Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Кандидат военно-морских наук капитан 1 ранга Р. Н. Мордвинов. Суворов и Ушаков

Имя великого русского полководца А. В. Суворова тесно связано с именем выдающегося русского флотоводца Φ. Ф. Ушакова. Много общих черт было в характере этих замечательных военных деятелей России. Оба они внесли неоценимый вклад в развитие отечественной военной науки, оба не знали в битвах с врагами поражений. В своей славной деятельности А. В. Суворов и Φ. Ф. Ушаков часто взаимно помогали друг другу.

А. В. Суворов в 1778 г. командовал русскими войсками в Крыму. Под его руководством были построены первые укрепления на берегах Ахтиарской бухты, где затем вырос Севастополь. В строительство и дальнейшее укрепление этого города русской воинской славы много труда было вложено и Ушаковым.

Особенно тесно стала переплетаться деятельность Суворова и Ушакова в период русско-турецкой войны 1787—1791 гг. В июле 1788 г. Ушаков, командуя авангардом черноморской эскадры, ходил к устью Дуная. Суворов, разбивший еще в предыдущем году турецкий десант на Книбурнской косе и державший там оборону, готовился к штурму Очакова. Целью крейсерства Ушакова было отвлечь турецкую эскадру от Очакова и лишить поддержки с моря гарнизон Очаковской крепости, ослабить его стойкость. Замысел удался. Эски Гассан, командовавший турецкой эскадрой, узнав о выходе русских кораблей из Севастополя, поспешил от Очакова им навстречу. Встреча турецкой и русской эскадр произошла 3 июля 1788 г. вблизи острова Фидониси. Благодаря новаторской тактике Ушакова и решительным действиям русских моряков турки были разбиты. Победа русского флота у Фидониси способствовала ослаблению турецкого флота и тем самым в значительной мере лишила поддержки с моря Очаковскую крепость. В результате дальнейших успешных действий суворовских войск турецкая крепость, считавшаяся неприступной, была в конце 1788 г. взята.

В следующим раз Ушаков оказал поддержку Суворову осенью 1790 г.

Во второй половине сентября 1790 г., когда русские войска приближались к Дунаю, потребовалось послать гребную флотилию из Днепровско-Бугского лимана на Дунай. Ушаков лично разработал ордер на переход флотилии и план ее прикрытия со стороны моря. В инструкции точно указывались задачи кораблей на случай их встречи с противником.

Неблагоприятные ветры некоторое время не позволяли флотилии выйти из лимана. Задерживался выход и эскадры Ушакова. Только 16 октября, получив сведения о выходе флотилии из лимана, Ушаков вышел в море. Его эскадра насчитывала 14 линейных кораблей, 4 фрегата и 17 крейсерских судов. 18 октября после кратковременной столики в Гаджибее лиманская флотилия в составе 38 гребных судов и отряда транспортов с десантом (800 человек) вышла к устью Днестра, где на следующий день соединилась с флотилией запорожских казаков (48 лодок) и направилась к Сулинскому гирлу Дуная. Там ей преградили путь турецкая речная флотилия (23 судна) и две береговые батареи (13 орудий).

Батареи были с боем взяты десантом, высаженным с судов русской флотилии (около 600 человек), а флотилия противника, разбитая в бою, потеряв пловучую батарею, 7 транспортных судов с боеприпасами и продовольствием, поспешно отошла вверх по Дунаю. Еще 18 октября русские войска захватили крепость Килию. 31 октября флотилия стала подыматься вверх по Дунаю. 6 и 7 ноября она высадила десант и заняла турецкую крепость Тульча, а 13 ноября - крепость Исакча. В боях с турецкими флотилиями, находившимися при этих крепостях, было уничтожено, сожжено и захвачено большое количество вражеских судов, орудий, боеприпасов и продовольствия.

Ушаков с эскадрой прибыл к устью Дуная 22 октября, когда Сулинский и Килинский рукава Дуная были уже заняты русскими. Задача Ушакова состояла в том, чтобы охранять устье Дуная со стороны моря, для чего часть кораблей непрерывно крейсировала в поисках неприятеля. Тем самым обеспечивались успешные действия русской гребной флотилии в низовьях Дуная. Через два дня от эскадры Ушакова были посланы 3 корабля для охраны побережья и батарей у устья Сулин-Багаза. В инструкции этим кораблям говорилось: «Если какие неприятельские суда побегут из Дуная, извольте оных ловить и брать в плен, а в случае невозможности — бить, жечь, топить... также и батареи охранять и неприятеля к оным не допускать...»

Во время стоянки вблизи устья Дуная Ушаков со своих кораблей снабжал ливанскую флотилию продовольствием и другими припасами. Ушаков оставался у устья Дуная до 10 ноября, после чего пошел на поиски противника к румелийским берегам, а 14 ноября 1700 г. когда стало ясно, что турецкий флот помешать действиям флотилии на Дунае не сможет, возвратился в Севастополь.

