Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Капитан 1 ранга Л. М. Еремеев. Боевые действия русских моряков в войну 1877—1878 гг.

Во второй половине XIX века, когда большая часть Балканского полуострова входила в состав Турции, среди славянских народов, живших на Балканах, развернулось национально-освободительное движение против феодально-абсолютистского гнета турок.

Летом 1875 г. сначала в Герцеговине, а затем в Боснии вспыхнуло восстание против турецкого ига. Восставших поддерживали сербы, черногорцы и болгары. Национально-освободительное движение балканских славян встретило глубокое сочувствие русского народа. Оно выразилось в сборе материальных пожертвований и передаче их повстанцам, в передаче им значительного количества оружия и в формировании и отправке отрядов русских добровольцев. Однако надежды царского правительства России на всеобщее восстание балканских народов и на расширение сферы своего влияния на Балканах не оправдались.

Турция нанесла сербской армии ряд поражений, и Сербия вынуждена была обратиться за помощью и посредничеством к великим державам. Согласившись по предложению последних на заключение мира с Сербией, Турция по истечении некоторого времени снова возобновила военные действия. В связи с этим Александр II выступил с угрозой разрыва отношений с Турцией, в России была проведена частичная мобилизация. В этой обстановке Турция согласилась на ведение переговоров о мирном улаживании балканского вопроса, но вместе с тем, подстрекаемая

Англией, продолжала усиливать свою подготовку к войне против Черногории, усиливала репрессии по отношению к славянским народам.

Ввиду этого Россией были выдвинуты дополнительные условия мирного урегулирования балканского вопроса. Однако Турция, заручившись поддержкой Англии, отвергла все предложения России и в частности предложение о взаимном разоружении. Проводя политику усиления своего влияния на Балканах с целью дальнейшей активизации борьбы за черноморские проливы, царское правительство России решило использовать народно-освободительное движение славянских пародов на Балканах в своих целях. 12 апреля 1877 г. оно объявило и начало войну, которая хотя объективно и способствовала народно-освободительному движению, но по своим конечным политическим целям носила достаточно четко выраженный захватнический характер.

Общий ход военных действии на сухопутных фронтах. Боевые действия на суше начались одновременно на двух стратегических направлениях — на Балканском полуострове и в Закавказье. Кавказская русская армия, преследуя отступавших турок, в апреле вступила в Баязет, в мае штурмом взяла Ардаган и в ноябре овладела сильной крепостью Карс.

В июне 1877 г. главные силы русской армии переправились через Дунай у селения Зимницы, Браилова, Галаца и двинулись в трех направлениях — на Рушу к, Никополь и на юг для овладения балканскими горными проходами.

Болгарское население, страдавшее от турецкого режима, встретило русские войска как своих освободителей. Русские офицеры приняли деятельное участие в создании болгарского ополчения.

В дальнейшем ходе боевых действий особенно сильное сопротивление русская армия встретила на Шипкинском перевале и у Плевны. 7 июля 1877 г. 10-тысячный передовой отряд русских под командованием генерала Гурко после ряда успешных боев овладел Шипкинским перевалом. Но дальнейшее продвижение было задержано из-за того, что войска, наступавшие на Плевну, не смогли быстро овладеть сю. После пятимесячной осады, во время которой русские солдаты показали чудеса храбрости, турецкий гарнизон Плевны в конце ноября 1877 г. сложил оружие.

Взятие Плевны позволило русскому командованию развить общее наступление в направлении Константинополя. В конце декабря в районе Шейново русская армия взяла в плен турецкую армию Весель-паши, а в начале января 1878 г. разбила под Филилполем еще одну турецкую, армию. 8 января 1878 г. русские авангарды без боя взяли Адрианополь. Сопротивление турок было сломлено, русская армия остановилась около Сан-Стефано, в 8 км от Константинополя. Турки запросили мира. 19 января 1878 г. в Адрианополе были подписаны предварительные условия мира.

Соотношение сил на море. Для русского флота война 1877—1878 гг. началась при крайне неблагоприятных условиях. Черноморский флот во время Крымской войны 1853—1856 гг. был потоплен в Севастопольской бухте. Согласно Парижскому трактату 1856 г. России и Турции запрещалось иметь военно-морской флот на Черном море. Но Турция, сохранив право строить флот в Средиземном и Эгейском морях, могла в любое время ввести свои корабли через проливы Дарданеллы и Босфор в Черное море.

