Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

1. Старость

Высказывания мудреца Птахотепа и история о приключениях Синухе показывают, что египтяне не пытались поэтизировать старость. Старость безобразна, ей сопутствует физическая и духовная немощь; это время, когда зрение, слух и память ослабевают, когда даже пища перестает приносить радость. Тем не менее египтяне, как и все прочие, вовсе не стремились покинуть юдоль слез раньше времени. Старик, которому ценой немыслимых страданий удалось сохранить юношескую внешность и силы, вызывал всеобщее восхищение. Верховный жрец Рама-Раи признается, что благодаря тому, что жизнь его прошла в служении Амону, ему удалось достичь редкого счастья в старости: «Крепки члены мои и остры глаза мои, и пища храма его не выпадает из моих уст». Было время, когда в царском дворе распространились слухи о некоем старце, который дожил до ста десяти лет. Ему не составляло труда съесть пятьсот лепешек и грудинку и выпить сто кувшинов пива (правда, о том, сколько времени занимал у него подобный подвиг, – день, месяц или целый год – ничего не говорится). Этот древний старец был мудрым и могучим магом, поэтому фараон решил позвать его ко двору, пообещав кормить с царского стола и предоставить все блага, коими пользуются члены царской свиты, вплоть до того дня, пока он не присоединится к своим предкам в некрополе. Передать приглашение отправили царского сына, которому пришлось для этого совершить путешествие – сперва на лодке, а затем на кресле, водруженном на плечи его слуг, – колесниц в то время еще не существовало. Царевич нашел старика отдыхающим на циновке перед входом в свой дом; один из слуг обмахивал его голову веером, в то время как другой массировал ему ноги. «Мир тебе, мир тебе, Дедефхор, возлюбленный сын своего царственного отца. Да воздаст отец твой, Хеопс, должное тебе, чей голос звучит словно музыка, и да вознесет тебя до высот, подобающих зрелому мужу. Да будет у души твоей ка довольно сил расстроить планы недругов твоих, а у души твоей ба – довольно знаний найти пути, ведущие к Воротам». Принц помог старику подняться и отвел его к воде. Разместившись в трех лодках, они достигли резиденции царя и без промедления были приняты. Царь выразил свое изумление, что ему прежде не довелось познакомиться с почтеннейшим из своих слуг. Старик ответил ему с благородной простотой, добавив в свой ответ нотку безукоризненно вежливой лести: «Гость приходит, когда его приглашают, мой владыка-царь. Меня позвали, и вот я перед тобой».

Однако отсутствие физических немощей – это еще далеко не все. Для счастливой старости необходимо было богатство или хотя бы стабильный доход. Тот, кто получал звание имаху, мог быть уверен не только в том, что в старости ему не придется голодать, но и в том, что после смерти ему будут обеспечены первоклассные похороны. Когда Синухе вернулся из изгнания, ему даровали дом и землю, как подобает царским придворным. Толпы работников занимались строительством этого дома, который сооружался не из древесины, оставшейся от старых разобранных зданий, а из новых материалов. «Кроме того что царские дети даровали мне в вечное владение, мне приносили пищу из дворца трижды и четырежды в день». А еще Синухе была оказана великая честь быть погребенным за счет царя. Он сам следил за созданием своего последнего пристанища: наполнил его мебелью и украшениями и тщательнейшим образом продумал все мелочи, касающиеся убранства гробницы и его посмертного культа. Подобное удовольствие мог позволить себе любой пожилой египтянин, входивший в число друзей царя, который мог свободно раздавать и отнимать звание имаху. Но если царь был не только всемогущ и всеведущ, как отзывались о нем авторы панегириков, но еще и добр и справедлив, его подданные могли рассчитывать, что он не обойдет вниманием никого из своих верных слуг. Любой, кто занимал достаточно высокое положение, следовал примеру царя: правители городов и провинций, первые пророки и военачальники имели в своем подчинении множество людей, и, когда его подданные и слуги достигали старости, хороший хозяин брал на себя заботу о том, чтобы они имели работу по силам, еду и кров. Так, фараон, который не желал простить Синухе из-за его бегства, пока тот был в расцвете лет, счел, что его бывший вассал может вернуться в Египет, когда достигнет преклонного возраста. За стариками здесь ухаживали с той же заботой, что и за детьми. Разумеется, я не стал бы утверждать, что в этой доброй земле никогда не бывало такого, чтобы нетерпеливый наследник не пытался сократить последние дни своего престарелого родственника, который не скрывал своего намерения жить до ста десяти лет; в конце концов, здесь даже свергали с престола царей. Однако следует помнить и о том, что Аменмес I, который после двадцати лет правления фактически передал управление страной сыну, продолжал жить в мире и спокойствии еще десять лет, сочиняя на досуге свои довольно циничные сентенции; а Априй, который был разгромлен и потерял трон, мог бы спасти свою жизнь, если бы своей неоправданной жестокостью не настроил против себя народ. В целом Египет был благодатной страной для стариков.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Рафаэла Льюис.
Османская Турция. Быт, религия, культура

Леонард Вулли.
Ур халдеев

Игорь Тимофеев.
Бируни

Пьер Монтэ.
Египет Рамсесов: повседневная жизнь египтян во времена великих фараонов

Пьер Монте.
Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X