Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Сюмпэй Окамото.   Японская олигархия в Русско-японской войне

ВЫБОР ПОЛНОМОЧНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ

   Вследствие особой ответственности и сложности миссии выбор представителей стал трудной задачей для японского правительства. Когда для принятия этого решения было проведено собрание гэнро, премьер-министр Кацура подчеркнул, что из-за великого значения миссии «главный полномочный представитель должен быть ведущим государственным чиновником, пользующимся полным доверием императора и всей страны. Другими словами, это должен быть один из гэнро». Кацура даже намекал императору, что представителями должны быть назначены президент Тайного совета Ито и министр иностранных дел Комура.

   Император, полагавшийся на Ито как на своего постоянного советчика в течение всей войны, не хотел отпускать его из Токио[34]. Сам Ито, по причинам, носившим политический характер, не хотел ехать в Портсмут. Говорят, что он заявил: «Каждый должен пожать то, что посеял. Я начал Китайско-японскую войну, я ее и закончил. И я считаю, что эту войну Кацура должен закончить сам». Вместо этого Ито порекомендовал Кацуре назначить министра иностранных дел Комуру. Вероятно, Ито не хотел отправляться под руководством бывшего протеже Ямагаты Кацуры, чей статус был ниже, чем его. Однако основной причиной его нежелания была, скорее всего, неблагодарная природа самой миссии. Ито прекрасно понимал, как трудно будет японскому представителю заключить мир в Портсмуте; понимал он и то, что после этого он будет обречен нести полную ответственность за дипломатический провал и окажется один лицом к лицу с негодованием народа.

   Близкие последователи Ито еще больше, чем он сам, были обеспокоены его будущим. Когда распространился слух о том, что тщеславный Ито стал легкой добычей искусной лести Кацуры и частным образом высказал свою готовность стать представителем Японии, Ито Миедзи, способный протеже гэнро, будучи сильно ослабленным болезнью, заставил себя прийти к Ито, чтобы сказать ему: «Не будет достойно мудреца терпеть критику, которую породит в народе заключение мира, в то время как слава и честь победы достанутся Кацуре». Убедив гэнро в том, как неразумно отправляться в очевидно неблагодарную миссию, Ито Миедзи тут же позвонил Кацуре и решительно потребовал от того прекратить манипуляции.

   Тани Кадзе, сотрудник Ито, который, будучи профессиональным солдатом, хорошо разбирался в реалиях войны и событиях в мире, представил Ито, еще до объявления о посредничестве Рузвельта, план, содержащий крайне умеренные мирные требования. Он видел в предстоящих мирных переговорах «не результат победы одной из сторон, а свидетельство взаимного истощения обеих сторон в затянувшейся войне» и считал, что Япония не только Сахалина, но и контрибуции потребовать не может. Когда Япония стала перед выбором представителя, Тани убеждал Ито не принимать этого задания:

   «Газеты снова беспокоят Вас, убеждая принять на себя задачу проведения мирных переговоров. В этот раз Вы должны отправить Кацуру и Комуру. Это дело не требует Вашего труда. Если Вы купитесь на лесть и поедете, Вы определенно окажетесь в беде и попадете в ловушку, которую кое-кто для Вас расставил. В любом случае, мне будет жаль, если некоторым удастся выставить Вас на посмешище!

   Если его величество прикажет Вам ехать и у Вас не будет возможности отказаться от этого задания, обязательно соберите подписи под соглашением с маркиза Ямагаты и каждого из министров кабинета, чтобы Вы позже не оказались один опозоренным. Вам надо будет обнародовать это соглашение с их подписями в нужное время; если Вы этого не сделаете, народ определенно посчитает Вас изменником. Вы умны, образованны и мудры, но я боюсь, что Вы привыкли слишком легко пользоваться этим. Мне очень жаль. Эта война полностью отличается от войны с Китаем 1894 – 1895 годов. Более чем очевидно, что послевоенное состояние нашей страны будет действительно жалким. Кто бы ни отправился в эту миссию, он не сможет добиться удовлетворительных результатов. Поэтому для этого задания вполне подойдут Кацура и Комура. Совершенно не мудро было бы вызывать ненужное возмущение невежд. Не станьте жертвой манипуляций Кацуры или Комуры!»