В 1871 г. Россия, воспользовавшись поражением Франции а войне с Пруссией, объявила об отказе от тех пунктов Парижского трактата 1856 г., которые запрещали ей иметь флот на Черном море. Однако к началу русско-турецкой войны царское правительство смогло построить лишь два броненосных корабля — «Новгород» (2491 т, ход 7 узлов, на вооружении 11 орудии калибром 11 дм., 11 — 4-х фунтовых пушек и 11 скорострельных пушек; броня: борт — 11 дм., палуба—3 дм.) и «Вице-адмирал Попов» (3500 т, ход 8 узлов, на вооружении 11—12-дм. орудий, 6—4-х фунтовых пушек, 11 — скорострельных пушек; броня: борт — 16 дм., палуба — 3 дм.). Но и эти корабли, предназначенные преимущественно для береговой обороны, не могли быть использованы для действий против турецкого флота в открытом море. Кроме того, имелось четыре старых корвета, яхта «Ливадия», семь классных пароходов, 13 небольших винтовых шхун и 12 портовых пароходов и буксиров.

На Дунайском речном театре Россия боевых кораблей совершенно не имела. Только в ноябре 1876 года в Кишинев были направлены из состава Черноморского и Балтийского флотов специальные отряды моряков (ок. 650 чел.) для укомплектования не существовавшей еще тогда флотилии и обслуживания речных переправ. Таким образом, несмотря на значительное время, прошедшее с момента окончания Крымской войны и с момента отказа от Парижского трактата, несмотря на подготовку к возобновлению борьбы за усиление влияния на Балканах и в конечном итоге за черноморские проливы, царское правительство не смогло воссоздать на Черном морс флота, игравшего во всех прежних войнах с Турцией весьма серьезную роль.

Не было уделено должного внимания и созданию средств береговой обороны, в результате чего побережье Черного моря оказывалось уязвимым для турецкого флота почти на всем его протяжении.

Только благодаря неустанной работе русских моряков в России продолжалось дальнейшее развитие минного оружия, которое стало грозным и эффективным средством борьбы против хорошо защищенных броненосных кораблей. В период нарастания угрозы войны с Турцией, в октябре 1876 г. с оборонительными целями было выставлено более 500 мин заграждения.

Одновременно с этим русские моряки предложили использовать пароходы в качестве вспомогательных крейсеров, а мины — в качестве активного наступательного оружия. Этого можно было достигнуть широким использованием быстроходных минных катеров, которые предлагалось доставлять к месту предполагаемой атаки кораблей противника на мореходных паровых судах.

Руководствуясь этими идеями, лейтенант С. О. Макаров предложил оборудовать один из быстроходных пароходов таким образом, чтобы он мог принимать на борт минные катера, доставлять их к местам стоянки кораблей противника, спускать их на воду для атаки противника, а после атаки снова принимать на борт и уходить из-под ударов противника.

С целью восполнения недостатка в боевых кораблях сразу после объявления войны в состав флота был взят ряд торговых пароходов, которые также были активно использованы в войне.

Кроме того, в ходе войны было оборудовано и некоторое количество мортирных батарей и батарейных плотов. Для этого использовались железные и деревянные баржи. На них устанавливались нарезные 6-дюймовые мортиры и 27-фунтовые пушки, личный состав защищался специально устроенными по бортам броневыми брустверами. Эти «суда» не имели двигателей и, будучи предназначены для обороны подходов к Очакову, Одессе и Керчи, должны были выводиться на позиции на буксирах.

Однако, несмотря на все эти мероприятия, численное превосходство турецкого флота над русским флотом на Черном море было поистине несоизмеримым.

Созданный при значительной помощи Англии и Франции, он имел в своем составе 8 броненосных батарейных фрегатов, 5 броненосных батарейных корветов, 2 двухбашенных броненосных монитора. Все эти корабли были бронированы, имели на вооружении артиллерию калибром от 7 до 9 дюймов, обладали ходом свыше 11 узлов. Общее их водоизмещение составляло более 75 000 тонн. Кроме того в составе турецкого флота имелось 18 небронированных фрегатов и корветов, вооруженных артиллерией и имевших ход до 9 узлов. Общее водоизмещение этой группы кораблей составляло более 23 000 тонн.

Не считая упомянутых выше мореходных боевых кораблей, в состав турецкого флота входила Дунайская речная флотилия, имевшая на вооружении броненосные корветы, мониторы, канонерские лодки, колесные пароходы и другие суда — всего до 50 единиц.

В довершение всего на службе в турецком флоте находилось большое число английских морских офицеров-инструкторов, занимавших видные должности (командующий броненосной эскадрой Гобарт-паша, его ближайший помощник Монтори-бей, минный специалист Слимэк и др.). Правда, несмотря на прямую помощь англичан, турецкий флот в качественном отношении сильно отставал. Уровень боевой подготовки был низкий, корабли плавали мало, минное дело не было развито. Однако большой численный перевес давал турецкому флоту преимущества перед малочисленным русским флотом. В этих условиях перед русским флотом стояли весьма сложные задачи. Они состояли в том, чтобы; 1) содействовать армии при форсировании Дуная, 2) не допускать высадки турецких десантов на побережье, 3) вести активную борьбу с кораблями противника, обстреливающими побережье, и 4) нарушать судоходство противника

И все же, несмотря на всю сложность условий для действий русского флота, он начал выполнять стоявшие перед ним задачи без всякого промедления. Боевые действия с первых дней войны велись как на Дунае, так и на всем Черноморском театре в целом.

