Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Подполковник К. И. Никульченков. Взятие русскими войсками флотом Азова в 1696 г.

Одной из важнейших задач, стоявших перед Русским государством в конце XVII в., было завоевание выхода в Черное и Балтийское моря. Разрешение этой задачи должно было создать благоприятные условия для развития экономических связей России с другими странами и в то же время укрепить южную и северо-западную границы государства.

Северные берега Черного моря с древнейших времен принадлежали русским. В XIII в. татары, вторгшиеся в южные русские области, захватили Крымский полуостров и большие пространства прилегающих к нему степей. В XV в. всеми берегами Черного моря завладела Турция. Турки и татары не только отрезали нашей стране выход в Черное море, но и совершали грабительские набеги на русские и украинские села и города, убивали жителей или уводили их в плен для продажи в рабство.

В 1686 г. был заключен военный союз России. Польши. Австрии и Венеции против Турции. В 1687 г., в правление царевны Софьи, Россия отправила в Крым, на основании союзного договора, войска под командованием князя В. В. Голицына. Однако поход этот был неудачным. На пути движения армии Голицына татары подожгли степь. Бескормица, безводье и летний зной изнурили люден и лошадей. Это заставило Голицына, не дойдя до Перекопа 200 км, повернуть обратно. В 1688 г. поход был повторен, и так же безуспешно.

Петр I, вступив в 1689 г. на престол, прежде всего направил свои усилия па разрешение черноморской проблемы, так как имея союз с Польшей, Австрией и Венецией, считал задачу завоевания выхода в Черное море более легко осуществимой, чем решение балтийской проблемы.

Для достижения намеченной цели Петр I направил свои войска в устье Дона и низовья Днепра. В случае успеха на этих двух направлениях Петр приобретал базы для флота и на Азовском, и на Черном морях. Имея их, русский флот мог бы отрезать Крым от Турции.

Дон связывал глубинные пункты России с Азовским морем и являлся хорошей коммуникацией, что ввиду плохого состояния дорог имело большое значение.

В войне против турок на Дону Петр мог рассчитывать на активную поддержку донских казаков.

В устье Дона, в 15 км от впадения его в море, находилась сильная по тому времени турецкая крепость Азов. Чтобы выйти к морю, Петру нужно было овладеть Азовом.

Азов был окружен четырехугольником каменных стен с бастионами и отдельной башней внутри крепости. Стены были обведены высоким земляным валом и глубоким рвом. В 3 км выше турки построили на обоих берегах Дона две каменные каланчи (башни), соединенные между собой толстыми цепями, которые преграждали путь судам. На Мертвом Донце (северном протоке) находился каменный замок, называвшийся Лютик.

Значительно было укреплено турками и низовье Днепра. Здесь имелись сильные турецкие крепости Очаков, Кызы-кермен и Аслан-Ордек.

Главным направлением военных действий против турок Петр избрал азовское. Для вспомогательных действий, имеющих целью отвлечение противника от Азова, было избрано низовье Днепра. Сюда должна была наступать армия Б. П. Шереметева с запорожскими казаками.

План Азовского похода предусматривал внезапное для прок открытие военных действий. Поэтому подготовка к походу на Азов сохранялась в строжайшей тайне, в то время как все мероприятия по созданию армии Шереметева происходили на глазах у всех и даже афишировались. Этим надеялись, во-первых, захватить турок в Азове врасплох и, во-вторых, отвлечь крымских татар от помощи Азову.

20 января 1695 г. в Москве был объявлен царский указ о формировании в Белгороде и Севске армии Шереметева «для промысла над Крымом». Об Азове в царском указе не упоминалось ни слова.

Ранней весной 1695 г. формирование армии Шереметева было закончено, и она, в составе 120 тыс. человек, двинулась в низовья Днепра. Тем временем была создана и Азовская армия. Она насчитывала всего около 30 тыс. человек, но зато в ее состав были включены лучшие полки: Преображенский. Семеновский, Лефортов, Бутырский и др. Главнокомандующего этой армией Петр I назначать не стал, а разделил Азовскую армию на три отряда, во главе которых поставил генералов Гордона, Головина и Лефорта. Сам Петр участвовал в походе в качестве бомбардира бомбардирской роты, причисленной к Преображенскому полку. Для решения вопросов, касавшихся действий всей армии, положено было собирать военный совет в составе Гордона. Головина и Лефорта. Решения совета могли быть приведены в исполнение лишь по утверждении их Петром.

7 марта из Москвы выступил, в качестве авангарда, отряд Гордона, которому ставилась задача подготовить места для высадки двух других отрядов с речных стругов и прикрыть развертывание главных сил в низовьях Дона.

Двигаясь сухим путем, отряд Гордона (9 400 человек, 53 орудия и 4 000 повозок) 18 марта достиг Тамбова. Здесь из-за распутицы он вынужден был задержаться и выступил дальше в поход лишь в конце апреля. Спустя два месяца отряд Гордона достиг Черкасска, где к тому присоединились казаки. В Черкасске Гордон узнал от одного захваченного казаками пленного, что турки готовятся к обороне, что они увеличили гарнизон Азоза с трех до шести тысяч человек и ожидают еще из Константинополя 3 корабля и 10 фуркатов (грузовых судов) с войсками, боезапасом и провиантом, что они с весны стали укреплять город, очистили рвы, обложили валы дерном и поставили на них орудия. Таким образом, застать турок врасплох не удалось.

