в значительной степени переплетались, четкую границу между ними шеф зипо (а заодно, не следует забывать, и шеф СД!) Рейнхард Гейдрих в зависимости от обстоятельств и своих интересов мог обозначать как угодно.
   Таким образом, в 1936 году вся полиция страны оказалась у Гиммлера в двойном подчинении: как шефа ее в системе министерства внутренних дел, и как… рейхсфюрера СС, поскольку все ответственные сотрудники гестапо, зипо, а также высшие руководители орпо стали и… «фюрерами» СС!
   По давней традиции государственные служащие Германии имели персональные звания высшего, среднего и низшего звена, например: регирунгсрат (правительственный советник – первое звание или ранг для чиновников высшей службы). Служащие полиции также имели ранги, например криминалькомиссар, то есть комиссар уголовной полиции, криминальинспектор и т. п. Эти ранги носили сотрудники не только уголовной полиции, но и гестапо. Кроме того, полицейские могли иметь и персональные звания, сходные с воинскими, например, майор полиции, обер-лейтенант жандармерии. Один и тот же сотрудник гестапо, таким образом, мог иметь сразу два-три, даже четыре ранга и звания, например оберштурмбаннфюрер СС, обер-регирунгсрат и криминальрат, подполковник полиции.
   Практика была такова: при направлении офицера СС в зипо ему присваивалось соответствующее полицейское звание, или ранг. И наоборот: кадровым офицерам полиции присваивались соответствующие эсэсовские звания[38].
   20 сентября 1936 года в каждом военном округе были учреждены посты инспектора орпо (IdO) и зипо (IdS), которые должны были работать во взаимодействии с командующим военным округом и местным гаулейтером. Руководитель каждого территориального сектора СС (обер-абшнитта) становился шефом полиции этого региона. В этот же день штаб-квартира прусского гестапо на Принц-Альбрехтштрассе, 8, стала штаб-квартирой политической полиции всей Германии. 1 октября 1936 года термин «гестапо» был распространен на политическую полицию всего рейха.
   Через восемь месяцев, 15 мая 1937 года, рейхсфюрер СС Гиммлер постановил, что все распоряжения, исходящие из его штаб-квартиры, имеют силу приказов министерства иностранных дел.
   11 ноября того же года родство службы безопасности и полиции безопасности было закреплено законом:
   «Служба безопасности рейхсфюрера СС, как организация партии и имперского правительства, должна выполнять важные задачи, в частности, помогать полиции безопасности. СД последовательно действует на пользу Рейха, отсюда требуется тесное и разведывательное сотрудничество СД с общей и внутренней администрацией».
   Поскольку весь руководящий и оперативный состав полиции безопасности вошел в состав СС, это означало, что гестапо и крипо, то есть государственные учреждения, были поставлены под прямой контроль СД, то есть партийной организации.
   Меж тем Гиммлер, по мнению многих, «человек со слабым подбородком», неспособный якобы принимать собственные решения, с упорством крокодила и ненасытностью барракуды день за днем, неделя за неделей расширял свои полномочия, то есть полномочия СС, СД, гестапо и крипо.
   Финальным этапом сращивания партийного и государственного аппарата спецслужб стало образование 27 сентября 1939 года Reichssicherheitshauptamt – RSHA – Главного управления имперской безопасности – РСХА. Этим приказом гестапо и крипо фактически были вообще изъяты из рейхскомиссариата внутренних дел.
   Вновь образованный чудовищный спецмонстр состоял из семи управлений (Amt).
   В свою очередь, каждое управление состояло из нескольких отделов, каждый отдел – из нескольких рефератов (подотделов).
   Из гестапо, крипо, а также внутренней и внешней службы безопасности были выделены все подразделения, занимавшиеся кадровыми и правовыми вопросами, учебой персонала и т. п. Из них было образовано I управление (Амт-I) РСХА (кадровые и правовые вопросы, учеба и организация). Возглавил Амт-I бригадефюрер СС, министериальдиригент д-р Вернер Бест. (В последующие годы Амт-I возглавляли группенфюрер СС Бруно Штреккенбах, бригадефюрер СС Эрвин Шульц, группенфюрер СС Каммлер, оберфюрер СС Эрлингер, штандартенфюрер СС Фраке-Грикш.)
   Точно так же из всех спецслужб были выделены подразделения, занимавшиеся ранее администрированием, производством, снабжением и т. п. Они образовали Амт-II (организация, администрирование и снабжение). Глава – штандартенфюрер СС, профессор, доктор Альфред Франц Зикс. Впоследствии он возглавил вновь образованное Амт-VII – идеологическое, а его пост в Амт-II занимали последовательно штандартенфюрер СС д-р Зиккерт и бригадефюрер СС Шпациль.

