Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Профессор, инженер-контр- адмирал А. И. Балкашин. Примеры русского приоритета в кораблестроении

История свидетельствует, что наше отечественное кораблестроение, начиная с древних времен и до настоящего времени, шло своим самобытным путем. Это мы видим сo времена плавания древних славян по Черному и Средиземному морям. Самобытность нашего кораблестроения доказали полярные мореходы, преодолевавшие на русских судах огромные трудности плавания в суровых полярных морях. В дальнейшем русские корабельные мастера показали такие образцы своего мастерства, что обеспечили русскому флоту одно из ведущих мест среди других флотов мира.

Самобытность пути отечественного кораблестроения определялась условиями плавания и характером морей, омывающих берега нашей великой Родины. Созданные русскими типы судов и отдельные их конструкции часто предвосхищали мысль западноевропейских судостроителей, причем построенные русскими корабли нередко начинали эру новых классов и типов кораблей.
Ниже будут приведены некоторые примеры русского приоритета в кораблестроении.

Первые мореходные миноносцы. К началу русско-турецкой войны 1877—1878 гг. турецкий флот имел численное превосходство над русским. Русские морские силы па Черном море состояли лишь из нескольких слабо вооруженных, небронированных пароходов и около полутора десятков катеров, вооруженных минами. Но в этой кажущейся слабости была и сила русского флота: маленькие, совершенно незнакомые туркам, катера оказались довольно грозным противником для больших, хорошо вооруженных, защищенных броней турецких кораблей. Энергичное и искусное использование русскими моряками минного оружия на Дунае и в Черном море (постановки минных заграждений, обеспечивших переправу русских войск через Дунай, и атаки минными катерами турецких кораблей) способствовали победе России над Турцией.

После окончания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. русские кораблестроители, убедившись в эффективности минного оружия, начали интенсивную постройку минных катеров, вооруженных шестовой миной, а позже, с появлением торпедного оружия, — постройку специальных миноносцев, или, как они тогда назывались, миноносок, вооруженных одним-двумя торпедными аппаратами. Построив первый в мире минный катер в 1876 г., Россия через 4 года (в 1880 г.) имела свыше 100 миноносок и катеров и заняла первое место среди всех морских держав (Англия — вторая по количеству миноносок — тогда имела лишь 69 единиц).

Первые миноноски не обладали сколько-нибудь достаточной мореходностью и поэтому могли действовать только в прибрежных районах, что связывало их активность и значительно снижало их тактическую ценность.

Придавая большое значение вновь нарождавшемуся классу кораблей, русские решили создать мореходные миноносцы.

Первым был построен в Петербурге миноносец «Взрыв» (1877 г.). Он имел следующие элементы: длина 36,5 м, ширина 4,9 м, углубление 3,4 м, водоизмещение 160 т. скорость 13 узлов. Миноносец был вооружен одним подводным торпедным аппаратом1. Вслед за «Взрывом» с учетом опыта использования минных катеров в русско-турецкой войне в 1880 г. были построены два миноносца — «Батум» и «Сухум», которые имели следующие элементы: длина 30,5 м, ширина 3,8 м, углубление иосом 0.82 м и кормой 1,2 м, водоизмещение 50 т. Вооружение: два надводных торпедных аппарата (38,5 см), расположенных в носу под палубой по сторонам от форштевня с наклоном вниз на 5°; два 37-мм орудия. Эти корабли приводились в движение паровой машиной двойного расширения (компаунд) в 500 л. с. с одним огнетрубным котлом локомотивного типа. Они имели двухлопастные гребные винты. В дополнение к механической установке, на случай ее выхода из строя, миноносцы были снабжены парусами общей площадью около 45 кв. м (три рейковых паруса на трех мачтах). Кроме кормового руля миноносцы имели носовой руль, убиравшийся внутрь корпуса в особый колодец. В отличие от прибрежных миноносок «Батум» и «Сухум» были снабжены всеми астрономическими и навигационными приборами, необходимыми для плавания в море. На испытаниях «Батум» развил скорость свыше 15 узлов.

Морские переходы первых наших миноносцев «Батум» и «Сухум», иногда в штормовых условиях, показали их хорошую мореходность, а следовательно, и способность вести боевые действия вдали от своих берегов.

Вслед за Россией все морские государства приступили к широкому строительству таких миноносцев. Уже через 10—12 лет были созданы целые флотилии миноносцев.

