Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Капитан 3 ранга В. С. Шломин. Минное оружие — русское изобретение

Идея нанесения подводного удара кораблю возникла еще в древнем мире. Но практическое разрешение этот вопрос получил сравнительно недавно. В России минное оружие развивалось своим самобытным путем; его предшественниками были минно-взрывные средства в военно-инженерном деле и брандеры времен Азова и Чесмы, представлявшие собой своеобразную большую плавающую мину. Развитие подводного оружия в России шло одновременно по двум направлениям - создание подводной лодки, с одной стороны, и создание мины, а затем и торпеды, с другой. Создателем первой подводной лодки, предназначенной для военных целей, был русский изобретатель-самоучка крепостной крестьянин Ефим Никонов (1720 г.).

Первыми образцами мин, переходными от брандеров к минному оружию, были плавающие мины, применявшиеся главным образом на реках или на течении и предназначавшиеся для атаки вражеских кораблей или мостов и переправ. В России такие мины нашли применение в русско-турецкой войне 1768—1774 гг. в армян Румянцева. В 1769 г., т. е. на 7 лет раньше американца Бушнеля. русские минеры применили плаваюшую мину для разрушения моста близ Хотина на Днестре. Для воспламенения таких мин долгое время применялись только фитили или курок кремневого ружья. Это было еще не вполне совершенное оружие, от которого легко было уклониться.

Следующим шагом в развитии мины явилось изобретение и использование якорной мины, главным преимуществом которой была скрытность для противника и безопасность для своих кораблей. Первая подводная якорная мина была предложена в 1807 г. русским полковником Фитцумом и выдержала успешное испытание 8 том же году в Кронштадте. Мина Фитцума не получила распространения из-за непрактичного и несовершенного способа взрывания (от мины к берегу шел длинный шланг, начиненный порохом), но сама идея неподвижной, невидимой на поверхности мины получила свое претворение в дальнейших работах.

Первые опыты применения электрического тока (гальванизма) для воспламенения зарядов взрывчатых веществ под водой были сделаны также в России русским ученым П. Л. Шиллингом в начале XIX в., т. е. значительно раньше, чем в Америке. Это открытие имело огромное значение в минном деле, однако оно не сразу получило признание и поддержку со стороны чиновников военного и морского министерств. Впоследствии Шиллинг при поддержке другого талантливого изобретателя генерала Шильдера провел много опытов со своим изобретением, что дало возможность в широких размерах использовать гальванический ток в военных целях, в частности для изготовления гальванических мни. Уже в начале 40-х годов электрический способ взрывания был прочно освоен в русской армии и флоте, в то время как в других европейских странах только во второй половине XIX в. начали проводиться опыты, основанные на исследованиях русских инженеров. В 1832 г. в России были созданы гальванические команды, а затем и техническое гальваническое учебное заведение. До начала Крымской войны гальванические мины широко применялись в нашей стране для уничтожения ледяных заторов на реках, для очищения Кронштадтской гавани от льда.

В 1840 г. русский академик Б. С. Якоби предложил оригинальную мину новой конструкции — ударную, пиротехническую. Это был первый образец автономной якорной мины, т. е. мины, которая взрывалась при ударе корабля но се корпусу, не имея связи с берегом и источником энергии. Для этой цели Б. С. Якоби использовал изобретенные в 1826 г. профессором Власовым так называемые пиротехнические «Власовские трубки».

Продолжая опыты Шиллинга, академик Б. С. Якоби к началу Крымской войны создал новую, гальваническую мину, которая наряду с его ударными минами нашла широкое применение в этой войне.

Таким образом, к началу Крымской войны на вооружении русского флота имелось несколько образцов гальванических и ударных мин.

Появление больших сил англо-французского флота в Черном и Балтийском морях заставило в целом не подготовленное к войне царское правительство спешно принять ряд мер по организации обороны побережья и баз. Создавались новые и усиливались старые береговые укрепления. Были приведены в боевую готовность все корабли, началась срочная постройка сорока винтовых канонерских лодок и т. д.

