Список книг по данной тематике

Реклама

Ю. Б. Циркин.   История Древней Испании

Распространение христианства

Изменения и страдания III в. не могли не найти отражения и в идеологической сфере. Кризис этого времени был столь всеобъемлющ, что он нашел яркое выражение и в идеологии, особенно в религиозной сфере. Уже говорилось о возрождении кельтской религии. Происходят значительные изменения и в религии римской. Приходит в упадок императорский культ. На второй план отходят такие ранее широко почитаемые божества, как Меркурий и Аполлон. Зато продолжает почитаться Диана, которая в значительной степени идентифицируется с местными богинями и в культе которой был силен мистериальный оттенок. На первый план выступают нимфы, божества вод, здоровья, небесные боги, дававшие, видимо, надежду на потустороннее спасение91. Посвящения великим богам были обычно официальными от имени городов, общин, корпораций. Теперь же большинство посвящений — глубоко личные. Первое место в религиозной жизни Испании III в. занимает отдельная человеческая личность, страдающая и жаждущая надежды. Поэтому многие испанцы, как и вообще жители империи, обращаются к восточным, главным образом мистическим, культам.

Это в первую очередь относится к восточно-греческой Немезиде, которая из богини мести превращается во владычицу подземного мира и мстительницу за всех обиженных в земном мире92. Другим широко распространенным божеством становится иранский Митра; следы его культа отмечаются в основном в западной части Тарраконской Испании и частично в Лузитании, т. е. там, где в III в. стояли войска или хотя бы отдельные отряды. Насколько глубоко культ Митры проник в гражданскую среду, сказать трудно93. Все эти и подобные божества были сравнительно малознакомы испанцам, разочаровавшимся в прежних богах; они казались более сильными и были больше связаны с самой личностью верующего. В еще большей степени это надо сказать о христианстве.

Долгое время появление в Испании христианства связывалось с деятельностью апостола Иакова, сына Зебедея. Последующие исследования показали, что это не так, что предание о пребывании Иакова в Испании появляется в латинской христианской традиции только около 600 г.94 Что касается апостола Павла, то в «Послании к римлянам» он дважды (XV, 23—24; 29) говорит о своем намерении в будущем отправиться в Испанию, но нигде в Новом Завете не говорится об исполнении им этого своего намерения. Только в более поздних произведениях раннехристианской литературы порой встречаются упоминания о миссии Павла в Испании, но они довольно редки и чисто риторичны95. Уже в Средние века на юге Испании, находившейся еще под властью арабов, сложилось предание, явно соперничавшее с рассказами об Иакове, ходившими на севере, об «апостольских мужах», принесших христианство на Пиренейский полуостров во второй половине I в.96 Во II в. уже появились христианские общины. Первые, хотя и очень неопределенные, сведения об этом содержатся в сочинении Иринея «Против ересей» (I, 10, 2). Это сочинение датируется приблизительно 180 г., а через двадцать лет Тертуллиан (Adv. Iud. 7) уже утверждал, что христиане были «во всех пределах Испании». Хотя это утверждение содержит явное преувеличение, едва ли надо сомневаться в самом факте существования христианских общин на Пиренейском полуострове. Первые из них возникли в Бетике. Находились они, вероятнее всего, в Акци, Кордубе и Гиспалисе97. Несколько позже общины появились в некоторых других городах провинции. В середине III в. послание карфагенского епископа Киприана засвидетельствовало наличие христиан в Легионе (стоянке VII Парного легиона), Астурике, Цезаравгусте и Эмерите98. В Тарраконе раннехристианское кладбище начало использоваться в III в.99 Затем христианство стало распространяться и в других местах. Археологические данные и сведения Актов мучеников позволяют выделить три основные группы христианских общин: первую — восточное побережье Пиренейского полуострова от Диания до Пиренеев, долина Ибера и частично Северная Испания; вторая — Южная Испания, преимущественно Бетика; третья — центр полуострова100. Источники распространения новой религии в каждой из этих групп были, видимо, разные.

Бетика всегда была тесно связана с Италией. Все южные общины, появившиеся до IV в., располагались вдоль морского побережья и дорог от берега к Бетису, а также в долине этой реки101. Кордуба и Гиспалис были в числе главных звеньев связи Бетики с Италией. Напрашивается вывод, что христианство приходило сюда вместе с торговлей, а первыми миссионерами были торговцы. И неважно, были ли это испанцы, узнавшие о новой религии в Риме и Италии, или пришельцы с Апеннинского полуострова, принесшие с собой новые верования. Эта мысль подтверждается и тем, что христианские саркофаги южной группы стилистически связаны с Римом, а одни из них даже с Грецией102. На юге были найдены статуи «Доброго пастыря», подобные обнаруженным в Италии, Греции и Малой Азии103.