Таким образом, создание русскими кораблестроителями «Взрыва», «Батума» н «Сухума» положило начало новому классу боевых кораблей-миноносцев.

Россия все время придавала большое значение развитию миноносцев. Русские кораблестроители неоднократно создавали замечательные образцы миноносцев, выделявшиеся своими тактико-техническими данными среди кораблей этого класса. Так, в 1911 — 1912 гг. в Петербурге на Путиловском (ныне Кировском) заводе был построен миноносец «Новик», послуживший прототипом для последующих «новиков». «Новик» на испытаниях летом 1912 г. развил скорость свыше 36 узлов. Эта скорость и до сих пор является весьма высокой и превышает скорость современных английских и американских миноносцев.

Вспомогательные крейсера. России принадлежит идея использования торговых судов для военных целей. Впервые эта идея была претворена в жизнь во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг., когда в военных действиях против турок успешно принимали участие вооруженные артиллерией пароходы Русского общества Пароходства и Торговли (РОПиТ).

В ходе войны русские вооруженные пароходы неоднократно выхолили победителями из боев с превосходящими силами противника. Например, 11 июля 1877 г. пароход «Веста», вооруженный девятифунтовыми орудиями и шестидюймовыми мортирами, выдержал пятичасовой ожесточенный бой с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд», который имел на вооружении четыре девятидюймовые пушки и был хорошо защищен броней. Экипаж «Весты» почти полностью состоял из добровольцев. Благодаря хладнокровию командира (капитан-лейтенант Баранов), храбрости всего личного состава и умелому маневрированию «Веста» нанесла турецкому броненосцу серьезное поражение (попадание в артиллерийскую башню) и вынудила его отступить.

Описывая подвиг «Весты», иностранная печать отмечала:

«Коммерческие пароходы, приобретенные правительством (русским. — А. Б.) и вооруженные несколькими орудиями, принимают самое деятельное участие в военных операциях... Прибавьте к этому доблестный и дисциплинированный экипаж, какими всегда бывали русские моряки, смелого командира, и повторение подвига «Меркурия»2 легко увидеть. Именно такое повторение и было сделано капитан-лейтенантом Барановым, командиром парохода «Веста».

В эту войну Англия, не начиная открытых действий, вела враждебную России политику. Для воздействия на Англию русское правительство решило послать в северную часть Атлантического океана крейсерскую эскадру с целью создания угрозы английской торговле. По предложению известного адмирала А. А. Попова, было решено в состав этой эскадры включить вооруженные торговые пароходы.

Для ускорения создания этой крейсерской эскадры решили приобрести три строившихся парохода, перестроить их и вооружить артиллерией. При перестройке особое внимание было обращено на увеличение дальности плавания (запас топлива по весу был доведен до водоизмещения), на увеличение парусности (в дополнение к паровому двигателю), на снабжение сильными водоотливными средствами и достаточным количеством запасных частей. Иными словами, было обращено большое внимание на увеличение автономности будущих крейсерэв в условиях плавания их в отрыве от русских театров.

Три таких перестроенных крейсера получили название «Европа», «Азия» и «Африка». Кроме того, был специально заказан крейсер «Забияка» с малым углублением (не более 3,66 м) и сравнительно большой скоростью в 15 узлов. Крейсер был вооружен двумя 6-дюймовымн и четырьмя 4-дюймовыми орудиями. В дополнение к паровой машине двойного расширения мощностью 1500 л. с. крейсер имел парусное вооружение барка. Проектирование этого крейсера, равно как и перестройка Трех торговых судов, выполнялись под руководством русского корабельного инженера Η. Е. Кутейникова.

Эти четыре крейсера, оказавшиеся по своим тактико-техническим качествам весьма удачными, сыграли положительную роль. Появление их в Атлантическом океане создало угрозу торговому мореплаванию Англии и заставило се поубавить свой агрессивный тон.

Английский журнал «Инжиниринг» от 2S ноября 1880 г. по поводу появления этих крейсеров писал: «Нельзя сомневаться, что некоторое число русских крейсеров такого типа во время воины может быть чрезвычайно опасным для нашего торгового флота... Они успеют нанести много вреда собственности и навести панику па публику... Во избежание этого мы должны увеличить число быстроходных крейсеров... и использовать быстроходные пароходы нашего коммерческого флота» (курсив мой. — А. Б.).