Главные силы, в количестве 20 тысяч человек, вышли на стругах из Москвы 30 апреля. Они плыли по Москве-реке. Оке и Волге до Царицына; отсюда перешли сухим путем к городу Паншину на Дону, где для дальнейшего плавания было сосредоточено до 1 000 стругов, заранее построенных в районе Воронежа. 29 нюня главные силы прибыли к устью реки Койсуги, впадающей в Дон, где для их выгрузки Гордон построил пристань.

5 июля все три отряда сосредоточились у Азова и осадили его. Лефорт занял позицию на левом фланге, Головин — на правом, а Гордон — в центре. Войска приступили к осадным работам: рыли апроши, сооружали батареи и пр.

6 июля русские заметили 20 турецких галер, подходивших к Азову с моря; осаждавшие, не имея флота, были бессильны помешать доставке в Азов подкреплений.

9 июля русские произвели сильную бомбардировку Азова, причинившую ему серьезные разрушения. Однако турки сразу же приступили к исправлению повреждений. Почти ежедневно турки производили вылазки. Татарская конница, действовавшая вне крепости, нападала на русских с тыла и препятствовала подвозу боезапаса и продовольствия с пристани, где была устроена главная база снабжения русских войск.

Чтобы обеспечить перевозку грузов для армии по реке. Петр I решил овладеть двумя турецкими каланчами, закрывавшими нашим судам проход по Дону к осаждавшим Азов войскам. Для этого был выделен отряд численностью около 200 казаков.

14 июля на рассвете казаки внезапно атаковали каланчу, расположенную на левом берегу Дона, и овладели ею. Из захваченных в этой каланче орудий казаки немедленно открыли огонь по каланче, стоявшей на противоположном берегу. Через два дня вторая каланча была разрушена и занята казаками.

Перебежавший на сторону турок голландец Яков Янсен, служивший в русском флоте, сообщил врагу сведения о состоянии и расположении русских войск. Используя показания Янсена, турки на следующий же день предприняли сильную вылазку против отряда Гордона, занимавшего центр русской позиции. День был жаркий, и стрельцы улеглись после обеда спать. Воспользовавшись этим, турки внезапно атаковали стрельцов. Часть сонных людей была на месте перебита, другая, не захватив даже своего оружия, бросилась на центральную батарею, пытаясь укрыться там, и тем создала беспорядок. Огнем батареи неприятель все же был остановлен. Но вскоре турки получили сильное подкрепление, и русские отступили, оставив в руках противника батарею со всеми орудиями.

Положение спас Петр I, который немедленно прибыл сюда, приведя с собой Преображенский и Семеновский полки. Русские перешли в наступление, взяли обратно батарею и загнали турок в крепость. Турки при отступлении захватили 7 орудий, заклепали большую часть остальных и уничтожили лафеты. Русские потеряли в этот день около 1000 человек убитыми и ранеными.

Для более сильного артиллерийского воздействия на противника Петр I приказал князю Я. Ф. Долгорукову с двумя солдатскими полками занять правый берег Дона против Азова, построить здесь шанец, вооружить его артиллерией и открыть огонь по крепости. 20 июля Долгоруков переправился через Дон и после боя с турками и татарами занял назначенную позицию.

На следующий день большое число татарской конницы стало переправляться на правый берег Дона, чтобы атаковать отряд Долгорукова, который не успел еще как следует закрепиться. Отряду необходимо было оказать помощь. Однако соперничавшие между собой генералы Гордон, Лефорт и Головин никак не могли прийти к соглашению по этому вопросу. Тогда 8 дело вмешался Петр I. Он приказал для содействия Долгорукову выделить от каждого отряда по 1 000 человек. Гордон после этого, взяв по 100 человек от каждого из своих полков, направился левым берегом вниз по течению Дона к тому месту, где переправлялись татары. Пройдя значительное расстояние, он остановился и стал ожидать кавалерию и пехоту из других отрядов. Но ожидания были напрасны, так как ни Лефорт, ни Головин не прислали на одного человека. Тогда войска Гордона начали возводить укрепление. Татары, боясь быть отрезанными от Азова, стремительно бросились с правого берега Дона на левый. Войска Долгорукова быть таким образом спасены от грозившей им опасности. Через несколько дней Долгоруков построил шанец, вооружил его пушками и мортирами и открыл огонь по Азову.

К концу июля осадные траншеи были подведены на 40—60 м к крепостному валу. Беспрерывная бомбардировка крепости наносила большой ущерб осажденным. Собранный 2 августа военный совет решил взять крепость штурмом.

Для штурма был выделен отряд в количестве 4 500 человек, разделенный на три колонны по 1 500 человек каждая. Колонна Гордона, составленная из солдат Бутырского и Тамбовского полков, должна была, в соответствии с общим расположением русских войск, атаковать укрепления противника в центре, колонна Головина — с правого фланга, вблизи берега Дона, колонна Лефорта — с левого фланга. План предусматривал и нападение на Азов с тыла, для чего был выделен отряд казаков в количестве 400 человек под командованием Петра. Казаки должны были спуститься на лодках по Дону и ворваться в Азов со стороны реки.

