Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Н. П. Соколов.   Образование Венецианской колониальной империи

2. Источники документального характера

Здесь мы предполагаем рассмотреть разнообразные источники юридического характера официального и неофициального происхождения: договоры, законы, правительственные постановления и грамоты частно-правового порядка, документы эпистолярного типа.

Как ни велико значение повествовательных источников, тем не менее документальные данные во многих случаях оказывается более важным и чаще всего, хотя, конечно, не всегда, и более надежным источником для исторических заключений. Для нашей темы документы официального происхождения представляют тем большую ценность, что анналисты XI—XIII вв. мало интересуются такими важными для нас вопросами, как вопросы установления точного состава владений Венеции в различное время, вопросы административной организации, социальной и экономической политики республики св. Марка в ее колониальных владениях.

С опубликованием этого рода источников дело обстоит значительно хуже, чем с публикацией источников повествовательного характера. Венецианские архивы и архивы других городов Западной Европы еще очень долго не будут исчерпаны текущей публикацией их материалов, тогда как все наиболее существенное из анналистической литературы уже опубликовано. Тем не менее то, [35] что уже опубликовано из этого раздела источников, представляет огромную ценность.

Публикация официальных документов в виде напечатания отдельных договоров или правительственных актов началась уже давно; но систематическая деятельность этого рода восходит лишь к XIX в. и связывается прежде всего с именами Тафеля и Томаса, которые дали замечательное собрание документов и актов для характеристики взаимоотношений Венеции с Востоком.127) Серия западных договоров и жалованных грамот Венеции нашла себе место в «Памятниках истории Германии» по разделам «Законы» и «Грамоты».128) Позже началось печатание уже упоминавшейся выше серии материалов в Италии, важнейший раздел которых «Документы» вышел во многих томах. Официальные документы по сношению Венеции со славянскими государствами Балканского полуострова и городами Далматинского побережья сосредоточены в различных юго-славянских изданиях. Здесь можно назвать «Акты», изданные Шафариком еще в шестидесятых годах прошлого столетия,129) основное содержание которых, впрочем, выходит за пределы рассматриваемого нами периода; «Сербские памятники» Миклошича, важные для истории венецианских сношений и венецианской супрематии в Далмации.130) Исключительное значение для истории взаимоотношений Венеции со славянским миром имеют издания Загребской АН, известные под названием: «Памятники, относящиеся к истории южных славян». Среди них следует особо назвать: «Сборник грамот Хорватского королевства, Далмации и Словении», изданный в семидесятых годах прошлого столетия Кукулевичем Сакцинским;131) подобный же сборник Рачкого под названием «Древнейшие исторические документы Хорватии»;132) «Памятники» Любича, составляющие первый том названного выше большого издания.133) В этой связи следует назвать аналогичное русское издание, двухтомник В. В. Макушева под названием «Исторические памятники южных славян».134)

Очень важное значение для экономической и социальной истории Венеции представляет собою собрание официальных документов, касающееся цеховых организаций Венеции, изданное Монтиколо под наименованием: «Уставы венецианских цехов».135) Для торговой и колониальной экспансии Венеции в восточных водах Средиземноморья большое значение имеет не так давно [36] изданное собрание частных грамот под названием: «Документы венецианской торговли».136)

Наконец следует указать на значительное количество различных документов, которые время от времени появлялись в специальных периодических изданиях, как «Венецианский Архив»,137) французская «Библиотека школы Хартий»,138) или «Бюллетень Далматинской истории и археологии», начавший выходить с 1878 г. на итальянском языке, а с 1920 г. — на сербо-хорватском с краткими резюме на французском языке.139)

Многочисленные источники рассматриваемой нами категории заключают в себе: жалованные грамоты византийских императоров и договоры, заключенные Венецией с ними или с властителями отдельных областей, выделившихся из состава Восточной империи после образования государства латинян на Востоке; договора, заключенные с крестоносцами и императорами Латинской империи; договора с различными мусульманскими государями в Африке и Передней Азии; договора с западными императорами и их жалованные грамоты; договора с государями и городами в Италии; договора Венеции с собственными феодалами; обязательства подчиненных Венеции городов; законы и статуты; распоряжения и постановления венецианского правительства; донесения правительственных агентов; частные грамоты и переписку.