   Под давлением таких аргументов Ито отказался от трудного задания[35]. Когда Комуре был направлен запрос собрания гэнро, то, как гласят записи, он утвердительно заявил: «Как министр иностранных дел, я не буду снимать с себя ответственность, даже несмотря на страх, что я недостоин этого задания. Поэтому я готов принять эту задачу, если его величество доверит мне ее».

   Комура, как мы знаем, был тесно связан с провоенными деятелями. Хотя он и был известен как благоразумный и предусмотрительный премьер-министр, в первую очередь он был сторонником жесткой политики. К тому же Комура обучался в Гарварде и смог подняться по карьерной лестнице министерства иностранных дел ступенька за ступенькой безо всякой клановой поддержки. Возможно, он считал предстоящую конференцию возможностью, хоть и рискованной, добиться еще более высокого положения. Ланцелот Лоутон, корреспондент «Дейли телеграф» в Японии во время войны, отмечал:

   «Очевидно, что положение представителей Японии можно сравнить в положением игрока в покер, у которого на руках крайне сомнительный расклад. Неудивительно поэтому, что Ито, чье чувство долга и патриотизм отрицать нельзя, отклонил предложение принять это задание, ощутив груз прожитых лет после активной карьеры, посвященной полностью интересам своей страны... Нельзя не отметить того факта, что барон Комура – молодой и амбициозный человек, для которого должность полномочного представителя в связи с одной из самых великих войн, когда-либо происходивших в истории, должна была в любых обстоятельствах показаться привлекательной».

   На самом же деле, назначив представителем Комуру, японские правители заложили предпосылки кризиса на предстоящих переговорах. Некоторые из гэнро подозрительно относились к своевольному, амбициозному Комуре. Они боялись, что он может выдвинуть резкие требования, которые сорвут переговоры. Военно-морской министр Ямамото, наиболее стремящийся к заключению мира из всех министров кабинета, дошел до того, что сказал Комуре на совещании гэнро: «Понятно, что, если переговоры подойдут к разрыву, вы примете окончательное решение только после получения инструкций от правительства. Мы хотели бы услышать о вашем согласии с этим положением ради нашего спокойствия». Собрание приняло окончательное решение о назначении Комуры только после того, как тот ответил: «Конечно!»[36] Кацура немедленно доложил о решении Комуры императору, и на императорском совещании император санкционировал решение совещания гэнро.

   Таким образом, совещания группировок, упорно живущих за фасадом национального единства, и почти полная невозможность достичь удовлетворительного мира освободили Ито от ответственности за неблагодарную миссию. Вместо него она пала на Комуру.

   Кацура был глубоко благодарен Комуре за согласие отправиться с миссией столь очевидно сложной, что заботящиеся о своей репутации гэнро изо всех сил старались ее избежать. С великой радостью он понял, что это Комуре придется вести переговоры с Витте под внимательным наблюдением мировых держав, при том что Россия, хоть и потерпевшая ряд серьезных поражений, не признала себя побежденной и все еще пользуется дружеской помощью некоторых держав. Граф Иноуэ Каору, как сообщают, сказал Комуре: «Вы находитесь в действительно сложном положении. Предстоящая Портсмутская конференция может полностью перечеркнуть наши прошлые заслуги и достижения». Говорят, что гэнро Ито Хиробуми выразил свои теплые чувства словами: «Даже если больше там никого не будет, я приду на причал встречать вас в Японии после конференции».

