Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Николай Скрицкий.   Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

БОГОЛЕПОВ ВИКТОР ПЛАТОНОВИЧ. Командующий Ладожской флотилией

   В.П. Боголепов был прирожденным начальником штаба и ученым, но судьба заставила его в самое тяжелое время принять командование Ладожской флотилией.



   Виктор Боголепов родился 24 апреля (8 мая) 1896 года в Кишиневе, Молдавия. В 1916 году он окончил в родном городе гимназию, затем поступил гардемарином на морскую службу и в марте 1918 года окончил Морское училище в Петрограде. В годы Гражданской войны с мая 1918 по май 1919 года моряк был вахтенным начальником учебного судна «Народоволец» Балтийского флота. Затем он являлся начальником распорядительной части штаба Онежской озерно-речной флотилии (декабрь 1919 – май 1920 года) и Западно-Двинской военной флотилии (май-декабрь 1920 года). С декабря 1920 по март 1921 года Боголепов был начальником Службы наблюдения и связи и ОВРа Туапсинского порта, начальником штаба Таганрогского порта (март – апрель 1921), начальником Потийского укрепленного района (апрель – июль 1921 года). Затем моряк служил помощником начальника (июль 1921 – декабрь 1922 года) и начальником (до сентября 1924 года) оперативного отдела штаба Морских сил Черного моря. До конца 1924 года Боголепова прикомандировали к Военно-морской академии. С декабря 1924 по сентябрь 1927 года моряк был начальником штаба Амурской речной военной флотилии, с сентября по ноябрь 1927 года – начальником штаба Дальневосточной военной флотилии. С сентября 1927 по май 1930 года Боголепов окончил военно-морской факультет Военно-морской академии; параллельно он в 1928–1929 годах окончил артиллерийский класс Специальных курсов комсостава ВМС РККА. После академии Боголепова направили на Черное море. В мае-октябре 1930 года он служил старшим помощником командира крейсера «Червона Украина», затем до декабря 1931 года – начальником штаба дивизии крейсеров. С декабря 1931 по июнь 1935 года моряк был начальником оперативного отдела, а затем временно исполнял обязанности начальника штаба Черноморского флота. С июня 1935 по май 1937 года он состоял в должности начальника штаба. В мае 1937 – январе 1938 года Боголепов являлся преподавателем кафедры оперативного искусства Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова. В 1938 году его репрессировали, однако восстановили в кадрах ВМФ. Моряк преподавал в академии и с декабря 1940 года был доцентом кафедры стратегии и оперативного искусства. В этой должности Боголепов вступил в Великую Отечественную войну. Но уже в июле 1941 года он получил новую должность[715].

   С 21 июля капитан 1-го ранга Боголепов стал начальником штаба Ладожской военной флотилии. Командовал флотилией с 19 июля контр-адмирал П.А. Трайнин. Флотилия находилась с 10 июля в оперативном подчинении 19-го стрелкового корпуса. Когда финские войска прорвали фронт северо-восточнее Ладожского озера, флотилия получила 19 июля приказ высадить десант на остров Лункулансари, чтобы угрожать флангу и тылу противника. Утром 24 июля был высажен 1-й батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты. При высадке был ранен Трайнин, и Боголепов принял командование флотилией. Десанту пришлось отступить, так как противник подтянул свежие части с бронетехникой. Неудачей окончилась и высадка 2-го батальона бригады морской пехоты на соседний остров Мантсинсари утром 26 июля. Из-за отсутствия взаимодействия с 23-й армией, недостаточной подготовки десантников и других ошибок десант не выполнил задачу и в ночь на 28 августа был эвакуирован[716].

   За неудовлетворительное проведение операции по высадке десанта моряка сняли с должности и отдали под суд. Исполнение приговора было отсрочено до окончания военных действий. В январе-мае 1942 года Боголепов оставался в распоряжении Наркомата ВМФ. Позднее он выполнял специальное задание по передаче опыта Краснознаменного Балтийского и Черноморского флотов морякам-тихоокеанцам, состоял начальником 1-го отдела Управления боевой подготовки ВМФ. С июля 1942 по июль 1943 года капитан 1-го ранга был начальником штаба Иоканьгской военно-морской базы[717].

   Иоканьгская военно-морская база была создана по приказу командующего Северным флотом от 22 июня 1941 года как маневренная база для обеспечения действий флота по обороне подступов к Белому морю. Моряки с начала войны содержали корабельные дозоры у Иоканьги и в северной части Белого моря. Ядро корабельного состава образовали из пограничных кораблей, дополненных вооруженными мирными судами. Саму базу укрепили батареями для отражения атак с моря и воздуха. В 1942 году авиация, прикрывающая с воздуха конвои, была значительно увеличена. Этим сравнительно небольшим силам приходилось отбивать нападения германских кораблей, подводных лодок. Со временем база стала важным промежуточным пунктом, обеспечивающим переходы судов как внутренних, так и внешних конвоев и авиации. А 2 августа 1941 года приказом наркома ВМФ для обороны побережья, баз, портов и морских коммуникаций была создана Беломорская военная флотилия. В ее состав вошла и Иоканьгская военно-морская база[718].