Самым ранним достоверным памятником взаимоотношений между Венецией и Византией является жалованная грамота императоров Василия и Константина от 992 г. о торговых льготах для венецианских купцов в пределах империи.140) Почти целым столетием позднее они получили знаменитый хрисовул от императора Алексея Комнина, положивший начало венецианскому преобладанию на Востоке, но известный только из позднейших документов.141) Затем следует подтверждение этого хрисовула императорами Колоиоанном и Мануилом в 1120 и 1148 гг. и хрисовул императора Мануила о расширении венецианского квартала в Константинополе.142) К 1189 г. относится соглашение венецианцев с императором Исааком о возмещении убытков, в свое время причиненных венецианским купцам императором Мануилом, и к 1187 г. — договор о предоставлении им торговых льгот и квартала с причалами в Константинополе.143) Десять лет позднее, в 1199 г., Алексей III вынужден был еще раз подтвердить хрисовулы Комнинов, но и венецианцы [37] приняли на себя некоторые обязательства о военной помощи Византии.144) Значительный интерес представляют далее договора, заключенные Венецией с властителями отдельных частей империи, удержавшихся в руках греков после константинопольского погрома: таков договор подеста в Константинополе Якопо Тьеполо с Феодором Ласкарисом от 1219 г.,145) договор в форме феодального контракта с Михаилом Ангелом Комнином, деспотом Эпирским,146) с Леоном Гавалей, властителем острова Родоса,147) первый от 1210 и второй — от 1234 г. Наконец, следует назвать проект договора с Михаилом Палеологом от 1265 г., и трактат, заключенный Венецией с этим императором в 1268 г., когда политики св. Марка убедились в том, что Константинополь был потерян для них окончательно.148)

Само собою понятно большое значение различного рода соглашений, заключенных Венецией с владетельными князьями христианского Востока, с участниками четвертого крестового похода, императорами и князьями Латинской империи. Здесь можно назвать прежде всего ряд договоров, которыми Венеция обеспечивала себе вознаграждение за свое участие в крестоносном движении: таков договор, заключенный в 1123 г. с Варнундом, патриархом Иерусалимским, о предоставлении венецианцам торговых льгот в пределах Иерусалимского королевства и об особом положении венецианских подданных в Акре и Тире;149) подтверждение этого договора королем Иерусалимским Балдуином от 1125 г.150) Затем следует ряд договоров о торговых льготах с крупнейшими феодалами Сирии: с князьями Антиохийскими Райнальдом от 1153 г.,151) Боэмундом III — от 1167 г. и им же от 1183 г.,152) договор с Жаком д'Авеном, сеньором Бейрута от 1221 г.,153) дарение св. Марку в Венеции графом Триполитанским Понцием дома в Триполи в 1117 г.154) Исключительное значение имеют далее договора Венеции с крестоносцами в ходе развертывания событий четвертого крестового похода и с императорами Латинской империи. Здесь, помимо договора от 1201 г. о перевозке крестоносной армии за море,155) надлежит назвать договора 1204 г.: мартовский о разделе намечавшейся к захвату добычи, о порядке избрания императора, о замещении патриаршего престола, о порядке раздела будущих ленов империи; затем — августовский с Бонифацием Монферратским о приобретении от него острова [38] Крита; наконец — октябрьский о разделе империи, более столетия лежавший в основе территориальных притязаний Венеции на Востоке.156) Очень важным документом далее является «Подтверждение раздела империи» Генрихом, братом императора Балдуина, выполнявшим тогда роль заместителя императора Латинской империи, от октября 1205 г.157) В этом документе были зафиксированы не только территориальные права Венеции в пределах Романии, но и их торговые и политические привилегии в пределах Латинской империи. Подтверждения этого документа венецианцы неизменно добивались потом от каждого нового правителя империи.158) Венеция вынуждена была также вступать в договорные отношения и с некоторыми из крупных вассалов императора, плохо повиновавшихся своим незадачливым сюзеренам. К договорам этого рода относится договор дуки Крита Якопо Тьеполо с Марко Сануто, «герцогом Архипелага» от 1213 г.,159) договора с князьями Ахайи — Годефруа Вильардуэном от 1219 г., Гильомом де ла Рош от 1259 г., Гильомом Вильардуэном от 1262 г.160)