   Управление Амт-III составили оперативные отделы СД-Германия (иначе – имланд), а позднее и оккупированные территории. Возглавил управление оберфюрер СС и полковник полиции (впоследствии группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции) Отто Олендорф.
   Управление Амт-IV составили оперативные отделы гестапо. Возглавил управление оберфюрер СС, полковник полиции и рейхскриминальдиректор Генрих Мюллер (впоследствии группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции).
   Управление Амт-V составили оперативные отделы криминальной полиции (крипо). Возглавил управление оберфюрер СС, полковник полиции, рейхскриминальдиректор Артур Небе. (Впоследствии группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции.) После смещения Небе в июле 1944 года в связи с участием в заговоре против Гитлера начальником Амт-V был назначен заместитель Мюллера оберфюрер СС Фридрих Патцингер.
   Управление Амт-VI составили оперативные отделы СД-заграница (аусланд, или внешняя разведка). Возглавил управление бригадефюрер СС и генерал-майор полиции Гейнц Иост.
   После его ухода и.о. начальника управления исполняли оберфюрер СС Эрвин Веинманн и оберштурмбаннфюрер СС (впоследствии бригадефюрер СС и генерал-майор войск СС) Вальтер Шелленберг. 22 июня 1942 года Шелленберг был утвержден в должности начальника управления.
   Надо отметить, что хотя все оперативные управления РСХА официально назывались Амт с соответствующим номером, в обиходе их по-прежнему называли гестапо, крипо, внутреннее и внешнее СД.
   Сама аббревиатура РСХА была почти что секретной, население Германии о существовании такого учреждения и не подозревало. Да и руководитель этого монстра никогда в документах не фигурировал как «начальник РСХА», а только как «шеф полиции безопасности и службы безопасности», сокращенно «шеф зипо и СД».

   После смерти Гейдриха 4 июня 1942 года обязанности шефа РСХА исполнял сам Генрих Гиммлер. Только 30 января 1943 года руководителем РСХА был назначен обергруппенфюрер СС и генерал полиции Эрнст Кальтенбруннер. Однако Гиммлер поручил преемнику Гейдриха заниматься в основном СД, фактически сохранив за собой контроль над полицией безопасности, то есть гестапо и крипо.
   За время своего существования все управления РСХА не раз подвергались реорганизации, происходила и ротация кадров. Нередко один и тот же высокопоставленный сотрудник одновременно занимал две, а то и три ответственные должности. К примеру, сам Гейдрих с 27 сентября 1941 года, когда имперский протектор Богемии и Моравии Константин фон Нейрат ушел в бессрочный отпуск, был назначен заместителем протектора и до самого своего смертельного ранения 27 мая 1942 года фактически выполнял его обязанности.
   Отто Олендорф с июня 1941 года по июль 1942 года по совместительству командовал действовавшей на Украине эйнзатцгруппой «D», уничтожившей за этот период 90 тысяч советских евреев. Кроме того, Олендорф был министериальдиректором в Управлении планирования имперского министерства экономики.
   Артур Небе также в период с июня по ноябрь 1941 года командовал на оккупированной территории Советского Союза эйнзатцгруппой «В».
   Есть смысл подробнее описать структуру оперативных управлений РСХА по положению на 1 марта 1941 года.
   Управление Амт-III. Германия и оккупированные территории. Глава Отто Олендорф.
   Отдел IIIА. Вопросы, относящиеся к системе права и строительства рейха. Глава – штурмбаннфюрер д-р Гендебах. Заместитель – гауптштурмфюрер СС д-р Бейер.
   Реферат IIIА1. Общие вопросы, относящиеся к работе на контролируемых Германией территориях. Гауптштурмфюрер СС д-р Бейер.
   – « – IIIA2. Вопросы права. Гауптштурмфюрер СС, регирунгсрат д-р Мальц.
   – « – IIIA3. Структурирование и администрирование. Штурмбаннфюрер д-р Гендебах.
   – « – IIIA4. Общий образ жизни народа. (Должность шефа вакантна.)
   Отдел IIIВ. Германизм. Шеф – оберштурмбаннфюрер д-р Элих. Заместитель – штурмбаннфюрер, регирунгсрат д-р Мюллер.