Наряду с этим было уделено большое внимание постановке минных заграждений для обороны портов и баз. Следует отметить, что в то время в военное и морское ведомства поступило очень много различных предложений, среди которых имелись проекты новых образцов якорных я донных мин, а также дрейфующих и «летучих» мин (движущихся по поверхности моря наподобие торпед). Кроме того, - были предложены проекты подводных лодок, броненосных пловучих батарей и т. д.

В кампаниях 1854 и 1855 гг. мины выставлялись для обороны Кронштадта, Ревеля, Свеаборга, Динамюнде, Керчи. Подводными фугасами (донные мины) были заграждены устья Дуная, Днепровского и Бугского лиманов. О масштабах минных постановок убедительно говорят цифры. Так, минные заграждения Свеаборга насчитывали 44 гальванических и 950 пиротехнических (ударных) мин.

Кроме того в районе Порккала-Удд испытывались мины русских изобретателен Давыдова и Вонлярского — «винто-взрывы». Сущность действия этих мин была такова: вражеский корабль наматывал на свои винт сеть или τ (юс, которые были прикреплены к мине.

В то же время на Черном море, у Еникале и Керчи, было поставлено три минных заграждения, всего 100 мин. На Дунае применялись плавающие мины, изобретенные офицерами Боресковым и Вальцовым. В конце войны была принята на вооружение новая дойная мина Давыдова. Все перечисленные минные заграждения создавались под руководством талантливых отечественных ученых и изобретателей Якоби, Сергеева, Борескова, Зацепина н др.

Если первые русские мины имели недостаточный заряд (в 10—15 фунтов), то в конце Крымской войны вес порохового заряда мины достигал 35 фунтов, а на Дунае закладывались мины с полутора пудовым и не большими по весу зарядами. Например, на реке Буг, у города Николаев, поручик Боресков заложил на фарватере фугас (донную гальваническую мину) в 52 пуда, установив его впереди минного заграждения.

Эти данные говорят о том, что минные постановки в нашей стране далеко выходили за рамки «опытов» и представляли собой совершенно новое явление в военно-морском искусстве: был найден надежней способ обороны портов, баз и узкостей.

Кампания 1855 г. показала успешность использования русских мин. 8 июня во время рекогносцировки Кронштадта подорвались на русских минах английский флагманский пароходо-фрегат «Мерлин» (на борту его находились оба союзных командующих — адмиралы Дондас и Пено) и пароходы «Файрфляй», «Вульчер», «Бульдог». Эти корабли, получив повреждения, были поставлены в доки. Больше того, обнаружив значительное количество мин. союзное командование пришло к выводу о том, что осуществлять активные действия с моря против Кронштадта невозможно, и ограничилось только его блокадой.

Французский адмирал Пено, донося о повреждениях кораблей морскому министерству, писал: «Мы стоим против неприятеля деятельного, умеющего усиливать свои средства и наносить нам вред».

Английский генерал Делафилд в книге «Искусство войны в Европе» признал минную оборону русских портов не только удовлетворительной, но и сильной и пришел к заключению, что мины составляют серьезное средство обороны гаваней.

Русские моряки, правильно оценив значение применения мин во время Крымской войны, продолжали после нее дальнейшее совершенствование этого сильного оружия. Еще в 1862 г. один из русских офицеров предложил использовать минные катера, вооруженные шестовыми минами, которые и были попытаны в Кронштадте адмиралом Г. И. Бутвковым. Минные катера затем были приняты на вооружение. Данным изобретением воспользовались американцы во время гражданской войны в 1864 г.