На рассвете 5 августа русские войска пошли на штурм. Солдаты Гордона в короткое время перешли ров и взобрались на вал. Встретив здесь упорное сопротивление турок, Гордон вынужден был перейти к обороне. Колонна Головина изменила направление, взяла слишком влево и оказалась в тылу у Гордона; не дойдя до рва, войска Головина остановились и в дальнейшем не предпринимали никаких действий. Атака колонны Лефорта не имела успеха. Не решили своей задачи и казаки, которые на двадцати лодках подошли к Азову Доном, высадились на берег и пошли на штурм, но, встретив значительные силы неприятеля, принуждены были отойти.

Таким образом, из-за несогласованности действий колонн, недостаточной обученности и дисциплинированности войск, а также из-за слабой инженерной подготовки штурм закончился неудачей.

Но Петр не пал духом и по-прежнему настойчиво стремился к достижению намеченной цели. 6 августа он собрал военный совет, на котором было решено продолжать осаду, продвинуть дальше траншеи и заложить мины.

Между тем гарнизон Азова продолжал получать морем подкрепления. Суда подходили к устью Дона и на лодках переправляли осажденным туркам пополнение людьми, оружие и продовольствие.

Все три отряда осаждающих начали минные работы, но людей, знавших дело, было мало, и поэтому работы шли неудачно: минеры Гордона обнаружили заряженную турецкую мину и взорвали ее, разрушив то, что успели сделать; на участке Лефорта турки обнаружили мины и уничтожили их; минеры Головина подрылись под бастион и 13 сентября произвели преждевременный взрыв мины: стена крепости проломлена не была, но была разрушена значительная часть русских траншей. Несмотря на эти неудачи, осадные работы продолжались, в то же время началась подготовка к новому штурму Азова.

25 сентября русские войска второй раз пошли на штурм и опять были отбиты. Эта неудача, а также наступление осени заставили Петра снять осаду. С 28 по 30 сентября войска оставили позиции и отошли к Черкасску. В заново укрепленных каланчах были оставлены сильные русские гарнизоны. Укрепление это было названо Новосергиевском.

Более успешными были действия армии Шереметева, занявшей две турецкие крепости: Кызы-кермен и Таван. На о. Таван Шереметев построил укрепление, где было оставлено два полка. Предполагалось, что это укрепление в дальнейшем сыграет роль опорного пункта, откуда можно будет начать дальнейшее движение к Черному морю.

Поход на Азов закончился неудачей, но он явился первой и весьма ценной боевой школой для Петра. На основе личного опыта он понял, какие недостатки в организации военных действий привели и могли привести в дальнейшем к провалу кампании.

Прежде всего для Петра стало ясно, что приморскую крепость Азов, имевшую морские сообщения со своими базами снабжения, одни сухопутные войска взять не смогут. Чтобы взять Азов, нужен был еще флот, который установил бы блокаду крепости и тем лишил осажденный гарнизон возможности получать подкрепления морским путем.

Вторую причину неудачи Петр I видел в отсутствии у русских единого командующего армией, управляемой, как уже было указано, «консилией трех генералов Гордона, Лефорта и Головина и с приговора бомбардира Петра Михайлова». Все три генерала были равноправны, часто не соглашались между собой, нередко ссорились и не хотели поддерживать один другого, что, конечно, отражалось па ходе боевых действий.

Третья причина неуспеха похода заключалась в том, что русские поиска были не подготовлены к осадным действиям, в частности, не имели достаточного числа опытных инженеров для руководства осадными работами. Это особенно ясно видно по результатам минных работ, которые в большинстве случаев были неудачны и едва ли не причинили больше вреда своим, чем неприятелю.

* * *


Потерпев неудачу в первом походе на Азов, Петр не отказался от плана завоевания выхода к Азовскому и Черному морям. Однако теперь, умудренный опытом, он подошел к решению этой задачи иначе.

Второй поход на Азов готовил и проводил уже опытный стратег, предусматривавший все стороны войны и с исключительной настойчивостью и волей проводивший свой план в жизнь.

Прежде всего Петр решил создать флот, без которого он не мог разрешить задачу выхода к морю. Этот флот должен был противостоять турецкому флоту, блокировать Азов с моря и тем самым обеспечить успех армии, атакующей крепость с суши.

Бороться с турецким флотом на мелководном плесе перед устьем Дона и блокировать Азов, по мнению Петра, мог морской флот, состоящий главным образом из гребных судов (галер). В этом районе мелкосидящие галеры были удобны для маневрирования и абордажного боя, в то время как действия больших парусных кораблей были бы здесь стеснены ввиду мелководья.

Флот нужен был Петру и для решения другой задачи: перевозки артиллерии, боезапаса и войск речным путем. Для речного флота необходимо было построить в большом количестве струги, лодки и плоты.

С созданием морского и речного флота Петр не медлил ни одного дня. 27 ноября был объявлен царский указ о предстоящем новом походе против турок и татар. 30 ноября Петр писал Φ. М. Апраксину, что по возвращении в Москву «от невзятия Азова, с консилии господ генералов» решено «к будущей войне делать галси»1.

В селе Преображенском, под Москвой, была сооружена верфь, где началось спешное строительство брандеров и галер. Одновременно в Воронеже было заложено два 36-пушечиых корабля: «Апостол Петр» и «Апостол Павел». В Козлове, Добром, Сокольске и Воронеже Петр приказал, кроме того, построить в качестве транспортных средств «1300 стругов, да 30 лодок морских, да 100 плотов к нынешней вешней полой первой воде»2.