Действия на Дунае. Одной из первых задач, стоявших перся русской армией на Балканском направлении, было форсирование Дуная, которое предстояло проводить в очень тяжелой обстановке, ибо правый берег реки — крутой и гористый — был защищен целым рядом сильных турецких крепостей (Видзин, Никополь, Рущук, Туртукай и Силистрия). Кроме того, противник, как указано выше, имел довольно сильную Дунайскую флотилию.

Для обеспечения переправы войск через Дунай русское командование решило широко использовать минное оружие. С этой целью была предусмотрена постановка ряда минных заграждений, затрудняющих действия кораблей противника и прикрывающих отдельные участки реки, на которых планировалась и фактически проводилась переправа русских войск. Для обеспечения наибольшего успеха этих постановок отряды моряков, переброшенные в Кишинев осенью 1876 г., прошли специальную подготовку в организованных для этого минном офицерском классе и школе для рядового состава. Для осуществления постановок мин и Кишинев из Николаевска и Кронштадта были переброшены по железной дороге 14 паровых катеров и 20 гребных шлюпок.

В апреле 1877 г. с началом военных действий план постановки минных заграждений начал успешно выполняться.

Для действий на Нижнем Дунае был выделен Черноморский отряд, а для действий из Среднем Дунае — Балтийский отряд. Начиная с середины апреля Черноморский отряд приступил к постановке минных заграждений. В апреле 1877 г. были выставлены первые заграждения на Дунае у Реии и ниже Браилова. Они ставились с минных катеров, гребных шлюпок и парохода «Заграждение» линиями по 5—10 мин. Постановка мин производилась при сильном течении, зачастую срывавшем и уносившем мины. Для зашиты выставляемых заграждений от траления и для борьбы с турецкими кораблями на левом берегу Дуная было установлено девять батарей (четыре у Реки, одна у Барбоша и четыре у Браилова). 18 апреля было выставлено минное заграждение в устье реки Серет для зашиты Барбошского железнодорожного моста от обстрела турецких кораблей.

Турки стремились противодействовать русским морякам. 29 апреля из Мачинского рукава к Бранлову вышел отряд из четырех судов, в числе которых находился броненосный корвет «Лютфи-Джелиль».

Брэндовские батареи тотчас же открыли огонь и вскоре добились двух одновременных попаданий в корвет — из 24-фунтовой пушки и 6-дюймовой мортиры. Па «Лютфи-Джелиль» произошел сильный взрыв, и он потонул на глубине 10 сажен.

Это был первый в военно-морской истории случай гибели броненосного судна от огня береговой батареи, наглядно доказавший необходимость палубного бронирования для зашиты корабля от навесного огня.

После потерн «Лютфн-Джелиль» турецкий отряд, отойдя в глубь Мачинского рукава, не решился возобновить своих попыток помешать русским минным постановкам. Русские моряки, воспользовавшись этим, продолжали в мае постановку новых заграждений. В начале месяца были заграждены северный выход из Мачинского рукава (17 мин) и русло Дуная выше Браилова (32 мины). Таким образом, участок реки между Браиловым и Рени был изолирован от возможных помех со стороны турок, и на нем было установлено регулярное судоходство.

Здесь следует сказать, что в зависимости от конкретных условий мины ставились в различных комбинациях (гальванические и гальвано-ударные), небольшими линиями как с катеров, так и со шлюпок, в различное время суток.

Имели место случаи, когда в целях создания у противника впечатления о постановке мин с катеров и шлюпок вместо мин выбрасывались за борт мешки с песком.

Все это показывает, насколько изобретательно и искусно использовались русскими моряками мины в оборонительных целях.

Но их назначение было не только оборонительным.

С середины мая было решено перейти к активным действиям против турецких кораблей, продолжавших базироваться на Мачинский рукав.

Основным средством активной борьбы на Дунае должны были быть минные катера, из которых только два («Шутка» и «Мина») были быстроходными (скорость хода 14—16 узлов). Остальные же представляли собой небольшие паровые катера, обладавшие скоростью хода по течению до 6 узлов, против течения 2—3 узла. Каждый из минных катеров первоначально имел на вооружении по две пары шестов с минами — одну носовую и одну кормовую. В дальнейшем от кормовой пары из-за ее непрактичности пришлось отказаться. На быстроходных катерах «Шутка» и «Мина», помимо шестовых мни, имелись так называемые «крылатые буксирные мины». При атаке буксирными минами катер должен был стремительно сблизиться с объектом атаки и резким поворотом у цели точно подвести мины под днище корабля противника. Для защиты личного состава, состоявшего из 5—8 человек, и машины от ружейного огня противника вдоль бортов катера имелись разборные железные прикрытия толщиной в 1/16 дюйма. Команды катеров были вооружены ружьями и револьверами. Несмотря на кажущуюся слабость и несовершенство этих «кораблей», они добились ряда существенных успехов.

