Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.   Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Журнал "Каунтерспай" — Руководители резидентур

Эта статья была впервые опубликована
без указания автора в начале 1975 г.
в журнале «Каунтерспай» (Вашингтон,
округ Колумбия). Несколько фамилий
руководителей резидентур было
дополнительно названо в последующих
номерах журнала «Каунтерспай», в
декабре 1975 и начале 1976 г.





В связи с разоблачениями тайных операций за рубежом и разведывательной деятельности внутри США Центральное разведывательное управление находится в центре бурных дискуссий. Члены конгресса и авторы редакционных статей призывают к запрещению тайных операций ЦРУ. Ряд комиссий конгресса и президентское жюри присяжных заседателей пообещали изучить обстановку. Когда стихают бурные ветры, дующие с Капитолийского холма, осведомлённые люди заявляют, что правительство ответит на общественное требование твёрдым обещанием, что будущая деятельность ЦРУ будет строго контролироваться.

Президент и директор ЦРУ Уильям Колби выступают против тех сил, которые хотят запрещения тайных операций. Колби признает, что такое запрещение серьёзно не затронет национальную безопасность Соединённых Штатов, но утверждает, что тайные операции предоставляют президенту возможность выбора во внешней политике между дипломатическими средствами и открытым вмешательством. В действительности же тайные операции — это нечто большее, чем только возможность выбора. После того как конгресс оставил крошечную лазейку в законе о национальной безопасности 1947 года, тайные операции и потребовавшаяся для их поддержки негласная сеть использовались буквально каждодневно для подкрепления внешней политики. Тайные операции и их обеспечение стали большим бизнесом, поглощая 550 миллионов долларов из ежегодного 750-миллионного бюджета ЦРУ и привлекая 80 процентов сотрудников этого ведомства. И эти цифры не включают ещё от 50 до 100 миллионов долларов, выделяемых директору ЦРУ на непредвиденные случаи и тысячи «договорных служащих».

Колби утверждает, что нынешняя эра разрядки привела к значительному снижению уровня тайных операций по сравнению с прошлыми годами. За последние месяцы были выдвинуты обвинения, что операции велись или ведутся во Вьетнаме, в Таиланде, Лаосе, Камбодже, Португалии, Испании, Греции, Кипре, Дофаре, Родезии, Южной Африке, Италии, Аргентине, Перу, Венесуэле, Эфиопии и Великобритании. Правда, пока ещё все указания на тайную деятельность, содержащиеся в обвинениях, документально не подтверждены. Как и в прошлом, Центральное разведывательное управление не станет комментировать заявления о проводящейся тайной деятельности.

Тайные операции не происходят в пустоте. Центральное разведывательное управление содержит во всём мире негласный аппарат сотрудников, действующих под различными крышами, местных осведомителей, коммерческие организации и технические средства. Когда технический прогресс сделал возможным сбор почти всей разведывательной информации без использования агентов, стало ясно, что эта негласная инфраструктура имеет лишь одну цель — тайную деятельность.

Почти вся эта тайная деятельность протекает в развивающихся государствах третьего мира. Первоначальная причина превращения этих стран в объекты действий зародилась из убеждения, что третий мир должен быть полем битвы «холодной войны». В последние годы возникла новая ситуация, потому что страны третьего мира стали проявлять всё большую склонность осуществлять свой суверенитет над сырьевыми материалами и контроль над зарубежными инвестициями, являющимися неотъемлемой частью сегодняшней экономики Соединённых Штатов. Деятельность ЦРУ в социалистических странах обычно больше ориентируется на сбор и анализ разведывательной информации.

Этой подпольной сетью и тайными операциями, которые она плодит, руководит оперативное управление — часть Центрального разведывательного управления, больше известное как «тайные службы». Два из трёх других управлений ЦРУ — административное и научно-техническое — широко используются «тайными службами». Управление этой негласной инфраструктурой начинается с десяти сотрудников, назначенных Колби как для координации сбора разведывательной информации, так и для выполнения оперативных функций. (Это одна из широко восхваляемых реформ Колби.) Ведя линию дальше, увидим, что аналитические и административные функции выполняются различным персоналом, поделённым по геополитическому принципу. Эти отделы содержат офицеров связи в соответствующих регионах. До недавних изменений во внутренней обстановке в Эфиопии, например, сотрудник по связи африканского отдела ЦРУ находился на секретной базе Агентства национальной безопасности и ЦРУ на территории этой страны.