Самым серьезным вопросом при строительстве нового флота был вопрос о кадрах строителей. Петр мобилизовал для строительства всех корабельных мастеров и плотников, которые получили опыт судостроении на Переяславском озере и Белом море, и знатоков корабельного дела из приречных городов. Эти люди, в основном, и решили труднейшую задачу постройки за одну зиму морского и речного флота.

Среди строителей судов особенно отличились знанием дела и опытностью вологодский плотник Осип Щека, строивший галеру для Петра, нижегородский плотник Яков Иванов и др. Костяком строителей нового флота были солдаты и офицеры Семеновского и Преображенского полков, ранее работавшие над созданием Переяславской флотилии. Люди собирались со всех концов страны на заготовку и перевозку леса, на лесопильные заводы, на выработку канатов, парусов, на отливку пушек. Только на сооружение стругов, лодок и плотов было вызвано с Украины окаю 26 тыс. человек.

К концу февраля были изготовлены детали двадцати двух галер и четырех брандеров. Для сборки и спуска на воду этих судов решено было перевезти их в Воронеж, откуда они могли по рекам Воронеж и Дон спуститься к Азову для предстоявших боевых действий.

Перевозка частей судов началась в первых числах марта. Чтобы доставить их из Москвы в Воронеж, были мобилизованы все окрестные жители. Ценой огромных усилий в середине марта части судов были доставлены в Воронеж. Там они были собраны и в апреле были спущены на воду. Несколько позже на воду спущены корабли «Апостол Петр» и «Апостол Павел», строившиеся в Воронеже в течение всей зимы.

Новый флот состоял из двух кораблей, четырех брандеров, двадцати трех галер и множества стругов, морских лодок и плотов.

Корабли «Апостол Петр» и «Апостол Павел» были вооружены 36 пушками каждый. Первый из них имел длину 34,44 м и ширину 7,62 м, а второй — длину 29,87 м и ширину 9,14 м.

Размеры галер также были не одинаковы. Наибольшая галера имела 38 весел, 5 медных пушек, 1 дробовик и могла вместить 173 воина.

Адмиралом флота был назначен Лефорт, а командирами судов и матросами — офицеры и солдаты Семеновского и Преображенского полков, всего 4 225 человек.

Одновременно со строительством флота Петр деятельно готовил и сухопутные войска. Предназначенная для похода на Азов армия была сформирована к весне 1696 г. в составе 75 тыс. человек, разделенных на три дивизии (Гордона, Головина и Регемана). Во главе армии был поставлен единый командующий А. С. Шеин. Параллельно готовилась и вторая армия под командованием боярина Шереметева, которой снова поручалась задача демонстрации в низовьях Днепра. При формировании армий значительное внимание было уделено инженерной подготовке войск и укреплению воинской дисциплины.

По плану похода вся Азовская армия должна была сосредоточиться в Воронеже, откуда артиллерия, боезапас, продовольствие, а также часть войск на речных судах должны были доставляться к Азову по Дону. Часть войск (притом большая) направлялась сухим путем. Галеры и корабли на переходе к Азову также должны были быть частично использованы для перевозки войск. Снабжение войск и флота должно было производиться главным образом по Дону, который связывал страну с районом боевых действий. Для того чтобы обеспечить бесперебойное питание армии и флота, еще зимой, т. е. до начала кампании, на берегах Дона были организованы базы питания, где, наряду с провиантскими складами, были оборудованы приспособления для ремонта судов. Такими базами являлись Коротояк, Черкаск и Новосергиевск.

Действия флота и сухопутных сил должны были развернуться из Новосергиевска. Эта база приобрела особо важное значение не только потому, что давала возможность развертывать боевые действия всего в 3 км от Азова и снабжала армию и флот продовольствием, снаряжением, боеприпасами и оружием, идущим сверху по Дону. Расположенная в том месте, где от Дона отделяется большой рукав Каланча, она обеспечивала выход галер в море через этот рукав, в обход Азова. И этим обстоятельством Петр успешно воспользовался.

8 марта 1696 г. из Москвы в Воронеж выступила Азовская армия. В Воронеже она сосредоточилась к концу месяца. К этому времени сюда прибыли струги, которые немедленно были распределены между частями войск и начали принимать артиллерию, снаряды, продовольствие и людей.

Петр торопился с продвижением армии и флота к Азову. С одной стороны, он хотел обеспечить себе преимущество внезапности и поэтому старался быть под Азовом раньше, чем турки узнают о передвижении русских войск, а с другой, — он опасался, что упустив время полой воды, он испытает затруднения при проходе кораблей по мелководному рукаву Лона.

Погрузка боеприпасов и продовольствия и посадка войск были закончены 23 апреля. В тот же день авангард Гордона (Бутырский и четыре стрелецких полка) на 111 стругах и одной галере начал спускаться вниз по Дону. Через два дня выступил Головин с Преображенским и Семеновским полками, а вслед за ним отправился со своим штабом командующий Шеин. Остальные войска пошли сухим путем к Черкасску.

3 мая начали свой поход и боевые суда. Галеры выходили из Воронежа по мере готовности к плаванию и отрядами шли по Дону. Первым выступил отряд из восьми галер под начальством командира галеры «Принципиум» капитана Петра Алексеева (царь Петр). 10 мая был сформирован и вышел другой отряд из семи галер. 17 мая вышел трений отряд из семи галер. Последним отправился отряд в составе галеры и четырех брандеров.