   Летом 1942 года Иоканьгская военно-морская база продолжала обеспечивать перевозки в северной части Белого моря. Конвои в Иоканьге формировал штаб военно-морской базы. Во второй половине года увеличилась воздушная опасность. Если ранее конвои из 1–2 судов прикрывало столько же кораблей охранения, теперь морякам пришлось формировать конвои по 3–4 судна и 3–4 корабля, а для конвоев в Арктику, насчитывавших до 13 транспортов – по 1 кораблю на 2 судна. На наиболее опасных участках конвои прикрывали с воздуха[719].

   Осенью 1942 года Иоканьгская военно-морская база обеспечивала переход в своей зоне одиночных союзных судов, которые перевозили грузы в период, когда англичане прекратили отправку конвоев. В оперативное распоряжение командира базы Г.А. Степанова 3 ноября 1942 года были переданы 3 эсминца, 2 сторожевых корабля и 2 английских тральщика. База в Иоканьге обеспечивала также переход конвоя JW-51 в декабре 1942 года[720].

   Работа Беломорской военной флотилии по обеспечению доставки стратегических грузов была высоко оценена в Москве. В феврале 1943 года «за успешную работу, проявленную при этом энергию, смелость, решительность и мужество в руководстве боевыми действиями подчиненных частей» судимость с Боголепова сняли. С 20 июля 1943 по март 1945 года он состоял начальником штаба Беломорской флотилии, а позднее – начальником штаба Беломорского морского оборонительного района Северного флота. 31 марта 1944 года его произвели в контр-адмиралы[721].

   С 11 марта 1943 года по 30 августа 1944 года Беломорской флотилией командовал контр-адмирал С.Г. Кучеров. 20 июля 1943 года Боголепов сменил Ф.В. Зозулю на посту начальника штаба флотилии[722].

   В 1943 году часть кораблей флотилии, переоборудованных из рыболовецких судов, вернули рыбакам для увеличения лова рыбы. Но уменьшение численности компенсировали возрастанием качества. Флотилия получила в 1943 году 3 тральщика, в 1944 году – 8 больших охотников из США. Корабли оснащали современным оружием и техническими средствами. Недостаток кораблей во флотилии пополняли за счет приданных кораблей Северного флота, что позволяло обеспечивать операции. А зона операций Беломорской военной флотилии распространилась в 1943 году не только на Карское море, но и на все море Лаптевых. В июле 1944 года в зону флотилии вошел и Беломорско-Балтийский канал. В своей зоне флотилия обеспечивала плавание торговых судов, не допускала прорыва кораблей противника в Белое море и обеспечивала безопасность берегов от высадки десантов[723].

   В 1943–1944 годах две трети конвоев прошли в Белом море и на линии Архангельск – Кольский залив, треть – в Арктике. В зоне главной базы флотилии формированием конвоев руководил начальник штаба Беломорской военной флотилии через конвойное отделение оперативного отдела. Начальник штаба принимал решение о составе эскорта, давал указание штабам соединений на выделение кораблей и ставил в известность о времени и месте формирования конвоя начальника пароходства, который давал заявку на организацию конвоя. Конвоирование продолжалось до конца войны, так как сохранялась угроза от авиации и подводных лодок[724].

   Наиболее сложным и важным районом перевозок явилась Арктика. По Северному морскому пути осуществляли маневр кораблями и судами с Тихим океаном, вывозили продукцию северных предприятий и завозили необходимое снабжение. Чтобы прервать перевозки, германские подводные лодки в арктических морях ставили мины и атаковали суда и корабли торпедами, в том числе самонаводящимися на шум винтов.

   Так как активность германских подводников возросла в июле-августе 1943 года, в Арктике к середине сентября сосредоточили большую часть кораблей Беломорской военной флотилии. Поэтому В.П. Боголепов с группой офицеров штаба прибыл для руководства действиями в районе пролива Югорский Шар и Диксона. А в марте 1944 года начали организацию Карской военно-морской базы[725].

   Осенью 1943 года для вывода ледоколов и транспортов из Арктики на Диксон прибыли Боголепов и командующий контр-адмирал С.Г. Кучеров, а всей операцией командовал командующий Северным флотом. С 20 по 22 октября корабли выступали навстречу ледоколам «И. Сталин» и «Ф. Литке», образовавшим конвой АБ-55 под командованием Кучерова; с последним отрядом кораблей вышел Боголепов. Для прикрытия и обеспечения перехода были по пути развернуты эсминцы и тральщики, очищавшие путь от мин и отгонявшие германские подводные лодки. 18 ноября конвой благополучно прибыл к устью Северной Двины[726].