   Реферат IIIВ1. Задачи, относящиеся к германизму. Гауптштурмфюрер СС Хьмитш.
   – « – IIIВ2. Меньшинства. (Должность шефа вакантна.)
   – « – IIIВ3. Расовое и национальное здоровье. Гауптштурмфюрер Шнайдер.
   – « – IIIВ4. Иммиграция и переселение. Штурмбаннфюрер СС, регирунгсрат д-р Мюллер.
   – « – IIIВ5. Оккупированные территории. Штурмбаннфюрер СС фон Лоецу Штейнфурт.
   Отдел IIIС. Материалы, относящиеся к культуре. Штурмбаннфюрер д-р Штенглер. Заместитель – гауптштурмфюрер СС фон Кельпински.

   Реферат IIIC1. Высшие знания. Гауптштурмфюрер СС д-р Туровски.
   – « – IIIС2. Образование и религиозная жизнь. Гауптштурмфюрер СС д-р Зейберт.
   – « – IIIC3. Национальная культура и искусство. Гауптштурмфюрер СС д-р Ресснер.
   – « – IIIC4. Пресса, литература, радио. Гауптштурмфюрер СС фон Кельпински.
   Отдел IIID. Экономика. (Должность руководителя вакантна.) Заместитель штурмбаннфюрер СС Зейберт.

   Реферат IIID1. Производство и распределение продовольствия. (Должность руководителя вакантна.)
   – « – IIID2. Коммерция, торговля ремесленников, перевозки. Штурмбаннфюрер СС Зейберт.
   – « – IIID3. Финансы экономики, валюта, банки и фондовые биржи, страховые компании. Гауптштурмфюрер СС Крюгер.
   – « – IIID4. Экономика индустрии и энергетики. (Должность шефа вакантна.)
   – « – IIID5. Труд и социальное здоровье. Штурмбаннфюрер СС д-р Литш.
   В обязанности Амт-III входило регулярно составлять и представлять руководству Третьего рейха объективную информации о положении в Германии и на оккупированных территориях. Информация считалась секретной и рассылалась по списку только узкому кругу лиц.
   Управление Амт-IV. Выявление и борьба с врагами. Глава Генрих Мюллер.
   Отдел IVA. Противники, саботаж, служба охраны. Глава – оберштурмбаннфюрер СС и оберрегирунгсрат Фридрих Панцингер.

   Реферат IVA1. Коммунизм, марксизм и близкие к нему организации, преступления военного времени, нелегальная и вражеская пропаганда. Штурмбаннфюрер СС, криминальдиректор Фогт.
   – « – IVА2. Защита и контрмеры против саботажа, уполномоченные представители политической полиции по контрразведке, подделка политических документов, гауптштурмфюрер СС, криминалькомиссар Хорст Копков.
   – « – IVA3. Реакционеры, оппозиция, легитимисты, либералы, эмигранты, политические предатели, не охваченные компетенцией IVA1. Штурмбаннфюрер СС, криминальдиректор Литценберг.
   – « – IVA4. Службы защиты, информация о политических покушениях, наблюдение, специальные задания, розыскные оперативные группы. Штурмбаннфюрер СС, криминальдиректор Шульц.
   Отдел IVB. Штурмбаннфюрер Хартль. Заместитель, штурмбаннфюрер СС и регирунгсрат Рот.