Таким образом эскадра Ушакова обеспечила успех действий в низовьях Дуная лиманской флотилии, которая непосредственно взаймы действовала с суворовскими войсками, штурмовавшими Измаил. Она оказала А. В. Суворову весьма существенную помощь. Известно, Измаил был взят концентрическим ударом девяти колонн: шесть наступали с суши и три линейные колонны, составленные из десанта, штурмовали крепость со стороны реки.

Флотилия действовала в штурме Измаила двумя линиями: в первой линии находилось 148 кораблей с десантом, во второй — 58 более крупных кораблей, которые должны были прикрывать высадку десанта огнем своих орудий. Бомбардировка крепости началась на рассвете 10 декабря 1790 г. В артиллерийской подготовке, которая проводилась почти в течение суток, значительную роль сыграли орудия флотилии.

На следующее утро флотилия под прикрытием непрерывного огня корабельных орудий высалила десант. Первая его колонна быстро овладела высоким земляным валом, батареями и укреплениями на берегу. Вторая колонна высадилась на берег менее удачно, но все же завладела батареей. Третья колонна выходила на берег в наиболее трудных условиях под сильным огнем с редута Табии. Все колонны после ожесточенного боя соединились с войсками, штурмовавшими крепость с суши.

Утром 11 декабря все крепостные укрепления были в руках русских. Начался штурм самого города, и в этом штурме среди первых ворвавшихся в центр города войск был высаженный с кораблей флотилии десант.

Русские войска, ведомые Суворовым, одержали славную победу. В этом выдающемся сражении во всем блеске проявилось искусство Суворова в руководстве совместными действиями сил армии и флота.

Взятие Суворовым Измаила и действия Ушакова в тот период на черноморском театре имели в основе единый стратегический суворовский замысел.

Ушаков не терял связи с Суворовым и после окончания войны. В боевой обстановке Суворову и Ушакову пришлось снова взаимодействовать в 1799 г. на средиземноморском театре.

18 февраля 1799 г. Ушаков после трехмесячной осады штурмом взял считавшуюся неприступной крепость на острове Корфу. Напомним, что в тот же период английский адмирал Нельсон второй год осаждал более слабую крепость Ла-Валетта на острове Мальта и никак не мог ее взять.

Суворов, узнав о замечательном успехе Ушакова, воскликнул: «УраІ Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?»

Вскоре после взятия Корфу боевые действия эскадры Ушакова были перенесены к побережью Южной Италии. В это время Суворов, командовавший союзными русско-австрийскими армиями, предложил Ушакову послать отряд кораблей к адрнатическому побережью Италии для блокады Анконы. Базируясь на нее, французские корабли могли перехватывать австрийские транспортные суда и тем самым угрожали важным путям сообщения Австрии — союзницы России в то время. Этому и должен был помешать Ушаков.

В мае 1799 г. Ушаков по просьбе Суворова отправил к берегам Анконы 3 линейных корабля, 4 фрегата и 5 мелких судов, поручив командование этим отрядом контр-адмиралу Пустошки ну. Несколько ранее был послан в Отранто под командой капитана 2 ранга Сорокина еще один отряд, в составе которого было 4 фрегата, 2 легких судна и 4 канонерские лодки. Этот отряд высадил 9 мая на восточном побережье Апеннинского полуострова десантный отряд капитан-лейтенанта Белли, сыгравший важную роль в боевых действиях русских войск в Италии. С десантом, численность которого была доведена до 600 человек, Белли пересек полуостров с востока на запад и, выйдя на берег Тирренского моря, принял участие во взятии Неаполя.

В конце июня 1799 г. Ушаков перешел с основными силами своей эскадры (10 линейных кораблей, 7 фрегатов и 5 других судов) к берегам Сицилии. Несколько раньше войска Суворова овладели Турином, нанесли французам решительное поражение на реке Нупа захватили крепости Маитуя и Алессандрия. 4 августа 1799 г. Суворов разгромил противника при Нови. Этой блестящей победой было завершено освобождение всей Северной Италии, на что Суворову попа добилось всего четыре месяца.

Суворов находился уже недалеко от побережья и начал готовиться к наступлению на Генуэзскую Ривьеру. Будучи в начале августа в Мессине, Ушаков получил письмо от Суворова, в котором фельдмаршал просил адмирала отрядить группу кораблей для блокады Генуи, чтобы пресечь подвоз снабжения к французской армии морем.

В плане наступления на Генуэзскую Ривьеру Суворов уделил флоту значительное место. Он писал: «а соединенный флот должен быть о намерениях наших извещен и содействовать нам, как в прикрыт» водяных транспортов, так равно и другие чинить вспоможения». Ущаков срочно направил к Генуе отряд из двух линейных кораблей и двух фрегатов под командой действовавшего ранее у Анконы контр-адмирала Пустошкина. Отряд же капитана 2 ранга Сорокина был направлен к Неаполю. Отряд Пустошкина содействовал Суворову до самого конца его пребывания в Италии.