Многие суда, в том числе и спущенный на воду корабль «Апостол Петр»3, в момент отплытия не были еще окончательно отделаны, и в пути на них день и ночь производились работы, а поэтому с отрядами боевых кораблей шли струги с лесными материалами, канатами, смолой, конопатью и пр.

С первых шагов только что основанного русского регулярного флота Петр старался внести в него организованность, выработать некоторые тактические положения.

В этом отношении характерен указ Петра по галерам, который он начал составлять в первый же день отплытия из Воронежа и издал 8 мая.

Приведем этот указ полностью.

«1. Езда начальник каравана похочет якорь бросить в день, тогда трижды из пушки выстрелит, вскоре один по одному, и тогда прочие капитаны должны пришед к первой каторге (галере. — К. Н.) в таком расстоянии якорь бросить, чтоб друг друга не повредить, а далеко друг от друга отнюдь не ставиться, под наказанием за всякую вину рубль.

2. Если ночью такожде похочет бросить якорь, тогда, при вышеописанных трех выстрелах, на грот машт фонарь поставить и тогда прочие капитаны против первыя статьи должны учинить под таким же запрещением.

3. Если начальник караванный похочет в день якорь вынуть и в путь свой итти, тогда лазоревое знамя вместо обыклого да поставит, без стрельбы, при барабанном ударении, и тогда караван весь должен якори свои тотчас выняв и за начальником итти под наказанием 1-й статьи.

4. Если ночью похочет такожде якорь вынять, тогда при барабанном же ударении, на фок машт фонарь с огнем да поставит без стрельбы же под пенею 1-й статьи.

5. Под великим запрещением повелеваем в шествии друг друга не отставать и в своих местах плыть как в парусах, так и веслах, понеже к обшей пользе в том много надлежит, под наказанием против 14-й статьи.

6. Когда начальник караванный увидит или уведает неприятеля, тогда красное знамя поставит вместо обыклого знамя и одинова из пушки да выстрелит и то видя прочие капитаны должны тотчас к бою готовыми быть, и если увидят своих люден на берегах или суды какия, должны им о том тотчас сказать, чтобы были опасны, а если их солдаты тотчас взять их к себе на каторгу под запрещением смерти.

7. Если начальник караванный похочет, плывучи позвать к себе всех капитанов для какого дела, тогда белое знамя вместо обыклого да поставит и дважды из пушек редко да выстрелит; тогда должны тотчас все капитаны к начальнику своему съехаться, не отговаривался ничем.

8. Если, стоя на якоре, похочет позвать, тогда белое знамя вместо обыклого да поставит, без стрельбы, и тогда должны прочие капитаны учинить против 7-й статьи.

9. Если который капитан какие вести услышит или уведает про неприятеля, или иное какое нужное дело, тогда тотчас должен о том прислать к начальнику своему; а буде за скорым шествием возвестить не может, тогда трижды из пушек часто один по одному да выстрелит, при барабанном ударении, а если ночью, сверх оной стрельбы и барабана фонарь на маштда поставит.

10. Если, от чего боже сохрани, кому в шествии, в стоянии или в бою какой придет бедоносный случай, тогда оному обыкновенное знамя из каютного окна на ту сторону выставить и дважды выстрелить; а если ночью, вместо знамени при 2-х выстрелах фонарь к фок-ванте привязать, и то видя должны близь шествующие оной страждущей галере помогать; а если в бою, тогда только одна галера при ней должна остаться, а прочим несмотря на то исполнять дело свое, под наказанием смерти.

11. Если адмирал похочет во время боя чтоб товарища его шквандрона на неприятеля ударила, тогда красное знамя на фок-рей да поставит и тогда должен товарищ его тотчас ударить на неприятеля.

12. А если всему каравану велит удариться на неприятеля, тогда красное знамя с грот-реи да поставит.

13. А если похочет адмирал, чтоб все от бою престали и к своим местам возвратились, тогда красное знамя с гротреи ствернув да спустит и тогда должны все от бою престать и к своему начальнику возвратиться; разве кто подлинно узнает, что неприятеля достичь и поиск над ним или взять его может и тому гонителю обыкновенное знамя с грот-реи да спустить, в знак своему начальнику, что он то учинить может; однако к ночи без отговорки в свое место поворотиться должен.

14. Егда вице-адмирал похочет, чтоб все галеры в своих шквандронах стали, как они написаны, тогда обыкновенное знамя с конца верхнего грот-реи да спустит и тогда должны все тотчас в свои места стать, под оплачением за всякое преступление 3 рубли.
15: А если в бою кто товарища своего покинет, или не в своем месте пойдет, такова наказать смертью, разве законная причина к тому его привела.

Писан на галере «Принципиум», 1696 года мая в 8 день»4.

Таким образом, в указе по галерам Петр I строго определил, как флоту держаться во время плавания, при постановке и снятии с якоря днем и ночью, при встрече с неприятелем и во время боя, причем устанавливал необходимые условные сигналы. Из указа можно видеть, что Петр внедрял на флоте единоначалие, строгую подчиненность нижестоящего командира старшему начальнику, беспрекословное выполнение его сигналов и т. п. Статьи указа подчеркивали необходимость активных и решительных действий кораблей против неприятеля, товарищеской поддержки и инициативы в бою.