   Реферат – IVB1. Политический католицизм. Штурмбаннфюрер СС Рот.
   – « – IVB2. Политический протестантизм. Штурмбаннфюрер СС Рот.
   – « – IVB3. Другие церкви, франкмасоны. (Вакансия.)
   – « – IVB4. Еврейские проблемы, эвакуация. Конфискация собственности врагов государства и народа, лишение германского гражданства. Штурмбаннфюрер СС Адольф Карл Эйхман.
   Отдел С. Оберштурмбаннфюрер СС, оберрегирунгсрат д-р Ранг. Заместитель, штурмбаннфюрер СС, регирунгсрат и криминальрат д-р Берндорф.

   Реферат IVC1. Оценка, индекс центральной картотеки, администрация персональных досье, индекс досье подозреваемых лиц, центральная канцелярия виз. Криминальрат Матцке.
   – « – IVC2. Превентивное заключение. Штурмбаннфюрер СС Берндорф.
   – « – IVC3. Наблюдение за прессой и литературой. Штурмбаннфюрер СС, регирунгсрат д-р Яр.
   – « – IVC4. Аспекты, относящиеся к партии и ее оргструктуре. Штурмбаннфюрер СС, криминальрат Штаге.
   Отдел IVD. Глава – оберштурмбаннфюрер СС д-р Вейман. Заместитель – штурмбаннфюрер СС, регирунгсрат д-р Янак.

   Реферат IVD1. Проблемы протектората Богемии и Моравии, чехов в рейхе. Штурмбаннфюрер СС Янак.
   – « – IVD2. Проблемы генерал-губернаторства, поляков в рейхе. Регирунгсасессор Тиман.
   – « – IVD3. Информационный центр по учету иностранцев из оккупированных государств. Гауптштурмфюрер СС, криминальрат Шредер.
   – « – IVD4. Оккупированные территории: Франция, Люксембург, Эльзас и Лотарингия, Бельгия, Голландия, Норвегия, Дания. Штурмбаннфюрер, регирунгсрат Баатц.
   Отдел IVE. Контрразведывательный. Штурмбаннфюрер СС, регирунгсрат Вальтер Шелленберг.

   Реферат IVE1. Основные проблемы контрразведки, экспертное изучение проблем национальной измены, защита промышленных предприятий, профессиональная охрана. Гауптштурмфюрер СС, капитан полиции Линдов.
   – « – IVE2. Общие проблемы экономики, защита от промышленного шпионажа. Регирунгсасессор Себастиан.
   – « – IVE3. Контрразведка «Запад». Гауптштурмфюрер СС, криминальрат Фишер.
   – « – IVE4. Контрразведка «Север». Криминальдиректор Шамбахер.
   – « – IVE5. Контрразведка «Восток». Штурмбаннфюрер СС, криминальдиректор Кубитски.
   – « – IVE6. Контрразведка «Юг». Гауптштурмфюрер СС, полицайрат д-р Шмитц.
   Управление Амт-V. Криминальная полиция. Артур Небе, глава.
   Отдел VA. Предотвращение политических преступлений. Штурмбаннфюрер СС, оберрегирунгсрат, полицайрат Вернер.

   Реферат VA1. Вопросы права, международное сотрудничество, исследование преступности. Регирунгсрат, полицайрат д-р Вяхтер. (Он же заместитель шефа отдела.)
   – « – VA2. Защита от политических преступлений. Штурмбаннфюрер, регирунгсрат д-р Ризе.
   – « – VA3. Женская криминальная полиция. Криминальдиректор Векинг.
   Отдел VB. Репрессивные меры. Регирунгсрат, криминальрат Гальцов. Заместитель – регирунгсрат, криминальрат Лоббез.

   Реферат VB1. Преступления, караемые смертной казнью. Лоббез.
   – « – VB2. Мошенничество. Криминальдиректор Россов.
   – « – VB3. Сексуальные преступления. Криминальдиректор Наук.
   Отдел VC. Уголовная идентификация и розыск. Оберрегирунгсрат, оберкриминальрат Бергер. Заместитель – криминальдиректор д-р Баум.