Иначе обстоит дело с группой общин средиземноморского побережья и Ибера. Сходство терминов, используемых в агиографической литературе и литургии этой группы испанских христиан и Карфагена, похожие планы базилик, стилевое родство саркофагов, распространение мозаичных надгробий, какие встречаются только в современном Тунисе, на Балеарских островах и в Северо-Восточной Испании, обращение к карфагенскому епископу Киприану, а не к римскому папе104 для решения церковных дел — все это показывает, что христианство в этой группе общин распространилось из Северной Африки105. В этом же районе локализуется мученичество африканцев Феликса и Кукуфата106. В Северной Африке христианство начинает распространяться, по-видимому, во II в. Первые сведения о нем относятся к 180 г.107 Отсюда эта религия попадает в Испанию благодаря торговцам и, видимо, солдатам108. Через Балеарские острова и Тарракон (где найдено 6 из 12 надписей африканцев в Испании) новая религия движется со своими пропагандистами по средиземноморскому побережью, по Иберу, а оттуда переходит в северо-западную часть страны. Может быть, оттуда, а возможно и с юга, христианство проникает в центральную Испанию.

Сравнивая три зоны распространения христианства, надо отметить различия между ними. В Бетике христианских общин было много и в крупных, и относительно мелких городах. В северо-восточной и северной зоне они ограничиваются только крупными городами, причем их плотность увеличивается к востоку, к побережью Средиземного моря. Все это совпадает с распространением романизации. Самая романизованная провинция — Бетика — дает и наибольшее число общин. На менее романизованном северо-западе христиане встречаются только в новом провинциальном центре (Астурике) и городе, выросшим из легионного лагеря. Несколько иное положение сложилось в центре полуострова. Там христианство принимается туземной знатью. На одном саркофаге сохранилось неримское имя владельца — Aticuenato109.

Первоначально испанские общины управлялись не епископами. Существовало ли в испанских общинах демократическое устройство, как это было в I — начале II в. на Востоке и, пожалуй, в Италии, неизвестно. Во главе испанских общин встали пресвитеры, и только позже произошел переход к монархическому епископату. Нам известен список епископов Гиспалиса. Вторым в этом списке назван Сабин, который участвовал в Илиберрийском соборе в начале IV в. Следовательно, первый епископ, Марцелл, исполнял свои обязанности в середине или даже второй половине III в.110 С другой стороны, как об этом говорилось выше, гиспалийская община возникла одной из первых. Вероятно, в середине III в. или несколько позже произошло не основание общины, а переход руководства к епископу. В некоторых же общинах этот переход не завершился и в начале IV в., ибо постановления Илиберрийского собора подписали не только епископы, но и пресвитеры ряда общин. Но и там, где он уже произошел, рядовые члены еще могли играть значительную роль. Так, рядовые верующие Легиона и Астурики сместили своих епископов Басилида и Марциала и заменили их Сабином и Феликсом, причем последний был призван из другого города — Цезаравгусты111. Можно говорить, что время кризиса — это время формирования испанской Церкви.

Как и в других местах империи, в Испании христиане не раз подвергались гонениям. Первое произошло при императоре Деции в 250—251 гг., а второе — при Валериане в 257—260 гг.

Важным этапом истории испанского христианства стал первый поместный собор, созванный в Илиберрисе в начале IV в. В это время христианство еще не стало религией большинства испанцев. Оно ограничивалось пока только городами. В постановлениях собора нет ничего, что можно было бы отнести к сельскому населению. Раскопки вилл показывают, что их владельцы еще в IV в. были язычниками112. Но и в городах христиане составляли меньшинство. О весьма незначительном распространении христианства говорит и относительно небольшое количество мучеников, т. е. жертв гонений III — начала IV в.: 28 человек, из которых 18 относятся к одной Цезаравгусте113.

Трудно установить социальный состав ранних христианских общин. Из послания Киприана (Ер. 67) известно, что отступник Марциал являлся членом языческой коллегии, участвовал в ее пирах и хоронил своих сыновей на ее кладбищах. Этот факт вызвал возмущение карфагенского епископа, но христиан Астурики и Легиона, видимо, не шокировал. Языческой коллегией была, видимо, коллегия «маленьких людей», и такие коллегии вообще притягивали низшие слои населения. Илиберрийский собор предоставлял возможность вступления в общины отпущенникам (с. LXXX), возницам и актерам (с. LXII), бывшим проституткам (с. XLIV), т. е. низам общества. Ничего не говорится о рабах как о самостоятельных членах церкви, упоминается лишь требование к господам запретить своим рабам иметь идолов (с. XLI).