14 мая авангард Гордона прибыл в Черкасск, а на следующий день сюда пришел и отряд галер под командованием Петра I.

Одно обстоятельство заставило Петра начать боевые действия раньше, чем прибыл в Черкасск главнокомандующий Шеин и успели подойти к Черкасску другие отряды галер. 17 мая Петру стало известно через казаков, что на взморье при устье Дона стоят два турецких корабля. выгружающих припасы. Мысль уничтожить турецкие корабли была очень заманчива, тем более, что казаки рассказывали, что они на своих лодках уже вступали в бой с этими кораблями, окружили их, кинулись было на абордаж, но не могли захватить их, так как было трудно взбираться с маленьких казачьих лодок на высокие борта кораблей. Очистить устье Дона от турецких кораблей — это значило бы обеспечить выход флота в мope и установить блокаду Азова.

Поэтому Петр на другой же день отправился в Новосергиевск, приказав Гордону итти на стругах со своими полками по реке до Каланчинского острова, высадиться здесь на берегу и затем двинуться к морскому побережью, чтобы воспрепятствовать гарнизону Азова оказать помощь своим судам при нападении на них русских кораблей.

В Новосергневске состоялся военный совет, на котором присутствовали Петр, Гордон и атаман Донского казачьего войска Флор Минаев. Военный совет согласился с решением Петра.

На первом этапе боевых действий под Азовом Петр главнейшей задачей ставил прорыв своих кораблей к морю и уничтожение турецкого флота с целью осуществления блокады Азова с моря. На обеспечение действий флота Петр направил также и часть своих сухопутных сил. В дальнейшем ходе боевых действий по взятию Азова Петр постоянно в различных формах применяет принцип взаимодействия флота и армии.

Петр решил атаковать турецкие корабли ночью. Вечером 19 мая он с довятью галерами и 40 казачьими лодками начал спускаться от Новосергневска по Каланче и дальше — по Кутюрьме. В устье Дона отряд вынужден был остановиться, так как «за мелиною устья пройтить было невозможно, потому ветер был свирепый и воду всю в море сбил»5.

Выяснилось и другое обстоятельство, — в устье Дона находилось не 2 турецких корабля, а 13 и много мелких судов. Петр с галерами решил вернуться в Новосергиевск, оставив на взморье для наблюдения за турецким флотом казачьи лодки.

Находясь в устье Дона, казаки видели, как утром 20 мая с турецких кораблей было переправлено в Азов окаю 500 человек подкрепления. Вечером от турецкого флота отделился и направился к берегу караван мелких транспортных судов, нагруженных снарядами, съестными припасами и т. д. Выждав, когда эти мелкие суда подойдут ближе к берегу, казаки неожиданно их атаковали на своих лодках и часть судов захватили, остальные суда поспешили вернуться к своему флоту, который в замешательстве стал сниматься с якоря. Два корабля не успели поднять паруса, и один из них был сожжен казаками, а другой уничтожили сами турки.

Об этой победе Петр писал Внниусу так:

«А неприятель из кораблей, которых было 13, выгружается в 13 тунбас (грузовых судов. — К. Н.), для которых в провожанье было 11 ушколов (гребных судов. — К. Н.), и как неприятель поровнялись с Каланчинскнм устьем, и наши на них ударили и помощью божиею оные суды разбили, нз которых 10 тунбасов взяли и из тех 9 сожгли; а корабли, то видя, 11 ушли, а 2 — один утопили сами, а другой наши сожгли; а в Азов ушли ушкала с три, и то без всякого запасу. На тех тунбасах взято: 300 бомбов великих, пудов по пяти, 500 копей, 5000 гранат, 86 бочек пороху, 26 человек языков и иного всякого припасу: муки, пшена, уксусу ренского, бекмесу, масла деревянного, а больше сукон и рухляди многое число; и все что к ним на жалованье и на сиденье прислано, все нашим в руки досталось»6.

Рис.1 Действия русской армии и флота по овладению Азовом в 1696 г.
Рис.1 Действия русской армии и флота по овладению Азовом в 1696 г.

Радостно встретили войска сообщение о первом успехе русских на море. Галеры и батареи Новосергиевска приветствовали эту победу салютом из пушек.

26 мая Петр, пользуясь тем, что Дон вышел из берегов, направил галеры по Каланчинскому рукаву в Азовское море.

27 мая русский флот вышел в море. К 12 июня все русские галеры и брандеры сосредоточились у устья Дона. Таким образом решена была главная на этом этапе боевых действий задача: русский флот заблокировал Азов с моря (рис. 1).

Одновременно русские войска сосредоточились у Азова и осадили его, причем с самого начала эта осада шла более успешно, чем в прошлый раз. Этому способствовала неожиданность вторичной осады Азова для турок, которые не приняли мер к усилению крепости людьми, артиллерией, снарядами и пр. Турецкое командование даже не позаботилось разрушить укрепления и засыпать траншеи, сделанные русскими войсками в 1695 г. А между тем именно эти укрепления и траншеи, захваченные русскими полками почти в полной сохранности, дали возможность быстро установить здесь пушки и начать артиллерийский обстрел крепости.