Для выяснения вопросов колониальной экспансии Венеции большое значение, естественно, имеют ее договора с восточными потентатами и в первую очередь с мусульманскими государями Азии и Африки. Имеющиеся в нашем распоряжении трактаты восходят лишь к началу XIII столетия, не ранее. Все они преследуют одну цель — создание максимально выгодных условий для венецианской торговли. Особенно важна была для венецианцев торговля с Египтом, вследствие чего мы видим, что именно с египетским султаном очень рано и при том в наибольшем количестве были заключены торговые соглашения, монотонно повторяющие одни и те же торговые привилегии для венецианских купцов. Заключение торговых соглашений с Египтом началось, вероятно, тотчас же после образования Латинской империи. При султане Эльмелик Эладиль Абубекре I в период с 1206 по 1217 г. было заключено несколько договоров; при втором султане с тем же именем в 1238 г. договора эти были подтверждены; затем последовало два новых подтверждения со стороны султанов Эльмелик эс Салиха в 1244 году и Мелек Моиза в 1254 году.161) Было заключено несколько договоров также и с султанами Румского или Иконийского султаната: Кей Хозревом I в период между 1203 и 1211 гг., Азеддином [39] — в десятых годах XIII в. и Элаэддином Кайкобадом — в 1220 г.162) Несколько договоров в рассматриваемое время было заключено с мусульманскими эмирами Алеппо: с Эльмелик Альзари — в первом десятилетии XIII в., два договора — в 1225 и в 1229 гг. с Эльмелик Элазизом и, наконец, — с Мелек эль Массиром в 1254 г., причем это последнее соглашение было подтверждено и 1264 г.163) Позже, чем в рассмотренных нами районах, вступила Венеция на путь договорных отношений с султанами Туниса: первый договор был заключен здесь только в 1231 г. с султаном Абу Захария Яхья, потом в 1251 г. этот договор под названием «Варварийского пакта» был возобновлен и еще раз подтвержден в 1271 г. султаном Абу Абдаллах Мохаммедом.164) Здесь же надо указать и на договора, заключенные Венецией с христианскими государями Малой Армении: Львом I от 1201 г., Гетоном — в 1246 г. и Львом II — в 1271 г. Содержание этих договоров аналогично договорам с мусульманскими государствами.165)

В связи с той посреднической ролью, которую Венеция играла в торговле между Западом и Востоком в течение рассматриваемого нами времени, при всей важности для нее ее восточных позиций, она не могла не интересоваться самым живейшим образом положением дел на Западе. Здесь, поскольку это вообще было возможно в условиях того политического хаоса, который царил в это время во всей Европе и в Италии в особенности, Венеция стремилась обеспечить свои торговые интересы договорами и с императорами Свящ. Римской империи, и с городскими республиками Италии, и королевством Сицилийским. Отдаленные земли королей Англии и Франции республику св. Марка первоначально интересовали мало, зато самым живейшим образом ей приходилось интересоваться взаимоотношениями с венгерской короной. Все это вызвало со стороны Венеции значительную дипломатическую деятельность и нашло себе выражение в ряде договоров, жалованных грамот, подтверждений прежних соглашений, которые являются нашими важными источниками при решении ряда вопросов из истории венецианской колониальной экспансии.

Во всех этих дипломатических документах Венеция стремилась обеспечить за собой различные торговые выгоды и преимущества. Исключением являются разве только ее договора с Венгрией, с которой у республики [40] св. Марка были и территориальные споры. К такого рода торговым соглашениям относится в первую очередь в рассматриваемой группе документов договора с западными королями и императорами. Первым документом этого типа является «пакт» императора Лотаря I от 840 г. и подтверждение его от 841 г.166) Сохранились три подобных документа еще от двух Каролингов, Людовика II и Карла III, от 856, 880 и 883 гг.167) Затем следует четыре подтверждения и «пакты» Италийских королей — Беренгария — от 888 г., Гвидона — от 891 г., Рудольфа — от 924 г. и Гугона — от 927 г.168) От королей Саксонской династии, возродивших империю на Западе, дошло шесть различных документов интересующего нас типа: два от Оттона I от 967 г., два от Оттона II до 987 г., по одному от Оттона III и Генриха II от 992 и 1002 гг.169) От императоров франконской династии мы имеем два «пакта» с Венецией — Генриха IV от 1096 г. и Генриха V от 1111 г.170) Такого рода документ получили венецианцы и от Лотаря III в 1136 г.171) Гогенштауфены сделали Венеции наибольшие уступки в сфере ее основных домогательств: «пакт» Фридриха I от 1177 г. приближался по объему пожалованных республике св. Марка торговых привилегий к хрисовулу императора Алексея Комнина.172) Кроме этого документа от Гогенштауфенов мы имеем еще три других: от того же Фридриха I от 1154 г., от Генриха VI от 1197 г. и от Фридриха II от 1220 г.173) Один «пакт» имеется и от противника Гогенштауфенов, Оттона IV, от 1209 г.174)

