Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Капитан 3 ранга В. С. Лупач. Тральное оружие - русское изобретение

Морская мина, изобретенная русскими моряками еще во второй половине восемнадцатого века, получила в дальнейшем широкое развитие. С начала девятнадцатого века целая плеяда русских изобретателей работала над созданием и совершенствованием подводного минного оружия. Опираясь на новейшие открытия физики в области электричества и на опыт предшествовавших конструкторов, русский ученый академик Б. С. Якобн создал в 1840 г. подводную якорную гальваноударную мину. Пятнадцать лет спустя, вовремя Крымской войны (1853—1856 гг.). 3 июня 1855 г. на русских минах, выставленных для обороны Кронштадта, подорвались четыре первоклассных английских корабля.

Это было первое в мире массовое применение подводных морских мни.

Минное оружие получило большое распространение во всех флотах мира. Русские моряки и изобретатели создавали все новые и новые, технически более совершенные образцы мин, разрабатывали тактические приемы их применения. Так, в России был изобретен прибор для автоматической постановки мин и созданы специальные корабли для минных постановок — надводные и подводные минные заградители.

В годы русско-японской (1904—1905 гг.) и первой мировой (1914—1918 гг.) войн минные постановки производились в широких масштабах, что крайне! затрудняло перевозки на морских путях сообщений, а главное сковывало действия флотов, особенно в прибрежных районах, узкостях и районах малых и средних глубин. Минная опасность вызывала большое напряжение сил, действовавших на морских театрах. Все это требовало организации противоминной защиты кораблей.

Над решением этой задачи работали изобретатели многих стран. Предлагались различные средства. В 1863 г., во время войны между Северными и Южными штатами Америки, северяне в устье реки Джемс в качестве контрмер против мин применили ловлю их четырехлапыми якорями (кошками). Способ ловли мин заключался в том, что матросы со шлюпок старались зацепить кошкой плавающую мину и отбуксировать ее к берегу. Пропущенные ими мины задерживала сеть, установленная перед охраняемым кораблем.

Американский ученый того времени Эриксон предложил использовать для очистки фарватеров от мин крепкий деревянный плот, с укрепленным на нем пороховым зарядом весом в 700 фунтов. Корма плота должна была плотно облегать нос корабля, а специальная воздушная камера впереди заряда способствовать направлению силы взрыва по движению корабля. Эта направленная взрывная волна и должна была, по мнению Эриксона, вызывать взрывы мин в радиусе нескольких десятков метров.

Оба предложения не могли решить задачи борьбы с минной опасностью. Первое из них, явно ненадежное, могло бы еще без достаточной гарантии использоваться на реках; на море же оно оказывалось совсем бесполезным. Второе вообще представляло собой плод фантазии американского автора. Элементарный довод — огромное количество взрывчатки, необходимой для того, чтобы протралить фарватер и затем обеспечить безопасность плавания по нему, — вскрывал никчемность этого способа.

Первыми, кто правильно и успешно решил задачу борьбы с минной опасностью, были русские военные моряки и ученые. Именно русским людям, на родине которых появилось минное оружие, человечество обязано и изобретением средств противоминной защиты.

Средства и способы борьбы с якорной миной, предложенные русскими моряками, были созданы ими благодаря безупречному знанию основных тактических данных якорных мин.

Известно, что якорная мина опасна для корабля только тогда, когда она находятся под водой и ее никто не видит. Стоит ей только появиться на поверхности, как опасность подрыва на ней корабля резко сокращается: плавающую мину можно обнаружить и уничтожить. Известно также, что якорная мина состоит из трех основных частей: собственно мины с зарядной камерой, начиненной взрывчатым веществом, якоря и минрепа, т. е. троса, связывающего якорь с миной. Если минреп разорвать или, зацепив за него, отбуксировать мину на мелкое место, то она всплывет, так как обладает положительной пловучестью. Именно эту особенность устройства якорной мины и использовали русские моряки-изобретатели для борьбы с минной опасностью.

В 1881 г. к разработке средств противоминной защиты приступил лейтенант М. Н. Беклемишев. После многочисленных опытов офицер-изобретатель предложил совершенно новое средство борьбы с минами пеньковый трал.

Тралом было названо приспособление, с помощью которого можно обнаруживать и уничтожать как отдельные мины, так и минные заграждения.

Трал Беклемишева изготовлялся из толстого пенькового троса длиною до 183 метров. На трос надевались полуторакилограммовые грузы цилиндрической формы. По замыслу изобретателя, эти грузы, когда груз поползет по дну, будут вращаться, как колесики, и не позволят тралу цепляться за подводные камни и другие препятствия.