Для того чтобы морскую блокаду Азова сделать более эффективней и не допустить прорыва в осажденный город отрядов противника с неприятельских судов, Петр приказал в самом устье реки построить форт. Против этого форта на другой стороне судоходного рукава сооружен был другой форт, и таким образом всякие сношения Азова с турецким флотом были прекращены.

За сооружением фортов Петр наблюдал лично. Кроме прекращения связи Азова с турецким флотом, он ставил перед фортами и другую задачу: береговая артиллерия должна была прикрывать русский флот, стоявший на взморье, в случае нападения на него неприятельских кораблей.

14 июня на горизонте показался турецкий флот в составе шести кораблей и семнадцати галер. На этих судах находилось до 4 000 воинов, присланных в помощь азовскому гарнизону. Турецкий адмирал, заметив русские суда, немедленно приказал флоту остановиться и в течение последующих четырнадцати дней ничего не предпринимал. Только 28 июня турки, наконец, решились подойти к берегу и высадить подкрепление, но как только русские галеры «якори вынимать стали, чтоб на них ударить, и они то видя тотчас, парусы подняв, побежали»7. В дальнейшем турецкий флот уже не предпринимал более никаких действий, чтобы спасти крепость.

Теперь, когда Азов был лишен поддержки с моря, а русские войска получили возможность более широкого маневра, Петр своими сухопутными силами создал кольцо осады под самыми стенами крепости. На правой стороне Дона против Азова, там, где в прошлом году князь Долгоруков построил укрепление, были поставлены батареи, которые через реку бомбардировали крепость.

На левой стороне Дона Азов окружили войска Гордона, Головина и Регемана. Участок фронта ниже Азова занимали донские и запорожские казаки. Главным фронтом атаки крепости Петр наметил участок, занятый дивизией Гордона.

16 июня вечером началась бомбардировка крепости. Ввиду того, что валы и крепостные стены Азова были весьма прочны, артиллерийский обстрел в течение первых двух недель не дал желаемых результатов. Тогда было решено засыпать глубокий крепостной ров и таким образом облегчить атаку. Для выполнения этой гигантской работы ежедневно назначалось 15 тыс. человек, причем солдатам, наполняющим ров землей, нередко приходилось вступать в рукопашный бой с турками.

Турки совершали из осажденной крепости вылазки, которые всякий раз успешно отбивались.

В ночь на 17 июля войска Гордона штурмом взяли угловой бастион и укрепились в нем.
На другой день запорожские и донские казаки атаковали второй угловой бастион со стороны Дона. Положение турецкого гарнизона в Азове становилось безнадежным. Турки теряли важные позиции в своих укреплениях, несли потерн в людях, не получая ниоткуда подкреплений; у них иссякали боеприпасы.

19 июля турецкий гарнизон принужден был капитулировать.

Таким образом, борьба за Азов благодаря наличию флота к совместным действиям этого флота с сухопутными силами закончилась блестящей победой России.

«Радуйтеся! — писал Петр I 20 июля 1696 г. боярину Стрешневу. — Ныне же радость наша исполнися, понеже господь бог двалетние труды и крови наши милостню своею наградил: вчерашнего дня азовцы, видя конечную свою беду, слалися»8.

Овладение Азовом решило основную стратегическую задачу, поставленную Петром в данной кампании: свободный выход России на Азовское море был завоеван. Сразу же после занятия Азова Петр I принял необходимые меры к тому, чтобы удержать в своих руках этот «ключ от моря».

Чтобы расширить позиции на берегах Азовского моря и более успешно действовать против Крыма и Турции, нужно было создать хорошую базу для флота. Кроме того, Азов не мог являться полноценной гаванью, так как устье Дона имеет много мелей, и суда в то время могли проходить его только при встречных ветрах, гнавших воду в донское устье. Петр лично обследовал побережье Азовского моря с целью выбора мест для баз. Местом для устройства будущей гавани Петр избрал Таганрог.

Оставив в Азове сильный гарнизон (свыше 8 000 человек) и флот. Петр в сентябре направился в Москву. Торжественно встретила столица победителей. Страна славила, вместе с армией, также и свой флот. В Москве у специально воздвигнутых триумфальных ворот, через которые проходили победители Азова, красовались две надписи: «В похвалу прехрабрых воев полевых» и «В похвалу прекрасных воев морских»9.

* * *


В истории русской армии и военно-морского флота Азовские походы сыграли огромную роль. Прежде всего они показали Петру, что его войска, состоявшие в основном из совершенно неподготовленных к боевым действиям стрельцов, поместной конницы и рейтаров, не были в состоянии не только решить стоявшие перед Россией внешнеполитические задачи, но даже надежно охранять государственные границы от вторжения. Требовалось создать национальную регулярную русскую армию. хорошо вооружить ее и обучать современным формам и методам ведения войны.

Начало создания русской регулярной армии относится еще к середине XVII в. Петр I продолжал организацию регулярной национальной армии. Из потешных были созданы два полка — Преображенский и Семеновский, — отличившиеся в кампании 1695 и 1696 гг. Дальнейшая реорганизация и совершенствование армии проводились Петром на основе боевого опыта, полученного под Азовом.

В 1699 г. Петр приступил к формированию новой армии. Был издан указ о наборе даточных людей из крепостных крестьян. Всего было набрано около 32 тыс. человек, из которых сформировали 30 пехотных и 2 драгунских полка. Это уже была регулярная национальная русская армия, рядовой состав которой, в основном, состоял из крестьян, а командный — из дворян.