В ночь с 12 на 13 мая четыре минных катера («Царевич», «Ксения», «Джигит» и «Царевна») произвели разведку Мачинского рукава с целью, уточнения мест стоянки турецких кораблей. Следующая после разведки ночь была избрана для атаки противника. Минные катера, войдя в устье рукава строем кильватера, держались берега и шли малым ходом, чтобы обеспечить скрытность атаки. Этому благоприятствовала и низкая облачность, скрывавшая луну. Около 2 час. 30 мин. были обнаружены турецкие корабли. Противник стоял под парами. С катеров отчетливо были видны колесный пароход «Килидж-Али», броненосная канонерская лодка «Фетх-уль-Ислам» и монитор «Сейфи», стоявший между канонерской лодкой и пароходом.

Согласно плану атаки основной целью был избран монитор «Сейфи». Удар по нему должен был нанести катер «Царевич», поддерживаемый «Ксенией»; «Джигиту» ставилась задача оказания помощи атакующим катерам, а катер «Царевна» служил резервом.

Опознав противника, минные катера перестроились для атаки по-парно — «Царевич» и «Ксения» впереди, два других — сзади и с расстояния около полукабельтова дали полный ход. Турецкий часовой окликнул передовой катер и, не получив ответа, поднял тревогу выстрелом из ружья. Вслед за этим турки пытались обстрелять катера из кормового орудия монитора, но из-за осечек выстрелы не последовали.

«Царевич» решил нанести удар правой шестовой миной в левый борт монитора несколько выше раковины с тем, чтобы одновременно лишить его кормовых орудий и двигателя. После успешного взрыва мины монитор сразу осел кормой, и его команда бросилась на нос. «Царевич» был засыпан обломками. Он отошел задним ходом, уступая дорогу «Ксении», выходящей для повторной атаки. В это время тонувший монитор открыл огонь из башенного орудия. «Ксения» подошла вплотную к левому борту «Сейфи» и взорвала мину против башни, которая вела огонь. Второй взрыв лишил монитора возможности продолжать артиллерийскую стрельбу, но его команда открыла сильный огонь из ружей.

Положение катеров после атаки было весьма трудным. Винт «Ксении» запутался в обломках, и его удалось очистить только через несколько минут. Несмотря на это, команда катера вела огонь из ружей по тонувшему монитору. «Царевич» же был .залит водой и тоже стоял без хода, занятый се откачиванием. Тем временем монитор «Сейфи» окончательно погрузился в воду. Наступивший рассвет помешал русским катерам продолжать атаку турецких кораблей. Весь отряд без потерь в личном составе (не было даже раненых) возвратился в Браилов.

Атака минных катеров 14 мая, представлявшая собой первый за войну удачный опыт использования нового наступательного оружия, помимо тактического успеха, имела громадное влияние на дальнейший ход боевых действий на Дунае.

Смелые действия русских моряков не только лишили турок второго (после гибели «Лютфи-Джелиль») броненосного корабля, но и снизили их активность в наиболее ответственный момент развертывания военных действий на Дунае. Оставшиеся в Мачинском рукаве два турецких корабля поспешили уйти вверх по Дунаю.

После ухода турецких кораблей русские в конце мая заградили южную (верхнюю) часть Мачинского рукава с целью сделать рукав недоступным для турок, если бы они вздумали вернуться сюда вновь.

Этой постановкой закончились действия по изоляции нижнедунайского участка переправы от действий кораблей противника.

К концу мая весь Нижний Дунай от Рени до Гирсова был свободен от турок и целиком контролировался русскими.

10 и 11 июня русские войска переправились на правый берег реки и заняли Мачии, Исакчу, Гирсово и Гульчу. Турецкие войска отошли на линию Чернаводы — Кюстенджи.

Вслед за переходом русских через Нижний Дунай для обеспечения их левого фланга от нападения турецких кораблей со стороны Сулина Сулинский рукав на 43-й миле от устья был загражден затопленными судами.

Боевые действия на Среднем Дунае развивались также успешно. Выделенный сюда Балтийский отряд (10 минных катеров и несколько гребных шлюпок) был разделен на две части.
Разделение отряда имело целью обеспечить одновременную постановку минных заграждений па обоих концах намеченного участка главной переправы (у о. Мечки и д. Карабин) и заготовку силами моряков мостовых плотов на р. Ольте для переправы войск.