Из нескольких договоров с королями Сицилии мы располагаем от XII в. только одним, именно с Вильгельмом II от 1175 г.,175) тогда как другие известны по сообщению о них Дандоло или из самого текста названного договора.176) Гораздо большее количество соглашений, преимущественно торгового характера, между Венецией и Сицилийским королевством возникло в следующем, XIII столетии. Эти соглашения собраны и изданы Карабеллезе.177)

Договора, заключенные с различными городскими республиками Италии, имеют для нашей темы меньшее значение, кроме договоров с Генуей, постоянной соперницей Венеции на Востоке. Из этих последних мы должны назвать договор, заключенный обеими торговыми республиками около 1217 г. в связи с урегулированием дел на Крите, договор от 1238 г., заключенный в Риме [41] в процессе совместной борьбы против Фридриха II и договор от 1251 г., которым регулировалось положение генуэзских купцов в пределах Латинской империи.178) Здесь же следует назвать и знаменитый Нимфейский трактат, заключенный Генуей с Михаилом Палеологом и направленный против Венеции.179)

Длительная борьба против венгерских королей за Далмацию не раз сопровождалась попытками урегулировать этот спор мирным путем, — отсюда ряд договоров Венеции с Венгрией. Первый договор республики с венгерскими королями касался, однако, не этого вопроса. Вскоре после того, как венгры вышли на берега Адриатики, венецианцы попытались использовать их силы в борьбе против норманов в Италии, присутствие которых здесь противоречило интересам республики на лагунах.180) Среди договоров по далматинским делам надо назвать договор от 1218 г., содержащий соглашение короля Андрея с Адриатической республикой в связи с его походом во «св. землю» и договор от 1244 г., которым венецианцы добились от венгров отказа от Задара.181)

Ряд интересных данных для характеристики взаимоотношений Венеции с Истрией и патриархатом Аквилеи содержит «Сборник актов и грамот», опубликованный Минотто.182)

До сих пор рассматривались источники, имеющие преимущественное значение для внешней истории Венеции, для выяснения внешнеполитической обстановки, в которой происходило образование колониальной империи «Адриатического Карфагена». Естественно, что проблемы внутренней организации захваченной территориальной добычи, составляющие существенную часть нашей задачи, удовлетворительным образом разрешаются при помощи источников, имеющих значение по преимуществу для внутренней истории Венеции. К таким источникам в первую очередь относятся акты законодательного характера, затем феодальные контракты с вассалами св. Марка, обязательства зависимых городов, общие правительственные распоряжения по колониальным вопросам, донесения губернаторов венецианских колоний своему правительству, акты по колониальному управлению.

К первой группе источников этого рода надо отнести памятник, представляющий собою первый опыт кодификации венецианского права, — это «Уголовный кодекс» дожа Орио Малипьеро.183) Документ этот потом несколько [42] раз подтверждался и расширялся рядом статей гражданского права, в частности в догат Якопо Тьеполо. Наиболее полное и совершенное издание венецианских законодательных определений сделано в тридцатых годах текущего столетия Роберто Чесси.184) Из государственных венецианских статутов имеет важное значение «Устав корабельный»185) и «Уставы цеховых организаций» Венеции, изданные, как об этом шла речь выше, Монтиколо. Первый из них важен по непосредственной связи морского дела в Венеции с ее колониальными предприятиями; второй позволяет составить представление не только об очень важных сторонах хозяйственной жизни метрополии, но освещает и некоторые колониальные проблемы, как, например, вопрос об обслуживающем колонии персонале.186) Для характеристики государственного строя Венеции и ее административного аппарата, в частности аппарата по управлению колониями, имеют большое значение изданные Мельхиором Роберти «Уставы судебных венецианских магистратур».187)

В 1952 г. Роб. Чесси были изданы «Определения Большого Совета в Венеции».188) Это собрание документов содержит самые ранние из сохранившихся постановлений «Совета мудрых» и списки членов Большого Совета. В недавнее, время под редакцией Ант. Ломбардо начали выходить регистры заседаний Совета.189) В 1958 году появился 2-й том этого издания, охватывающий вторую четверть XIV в. Для нашей работы имеет значение лишь первый том этого издания.189а

