Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Николай Скрицкий.   Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

АВРААМОВ НИКОЛАЙ ЮРЬЕВИЧ. Командующий Чудской военной флотилией

   Офицер императорского флота Н.Ю. Авраамов отличился в годы Первой мировой войны. В годы Великой Отечественной войны он известен не только заслугами на Чудском и Ладожском озерах. Более знаменит Авраамов как руководитель Школы Юнг на Соловецких островах и автор учебников по морской практике.



   Николай Авраамов родился 9 (21) июня 1892 года в городе Баку. В 1906 году юноша поступил в Морской корпус и прошел все этапы службы от кадета до командира корабля. В 1912 году его выпустили из Морского корпуса на Балтийский флот. С декабря 1912 по август 1916 года моряк был вахтенным начальником, младшим артиллеристом крейсера «Громобой». В 1916 году он окончил Артиллерийский класс в Гельсингфорсе. С августа 1916 по февраль 1918 года Авраамов служил артиллерийским офицером, старшим помощником командира эскадренного миноносца «Лейтенант Ильин», а после революции – выборным командиром корабля. Моряк участвовал в Первой мировой войне, получил тяжелое ранение под Ригой в 1916 году. Его наградили орденами Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», Святого Станислава III степени, Святой Анны III степени[533]. По другим данным, среди его наград – ордена Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость» и Святого Владимира IV степени с бантом[534].

   В феврале-марте 1918 года Авраамов оставался на «Лейтенанте Ильине». Моряк являлся участником Ледового похода Балтийского флота. В результате этого похода под руководством капитана 1-го ранга А.М. Щастного большая часть кораблей и судов флота была выведена из портов Финляндии в Кронштадт. В апреле 1918 – марте 1920 года моряк служил инспектором по снабжению топливом Балтийского флота. Затем его направили на юг. В мае-июне 1920 года он являлся флагманским артиллеристом штаба коморси Юго-Запада в городе Николаеве, затем до июля – инспектором портов, а июле-августе 1920 года – заместителем флагарта штаба Черного и Азовского морей. В августе-декабре 1920 года военмор был начальником артиллерии штаба Кавказского сектора в городе Новороссийске, затем до февраля 1921 года служил начальником артиллерии и начальником Новороссийского укрепленного района. В феврале-августе 1921 года он был начальником Туапсинского укрепрайона кавказского побережья. В августе-сентябре 1921 года Авраамов состоял военно-морским экспертом комиссии по чистке личного состава флота в Севастополе. В октябре-ноябре моряк командовал канонерской лодкой «Эльпидифор» № 413, но заболел. До апреля 1922 года он лечился в Батуме и Тифлисе, после чего был по инвалидности демобилизован. На флот Авраамов вернулся весной 1925 года. С апреля 1925 года он был помощником командира Учебного отряда кораблей Морских сил Черного моря по учебной части. В июле-августе и с сентября 1925 по октябрь 1926 года моряк исполнял обязанности начальника Учебного отряда. С октября 1926 по июнь 1928 года он служил начальником распорядительно-строевого отдела штаба флота, затем до ноября 1930 года – начальником отдела и Управления комплектования штаба флота Морских сил Черного моря[535].

   В ноябре 1930 года Авраамов стал жертвой репрессий, но его авторитет и репутация позволили ему вернуться на службу. С января 1932 по сентябрь 1939 года моряк был преподавателем, затем старшим преподавателем, начальником цикла военно-морской практики Военно-морского училища имени М.В. Фрунзе. 17 сентября 1939 года ему присвоили звание капитана 1-го ранга. Далее до февраля 1941 года Авраамов служил на должности старшего инспектора, инспектора управления морской подготовки Управления военно-морских учебных заведений, позднее до июля 1941 года был начальником кафедры морской практики в ВВМИУ имени Ф.Э. Дзержинского. Война застала Авраамова на Чудском озере, где он руководил практикой курсантов училища[536].