Вместе с тем на левом берегу Среднего Дуная, у Журжева, Парапана, Турну и Карабин начали установку береговых батарей.

Первая попытка выставить минные заграждения у о. Мечки не удалась из-за противодействия турок ружейным и артиллерийским огнем со своего берега.

К середине июня в результате ряда энергичных атак, произведенных русскими катерами, активность турок снизилась и русским морякам удалось выставить заграждения на обоих концах намеченного участка главной переправы (66 мин у Карабин и Фламунды и 30 у Парапана).

В ночь с 14 на 15 июня началась переправа русских войск у Зимницы. Первому эшелону была поставлена задача овладения Систовым как пунктом, обеспечивавшим наводку моста и дальнейший ход переправы.

Отряды русских моряков сыграли огромную роль в непосредственном обеспечении этой переправы. Под сильным огнем турецких береговых батарей моряки неоднократно проводили из устья р. Ольты на Средний Дунай заготовленные понтоны и плоты; совместно с саперами наводили мосты через Дунай в Зимнице, Батине, Мечке. Журжеве и Никополе; были гребцами на шлюпках и паромах; поддерживали сообщение между обоими берегами реки по окончании переправы и наводки мостов; охраняли минными катерами подступы к переправе со стороны Рущука, откуда турецкие корабли несколько раз пытались напасть на русских. Исключительную роль в обеспечении переправы сыграл единственный находившийся в распоряжении русских пароход «Аннета». Этот невооруженный пароход неоднократно буксировал мостовые плоты из устья р. Ольты и перевез большое количество войск па правый берег Дуная в районе главной переправы. Переправа войск через Дунай до момента занятия Систова происходила под сильным артиллерийским и ружейным огнем турок.

При взятии русскими Никополя были захвачены стоявшие там броненосные канонерские лодки «Подгорица» и «Шкодра» (переименованные затем в «Никополь» и «Спотово»).

Успешный исход совместных действий русских сухопутных и речных сил на Дунае показал, какую большую рать сыграли отряды русских моряков и их самоотверженные действия против турок.

Чрезвычайно большой интерес представляют действия русских кораблей против Сулина 27—28 сентября 1877 г. Несмотря на то, что в этих действиях приняло участие относительно небольшое число кораблей и намеченный план действий до конца осуществлен не был, их с полным правом можно назвать полнокровной операцией. События развертывались следующим образом.

После изгнания турок из укрепленных пунктов и баз Нижнего Дуная в их руках остался сильно укрепленный порт и морская база Сулин.

Оборона Сулина состояла из 4 береговых батарей, минных заграждений и цепных бонов из бревен. Кроме того, в базе к моменту подготовки операции базировались 4 турецких бронекатера (артиллерия калибром до 4 дюймов), канонерская лодка и один военный пароход. В это же время в Сулине под нейтральным флагом находился английский стационер «Кокэтраис».

Базируясь на Сулин, корабли противника могли подниматься вверх по Дунаю, разрушать мосты и переправы, обстреливать населенные пункты и высаживать десант на территорию, занятую русскими войсками. Чтобы избавиться от этой угрозы, русское командование наметило план действий прогни султана, который состоял и том, чтобы артиллерийским огнем кораблей со стороны верхнего течения Дуная изгнать корабли противника из Сулина или уничтожить их в базе, после чего подавить батареи и, высадив десант, овладеть городом.

Для осуществления этого плана в Одессе была сформирована флотилия в составе 2 пароходов, 3 винтовых шхун, 1 пловучей мортирной батареи и 7 минных паровых катеров. 28 июля флотилия перешла из Олессы в Дунай. Далее флотилия должна была выставить минное заграждение в Сулинском и Георгиевском гирлах, которые должны были преградить противнику путь вверх по Дунаю, если бы он попытался преследовать русские корабли, а затем атаковать базу и в случае успешного подавления батарей высадить три пехотные роты, занять город, захватить или уничтожить корабли противника.

Однако стоянка английского стационера, якобы находившегося в распоряжении правления Дунайской европейской комиссии, осложняла проведение операции. Русское командование вынуждено было предупредить английского командира о рискованности его стоянки в Сулине. Англичанами это предупреждение сразу же было передано туркам.

Опасаясь атак русских, турки через два дня перебросили в Сулин эскадру кораблей в составе 5 броненосцев.

Вследствие этого операция была отложена. После ухода из Сулина турецкой эскадры в конце сентября подготовка к операции была возобновлена. В ночь на 27 сентября в Сулинском рукаве было выставлено минное заграждение, а с рассветом русские корабли начали обстрел кораблей противника. Последние пытались преследовать русские корабли, но после артиллерийского боя один из них (канонерская лодка «Сунне»), уже имея повреждения от артогня, попал на русское минное заграждение, подорвался и затонул, после чего корабли противника укрылись в порту за земляными насыпями. В ночь на 28 сентября минное заграждение, выставленное накануне и уже сослужившее службу, было усилено дополнительной постановкой мин, а с рассветом русские корабли снова открыли огонь по кораблям противника, которые пытались итти на сближение с русскими кораблями, но, получив повреждения, от этого намерения отказались и снова укрылись в порту.