Пеньковый трал, захватив мину, позволял буксировать ее на мелкое место, где она всплывала и в дальнейшем уничтожалась. Но приспособление это было еще очень несовершенным.

В 1898 г. на смену ему пришел трал, изобретенный русским морским офицером лейтенантом К. Ф. Шульцем. Этот трал был сделан из стального троса. Его тралящая часть состояла из пяти 18-метровых смычек. К концу каждой из них прикреплялся свинцовый груз. Крайние грузы тралящей части были в два раза тяжелее средних. Такое расположение грузов обеспечивало наибольшую ширину тралящей части. Глубина погружения трала в воду регулировалась специальными поплавками. Принцип действия трала Шульца был таким же, как и у пенькового трала.

Трал Шульца отвечал всем необходимым требованиям борьбы с минами: во-первых, его можно было опустить на необходимую глубину, зависящую от глубины постановки мин, во-вторых, он очищал στ мин большой по ширине участок моря.

Трал Шульца, принятый вскоре на вооружение всех флотов мира, не потерял своей ценности и до сих пор.

Одновременно с изобретением тралов встал вопрос о кораблях, приспособленных для траления. Первыми такими судами были паровые катера, с помощью которых было произведено по инициативе командующего тихоокеанским флотом вице-адмирала С. О. Макарова траление внешнего рейда Порт-Артура в 1904 г.

Опыт русско-японской войны 1904-1905 гг. способствовал развитию трального дела.

Как известно, минная обстановка в районе боевых действий была весьма напряженной с первых же дней войны. Мины, широко использовавшиеся воюющими сторонами, затрудняли плавание кораблей. Обстановка требовала применения самых решительных мер для борьбы с минной опасностью.

По указанию С. О. Макарова весной 1904 г. была сформирована партия траления порт-артурского рейда, состоявшая из минных крейсеров «Всадник» и «Гайдамак» и четырех паровых минных катеров. Немногим позже она была усилена двумя дежурными миноносцами, двумя портовыми барказами и другими судами. Эта партия проделала большую работу. К августу 1904 г. ею было вытралено свыше 260 японских мин.

Русско-японская война наглядно показала возросшее значение минного и трального оружия. Передовые офицеры русского флота на опыте этой войны убедились, что мине и средствам борьбы с нею должно быть Уделено особое внимание. Только высокопоставленные чиновники из Царского морского ведомства не понимали и не пытались понять необходимости дальнейшего развития минно-трального дела в России. Больше того, часто при решении различных вопросов, связанных с тралением, не только рядовые чиновники ведомства, но и те, кто возглавлял тральное дело в русском флоте, проявляли полное невежество в этой области. Так, начальник минного отдела морского технического комитета Реммерт утверждал, что для траления не нужно каких-либо приспособлен 11 ни. Любую мину, по его мнению, можно было притащить к берегу с помощью накинутой на нее обычной веревки. Реммерт был не одинок в своих «взглядах».

Но передовые офицеры русского флота, понимавшие значение развития минно-трального дела для отечественного мореплавания, не щадя сил и энергии, боролись с рутиной, царившей в морском ведомстве. Учитывая опыт русско-японской войны, русские моряки-новаторы продолжали совершенствовать тральное дело. Под нажимом передовой части морского офицерства при минном отделе морского технического комитета была организована «Часть мин заграждения и тралов».

В 1911 г. арсенал противоминной защиты пополнился большими и малыми тралами Шульца балтийского и черноморского образцов, большими и малыми пеньковыми тралами и щитовым тралом. Новые тралы позволили увеличить скорость траления и углубление тралов, что было очень важно для прикрытия быстроходных кораблей.

Все эти тралы были вполне надежным средством противоминной защиты, и таким образом задача борьбы с якорными минами была решена.

Но русская техническая мысль не остановилась на этом. В том же 1911 г. русские изобретатели предложили подсекающие тралы, которые разрывали минреп при соприкосновении его с тралом. Траление этим тралом избавляло от необходимости буксировать затраленные мины на мелкое место, так как они всплывали сразу после разрыва минрепа. Это сокращало время, необходимое для тральных работ.

Дальнейшее развитие трального дела в России привело к необходимости постройки специальных кораблей. Но и здесь не обошлось без упорной борьбы. Комиссия морского ведомства, принимавшая в І898 г. на вооружение трал Шульца, решила, что тралы будут буксироваться катерами, самоходными шаландами, портовыми буксирами и другими вспомогательными судами, но опыт русско-японской войны показал, что эти суда не могут справиться с такой задачей.