Удачный опыт использования русскими торговых судов для военных целей получил дальнейшее развитие в постройке двумя пароходными обществами России (Добровольный флот и Русское Общество Пароходства и Торговли) крупных и быстроходных товаро-пассажирских пароходов с учетом возможности их быстрого перевооружения для использования во время войны в качестве вспомогательных крейсеров. Эти крейсера во время русско-японской воины оказали большую помощь русскому военному флоту.

Использование в России торговых пароходов в качестве вспомогательных крейсеров получило распространение и в иностранных флотах.

Океанские броненосные крейсера. Два важных военно-морских театра России — Балтийский и Тихоокеанский — разделены огромным пространством трех океанов. На пути от одного к другому не было баз и угольных станций, принадлежащих России. На Тихоокеанском театре Россия совсем не имела ,судостроительных заводов, поэтому Тихоокеанская эскадра могла пополняться лишь за счет кораблей, построенных на Петербургских верфях. Эти корабли, при переходах из Балтики на Дальний Восток, могли пополнять свой запас топлива, пользуясь лишь иностранными базами, преимущественно английскими. Враждебное отношение к России со стороны Англии и Франции ставило под угрозу переход наших кораблей, особенно в условиях военного времени.

Учитывая эту крайне неблагоприятную для России обстановку, адмирал А. А. Попов выдвинул идею создания мощных океанских броненосных крейсеров, которые должны были иметь такой запас топлива, чтобы пройти из Кронштадта во Владивосток без его пополнения.

Проектирование такого крейсера в 1869 г. было поручено корабельному инженеру Н. Е. Кутейникову под руководством адмирала А. А. Попова и председателя кораблестроительного отделения Морского технического комитета корабельного инженера И. С. Дмитриева.

Русские кораблестроители успешно справились с поставленной перед ними задачей.

Спущенный на воду в 1873 г. первый такой крейсер «Генерал-адмирал» имел следующие тактико-технические элементы: водоизмещение 4600 т; артиллерийское вооружение — четыре 8-дюймовых орудия, расположенные по бортам на спонсонах, и два 6-дюймовых орудия в диаметральной плоскости по одному в носу и в корме. На этих крейсерах впервые в истории кораблестроения был забронирован борт 6-дюймовон броней в середине и 4-дюймовой — в носу; спонсоны 8-дюймовых орудий были забронированы 6-дюймовой броней; скорость хода 13,6 узла.

Следующие крейсера этого типа были: «Герцог Эдинбургский»3 (вступил в строй в 1875 г.), «Минин» (1878 г.). Позже были построены броненосные крейсера «Рюрик» (1892 г.), «Россия» (1896 г.) и «Громо-Сой» (1899 г.). корабли того же типа, что и первые крейсера, но с улучшенными тактическими качествами.

Русские броисносные крейсера имели значительную для своего времени скорость и большую автономность, позволявшие им выполнять крейсерские действия. Мощная (для крейсеров) артиллерия и солидная броневая защита не только палуб, как было у бронепалубных крейсеров, но и бортов давали нм возможность успешно вести бой как с бронепалубными крейсерами, так и с броненосцами. Эти крейсера могли принимать участие в эскадренном бою, занимая места, как более быстроходные, на флангах и в авангарде.

Англия сразу же обратила внимание на появление русских броненосных крейсеров, оценила их роль в составе морских сил и приступила к постройке таких же крейсеров у себя. При проектировании своих кораблей английские инженеры старались повторить все характерные особенности русских крейсеров. При обсуждении вопроса о постройке крейсеров в английском парламенте было официально заявлено, что «русским первым удалось осуществить идею броненосных крейсеров с броневым поясом по ватерлинии».

О боевой мощи новых русских океанских броненосных крейсеров говорит следующий факт: когда в Англии стало известно о назначении броненосного крейсера «Минин» в состав Тихоокеанской эскадры, английское адмиралтейство тотчас же сделало распоряжение об усилении своей эскадры в Тихом океане несколькими броненосцами.