От обстрела города и порта, во время которого могли пострадать гражданское население и иностранные консульства, а также от предполагавшейся высадки десанта командование отказалось. И хотя Сулин сдался в руках противника, последнему стало ясно, что использовать Сулин для безнаказанной стоянки кораблей, а тем более безнаказанно выходить из Судина вверх по Дунаю русская флотилия не позволит. С точки зрения военно-морского искусства поучительность этой операции состояла в том, что она опиралась на зрелый продуманный план действий, предусматривавший создание флотилии, ее переход в район проведения операции, включавший разведку, постановку минных заграждений позиционного характера с последующим использованием этого заграждении в качестве прикрытия района маневрирования своих кораблей, ведущих артиллерийский бон; минную разведку заграждений противника, высадку десанта с кораблей и нанесение артиллерийского удара по кораблям противника. И хотя план этот, как указывалось выше, не был проведен в жизнь до конца, поучительность его от этого не снижается.

Заканчивая краткое описание действий русских моряков на Дунае, следует упомянуть о том, что 2 октября русские моряки одними из первых применили брандеры в условиях реки, выпуская их по течению.

Действия на Черном море. Выше отмечалось, что царское правительство не смогло к началу войны создать на Черном море сильный флот.

Преобладание в силах на Черном море дало туркам возможность бесконтрольного использования морских путей сообщения для снабжения своей кавказской армии. Кроме того, турки угрожали русским морским путям сообщения, приобретавшим исключительно важное значение ввиду трудности снабжения русской кавказской армии по суше.

Броненосный турецкий флот эпизодически появлялся у берегов Кавказа, обстреливал отдельные населенные пункты (Поти, Гудауты. Очемчири, Сухуми и др.); при содействии флота турецким войскам удалось занять Сухуми.

Перед русским флотом стояла задача не только оборонять свое побережье, но и вести активную борьбу с численно превосходящим противником.

Задачи обороны в начальный период войны решались в основном путем постановки минных заграждений на подходах к наиболее важным портам и районам побережья. Планы предусматривали постановку 475 мин в районе Очакова, 500 — в районе Одессы, 300 — в районе Севастополя, около 800 — в районе Керчи, а всего до 2500 мин.

Часть этих минных заграждений была выставлена еще в 1876 году, часть была выставлена после начала войны. В мае 1877 г. общее число выставленных мин составляло около 1800, что несомненно характеризовало собой невиданные ранее масштабы использования этого оружии. При этом сами постановки мин носили в себе элементы массированного использования этого оружия и отличались плановостью, предусмотрительностью, высокой степенью подготовленности и т. д.

Впрочем, минное оружие нашло здесь, так же как и на Дунае, широкое боевое применение и в качестве активного наступательного оружия. Однако перенести целиком способ нападения минными катерами из условий речной борьбы в условия открытого моря было невозможно. Минные катера имели крайне недостаточные для самостоятельных действий в море скорость хода, дальность плавания и мореходность. Выше указывалось, что, учитывая это, лейтенант С. О. Макаров еще осенью 1876 г. предложил оборудовать приобретенные у РОПИТа1 на время войны быстроходные (13—14 узлов) пароходы в качестве носителей минного оружия (минные катера и шестовые мины) и тем самым обеспечить возможность атаковать противника как на его рейдах, так и в море.

Однако высшее командование π верховное руководство крайне недоброжелательно встретили идеи молодого Макарова. Они всеми мерами задерживали утверждение этого проекта. Но благодаря настойчивости Макарова его предложение было принято, и в его распоряжение поступил пароход «Вел. кн. Константин». Помимо артиллерийского вооружения (одной 6-дюймовой мортиры и четырех 9-фунтовых орудии) он был снабжен шестовыми минами и четырьмя минными катерами, поднимавшимися на борт. Макарову удалось достичь подъема пара в котлах катеров в минимально короткий промежуток времени (5—10 минут вместо обычно требовавшихся 1 1/2—2 часов). Кроме парохода «Вел. кн. Константин», для активных действий на море были оборудованы пароходы «Владимир», «Веста», «Аргонавт», «Россия». «Эльбрус» и яхта «Ливадия».

Наибольших успехов в борьбе с турецким флотом добился пароход «Вел. кн. Константин» под командованием С. О. Макарова. 28 апреля 1877 г. Макаров вышел из Севастополя. Поздно вечером 30 апреля «Вел. кн. Константин» подошел к Батумскому рейду с целью атаки минными катерами находившихся там турецких кораблей. Атака была безуспешной, так как мина, подведенная под днище турецкого корабля, из-за плохого качества не взорвалась. Эта неудача послужила началом нападок командования на Макарова, но «макаровцев» это не остановило.