Интересы обеспечения боевой деятельности флота требовали создания трального прикрытия и на переходах морем. Такую задачу могли выполнить только специальные корабли с мощным тральным вооружением и техническим оснащением, имеющие специально подготовленную команду.

Такие корабли впервые были созданы в России и получили название тральщиков.

Проектируя первые тральщики, русские инженеры определили их конструктивные особенности, исходя из практического предназначения кораблей этого класса. Новые корабли должны были иметь мощные машины для буксировки тралов, малую осадку, чтобы без риска ходят над минами, и небольшие размеры. Наконец, они должны были быть мореходными и легкоуправляемыми.

В 1910 г. со стапелей сошли на воду тральщики «Запал», «Фугас», «Взрыв», в 1911 г. — «Минреп», «Проводник» и другие.

Созданные к началу первой мировой войны флотилии тральщиков обеспечили боевые действия русских эскадр на протяжении всей войны, вписав немало славных страниц в историю отечественного флота. Часть оставшихся после войны тральщиков вошла в состав молодого Военно-Морского Флота Советской республики.

Очень важно отметить, что на всех иностранных флотах тральщики специальной постройки появились гораздо позднее — в ходе первой мировой войны, когда минная опасность стала особенно угрожающей.

В годы гражданской войны и военной интервенции основные боевые действия советского флота были перенесены в новые условия — на рек и озера. Неувядаемой славой покрыли свои боевые знамена моряки Северо-Двинской, Волжской и других флотилий.

Во время боевых действий на реках советские моряки встретились с серьезным препятствием: морские тралы оказались непригодными в условиях рек. Тралящая часть касалась грунта из-за резких колебаний глубины рек, ненадежно действовали патроны и т. д. Надо было срочно найти выход из создавшегося положения, так как интервенты усиленным применением мин пытались сковать действия советских флотилий.

К 1919 г. советскими моряками были сконструированы и приняты на вооружение речные тралы, обеспечивавшие надежное траление при наличии большого течения и неровного дна. Это были речной гайдропный трал, речной трал-подсекатель и речной пловучий трал.

Рабочую (траляшую) часть речного гайдропного трала составляли пять смычек стального троса, соединявшихся между собой разрезными звеньями. Специальное гайдропное приспособление, включавшее в себя Оуск, гайдроп и груз-ползун, держало тралящую часть все время на одном и том же расстоянии от дна реки, независимо от его рельефа. Поэтому камни и коряги не препятствовали тралению. Кроме того, гайдропный трал мог буксироваться любым катером.

Весьма удачным типом подсекающего трала для траления в условиях рек явился речной трал-подсекатель. Его тралящую часть составлял толстый стальной трос, на котором были укреплены патроны, перебивавшие минреп мины. Поплавки из дерева поддерживали трал на определенной глубине. Прикрепленный к концу тралящей части деревянный змей на ходу катера отводил тралящую часть в сторону, что обеспечивало больший захват реки.

В 1920 г. был сконструирован речной гайдропный трал Шульца. Таким образом задача борьбы с минной опасностью на реках была успешно решена советскими моряками.

В годы Советской власти и особенно в годы сталинских пятилеток советские конструкторы создали прекрасные образцы тралов, тактико-технические данные которых далеко превосходят заграничные образцы. Это наглядно подтвердил опыт Великой Отечественной войны.

Немецко-фашистские захватчики, пытаясь сковать действия советских Военно-Морских Сил, широко осуществляли минную войну. Против советских кораблей были применены новые виды мин — магнитно-акустические и другие типы неконтактных мин. Но советские моряки, вооруженные отличной тральной техникой, сорвали планы немцев. Экипажи советских тральщиков обеспечили выполнение почти всех боевых действий нашего флота. Они отличились в боях за Новороссийск Керчь, Феодосию, на Балтийском море, проведя за тралами множество боевых и транспортных судов.

Богатейший опыт Великой Отечественной войны в области траления привел к дальнейшему развитию трального дела на советском флоте. Советские ученые в творческом содружестве с военными моряками повседневно совершенствуют боевую технику Военно-Морского Флота нашей страны.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий, Андрей Низовский.
100 великих кладов

Ричард Уэст.
Иосип Броз Тито. Власть силы

Николай Непомнящий.
100 великих загадок истории

Карл Расселл.
Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Джон Террейн.
Великая война. Первая мировая – предпосылки и развитие
e-mail: historylib@yandex.ru