Среди новаторов минного оружия в середине прошлого столетия выдающееся место принадлежало А. П. Давыдову. Учтя опыт применения мин в Крымскую войну, Давыдов еще в 1856 г. изготовил новый образец — ударную мину с механическим запальным устройством. Воспламенение заряда в этой мине производилось путем разбивания капсюля специальным бойком, который спускался при ударе корпуса о мину. Мина Давыдова, явившаяся прообразом современных ударно-механических мин, имела ряд преимуществ перед предыдущими образцами минного оружия. Давыдов работал также над совершенствованием гальванической мины и предложил донную «бомбическую мину», которая предназначалась для уничтожения неприятельских судов и высадочных средств в местах возможной высадки десантов.

Давыдов одни из первых правильно понял возможности использования минного оружия в будущих воинах. В 1857 г. в записке в Морской ученый комитет Давыдов впервые поднял вопрос о наступательном, активном применении мин.

Несмотря на ценность предложений Давыдова и хорошие результаты испытаний его мин, ему приходилось вести жестокую борьбу с царскими чиновниками, всячески тормозившими осуществление замечательных предложений русского новатора. Давыдов не получил материальной поддержки для осуществления своих замыслов.

В начале 70-х годов на вооружение русского флота были приняты гальваноударные мины, а в 1877 г. — гальваноударная мина с пироксилиновым зарядом. Дальнейшее развитие получили шестовые мины для вооружения кораблей и минных катеров. Таким образом, к началу русско-турецкой войны 1877—1878 гг. в русском флоте мина завоевала прочное место среди других видов оружия. Однако ее применение, несмотря на изобретение минных катеров с шестовыми минами и торпеды, было ограничено — минное оружие предназначалось только для обороны своих баз и побережья или для атаки вражеских кораблей у своих берегов.

В конце 60-х годов в составе русского флота имелись первые минные заградители, построенные на основании опыта Крымской войны, для обороны Кронштадта и Керчи. Первые минные заградители, носившие название минных коллекторов, а затем минных судов, представляли собой баржи или самоходные паровые суда. В специально приспособленных трюмах этих судов на рельсах размещалось до 30 мин, которые поднимались и сбрасывались за борт с помощью крана. Минные заградители «Буг» и «Дунай», построенные в 1891 г. по проектам лейтенантов Степанова и Угримова, являлись дальнейшим развитием этого класса кораблей, а не первыми образцами, как иногда было принято считать.

Изобретение и применение мин в военных действиях на море явилось крупным вкладом в военно-морское искусство. Уже на первом этапе своего развития минное оружие внесло коренные изменения в методы обороны баз и побережья, организацию противодесантной обороны, а также поставило на очередь дня вопрос о преодолении минных заграждений при действиях у берегов противника.

Большое внимание развитию минного дела в России в 70-х годах XIX в. уделял адмирал А. А. Попов. В 1874 г. в Кронштадте по инициативе адмирала Попова были основаны минный офицерский класс и минная школа, которые готовили офицерский, унтер-офицерский и рядовой состав минной специальности. В 1876 г. подполковником Боресковым был написан первый теоретический труд по минному оружию — курс минного офицерского класса под названием «Руководство по минному искусству в применении его к подводным оборонительным минам». В этой книге подробно разбираются вопросы устройства мин и принципы их действия, а также методы использования минного оружия.

Несмотря на общую экономическую отсталость царской России я рабское преклонение правяших кругов и чиновников перед иностранной техникой, русские заняли ведущее место в развитии и применении минного оружия. Это произошло благодаря самоотверженному труду передовых русских ученых, моряков и изобретателей, которым бесспорно принадлежит приоритет в изобретении мин и торпед, минных катеров и минных заградителей, а также в боевом применении минного оружия и осуществлении идеи активного его использования. Приоритет русских в развитии и совершенствовании минного оружия сохранился с момента его зарождения и до последних дней.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Игорь Муромов.
100 великих авантюристов

Алла Александровна Тимофеева.
История предпринимательства в России: учебное пособие

Карл Расселл.
Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Сергей Нечаев.
Иван Грозный. Жены и наложницы «Синей Бороды»
e-mail: historylib@yandex.ru