   Реферат VC1. Национальный центр криминальной идентификации. Штурмбаннфюрер СС, криминальдиректор Мюллер.
   – « – VC2. Розыскные операции. Криминальдиректор д-р Баум.
   Отдел VD. Институт криминалистики полиции безопасности. Штурмбаннфюрер СС, оберрегирунгсрат, криминальрат, доктор инженерии Неесс. Заместитель – гауптштурмфюрер СС, полицайрат, криминальрат доктор инженерии Шаде.

   Реферат VD1. Идентификация улик. Шаде.
   – « – VD2. Химические и биологические исследования. Унтерштурмфюрер СС, доктор инженерии Видман.
   – « – VD3. Освидетельствование подлинности документов. Криминальрат, магистр химии Виттлич.
   Управление Амт-VI. Служба безопасности СД-заграница. Бригадефюрер СС генерал-майор полиции Гейнц Мария Карл Йост.
   Отдел VIA. Оберштурмбаннфюрер СС, д-р Альфред Фильберт. Организация разведывательной службы. Заместитель – штурмбаннфюрер СС, регирунгсрат Финке.
   Члены штаб-квартиры управления курировали семь секций.
   – Официальный представитель Амт-VI, ответственный за контроль над всеми разведывательными контактами, включая надежность контактов, а также провалы курьеров, а также за все разведывательные мероприятия Управления. Ответственный – сам начальник отдела;
   – официальный представитель Амт-VI, ответственный за изучение и обеспечение безопасности всех заданий региональным командам;
   – официальный представитель-I (Запад), ответственный за региональные команды СД в Мюнстере, Аахене, Билефельде, Дортмунде, Кельне, Дюссельдорфе, Кобленце, Касселе, Франкфурте-на-Майне, Дармштадте, Нойштадте, Карлсруэ, Штутгарте. Оберштурмбаннфюрер СС Бернхард;
   – официальный представитель-II (Север), ответственный за региональные команды СД в Бремене, Брунсвике, Люнебурге, Гамбурге, Киле, Шверине, Штеттине, Нойештеттине. Оберштурмбаннфюрер СС д-р Леман;
   – официальный представитель-III (Восток), ответственный за региональные команды СД в Данциге, Кенигсберге, Алленштейне, Тильзите, Торне, Познани, Хомензальце, Литцманштадте (Лодзи), Бреслау, Лейпциге, Оппелне, Катовицах, Траппау, в генерал-губернаторстве. Штурмбаннфюрер СС фон Залиш;
   – официальный представитель-IV (Юг), ответственный за региональные команды СД в Вене, Граце, Инсбруке, Клагенфурте, Линце, Зальцбурге, Мюнхене, Аугсбурге, Байрейте, Нюрнберге, Вюрцбурге, Праге. Штурмбаннфюрер СС Лаппер;
   – официальный представитель-V (Центр), ответственный за региональные команды СД в Берлине, Потсдаме, Франкфурте-на-Одере, Дрездене, Галле, Лейпциге, Хемнице, Дессау, Веймаре, Магдебурге, Рейхенберге, Карлсбаде. Оберштурмбаннфюрер СС Тиман.
   Отдел VIB. Германо-итальянская сфера влияния в Европе, Африке и Ближнем Востоке с 10 рефератами. (Должность руководителя вакантна.)
   Отдел VIC. Восток. Русско-японская сфера влияния. 11 рефератов. (Должность руководителя отдела вакантна.)
   Отдел VID. Запад. Англо-американская сфера влияния. 9 рефератов. (Должность руководителя вакантна.)
   Отдел VIE. (Курировал сам шеф Амт-VI.) Изучение идеологической оппозиции за рубежом. 6 рефератов. Оберштурмбаннфюрер СС Гельмут Кнохен. Заместитель – гауптштурмфюрер СС Лузе.
   Отдел VIF. Технические средства разведки. 7 рефератов. Оберштурмбаннфюрер Рауф. Заместитель – оберштурмбаннфюрер СС Фурман.
   Управление Амт-VII. Идеология – исследования и оценки. Штандартенфюрер СС, профессор д-р Зикс.
   Отдел VIIA. Собрание материалов. Оберштурмбаннфюрер СС, оберрегирунгсрат Маулиус.