   «Кампо» («Официальная газета») объявила о назначении Комуры и Такахиры представителями 3 июля 1905 года. 6 июля Комура был на аудиенции у императора, который подарил ему свою личную табакерку и напутствовал следующими словами:

   «Против нашей воли мы вынуждены были прибегнуть к оружию, несмотря на наше постоянное стремление к миру. Если наш противник будет мирно настроен и военные действия можно будет прекратить, ничего не будет желаннее такого итога... Посвятите себя со всей своей властью достойному выполнению своей миссии и сделайте все возможное, чтобы восстановить мир на длительной основе».

   После многочисленных совещаний и встреч гэнро, министров и высших военных и военно-морских руководителей японское правительство сформулировало на собрании министров 30 июня свои окончательные условия для заключения мира. 5 июля это окончательное решение было санкционировано императором, и на следующий день Комуре были вручены такие наставления перед мирными переговорами.

   НАСТАВЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ НА МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРАХ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЯПОНИЕЙ



   Решение кабинета – 30 июня 1905 года

   Санкция императора – 5 июля 1905 года



   Мы приняли решение послать вас в качестве представителей нашей империи на предстоящие мирные переговоры с Россией. Настоящим вам предписывается проводить переговоры с представителями России в соответствии со следующими пунктами:



   A. Абсолютно необходимые требования

   1. Признание Россией полных прав Японии на свободу действий в Корее.

   2. Вывод российских войск из Маньчжурии в оговоренные сроки и вывод японских войск из региона в те же сроки.

   3. Передача Россией Японии арендованной части полуострова Ляодун и железной дороги между Харбином и Порт-Артуром.

   Вышеперечисленные пункты абсолютно необходимы для достижения наших целей в войне и гарантий вечной безопасности нашей империи. Следовательно, вам предписывается сделать все возможное для их достижения.

   B. Относительно важные требования

   1. Возмещение Россией военных расходов. Вам предписывается определить сумму в соответствии с ходом переговоров, вплоть до максимального значения в сто миллионов иен.

   2. Передача Россией Японии всех российских военных судов, укрывшихся в нейтральных гаванях.

   3. Передача Россией Японии Сахалина и близлежащих островов.

   4. Предоставление Россией Японии прав на ловлю рыбы вдоль побережья Приморья.

   Вышеперечисленные пункты не являются абсолютно необходимыми. Однако вам предписывается добиваться их только в том случае, если это позволят обстоятельства.

   С. Дополнительные требования

   1. Ограничение военно-морской мощи России на Дальнем Востоке.

   2. Превращение Владивостока в чисто торговый порт путем разрушения там всех укреплений.



   Вышеперечисленные пункты могут быть выдвинуты как дополнительные требования. Их использование и принятие передается полностью на ваше усмотрение.

   Это – основные требования правительства империи. О подробностях этих пунктов вы должны договориться с представителем России в свете прогресса переговоров.

   Конечно, будет чрезвычайно тяжело отстоять вышеперечисленные цели нашей империи на предстоящих переговорах. Правительство нашей империи, однако, возлагает большие надежды на ваши способности и желает, чтобы вы приложили все старания к переговорам, помня об интересах нашего правительства, чтобы достигнуть славного мира как можно быстрее.

   Разумеется, вам предписывается время от времени подробно докладывать о ходе переговоров. Если вы окажетесь перед несчастливой возможностью преждевременного окончания переговоров, вам предписывается доложить о ситуации правительству телеграммой и предпринимать какие-то шаги только после получения инструкций в ответ на ваш доклад.

   Эти инструкции были скорее руководством для представителя, нежели жестким набором требований. В результате Комура воспользовался этим: на конференции он переформулировал требования Японии таким образом, чтобы они соответствовали его собственным жестким убеждениям.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Вендален Бехайм.
Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в историческом развитии)

Дмитрий Самин.
100 великих архитекторов

Надежда Ионина.
100 великих картин

Сюмпэй Окамото.
Японская олигархия в Русско-японской войне

Юрий Лубченков.
100 великих аристократов
e-mail: historylib@yandex.ru
X