28 мая «Вел. кн. Константин» вышел из Одессы к Сулину, где, по имевшимся данным, стояло несколько турецких броненосных кораблей. Помимо 4 минных катеров, имевшихся на борту парохода, «Вел. кн. Константин» вел на буксире две малые миноноски, вооруженные шестовыми минами.

В ночь на 29 мая три катера и обе миноноски атаковали турецкий отряд, состоявший из трех броненосцев и парохода. Несмотря на то, что турецкие корабли были защищены бонами, броненосец «Иджали» был поврежден.

В июне и июле «Вел. кн. Константин» и другие пароходы неоднократно крейсировали у Анатолийского побережья, уничтожая турецкие транспорты. Так, 8 нюня Макаров потопил турецкий торговый бриг «Османне» и три транспорта.

Одновременно на турецких торговых путях успешно действовали русские вооруженные пароходы «Владимир», «Аргонавт», «Ливадия», «Россия», «Веста» и др. 11 июля 1877 г. пароход «Веста» под командованием капитан-лейтенанта Η. М. Баранова во время крейсерства у румелийских берегов в районе Кюстснджи (Констанца) встретился с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд». Казалось бы бронированный «Фетхи-Буленд», имевший сильную артиллерию и превосходство в ходе, должен был уничтожить небронированный вооруженный торговый пароход. Однако в завязавшемся бою, который командир «Весты» по понятным причинам вел на отходе, турецкий броненосец не смог добиться решающего результата. Наоборот, умело маневрируя и используя оружие «Весты», русские моряки нанесли противнику серьезные повреждения а заставили его прекратить бой, продолжавшийся около 5 часов.

Главный командир Черноморского флота и портов в рапорте управляющему морским министерством писал: «Честь русского имени и честь нашого флага поддержаны вполне. Неприятель, имевший броню, сильную артиллерию, превосходство в ходе, вынужден был постыдно бежать от железного слабого парохода, вооруженного только шестидюймовыми мортирами и девятифунтовыми орудиями, но сильного геройским мужеством командира, офицеров « команды»2.

В ночь на 12 августа очередной улар туркам был нанесен неутомимым Макаровым у Сухуми.

Заранее предусмотрев, что в ночь на 12 августа предстоит лунное затмение, Макаров подошел к Сухумскому рейду и спустил катера, которые с началом затмения вошли на рейд.

Условия атаки облегчались тем обстоятельством, что зарево происходившего в городе пожара и разведенных на берегу костров создавало яркий фон для отыскания цели.

Выбранный объектом атаки «Ассарн-Шевкет» стоял за боном, который был взорван катером «Синоп». Катерам «Наварину» и «Минеру» удалось подвести и взорвать свои буксирные мины у борта броненосца. Взрыв вызвал панику среди турецкой команды. Многие турки стали бросаться за борт, и лишь посыльный катер броненосца, стоявикий у борта, пытался сцепиться на абордаж с катером «Минер». В ход пошли весла, отпорные крюки, пистолеты, но, несмотря на ранение командира русского катера, нападавшие благополучно возвратились к пару ходу, ожидавшему их неподалеку.

С 1 по 14 декабря «Вел. кн. Константин» вместе с пароходом «Владимир» успешно выполнил крайне ответственные и рискованные перевозки провианта и фуража для нужд Кавказской армии из Керчи и Новороссийска в Сочи и Туапсе.

После двухнедельного пребывания в море Макаров, получивший сведения о наличии нескольких турецких броненосцев в Батуме, решил атаковать их.

К этому времени успех Макарова был настолько очевиден, что ему удалось добиться разрешения на использование самодвижушихся торпед, которые держались на складах как исключительно ценные вида оружия и использование их высшим командованием по каким-то причинам считалось преждевременным.

Два минных катера «Вел. кн. Константина» — «Чесма» и «Синоп» — получили на вооружение по одной торпеде. При этом торпеды была установлены на «Чесме» под килем, а на «Синопе» — на особом плотике. Остальные катера попрежнему имели буксирные крылатые мины.

Подойдя к Батумскому рейду поздно вечером 15 декабря. «Вел. кн. Константин» спустил свои катера. Ночь была темная и затрудняла ориентировку и выбор цели. Незаметно проникнув на рейд после полуночи. команды катеров увидели неясные очертания броненосца «Махмудие» и выпустили в него свои торпеды. Однако смело проведенная атака, явившаяся первым в мире случаем боевого использования торпеды, прошла неудачно. Первая торпеда, задев, вероятно, якорную цепь, отбила зарядную камеру, взорвавшуюся потом повидимому при ударе о грунт и не причинившую никаких повреждений броненосцу, а остальной ее корпус выскочил из берег. Вторая торпеда, пройдя под килем броненосца, выскочила на берег целиком.