   В следующем году перевозки в Карском море продолжались до ледостава и, несмотря на атаки противника, моряки почти не имели потерь[727].

   Кучерова сменил в августе вице-адмирал Ю.А. Пантелеев. О первых впечатлениях по прибытии на Север Пантелеев писал в воспоминаниях:

   «…B Архангельске на вокзале меня встретил начальник штаба флотилии контр-адмирал В.П. Боголепов – весьма колоритная и широко известная на флоте личность. Мы когда-то служили на Черноморье, воевали на Балтике, и вот теперь вновь встретились. Я был этому рад, зная, что Виктор Платонович – высокообразованный человек с гибким умом и широким кругозором. Работать с такими людьми – всегда удовольствие.

   – Война, кажется, на исходе, – сказал он, – впору думать о плане боевой подготовки применительно к условиям мирного времени.

   – Не торопитесь! – заметил я. – Думаю, что нам еще боевых дел хватит…»[728]

   Дел хватало, так как неприятель продолжал действовать подводными лодками и авиацией против советского судоходства и союзных конвоев. Однако у Северного флота стало больше кораблей и самолетов, чтобы отражать нападения неприятеля. Свою лепту внесла и Беломорская флотилия. Недаром Пантелеева удивил простор, на котором предстояло действовать. Для Боголепова уже было привычно, что флотилия оперировала от Новой Земли на западе до бухты Тикси на востоке.

   Осенью вновь для вывода ледоколов из Арктики (из моря Лаптевых) собрали конвой АБ-15. На сей раз Боголепов командовал отрядом кораблей, которые должны были встретить ледоколы при выходе их изо льдов, а командующий флотилией Ю.А. Пантелеев на лидере «Баку» с отрядом кораблей охранения встречал ледоколы в Карских Воротах. Два отряда кораблей и две авиагруппы обеспечивали переход конвоя. 10 октября Боголепов с походным штабом прибыл на Диксон, через 10 дней вышел навстречу ледоколам с ЗМ-90 и СКР-19. В середине ноября конвой встретился с двумя отрядами охранения и 23 ноября, идя сквозь шторм, благополучно прибыл к Северной Двине[729].

   Как и ранее, в последние месяцы войны Беломорская военная флотилия обеспечивала в своей зоне переход союзных конвоев, борьбу с подводными лодками и минами. В послевоенные годы В.П. Боголепов сначала оставался на Севере. Для моряков война продолжалась. К примеру, транспорт «Кингисепп» получил повреждение от взрыва мины 26 июня 1945 года. Потребовалось проводить траление в 1945–1947 годах, чтобы уничтожить якорные, донные и плавающие мины, угрожавшие мирным судам[730].

   С марта 1946 по ноябрь 1947 года Боголепов являлся председателем научно-технического комитета, затем оставался в распоряжении главкома. С февраля 1948 по октябрь 1949 года моряк служил заместителем председателя по малым надводным кораблям Постоянной комиссии госприемки военных кораблей при главкоме ВМС. С октября 1949 по декабрь 1954 года Боголепов находился в запасе. Затем его призвали. Контр-адмирал находился в распоряжении Управления кадров ВМС. С февраля 1955 по май 1956 года он являлся начальником полигона № 220. Затем до июня 1957 года моряк служил адмиралом по исследованию оперативно-тактических проблем Группы исследования оперативно-тактических проблем. С июня 1957 по июнь 1958 года Боголепов был научным референтом заместителя главкома, а с июня 1958 референтом самого главкома по военно-научной работе. С июля 1960 по март 1961 года контр-адмирал служил начальником 2-го отдела ПВО ВМФ, затем до декабря 1961 года – заместителем руководителя научно-исследовательской группы. С декабря 1961 года по октябрь 1963 года моряк являлся профессором-консультантом Военно-морской академии, после чего вышел в отставку. За службу моряка наградили орденом Ленина (1945), 3 орденами Красного Знамени (1944, 1945, 1948), орденом Ушакова II степени (1944), медалями, именным оружием (1958). Скончался В.П. Боголепов 19 декабря 1974 года в Москве[731].

   Еще в 30-х годах Виктор Платонович начал научную работу. Он являлся автором трудов: «О тактике применения прожекторов» (1930), «Описание Черноморского театра военных действий» (1932), «Методика тактической подготовки надводного корабля» (1935). Его перу принадлежит свыше сотни статей в журналах и газетах. Под его редакцией вышел капитальный труд «Блокада и контр-блокада» (1967), в котором А.П. Боголепов являлся одним из соавторов.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Галина Ершова.
Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика

Лев Гумилёв.
Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению

Валерий Гуляев.
Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Эрик Шредер.
Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации
e-mail: historylib@yandex.ru
X