Вслед за Англией броненосные крейсера начали строить Франция и другие морские государства. С течением времени водоизмещение и мощность броненосных крейсеров увеличивались. В связи с изменением тактического назначения эти корабли стали называться линейными крейсерами. В 1912 г., после некоторого перерыва, вызванного русско-японской войной 1904—1905 гг., в России были заложены четыре крупнейших линейных крейсера типа «Измаил». В свое время крейсера типа «Измаил» были самыми мощными кораблями в мире. Они имели двенадцать 14-дюнмовых орудий и двадцать четыре 130-мм орудия; скорость хода 28 узлов; броня главного бортового пояса 250 мм4.

Таким образом, русскими был создан новый класс кораблей, вошедший в состав военно-морских сил как один из важнейших классов. В современных флотах эти крейсера называются тяжелыми крейсерами.

Самый мощный броненосец. В 1869 г. в Петербурге на Галерном островке (ныне завод им. А. Марти) был заложен спроектированный под руководством адмирала А. А. Попова башенно-брустверный монитор «Крейсер». 30 мая 1872 г., в день 200-летия со дня рождения Петра I монитор был переименован в «Петр Великий». Постройкой монитора руководил корабельный инженер М. М. Окунев. В процессе постройки монитор был перепроектирован в мощный мореходный броненосец. Новый корабль имел водоизмещение 9820 т. Его корпус был построен из железа по усовершенствованной клетчатой системе с бракетами и стрингерами, с двойным дном. Внутри корабль был разделен водонепроницаемыми переборками; снаружи корпус обшит деревом и медью и снабжен боковыми килями для уменьшения качки. На корабле были установлены две паровые машины двойного расширения общей мощностью в 10000 индикаторных т. е., работавшие от 12 котлов. Броненосец имел два трехлопастных винта и развивал скорость хода до 15 узлов. Запас угля 1420 г (14,5 процента водоизмещения).

Артиллерия броненосца состояла из четырех 12-дюймовых орудий в двух двухорудийных башнях, расположенных в диаметральной плоскости, и двух 9-дюймовых мортир — в корме.

Мощное бронирование «Петра Великого» выдвинуло его в ряд сильнейших броненосных кораблей того времени. По системе бронирования он не имел себе равных. Главный пояс бортовой брони был толщиной в 14 дюймов в средней части и 9 дюймов в оконечностях. Над главным поясом, в средней части корабля, располагался второй пояс также толщиной 14 дюймов, который охватывал со всех сторон обе башни и участок между ними, образуя каземат, который тогда назывался бруствером. Поэтому тогда броненосцы с такой броней назывались башенно- брустверными. Палуба над главным броневым поясом была покрыта 3-дюймовой броней.

Материал (железо), из которого был построен корпус «Петра Великого», и его конструкция были такого высокого качества, что броненосец, а затем учебный корабль «Петр Великий» плавает до сих пор в качестве блокшива (свыше 80 лет).

В сравнительном исследовании новейших броненосцев того времени, произведенном англичанами (результаты опубликованы в 1876 г.), они должны были, к великому своему смущению, признать, что самым мощным в мире броненосцем является «Петр Великий». Появление «Петра Великого» широко обсуждалось в печати, в королевском обществе корабельных инженеров и даже в парламенте. Английская печать пыталась доказать, что броненосец «Петр Великий» спроектирован главным корабельным инженером английского военно-морского флота Э. Ридом или при его участии и по образцу английского монитора «Девастейшен».

Последнее заставило Э. Рида выступить в газете «Тайме» (9 сентября 1872 г.) с опровержением. Он отрицает факт какого-либо своего участия в создании «Петра Великого» и пишет: «Было бы весьма большой лестью в отношении ко мне считать меня в Англии за составителя проекта этого судна, но я не имею никакого желания принимать на себя эту незаслуженную честь и было бы для нас пагубным самообольщением думать, что прогресс во флотах других держав исходит из Англии...

...Русские успели уже превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов своего флота, так и в отношении употребления новых способов постройки. Их «Петр Великий» совершенно свободно может итти в английские порты, т. к. представляет собою судно более сильное, чем всякое из наших собственных броненосцев...»

Линейные корабли. После создания в России «Петра Великого» началась постройка мощных кораблей флота, получивших у русских моряков название броненосцев, тип которых в течение 30—35 лет во всех странах сохранялся без существенных изменений. Главный боевой элемент броненосцев — артиллерийское вооружение — все это время подразделялось на три вида: главная, средняя и мелкая артиллерия.