Так как значительную часть своей империи Венеции первоначально инфеодировала вассалам различных национальностей, то для характеристики методов колониального управления, которыми она пользовалась, документы этого рода имеют исключительное значение. Первым по времени документом такого рода является договор, заключенный с Феодором Враной, которому были инфеодированы территории в районе Адрианополя. Это было еще в 1206 г. От следующего года мы имеем феодальный контракт с группой лиц, которым Венеция нашла целесообразным инфеодировать остров Корфу, на некоторое время попавший в ее руки. Сохранилось несколько контрактов с сеньорами Негропонта: договор с Равано да Карчере от 1209 г., договор с тремя феодалами, родственниками Равано, от 1216 г., договор с Нарзотто да Карчере от 1256 г. о совместной борьбе против [43] князя Ахейского, трехсторонний договор с тремя веронцами, сеньорами Негропонта, и князем Ахейским, договор от 1262 г., о котором мы уже упоминали в другой связи.190) Освоение Крита Венеция проводила в рассматриваемое время также феодальными методами, вследствие чего мы имеем ряд феодальных контрактов с представителями венецианских нобилей и рядовых людей из венецианцев, которым поручалась охрана острова и инфеодировалась значительная часть его территории. К документам этого рода относятся: договор с первой партией переселенцев от 1211 г., договора с последующими партиями от 1222, 1223 и 1252 гг., посланными в качестве подкреплений на помощь прежним венецианским поселениям на острове.191) Ряд договоров на том же Крите Венеция вынуждена была заключить с представителями местной греческой знати, с местными архонтскими родами, врагами венецианцев, — таковы договора от 1219 г.; от 1223, 1233, 1234 гг., которыми Венеция пыталась купить себе условия беспрепятственной эксплуатации местного крепостного люда.192)

Большое количество договоров было заключено Венецией в различное время с зависимыми от нее городами в Истрии и Далмации, которые, впрочем, являются договорами больше по форме, чем по содержанию и могут быть названы скорее обязательствами этих городов перед Венецией. Вероятно, значительная часть их потеряна, но то, что сохранилось, в достаточной степени характеризует методы венецианского господства в этой части ее колониального мира. Прежде всего венецианцы обратили внимание на истрийские города и с ними были заключены их первые соглашения: с Каподистрией Венеция вступала в неравноправные соглашения уже в X в., — мы имеем договора от 932 и 937 гг.193) Позднее круг такого рода контрактов расширяется и распространяется на далматинские города. В 1075 г. Задар, Трогир, Шибеник, Сплит обязались не допускать в свои воды норманов.194) Сохранилось несколько договоров с Триестом, Умаго.195) Для характеристики положения Венеции в Далмации особенно важны договора с Задаром и Дубровником, — с первым из них от 1203 и 1247 гг. и со вторым — от 1232, 1236 и 1251 гг.196)

Правительственные распоряжения относительно различных вопросов колониального управления, многочисленные для позднейшего времени, сравнительно очень [44] немногочисленны для начального периода колониального господства Венеции, по крайней мере поскольку об этом можно судить по опубликованным документам. Среди таких документов для нашей цели оказались полезными следующие: обязательство от 1205 г., возлагавшееся на венецианцев каноников св. Софии избирать на патриарший трон и другие церковные посты только венецианцев, распоряжения патриарха Латинской империи Матвея и константинопольского подеста Марино Дзено о сужении сферы компетенции каждого из них в своей области в пользу метрополии, последнее от 1205 г. и первое — от 1221 г.; циркулярное распоряжение дожа Пьетро Циани от 1226 г. о титулатуре представителей Венеции в ее колониальных владениях; «положение» о правах и обязанностях венецианского комита в Задаре от 1278 г., имеющее значение, конечно, и для более раннего времени; специальные поручения и полномочия байло Негропонта от 1259 и 1271 гг.; специальное постановление Большого Совета от 1262 г. о чрезвычайном обложении торговли для изыскания средств на постройку флота для войны с генуэзцами в пределах Романии и др.197)

Ряд интересных данных, характеризующих отношение частных лиц к Венецианскому государству на почве экономических и юридических интересов, дает собрание краткого изложения документов, изданное Пределли под названием: Liber eommunis vel Plegiorum.198) Наиболее ранние из дошедших до нас документов «Книги Коммуны» помещены полностью в названном выше сборнике Р. Чесси.199)

Исключительное значение для нашей работы имело бы издание Джомо, содержащее реестр с кратким изложением содержания решений венецианского Сената «относительно морских и сухопутных дел», если бы оно охватывало документы более раннего времени.200) Венецианский Совет был именно тем учреждением, которое преимущественно занималось колониальными делами, и его решения охватывали даже незначительные дела колониальной практики. К сожалению, самые первые акты издания восходят к концу XIII в.