Известно, что ключевыми фигурами, по крайней мере в оперативном смысле, в инфраструктуре ЦРУ являются руководители резидентур. Обычно размещающиеся внутри посольского комплекса США, резиденты отвечают за создание и использование инфраструктуры в данной стране. Влияние ЦРУ в политических партиях, общественных организациях, студенческих группах, профсоюзах, прессе, военных и других правительственных учреждениях можно изобразить как паутину с руководителем в центре.

Государственный департамент обычно обеспечивает резидента и другой персонал ЦРУ легендами прикрытия, скрывая их среди настоящих служащих загранслужбы и защищая дипломатическим иммунитетом. Во многих странах персонал ЦРУ можно встретить в «политической» секции посольства США.

В государствах, где широко представлены США, дополнительные руководящие работники, известные как руководители подрезидентур, могут находиться в аппарате американских консульств и (или) военных баз. Например, в Индии ЦРУ имеет четыре известных подразделения: в Нью-Дели, Бомбее, Калькутте и Мадрасе. Все они прикрыты дипломатическими вывесками. С другой стороны, в Германии оперативными базами ЦРУ служат военные и дипломатические учреждения. Во многих районах, где ЦРУ использует для прикрытия военные базы, на этих базах содержится множество вспомогательных технических средств, которые нельзя хранить в посольствах и консульствах.

Сотрудников ЦРУ, которые живут под дипломатическим прикрытием, можно выявить относительно легко, особенно другим разведывательным службам, правительствам стран пребывания, постоянным посетителям и даже местным служащим, нанимаемым посольством. Явными признаками для заинтересованных лиц могут служить экзотические замки на дверях кабинетов, форма социального страхования, отличная от формы страхования служащих государственного департамента (при полной доступности к платёжным ведомостям) и зашифрованные обозначения в «Биографическом справочнике» государственного департамента должностных обязанностей в том или ином военном ведомстве, как, например, «аналитик» или «политический советник».

То, что другим разведывательным службам и местным правительствам обычно известно о присутствии ЦРУ, в действительности никогда не беспокоило его. И, хотя ЦРУ не собирается открывать зарубежные представительства вроде «Чейз Манхэттен бэнк», имеются определённые преимущества в том, что его присутствие известно. Недовольным людям просто найти управление, а силы безопасности стран третьего мира часто обращаются к ЦРУ за технической помощью.

В некоторых странах, особенно когда складывается потенциально взрывоопасная политическая ситуация, послом может быть назначен сотрудник ЦРУ. Ричард Хэлмс, бывший директор ЦРУ, был назначен послом в бурлящий Иран после уотергейтского кризиса, вынудившего его оставить свой пост. А политические партии Венесуэлы реагировали на назначение послом США Гарри Шлодемана выдвижением обвинения в том, что он является оперативным сотрудником ЦРУ и направлен для подрыва усиливающейся националистической политики этой страны.

Внешняя политика США, как открытая, так и тайная, осуществляется через так называемую сборную страны. В эту «сборную страны», номинально возглавляемую послом, входят высшие сотрудники дипломатической службы, находящиеся в данной стране, включая резидента ЦРУ. Её работа заключается в конкретизации зачастую туманных директив, издаваемых Вашингтоном. Роль ЦРУ во всём этом, конечно, состоит в осуществлении тайных аспектов внешней политики, и эта роль не вызывала сомнений до последнего времени.

Примером осуществления такой политики может служить напряжённость, которая существовала между США и Кубой в начале 60-х годов. Целью внешней политики США было изолировать Кубу от остального некоммунистического мира. В Латинской Америке оказывался нажим на правительства с целью разрыва дипломатических отношений с Кубой. Те правительства, которые противились политике силы в отношении Кубы, скоро стали испытывать внутренние раздоры и экономический хаос, вызванные, конечно, ЦРУ. Например, правительства Эквадора и Аргентины были свергнуты в результате деятельности ЦРУ.

Размах тайных действий ЦРУ безграничен там, где существует сильная инфраструктура, и может включать даже такие «простые» акции, как нанесение на стены лозунгов правых. Большинство акций санкционируется руководством оперативного управления, и только более крупные и дорогостоящие из них предварительно утверждаются Советом национальной безопасности или «Комитетом 40».