В ночь на 14 января 1878 г. Макаров вторично подошел к Батумскому рейду. Спушеиные на воду катера «Чесма» и «Синоп» с дистанции около 30 сажен выпустили 2 торпеды, которые взорвались у борга сторожевого парохода «Интибах». Через несколько минут турецкий корабль затонул со всем своим экипажем.

Этой атакой фактически заканчиваются боевые действия на Черном море, ибо 19 января 1878 г. было заключено перемирие.

Через месяц 19 февраля 1878 г. в Сан-Стефано был заключен мирный договор между Россией и Турцией, по которому:

— Болгария становилась самостоятельным княжеством, турецкие войска из нее выводились, а крепости подлежали срытию.
— Черногории, Сербия и Румыния объявлялись независимыми.
— Россия получала Бессарабию и в Азии — крепости Ардоган, Каре, Батум и Баязет с прилежащими к ним территориями.
— Турция обязывалась уплатить 310 миллионов рублей.

Сан-Стефанский договор хотя и не решил основного для России вопроса о проливах, все же был выгоден для нее.

Англия и Австро-Венгрия, преследуя свои захватнические цели, выступили против Сан-Стефанского договора.

Под давлением этих государств I июня 1878 г. в Берлине был созван конгресс из представителей европейских держав с целью пересмотра Сан-Стефанского договора. Заседания Конгресса, продолжавшиеся целью месяц, закончились подписанием 1 июля 1878 г. так называемого Берлинского трактата. Этот трактат, создавший для России худшие условия по сравнению с ранее заключенным договором, содержал следующие поправки к нему:

— Территория Болгарин была сильно сокращена, Македония оставалась в составе Турции, восточная Румелия становилась автономной провинцией Турции.
— Баязет был возвращен Турции.
— Англия получила о. Кипр. Австро-Венгрия получила во временное (но без определенного срока) владение Боснию и Герцеговину.
— За Россией оставались Бессарабия и на Кавказе — Ардаган, Каре, Батум.

Выводы. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. вписала яркую страницу в героическую историю русского флота, сумевшего даже малыми силами, применяя новое оружие, решительно вести боевые действия против турок и нанести врагу значительный урон.

Турецкий флот, начавший воину обстрелом и блокадными действиями против русских портов, был в самом начале войны деморализован и загнан в свои порты, а затем вытеснен с Черного моря в Босфор под прикрытие английских кораблей, «оберегавших неприкосновенность» Константинополя.

Русский флот получил столь многообразную и полноценную боевую практику, что С. О. Макаров, веря в прекрасные боевые качества русских моряков и в русское оружие, не без основания заявил по окончании воины, что «после поправок и дооборудования «Вел. кн. Константин» готов хоть к войне с Англией».

В ходе войны русский флот внес огромный вклад в развитие технических средств ведения войны и в развитие военно-морского искусства:

— В период, предшествовавший войне, и в ходе войны получило дальнейшее развитие зародившееся впервые в России минное оружие и приемы его использования. Оно нашло себе многоцелевое применение как оборонительное оружие. Оно же было широко использовано и для решения наступательных задач. Обращает на себя внимание массированное применение мин.
— Впервые в истории флотов всех стран зародилась и была осуществлена идея возимых катеров с целью увеличения района действия малых кораблей. Впоследствии эта идея получила широкое развитие в создании пловучих баз торпедных катеров и подводных лодок, а также и в создании авианосцев.
— Определились начала минной тактики — ночные атаки, внезапность нападения, атаки с нескольких катеров, необходимость повышенной скорости хода и мореходности будущих миноносок.
— Впервые с успехом были применены торпеды. Определился общий вид специального аппарата для стрельбы торпедой.
— Русская армия и флот (особенно на Дунае) показали отличный пример взаимодействия. При этом русские моряки проявили чрезвычайно широкую инициативу и тактическую грамотность, которая проявилась в том, что минное оружие использовалось для прикрытия русских перенрав и мостов через Дунай, дли разделения и изоляции отдельных группировок турецких сил друг от друга.
— Впервые в истории была доказана способность береговой артиллерии вести успешную борьбу с броненосными кораблями.
— Опыт войны вновь показал необходимость для России иметь на Черном море флот, соответствующий задачам крупного морского государства.



1 Русское общество пароходства и торговли.
2 Боевая летопись русского флота. Воениздт. 1948, стр. 258.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Рудольф Баландин.
100 великих богов

Александр Формозов.
Статьи разных лет

Юрий Лубченков.
100 великих аристократов

Сабатино Москати.
Древние семитские цивилизации

Алексей Шишов.
100 великих военачальников
e-mail: historylib@yandex.ru