Главная артиллерия на всех броненосцах всех морских государств была совершенно одинаковой, а именно: она состояла из четырех 12-дюймовых орудий в двух двухорудийных башнях, расположенных в носу и корме в диаметральной плоскости. С течением времени менялись только баллистические элементы и тактико-технические качества 12-дюймовых орудий и башен для них.

Средняя артиллерия состояла главным образом из 6-дюймовых орудий, расположенных по бортам в казематах или в одно-двухорудинных башнях. Число орудий артиллерии с ростом величины броненосцев с 6—8 постепенно увеличивалось до 12—16 стволов. При дальнейшем развитии и росте броненосцев во избежание чрезмерного увеличения числа орудий 6-дюймовый калибр постепенно заменялся 8- и 10-дюймовым, а число орудий этих калибров увеличилось с 4 до 14.

Мелкая артиллерия (3-дюймовая и менее) предназначалась для отражения минных атак.

Таким образом, с ростом броненосцев при неизменном главном вооружении (четыре 12-дюймовых орудия) увеличивалась средняя артиллерия сначала за счет увеличения числа орудий, а затем за счет перехода к следующему, более крупному калибру (8 дюймов или 9,2 дюйма), который частично или полностью заменил 6-дюймовый калибр.

После русско-японской войны 1904—1905 гг. японские конструкторы, пытаясь усилить огневую мощь своих линейных кораблей, увеличили число орудий средней артиллерии. Так, например, линейный корабль «Аки» (год спуска 1907) имел 12 орудий 10-дюймовых и 12 —6-дюймовых. 10-дюймовые орудия располагались в шести спаренных башнях по бортам, между башнями главного калибра, а шестидюймовые — в бортовых казематах под верхней палубой.

Таким образом, кроме четырех 12-дюймовых орудий, на японском линейном корабле пришлось размещать 24 орудия средней артиллерии. Кроме трудности размещении такого большого числа орудий, разнородность вооружения намного затрудняла управление огнем, так как орудия разных калибров отличались друг от друга баллистическими данными.

По-иному, и тоже неудачно, пытались разрешить вопрос английские конструкторы.

В 1906 г. в Англии был спущен на воду линейный корабль «Дредноут». Элементы этого корабля были следующие: водоизмещение — 20 000 т с громадной перегрузкой в 3000 т против проекта; благодаря этой перегрузке осадка достигла 9,5 м (на 0,9 м больше проектной); артиллерийское вооружение — десять 12-дюймовых орудий в пяти башнях, расположенных: три в диаметральной плоскости (одна — в носу и две — в корме) и две по бортам впереди миделя, против дымовых труб. Расположение башен главного калибра по бортам подтверждает то, что они механически заменили этим калибром башни средней артиллерии броненосцев додредноутной постройки.

Противоминный калибр состоял из 24 3-дюймовых орудий в виде открытых палубных установок, размещенных на верхней палубе, на полубаке, на надстройках и на крышах башен (по два орудия на каждой). Принятие открытых палубных установок надо признать совершенно неудовлетворительным, так как они могли действовать лишь до начала артиллерийского боя и были бы выведены из строя после первых попаданий снарядов. Установки на башнях оказались еще более неудачными, они расшатались после первых же опытных стрельб главного калибра. Эти установки пришлось снять.

Броневая зашита состояла из главного бортового пояса, идущего по всей длине корабля, толщиной в 280 мм в середине, 200 и 150 мм — в носу и 200 мм и 100 мм — в корме. Толщина броневой палубы —45 мм и скосов палубы — 70 мм.

Механическая установка состояла из паровых турбин Парсонса. получавших пар от 18 водотрубных котлов тяжелого типа. Скорость хода — 21 узел (фактически 20 узлов).

Таким образом, англичане, стремясь усилить огневую мощь корабля и облегчить управление огнем, при постройке «Дредноута» вовсе изъяли среднюю артиллерию и перешли к единому калибру, установив вместо 20—28 орудий двух-трех калибров, десять 12-дюймовых орудий, размешенных в двухорудийных башнях. Приняв это вынужденное решение, они сохранили практиковавшееся ранее для средней артиллерии бортовое расположение башен, несмотря па то, что такое расположение крупно и артиллерии сопряжено со значительными трудностями.

Вот и этом-то вынужденном переходе к единому 12-дюймовому калибру многие и усмотрели «переворот» в развитии линейных кораблей, преподнося англичанам лавры «революционеров» в кораблестроении.