Некоторые данные относительно торговли, колониального управления и колониальной администрации Венеции можно найти еще в издании Пределли под названием: «Памятные книги Венецианской республики».201) Это также собрание лишь кратких изложений [45] документов, самые старые из которых восходят только к 1300 г. По этой последней причине «Памятные книги» лишь отчасти могут служить нашей цели.

Само собою понятно, какой большой интерес представляют собою донесения венецианских колониальных магистратов о положении дел в порученных их управлению районах. К сожалению, нам известны для ранней колониальной истории Венеции лишь немногие из документов такого рода. Мы можем назвать здесь сообщение Якопо Тьеполо, константинопольского подеста, о перспективах предстоящих выборов Константинопольского патриарха, сделанное им дожу Пьетро Циани в 1219 г.,202) и гораздо более важное, может быть еще недостаточно использованное историками, донесение в Венецию сирийского байло Марсилио Джорджио от 1243 г. о положении венецианских дел в Акре и Тире.203)

Для характеристики методов колониального управления Венеции большое значение могли бы иметь документы канцелярий колониальных магистратов республики. К сожалению, такие документы или потеряны, или остаются до сих пор неопубликованными. Архив важнейшего из венецианских колониальных губернаторов, дуки Кандии, заключающий в себе свыше 80 папок различных документов, до сих пор известен лишь в отдельных из него извлечениях. Наибольшее их количество мы находим в двух работах, из которых одна относится к середине XVIII века, а другая к концу XIX в. Мы имеем здесь в виду «Священный Крит или о епископах того и другого культа» Фламиния Корнеро и «Архив герцога Кандии» Герланда.204) В обоих этих изданиях помещен целый ряд документов, характеризующих экономические и социальные отношения, есть кое-какие извлечения из земельных кадастров, документы, характеризующие церковные порядки на Крите, известия о борьбе местного населения против венецианского господства.

В недавнее время в Венеции были опубликованы документы из архива одного из нотариев на Крите, которые позволяют глубже заглянуть в экономические и социальные отношения на Крите. Правда, документы относятся к двум первым годам XIV столетия, но они имеют значение и для более раннего времени.205)

Среди источников, освещающих отчасти внешние отношения республики, отчасти внутренние дела, надо назвать акты папской канцелярии, в кратком изложении [46] опубликованные в двадцатых годах текущего столетия Кэром. Седьмой том этого издания как раз относится к Венеции.206)

Большое значение для освещения вопросов внешних отношений Венецианской республики имеет переписка ее государственных деятелей, письма пап, императоров Латинской империи и отчасти императоров империи Византийской. Это особенно относится ко времени образования Венецианской колониальной империи и возникновения империи Латинской. Документы этого характера собраны преимущественно Минем в его известной «Латинской патрологии».207)

Наконец, в этой группе источников большое значение для нас имеют грамоты частные. Они иногда важнее официальных данных и нередко правдивее их. Узость их интересов компенсируется адекватностью их реальной жизни. Мы имеем здесь в виду посмертные завещания, частные феодальные контракты и арендные договора, соглашения о покупке и продаже недвижимости, разнообразные контракты, связанные с морской торговлей и ростовщичеством.

Публикация частных грамот началась позднее, чем издания источников повествовательного характера или официальных документов. Если оставить без внимания отдельные документы этого рода, опубликованные Тафелем и Томасом или Романином в его «Документированной истории Венеции», то более или менее значительные публикации начинаются только с семидесятых годов прошлого столетия. Посмертные завещания и родственные им документы, исходящие от представителей аристократических фамилий и хранящиеся в венецианских архивах под рубрикой mani morti в количестве более 5 тыс. документов, едва затронуты издателями. Пока все еще приходится довольствоваться публикациями отдельных документов, используемых исследователями тех или других частных вопросов венецианской истории. В отдельных случаях мы имели возможность воспользоваться этими извлечениями из венецианских архивов для освещения вопросов из области внутренней жизни Венеции.

Значительное количество грамот, характеризующих феодальные отношения или их разложение, поскольку они так или иначе касаются венецианских граждан или венецианских церквей, можно найти в сборниках грамот [47] Падуи и Тревизо.208) Имеющие для нас большое значение договора венецианских и нобилей, поскольку последние выступали в качестве купцов или ростовщиков, в значительном количестве впервые были изданы Баракки,209) Сачердоти, Минотто и др. Несколько интересных грамот в начале текущего столетия было опубликовано в его небольшой монографии Гейненом, грамот очень важных для истории взаимоотношений Венеции и Византии при последних Комнинах и первых Ангелах, хотя он и не сумел надлежащим образом понять и истолковать имевшиеся в его руках тогда еще неизданные документы.