   3 июля 1941 года командующий Морской обороной Ленинграда и Озерного района отдал директиву о создании на базе дивизиона учебных кораблей Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского Чудской военной флотилии. Командующим назначили капитана 1-го ранга Н.Ю. Авраамова. В состав флотилии вошли канонерские лодки – бывшие учебные корабли «Нарова», «Эмбах», «Исса». Главной базой флотилии являлся Гдов. Значительную часть из 427 человек моряков флотилии составили курсанты. Директива предписывала перевести все плавсредства из западной части озера в восточную. Флотилии следовало поддерживать огнем войска, содействовать переправе своих войск и препятствовать переправе противника[537].

   Флотилию составили небольшие вооруженные пароходы, буксиры и суда. К боевым действиям была подготовлена только канонерская лодка «Эмбах», перестроенная из парохода. Первой задачей командующего стало превращение мирных судов в боевые корабли. Времени у него оказалось немного, так как гитлеровские войска вышли к берегу Чудского озера в середине июля. Флотилия получила задачу содействовать сухопутным войскам в обороне Гдовского участка Ленинградского фронта. Она вела боевые действия в июле-августе 1941 года. Совместно с саперным батальоном моряки Чудской флотилии заминировали мосты и заградили течение реки Эмбах баржами с камнем.

   Первоначально моряки вылавливали эстонских сторонников фашистов. 11 июля прибыли автомашины с вооружением, и моряки начали устанавливать орудия на корабли. 13 июля флотилия насчитывала, кроме управления, дивизион канлодок, посыльное судно «Уку», 7 озерных и речных пароходов, 13 катеров и несколько барж. Уже 14 июля командующий с канонерками, 2 пароходами, буксирами и баржами выступил в район Спицыно, южнее Гдова, где корабли начали принимать войска 118-й стрелковой дивизии для перевозки на северный берег. После того как противник занял Псков, моряки поставили мины между северной и южной частями Псковского озера. Они поддерживали войска, оборонявшие Гдов. Когда 17 июля фашисты начали наступать на Гдов, Авраамов высадил на берег отряд из 79 человек. Моряки задержали наступление противника, что позволило завершить эвакуацию города, аэродрома и отрезанных частей 118-й дивизии[538].

   После потери Гдова флотилия продолжала боевые действия из Муствэ на западном берегу Чудского озера. 18 июля флотилию подчинили командиру 11-го стрелкового корпуса 8-й армии. 20 июля 3 канлодки обстреляли шоссе у деревни Спицыно и нанесли значительные потери противнику; 21 июля корабли провели разведку у острова Перисар. Но 22 июля неприятельская авиация нанесла сильный удар по базе Муствэ. Личный состав понес значительные потери, корабли получили повреждения. Командующий решил замаскировать корабли в устьях речек и ждать пополнения. Однако противник продолжал двигаться к Муствэ. Пришлось 23–24 июля затопить канлодку «Нарова», посыльное судно «Уку», вспомогательные суда и плавсредства. С остальными кораблями по указанию командира 11-го стрелкового корпуса Авраамов оставил базу. Моряки вели разведку, спасали бойцов, которые на лодках выходили из окружения. 29 июля флотилию передали в подчинение 8-й армии. 31 июля моряки с пехотинцами неожиданно атаковали Муствэ. Но противник наступал, и 1 августа флотилию для пополнения и отдыха отвели к Нарве. Здесь часть вооружения была снята для использования на суше. 5 августа флотилия, подчиненная Нарвской оперативной группе, получила приказ препятствовать движению противника по северному берегу Чудского озера. 12–13 августа с канлодки «Эмбах» и 4 катеров высадили группу разведчиков южнее Гдова, а на обратном пути отряд потопил катер противника. Но противник занял все берега Чудского озера. 13 августа пришлось затопить суда флотилии, сняв с них вооружение. Моряки сошли на берег. 15–18 августа отряд моряков флотилии вел бои северо-восточнее города Кингисеппа. 20 августа Авраамов во главе 189 человек прибыл в Лениград, а 27 августа Чудская военная флотилия приказом командующего Морской обороной Ленинграда и Озерного района была расформирована. За время деятельности флотилия помогла организовать десятки партизанских отрядов и забросить их на территорию врага, вывести значительное имущество из Гдова и Тарту[539]. Авраамова наградили орденом Красного Знамени[540].