С другой стороны, те же постановления свидетельствуют о наличии в общинах богачей, имеющих рабов (с. V, XII), финансистов (с. XX), причем финансовыми операциями не брезговали и клирики, включая епископов (с. XIX, XX). В общины входили и представители муниципальной знати, в том числе дуумвиры, и даже языческие жрецы — фламины (с. II, III, LV, LVI). Руководство испанской Церкви в это время стремилось совместить пребывание в общинах таких людей с неприятием государства и языческой религии. Отлучались от церкви только те фламины, которые участвовали в жертвоприношениях (с. II), а если они лишь исполняли жреческие обязанности, то их можно было восстановить в церкви через два года (с. II, IV). Дуумвиры же и другие магистраты уходили из общины только на год, в течение которого осуществляли свои полномочия (с. LVI). Таким людям явно принадлежало руководство. Ни о каком относительно демократическом устройстве общин уже нет речи. Клир противопоставляется основной массе верующих, а руководство полностью принадлежит епископам114. Сами епископы являются уже довольно богатыми людьми, полностью внедрившимися в социально-экономическую ткань общества. Недаром для епископов предусматривалась возможность заниматься торговлей, хотя и только в пределах провинции, отмечалось наличие у них и других клириков отпущенников и наемников (с. XIX). О наличии в христианских общинах знати свидетельствует пример мученицы Евлалии из Эмериты, происходящей из знатного рода (Prud. Peristeph. III, 1—2).

Таким образом, христианство начало утверждаться, хотя пока только в городах, среди самых разных слоев населения.

Итак, мы видим, что в результате кризиса античного мира резко меняется провинциальное испанское общество. Широко распространяется и в обширной менее романизованной зоне становится господствующим латифундиальный уклад, теряют свое значение города, утверждается новый господствующий класс, начинает распространяться новая религия — христианство.




91 Sayas Abengochea J.J. El culto al emperador... P. 405; Vazquezy Hoys A. M. Consideraciones... P. 167-174; Fernandez Ubinа J. La crisis... P. 116.
92 Casal R. La iconografia de Nemesis en la gliptica romana // La religion romana... P. 117; Sayas Abengochea J. J. Religiones mistericas // HE. Т. II, 2. P. 382-383.
93 Sayas Abengochea J. J. Religiones mistericas. P. 372—376.
94 Lipsius R. A. Die Apokryphen Apostelgeschichte und Apostellegenden. Braunschweig, 1884. Bd. 2, 2. S. 214-227; Duchesne L. Saint Jacques en Galicie // Ann. Midi. 1900. An. 12. P. 145-179.
95 Циркин Ю. Б. Распространение христианства в Испании до Миланского эдикта // Iberica. М., 1983. С. 24-27.
96 Там же. С. 27-28.
97 Harnack A. Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten. Berlin, 1924. S. 258-259, Bern. 5; ср.: Thouvenol R. Essai sur la province romaine de Betique. Paris, 1940. P. 327, n. 2.
98 Blazquez J. M. Origen del cristianismo hispano // HE. T. 11, 2. P.415-416.
99 Battle Huguet P. Arte paleocristiano // Ars Hispaniae. Madrid, 1947. Т. II. P. 185; Pascual R. Las anforas de la Necropolis de Tarragona // Boletin arquelogico. 1964-1965. T. 64'65. P. 25-26.
100 Циркин Ю. Б. Распространение... С. 32.
101 Thouvenot R. Essai... P. 322.
102 Schlunk H. Die Sarkophage von Esija und Alcaudete // MM. Bd. 3, 1962. S. 122-129.
103 Garcia у Bellido A. Las dos figures del «Buen pastor» de Gador // AEArq. 1950. Vol. 23. P. 3-20. Ср.: Kauflnann С. M. Handbuch der christlichen Archaologie. Paderborn, 1922. S. 322; Laurant M. L'art Chretien des origines a Justinien. Bruxelles, 1956. P. 47.
104 Fernandez Ubina J. Poder у соrrupcion en el episcopate, hispano del siglo IV // SHHA. 2006. Vol. 24. P. 170.
105 Blazquez J. M. Posible origen africano del cristianismo espanol // AEArq. 1967. Vol. 40. P. 39-50; Tovar A., Blazquez J. M. Historia... P. 186-189.
106 Blazquez J. M. Origen... P. 420.
107 Жюльен Ш. А. История Северной Африки. Т. 1. М., 1961. С. 238.
108 Blazquez J. М. Posible origen... P. 32-37; idem. Origen... P. 418-420.
109 Schlunk H. Zu den fruhchristlichen Sarkophagcn der Bureba // MM. 1965. Bd. 6. S. 165.
110 Thouvenot R. Essai... P. 319.
111 Mansi Collectio conciliorum. Paris; Leipzig, 1901. P. 908-911; Fernandez Ubino F. Poder... P. 170.
112 Garcia у Bellido A. Dos «villas rusticae» romanas recientamente excavadas // AEArq. 1953. Vol. 28. P. 219; Blazquez J. M. Posible origen... P. 48.
113 Balil A. De Marco Aurelio... P. 329-330, n. 256. Ср.: Iglesias L. G. Paganismo y Cristianismo en la Espana Romana // La religion romana... P. 369-372.
114 Fernandez Ubino J. Poder... P. 170.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Р. И. Рубинштейн.
У стен Тейшебаини

под ред. Анджелы Черинотти.
Кельты: первые европейцы

Дэвид Лэнг.
Грузины. Хранители святынь

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель
e-mail: historylib@yandex.ru