Иначе поступили русские кораблестроители.

При восстановлении своего военно-морского флота русские, естественно, постарались максимально использовать опыт русско-японской войны 1901—1905 гг., которая в отношении броненосцев выдвинула следующие требования.

1. Усиление артиллерийского вооружения и увеличение дальности огня.
2. Необходимость центрального управления огнем артиллерии.
3. Отказ от мелкой артиллерии калибра, меньшего 3 дюймов, бесполезного против выросших в своих размерах миноносцев.
4. Увеличение скорости хода, как важнейшего тактического элемента кораблей.
5. Возможно полное бронирование кораблей, вызванное ростом мощности артиллерии.
6. Необходимость большего конструктивного обеспечения пловучести и остойчивости при повреждениях, вызываемых снарядами и особенно минами и торпедами.
7. Отказ от тарана.

Следуя этим требованиям, русские инженеры в 1908 г. спроектировали совершенно новый тип линейного корабля, на котором артиллерия главного калибра (12—305-мм орудий) имела линейное (в диаметральной плоскости, в одну линию) расположение. На корабле впервые в мире были приняты трехорудийные башни. Вскоре трехорудийные башни были приняты на крупных и средних кораблях всех стран. Калибр противоминной артиллерии также увеличился: было установлено 16—120-мм орудий в верхнем каземате. Англичане на своем «Дредноуте» и на последующих линейных кораблях этого типа продолжали ставить водотрубные котлы с крупными тяжелыми трубками. На русских кораблях, наряду с заменой поршневых машин паровыми турбинами, были установлены легкие «миноносные» котлы, применение которых давало большие весовые и габаритные преимущества. Благодаря этому был сделан большой шаг вперед в увеличении скорости хода. Вместо 21 узла на «Дредноуте» скорость русских линейных кораблей типа «Севастополь» достигла 25 узлов (проектная 23 узла). Такое резкое увеличение скорости надо признать действительно переворотом.

На русских кораблях была принята двуслойная система бронирования. имеющая значительные преимущества перед однослойной.

По предложению корабельного инженера И. Г. Бубнова была создана беспримерная, вполне законно признаваемая классической, система конструкции корпуса. Далее, на русских кораблях впервые в истории кораблестроения было введено тройное дно. Наконец, было достигнуто максимальное освобождение верхней палубы от надстроек, всевозможных палубных сооружений, обеспечившее максимальные углы обстрела всех четырех башен главного калибра.

Перечисленные выше нововведения не являются простыми конструктивными решениями отдельных мелких вопросов. Это принципиальные коренные изменения в развитии класса линейных кораблей, которые отразили в себе опыт предшествовавших войн и достижения русской науки и техники.

Таким образом, появление русских линейных кораблей типа «Севастополь» действительно сделало переворот в кораблестроении, с которым ни в какой степени не может сравниться столь нашумевшее в свое время появление английского «Дредноута».

История кораблестроения, как видно из приведенных примеров, показывает, что русские инженеры в своих работах всегда опережали техническую мысль иностранных кораблестроителей. Русские кораблестроители, идя самостоятельным путем и блестяще разрешая принципиальные тактико-технические вопросы кораблестроения, неоднократно своими работами начинали новые классы боевых кораблей.



1 Это первый случай использования подводного торпедного аппарата на миноносце. С. О. Макаров первым предложил и установил торпедную трубу под килем на минном катере.
2 Бриг Меркурий 14 мая 1829 г. в бою с двумя турецкими линейными кораблями, обладавшими 184 пушками против 18 пушек Меркурия, нанес им тяжелые повреждения и с победой вышел из неравного боя.
3 Первоначально этот крейсер имел название «Александр Невский». При его спуске в качестве гостя и представителя английского короля присутствовал герцог Эдинбургский; царь. раболепствуя перед «высокопоставленным» иностранным гостем, приказал переменовать крейсер в «Герцог Эдинбургский».
4 Эти крейсера не были достроены: корпуса их были разобраны на металл.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валерий Демин, Юрий Абрамов.
100 великих книг

Генрих Шлиман.
Илион. Город и страна троянцев. Том 2

Алина Ребель.
Евреи в России: самые влиятельные и богатые

Александр Север.
«Моссад» и другие спецслужбы Израиля

Майкл Шапиро.
100 великих евреев
e-mail: historylib@yandex.ru