   Затем капитан 1-го ранга состоял заместителем командующего Ладожской военной флотилией (сентябрь 1941 – январь 1942 года) и первым командиром Осиновецкой военно-морской базы (январь – май 1942 года)[541].

   Еще 2 сентября командующий Ладожской военной флотилией Б.В. Хорошхин получил постановление Военного совета Ленинградского фронта организовать движение караванов судов по озеру и связанным с ним рекам. Для непосредственного руководства военно-морским обеспечением транспортных трасс ввели должность заместителя командующего флотилией. На эту должность и назначили капитана 1-го ранга Авраамова. Но уже в день подписания постановления намеченный путь был прерван: гитлеровцы вышли к Неве в районе Ивановского. Встал вопрос о строительстве новых пристаней. Уполномоченным Военного совета фронта по строительству Осиновецкой гавани и организации разгрузочных работ 8 сентября стал Авраамов. В его распоряжение передали Балттехфлот Наркомстроя СССР с землечерпательным флотом и обслуживающим персоналом, ЭПРОН для водолазных работ, строителей и баржи в качестве причалов. Был установлен срок принятия судов для разгрузки: 11 сентября – первое судно, 18 сентября – 5 судов, 25 сентября – 25 судов. К концу сентября в Осиновце были построены 2 причала с глубиной подхода 2,5 метра[542].

   С конца сентября организация перевозок была изменена. Начальником порта Осиновец назначили капитана госбезопасности М.Г. Евграфова с подчинением начальнику тыла Ленинградского фронта; Авраамов стал первым заместителем начальника. В ведении начальника порта оказались и другие пристани. Он являлся ответственным за поддержание в порядке гаваней, аварийно-спасательную, санитарную и конвойную службу, охрану и ПВО. Соответственно, та же ответственность лежала и на Авраамове. Уже 12 сентября необорудованный Осиновецкий порт принял первые баржи с продовольствием[543].

   По воспоминаниям командующего флотилией B.C. Черокова, который прибыл на Ладожское озеро в октябре, Авраамов рассказывал ему, как отправлял корабли с десантом в район Шлиссельбурга, и жаловался на трудности с постройкой причала. Очевидно, как заместителю командующего, Авраамову приходилось заниматься не только портовыми, но и боевыми делами[544]. Через некоторое время Чероков побывал в Осиновце и видел новый пирс. Но Авраамов к тому времени еще больше вымотался и похудел[545].

   Несмотря на атаки с воздуха и потери в судах, перевозки продолжали до конца декабря. Только 29 декабря 1941 года Военный совет Ленинградского фронта решил расформировать Осиновецкий порт тыла фронта. Он приказал Военному совету Краснознаменного Балтийского флота создать в Осиновце военно-морскую базу с целью оборонять сухопутный участок на западном берегу, обеспечить базирование и ремонт кораблей, продолжить развитие порта Осиновец и обеспечить перевозки по ледовой трассе через Ладожское озеро[546].

   Так как к зиме большинство кораблей флотилии скопилось на западном берегу Ладожского озера, была создана военно-морская база Осиновец, которой подчинили и местечко Морье с жилым фондом. База имела задачи обеспечивать базирование и ремонт кораблей, обеспечивать их боевую деятельность, приемку грузов и прикрывать коммуникации со стороны озера. Командиром базы назначили капитана 1-го ранга Авраамова[547].

   Зимой в районе Осиновецкого порта проводили ремонт кораблей и судов. Кроме того, продолжали совершенствовать портовые и гидротехнические сооружения, готовили суда к весне. К началу навигации Осиновецкий порт мог одновременно принимать 8 барж[548]. Всего во всех бухтах и бухточках на западном берегу было построено 14 пирсов длиной 2200 метров[549]. 20 мая из бухты Морье, относившейся к Осиновецкому порту, первым вышел на разведку буксир «Гидротехник». С этого рейса началась навигация 1942 года[550].