Важнейшим изданием этого рода документов являются упоминавшиеся выше «Документы венецианской торговли», опубликованные Делля Рокка и Ломбардо.210) Это издание в значительной своей части содержит перепечатку в свое время сделанных публикаций Баракки, Сачердоти и др., но здесь есть много и неопубликованных до того времени документов. В основном это — данные «Нотариального архива», но есть заимствования также и из других фондов.

Документы идут с 1021 г. Первая грамота с упоминанием Константинополя датирована 1088 г.211) Далее мы видим сделки, в которых фигурируют, то как место их учинения, то как место платежа по ним, различные города Византии — Коринф, Фивы, Спарта, Альмиро, города на Крите и т.д. Из городов Сирийского побережья всего чаще упоминаются Акра и Антиохия, нередко Тир. В Африке огромную роль играет Александрия, потом Дамиетта, Сеута и Бужия. В XIII в. упоминаются и отдаленные берега Черного моря.

В качестве контрагентов по сделкам мы видим и «первых людей» республики, дожа и патриарха,212) и представителей крупных торговых фирм, как дом Майрано, и пронырливых купцов среднего достатка, как Сизинуло, и представителей нобилитета, как фамилия Маросини,213) и вдов с мало известными именами.

«Документы венецианской торговли» — очень важный источник. Они не только позволяют нам составить представление о формах и технике морской торговли, о размерах отдельных коммерческих и кредитных сделок, об участниках этих сделок, но — что для нас особенно важно — позволяют нам судить о том, как расширялась из десятилетия в десятилетие сеть торговых дворов Венеции на Востоке, какие из городов византийского и [48] мусульманского побережья играли большую и какие меньшую роль, как в отдельные периоды центр коммерческих интересов Венеции переносился из одного пункта в другой. Некоторые из опубликованных здесь документов позволяют окончательно решить важные вопросы международных отношений того времени.

Нет сомнения, что если бы мы могли располагать большим количеством частных документов, чем те, которые до сих пор опубликованы, то очень многие вопросы венецианского колониального господства были бы гораздо более ясными как в смысле состава владений, так и в особенности в смысле методов их эксплуатации.

Меньший объем и меньшее значение для нашей работы имеет аналогичная серия документов, изданных румыном Братиану и представляющих собою акты генуэзских нотариальных контор в Пере и в Кафе.214) Эти документы проливают некоторый свет на роль Венеции в средиземноморской торговле в XIII в., после того как занятые Адриатической республикой в начале этого века политические и экономические позиции на Босфоре были потеряны.

* * *

Закончив на этом обзор источников, послуживших нам при написании настоящей работы, мы предвидим два упрека, которые этот обзор не без основания может вызвать: он страдает излишними, быть может, подробностями с одной стороны, и все же не охватывает с надлежащей полнотой всей массы работ с другой. Нам хотелось бы смягчить справедливость этих упреков указанием на то, что мы стремились во-первых не только дать представление о тех изданиях, в которых можно встретить необходимые источники, но также указать и на их содержание и значение для нашей работы, хотя и вынуждены были ограничиться лишь теми из них, которые по условиям написания настоящей работы были нам доступны.

В обзоре помещены указания на источники, относящиеся к событиям более позднего времени, например второй половины XIII в. Это было необходимо, с одной стороны, для оценки существующей литературы по вопросу о возникновении и ранней истории Венецианской колониальной империи, а с другой — явления последующего времени иногда бывают очень важны для понимания и оценки событий и явлений более ранних. [49]

В заключение мы должны ответить еще на один законный вопрос: в какой мере имеющиеся в нашем распоряжении источники достаточны для разрешения поставленной нами задачи? Частные ответы на этот вопрос даны были выше в связи с рассмотрением отдельных документов и их групп. Теперь мы должны ответить на него в целом.

Круг вопросов, входящих в состав интересующей нас проблемы, весьма обширен и сложен, а период времени, который ею охватывается, достаточно продолжителен, для того чтобы можно было коротко ответить на поставленный вопрос. Мы должны констатировать неравноценность наших источников для освещения деталей нашей проблемы: часть вопросов может быть освещена со значительной степенью ясности и полноты, другие вопросы могут быть освещены менее четко, третьи могут быть только поставлены.