Австрийский гофкригерат тормозил деятельность Суворова во все время итальянской кампании. Австрийское правительство, не заинтересованное в развитии успехов русских войск в Италии, добилось, что войска Суворова были двинуты в Швейцарию для соединения с находившимся там русским корпусом Римского-Корсакова. Начался славный Швейцарский поход.

13 и 14 сентября великий полководец совершил свой знаменитым переход с боями через Сен-Готард и Чортов мост. В то время русская эскадра находилась у берегов Италии. Ушаков деятельно готовился к походу на Рим. Адмирал лично разработал план этого похода. Им был сформирован под начальством полковника Скипора отряд из 820 гренадеров и 200 матросов эскадры. Отряду было придано 2 500 человек из войска неаполитанского короля.

В период подготовки похода на Рим в Неаполь прибыл Нельсон. Не желая, чтобы русские овладели Римом, английский адмирал тайно послал военный корабль в порт Чивита-Веккня, близ Рима, с предложением французам капитулировать до того, как русские подойдут к Риму. Капитуляция предлагалась на чрезвычайно выгодных для французов условиях. Последние дали согласие на капитуляцию.

Ушаков был глубоко возмущен предательством английского адмирала, однако похода на Рим не отменил. Торжественным вступлением русских в Рим закончились действия десанта эскадры в кампанию 1799 г.

Как и у Суворова, стратегия и тактика Ушакова были подчинены одной цели — уничтожению сил противника. Это придавало тактике русского флотоводца ярко выраженный наступательный характер. Русская наступательная маневренная тактика была совершеннее тактики, которой придерживались западноевропейские адмиралы.

Суворовские «глазомер, быстрота, натиск» нашли яркое выражение в быстрых, решительных и точно рассчитанных атаках Ушакова на море.

Подобно смелому разрыву Суворова с прусской линейной тактикой новаторство Ушакова нанесло удар канонам формальной морской линейной тактики.

Суворов требовал сосредоточения сил и средств на решающем направлении и в решающий момент. Это требование резко противоречило господствовавшим тогда кордонной стратегии и линейной тактике, которые приводили к рассредоточению сил на театре боевых действ» и равномерному распределению их на поле сражения. Подобно этому ушаковские удары по флагманским кораблям, расчленение сил противника на части и сосредоточенные действия против каждой из них, выделение резервов и другие новшества, введенные адмиралом, были диаметрально противоположны равномерному распределению сил при линейном построении боевого порядка на море с его артиллерийской дуэлью.

Решительные наступательные действия, выдвинутые на первое место Суворовым, были типичны и для тактики Ушакова. Оба они смело опровергли схоластические утверждения господствовавшего в Западной Европе ложного методизма. В своих теоретических обобщениях, подтвержденных неоднократно на практике, они убедительно доказали, что русские полководцы и флотоводцы способны быть творцами метода, а не его пленниками. Суворов и Ушаков неизмеримо высоко подняли русское национальное военное и военно-морское искусство, значительно обогнав в этом отношении все другие страны мира.

Новаторство Суворова и Ушакова опиралось на замечательные качества русских воинов и потому было успешным. Суворов и Ушаков решительно и неутомимо боролись против рутины и косности. Суворов подверг уничтожающей критике прусскую военную систему, считавшуюся последним словом западноевропейской военной мысли. В то время как, согласно взглядам «прусской школы», солдат являлся просто-напросто автоматом, «стреляющей мишенью», в глазах Суворова солдаты, а в глазах Ушакова матросы были силой, решающей исход сражения. Высокий боевой дух солдата и матроса служил для полководца и флотоводца залогом успешных действий вверенных им сил. В рапорте о сражении при Фидониси Ушаков просил «удостоить команды моей служителей награды. Всякая их ко мне доверенность совершает мои успехи». Суворов, по яркому определению, данному Денисом Давыдовым в его записках, «положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение».

Суворов и Ушаков всегда гордились русскими воинами, подчеркивали их полное превосходство над иностранцами. Характерно, что во время кампании 1787 г. Суворов, после успешного боя двух русских парусных судов под Очаковом, доносил Потемкину о командирах этих судов: «Значение боя 20 августа замечательно. Смею доложить, что следовало бы послать Оболянинкова и Кузнецова к англичанам, чтобы там быть их учителями».

Имена Суворова и Ушакова дороги советскому народу.

В честь их Указом Президиума Верховного Совета СССР в годы Великой Отечественной войны были учреждены военные ордена. Пример наших славных предков вдохновлял воинов Советской Армии и Военно-морского Флота на героические подвиги в борьбе против врагов нашей любимой Родины. В Советской стране имена выдающихся русских полководцев и флотоводцев окружены всенародной любовью.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Михаил Козырев.
Реактивная авиация Второй мировой войны

Валерий Демин, Юрий Абрамов.
100 великих книг

под ред. Р. Н. Мордвинова.
Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Ирина Семашко.
100 великих женщин

Евгений Кубякин, Олег Кубякин.
Демонтаж
e-mail: historylib@yandex.ru