Существуют две категории тайных акций: психологическая война и полувоенные акции. Психологическая война, по определению бывшего сотрудника ЦРУ Филипа Эйджи, включает «пропаганду (также известную как средства информации), работу в молодёжных и студенческих организациях, в рабочих организациях (профсоюзы и пр.), в профессиональных и культурных группах и политических партиях». Эйджи определяет полувоенные акции как «инфильтрацию в закрытые зоны, саботаж, экономические диверсии, преследования отдельных лиц, воздушную и морскую поддержку, поставку оружия, обучение и снабжение небольших вооруженных групп».

Руководитель резидентуры осуществляет контроль за использованием этих методов и сети контактов, которые позволяют их применить. Инфраструктура, созданная ЦРУ в мировом масштабе, вторгается в дела других государств повседневно, а не «время от времени», как указывает Совет национальной безопасности.

Несмотря на продолжающиеся в стране дебаты, американской общественности всё ещё рекомендуют предоставить оценку деятельности сил безопасности экспертам сомнительной квалификации. Результаты работы таких экспертов по контролю за деятельностью Центрального разведывательного управления ясны: злоупотребление властью продолжается; государства и народы лишаются права на самоопределение; тайная инфраструктура, которая делает возможными тайные акции, остаётся бесконтрольной.

Поскольку иностранные разведывательные службы, местные правительства и другие заинтересованные стороны осведомлены о всемирном тайном присутствии ЦРУ, американский народ имеет право знать столько же, сколько знают об этом за пределами Соединённых Штатов. Наступило время сбросить покров секретности с деятельности ЦРУ.

В соответствии с убеждением «пятого сословия», что народ имеет право знать характер своих сил безопасности, и с заявлением Филипа Эйджи был составлен список руководителей резидентур и баз ЦРУ во всём мире по состоянию на июнь 1974 года. В нём упомянуты те лица, работающие под дипломатическим прикрытием, которые нам удалось установить.

(Примечание составителей: Дальнейшее исследование показало, что несколько названных в журнале «Каунтерспай» лиц на самом деле не были руководителями резидентур. Ошибка журнала «Каунтерспай» — и это распространённая ошибка — заключалась в том, что он приводил в качестве руководителя резидентуры старшего по чину сотрудника ЦРУ из упомянутых в «Списке сотрудников дипломатической службы». Однако в этих списках часто не приводят имена самых высших сотрудников ЦРУ в некоторых странах, особенно в Европе.

Например, в Австрии в списке дипломатических сотрудников за июнь 1974 года фигурировал политический советник по имени Чарльз Мэлтон-младший. История карьеры Мэлтона в «Биографическом справочнике» 1974 года ясно показывает, что он давно работает в ЦРУ, и, поскольку в списке не было другого старшего по званию или должности сотрудника ЦРУ, «Каунтерспай» назвал его руководителем резидентуры. Однако другие источники указали на сотрудника ЦРУ в американском посольстве в Вене, чьё имя предусмотрительно не было включено в последние списки дипломатических сотрудников и издания «Биографического справочника». Этим исчезнувшим шпионом, истинным руководителем резидентуры в Вене в 1974 году был Хью Монтгомери, который впоследствии занимал высокий пост в Риме.

Такая же ошибка была допущена, когда речь шла о Южной Африке, где Фрэнсис Джетон был фактически выше по должности, чем человек по имени Джеррел Ричардсон. Когда говорилось о Великобритании, журнал «Каунтерспай» правильно назвал руководителем резидентуры Корда Мейера-младшего, хотя его имя тоже отсутствовало в списке дипломатических сотрудников. Впрочем, список журнала «Каунтерспай» по большей части представляется правильным, и если названные лица не были руководителями резидентур, то, во всяком случае, они были высокопоставленными сотрудниками ЦРУ.)
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дэвид Кортен.
Когда корпорации правят миром

Н. Л. Бутми.
Каббала, ереси и тайные общества

Андрей Васильченко.
Тайные общества Третьего рейха

Луис Мигель, Мартинес Отеро.
Иллюминаты. Ловушка и заговор
e-mail: historylib@yandex.ru