   Реферат VIIA1. Библиотека. Гауптштурмфюрер СС д-р Бейер.
   – « – VIIА2. Доклады, служба переводов, отбор и использование материалов прессы. Гауптштурмфюрер СС Мерингер.
   – « – VIIA3. Секретный центр исследований и связи. Гауптштурмфюрер СС Бурместер.
   Отдел VIIB. Оценки. (Должность руководителя вакантна.)

   Реферат VIIB1. Франкмасоны и сокровища. Должность шефа вакантна.
   – « – VIIB2. Политические церкви. Гауптштурмфюрер СС Муравски.
   – « – VIIB3. Марксизм. Унтерштурмфюрер СС Манке.
   – « – VIIB4. Другие оппозиционные группы. Оберштурмфюрер СС Мюллер.
   – « – VIIB5. Индивидуальные научные исследования германских внутренних проблем. Гауптштурмфюрер СС д-р Шик.
   – « – VIIB6. Индивидуальные научные исследования зарубежных проблем. (Должность руководителя вакантна.)
   Отдел VIIC. Архив, музей, особые исследовательские задания. Должность руководителя вакантна.

   Реферат VIIC1. Архив. Гауптштурмфюрер СС Диттель.
   – « – VIIC2. Музей. (Должность руководителя вакантна.)
   – « – VIIC3. Особые исследовательские задания. Оберштурмбаннфюрер д-р Левин.
   Управления, отделы, рефераты РСХА располагались во множестве зданий Берлина и его окрестностей, некоторые находились в других городах. Как правило, никаких вывесок на этих зданиях не было.
   В здании на Принц-Альбрехтштрассе, 8, кроме штаб-квартиры шефа Амт-IV разместилось несколько отделов и ряд рефератов.
   На Вильгельмштрассе, 102, располагались рабочий кабинет шефа СД и зипо, главы управлений Амт-I и Амт-III, несколько отделов и рефератов.
   На Вильгельмштрассе, 102, размещались 12 рефератов и отделов управления Амт-III.
   На Кохштрассе, 64, располагались глава управления Амт-II и несколько отделов управления.
   На Вильгельмштрассе, 35, располагался один из отделов управления Амт-IV. То же самое – на Герман-Герингштрассе, 8.
   На Вердершер Маркст, 5–6, находилась штаб-квартира управления Амт-V, несколько отделов и рефератов управления, а также мастерские и ремонтные службы.
   На Берлинерштрассе, 120, в Панкове находилось центральное бюро виз управления Амт-IV.
   Ряд отделов и рефератов Амт-IV находился на Мейнекештрассе, 10. То же самое – на Курфюрстендам, 140.
   Многие отделы и рефераты занимали немалые помещения на Ам Гроссе Ванзее, 71, на Линденштрассе, 51–53, на Ягерштрассе, 1–2, на Вортфштрассе, 20, на Гауптштрассе, 144, на Эмсерштрассе, 12 (Вильмерсдорф), на Шлоссштрассе, 1 (Шарлоттенбург), на Дельбрукштрассе, 60 (Грюневальд), на Фирстенвальдер Дамм (Рансдорф), на Мюнхенерштрассе, 32, на Потсдаммер Шоссе (казармы полиции), на Врангельштрассе, 5–7 (Штеглиц) и т. д.[39]
   На Беркаерштрассе, 32 (угол с Гогенцоллерндамм), находились кабинет и штаб-квартира шефа Амт-VI, а также несколько отделов и рефератов управления[40].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алина Ребель.
Евреи в России: самые влиятельные и богатые

Михаил Козырев.
Реактивная авиация Второй мировой войны

Николай Николаев.
100 великих загадок истории Франции

Валерий Гуляев.
Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории
e-mail: historylib@yandex.ru
X