   В наградном листе 1944 года были отмечены заслуги Авраамова этого периода:

   «В сентябре месяце 1941 года был назначен Уполномоченным по выполнению операций по снабжению водным путем города Ленинграда: Ленинградского фронта и КБФ вооружением, боеприпасами, продовольствием и другими видами снабжения. За период его пребывания в Осиновце по май месяц 1942 г. по его инициативе и под его руководством были созданы:

   1. Внешние и внутренние причалы с частичным углублением и подъездами.

   2. Причал в бухте Гольсмана с волноломом, частичным его углублением и созданием подъездных путей.

   3. Пристань в бухте «Морье» с подъездными путями.

   4. Новый причал с подъездными путями.

   5. Каботажную гавань на новом месте.

   6. Волнолом в бухте «Морье», предназначенный для защиты от волн и льда Морьевского причала мелких судов и катеров, а также как единственое место на берегу озера, где могли подходить и швартоваться глубоко сидящие корабли.

   Все эти мероприятия значительно способствовали оперативным перевозкам 1942 и 43 г…»[551]

   Видимо, тяжелая служба на флотилии подорвали здоровье немолодого моряка. Его направили на преподавательскую работу. С мая 1942 по январь 1943 года Авраамов – начальник курсов младших лейтенантов Балтийского флота, с января 1943 по апрель 1944 года – начальник Школы юнг[552].

   Для школы в июле-августе 1942 года Беломорская флотилия перевезла 1174 подростка в возрасте 14–15 лет[553]. Школа юнг была организована на Соловецких островах. Здесь в полной мере проявился педагогический талант Авраамова, ибо ему приходилось иметь дело с мальчишка ми – людьми непростой судьбы: сиротами, участниками боевых действий.

   Большинство из воспитанников стали хорошими людьми. Среди выпускников оказались такие знаменитые люди, как Герой Советского Союза В. Коробов, Герой Социалистического Труда М. Балуев, Л. Павловский, лауреат Госпремии А. Махотин, народный артист Б. Штоколов[554]. Среди воспитанников школы был ставший позднее писателем B.C. Пикуль, который свой первый роман «Океанский патруль» посвятил «Памяти друзей-юнг, павших в боях с врагами, и светлой памяти воспитавшего их капитана 1-го ранга Авраамова»[555].

   С апреля 1944 по сентябрь 1946 года Авраамов являлся начальником Ленинградского военно-морского подготовительного училища, затем был освобожден от должности и назначен в распоряжение Управления кадров ВМС. В октябре 1946 – октябре 1948 года моряк являлся заместителем начальника НИИ аварийно-спасательной службы, после чего находился в отставке[556].

   Опубликованы труды Авраамова «Судоподъем» (1938) «Морская практика» в 4 частях (1939), «Управление маневрами корабля» (1939), «Подготовка и выгрузка грузов» (1939), «Основы военно-морского дела» (1940), «Борьба за живучесть и содержание корабля в исправности на воде» (1941), «Шлюпочное дело» (1951). Моряка наградили орденами Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», Святой Анны III степени с мечами и бантом, Святого Станислава III степени с мечами и бантом, Святого Владимира IV степени с мечами и бантом, орденом Ленина (1945), 3 орденами Красного Знамени (1942, 1944, 1944), 2 орденами Отечественной войны I степени (1944), орденом Красной Звезды (1945), медалями[557].

   Умер Н.Ю. Авраамов в апреле 1949 года в Ленинграде. Похоронен моряк на Серафимовском кладбище[558].

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дэвид Бакстон.
Абиссинцы. Потомки царя Соломона

Николай Непомнящий, Андрей Низовский.
100 великих кладов

Сюмпэй Окамото.
Японская олигархия в Русско-японской войне

Игорь Муромов.
100 великих авиакатастроф

Олег Соколов.
Битва двух империй. 1805-1812
e-mail: historylib@yandex.ru