Взятие Азова объединенными усилиями сухопутных сил и флота было первой победой России, в которой важную роль сыграл созданный Петром флот. Петр окончательно убедился, что успех дальнейшей борьбы за выход России на Черное, а затем на Балтийское море будет зависеть от наличия в государстве не только регулярной армии, но и регулярного военно-морского флота. Уже 20 октября 1696 г. боярская Дума решила: «Морским судам быть», а 4 ноября последовало се новое решение: «Корабли сделать со всею готовностию и с пушками и с мелким ружьем, как им быть к войне, к [7]206-му году (1607) к апрелю...»10.

Вместе с тем Петр сознавал, что галерный флот, созданный им для блокады Азова, не может служить для борьбы на море, что нужно создавать морские средства борьбы... И Петр создаст корабельный флот.

Азовские походы показали Петру еще и то, что дальнейшая борьба за море (после приобретения выхода) требует не только строительства кораблей, но и создания для флота опытных кадров. Если на галеры можно было сажать солдат и офицеров сухопутных полков, то для кораблей требовались профессионалы — военные моряки. Особенно важно было решить вопрос о подготовке офицерских кадров флота. Началась подготовка командных кадров из дворян.

В организации и руководстве совместными действиями армии и флота по взятию Азова проявилась сила творческой военной мысли молодого Петра, его способность найти правильное решение сложных и трудных вопросов. В западноевропейских флотах того времени успешных совместных действий армии и флота почти не было. Британский военно-морской писатель Коломб, которого никак нельзя заподозрить в том, что он охаивает историю своего флота, в своей книге «Морская война» приводит немало примеров неудачных совместных действий английского флота и армии против приморских крепостей.

Так, в 1691 г. англичане организовали поход против Квебека, принадлежавшего французам. Для атаки города было выделено 30 кораблей и десант в составе 2 000 человек. Кроме того к Квебеку был направлен берегом отряд из 2 500 человек. Согласно плану, сухопутные войска должны были атаковать восточную часть города, а корабли, взаимодействуя с войсками, — западную. 8 октября 1691 г. английский флот прибыл к Квебеку и высадил десант. Отряд, посланный к Квебеку сухим путем, не успел подойти к городу к этому времени. Английский командующий решил атаковать город теми силами, которые у него были. Предпринятая атака не увенчалась успехом, так как десант, ссылаясь на холод, отказался поддержать атаку флота. Войска вновь были приняты на корабли, и от дальнейших действий пришлось отказаться.

Другой пример. В 1693 г. англичане решили овладеть французским островом Мартиника. Для этого была выделена эскадра в составе одиннадцати кораблей и трех брандеров и десант в 2 300 человек. На Вест-Индских островах были собраны дополнительные войска, которые предполагалось доставить на эскадру к моменту прибытия ее к Мартинике. 1 апреля 1693 г. английская эскадра пришла к Мартинике, но войска с Вест-Индских островов еще не были доставлены сюда. Пришлось ожидать их около 10 дней. 10 апреля был собран военный совет с участием морских и сухопутных офицеров. На совете обнаружились разногласия: одни предлагали немедленно попытаться завладеть всей Мартиникой, другие советовали ограничиться рядом набегов на береговые пункты, третьи хотели направить все усилия на захват столицы острова Порт-Рояль, четвертые — на захват второстепенного пункта С.-Пьер. После долгих споров и препирательств было решено напасть на С.-Пьер. 20 апреля были высажены на берег войска, но в это время на втором военном совете вновь возникли споры, следует ли осадить город или ограничиться набегами. В конце концов военный совет решил принять войска обратно на суда и итти на Доминику, чтобы дать отдых матросам и солдатам. На Доминике состоялся новый военный совет, который решил на этом закончить экспедицию.

Таким образом, даже при отсутствии активного противодействия со стороны французских морских и наземных сил, из-за разногласия между морским и сухопутным командованием англичан и несогласованных действий армии и флота, кампания против Квебека и Мартиники окончилась неудачей.

Во втором Азовском походе, на заре рождения русского регулярного военно-морского флота, участвовал флот, взаимодействовавший с сухопутными силами. Только благодаря этому взаимодействию поход был закончен полной победой. В этом отношении взятие Азова Петром I является ценным вкладом в развитие русского военно-морского искусства.



1 Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 53.
2 С. Благин. Истории русского флота. Период Азовский. Приложение, ч. I, СПБ, 1864, стр. 6.
3 «Апостол Петр» был опущен на воду 26 апреля и через два дня отправился к Азову. «Апостол Павел» не был готов и в походе не участвовал.
4 С. Благин. История русского флота. Период Азовский. Приложение, ч. I, СПБ, 1864, стр. 58-60. См. также Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 64-68.
5 Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 69.
6 Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 69, 70.
7 Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 95.
8 Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 95.
9 Ф. Веселаго. Очерк русской морской истории, СПБ, 1875, стр. 94.
10 Письма и бумаги императора Петра Великого, т. I, стр. 111, 112.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е. А. Глущенко.
Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования

Надежда Ионина, Михаил Кубеев.
100 великих катастроф

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

В. А. Зубачевский.
Исторические и теоретические основы геополитики

Дмитрий Самин.
100 великих вокалистов
e-mail: historylib@yandex.ru