Наиболее удовлетворительно — и то не на всех отрезках рассматриваемого времени и не во всех областях — могут быть освещены вопросы внешних отношений, если только иметь в виду наиболее значительные из них, таковы вопросы взаимоотношений Венеции с Византией, отчисти с Венгрией и норманами, взаимоотношения с западными италийскими соседями и Западной империей. Гораздо менее удовлетворительно могут быть освещены вопросы ранних славяно-венецианских отношений, не всегда достаточно ясны отношения между Венецией и феодалами Латинской империи, независимо от их национальной принадлежности. Наименее удовлетворительно отвечают наши источники на важнейшие исторические вопросы, — вопросы внутренней жизни как самой метрополии, так и ее колоний и этих последних в особенности. Разрешение многих экономических вопросов, особенно в области сельского хозяйства, вопросов классовой борьбы, деталей феодальной эксплуатации, масштабов применения наемного труда и др. в некоторых случаях лимитировано до пределов более или менее вероятных предположений.

Можно думать, что венецианские архивные материалы, по разным причинам рассеянные по нескольким европейским столицам, а равно и те, что находятся в самой Венеции, содержат немало данных, которые могли бы уточнить ясные и выяснить с трудом или вовсе не поддающиеся выяснению вопросы, — пример тому [50] упоминавшиеся выше «Документы венецианской торговли»; однако мы должны заметить, что даже полная их доступность исследователю открыла бы дорогу не к широкой обобщающей работе, а только к детальным исследованиям частных проблем.

Следующий за настоящей главой обзор буржуазной исторической литературы по вопросу, полагаем, в достаточной степени подтвердит это положение.


127) FRA. DA., vv. XII-XIV. Vind. 1856—1857.

128) MGH L. Const., vv. I-II. MGH L. Cap., v. II., MGH Dipl., vv. I-II.

129) J. Schafarik. AAV, I-II. Vind., 1860—1662.

130) Fr. Miklosich. MS. Vien., 1858.

131) Kukuljevič Sakcinski. Codex diplomaticus regni Croatiae, Dalmatiae et Slaviniae. Zagr., 1875.

132) F. Raêki. Documenta historiae Croatiae periodum antiquissimam illustrantia. Zagr., 1877.

133) Ljubič. MSHSM, v. I. Zagr., 1868.

134) MHSM, v. I. Warsch., 1874; v. II, Belgr., 1882.

135) I capitolari delle arti veneziane ed. Monticolo vv. I-III. Roma, 1896—1914.

136) DCV, ed. R. Marozzo della Rocca, A. Lombardo. Torino, vv. I-II, 1940.

137) AV (1870—1889); NAV (1890—1900); nuova serie (1901—1921); AVT (1922—1926); AV (1927 — ...).

138) BECH. 1839 ss.

139) Bulletino di arcl.eologia e storia dalmata (1873—1920). Vjestnik na archeologiju i historiju dalmatinsku (1920— ...).

140) FRA. DA., XII, pp. 37, 38.

141) Ibid., pp. 51-54.

142) Ibid., DA, pp. 109-111. Ibid., pp. 96-98. Ibid., pp. 115-123.

143) Ibid., pp. 196-204. Ibid., pp. 207, 210.

144) Ibid., pp. 248-277.

145) FRA. DA., v. XIII, pp. 205-207.

146) Ibid., pp. 119-122.

147) Ibid., pp. 320-321.

148) FRA. DA., v. XIV, pp. 68, 69, 70-89, 94-99.

149) FRA. DA., v. XII, pp. 84-88.

150) Ibid., pp. 90-92.

151) Ibid., pp. 133-134.

152) Ibid., pp. 148, 149, 176.

153) FRA. DA., v. XIII, pp. 231-233.

154) FRA. DA., v. XII, pp. 76-77.

155) Ibid., pp. 365-368.

156) Ibid., pp. 446-448, 513-514, 452-501.

157) FRA. DA., v. XIII, pp. 34, 35.

158) Ibid., pp. 195-214, 283-284, 291-292.

159) Ibid., pp. 159-163.

160) FRA. DA., v. XIV, pp. 29-31, 53-55.

161) FRA. DA., v. XIII, pp. 184-193, 336-337, 417-418, 484-489.

162) Ibid., pp. 222, 223. [461]

163) Ibid., pp. 61-66, 256-258, 275-276; v. XIV, p. 61.

164) FRA. DA., v. XIII, pp. 300-302, 452-455; v. XIV pp. 119-121.

165) FRA. DA., v. XII, pp. 381-384; v. XIII, pp. 426-428; v. XIV, pp. 115-117.

166) MGH L. Cap., v. II, 130-136.

167) Ibid., pp. 136-137, 138-141, 141-143.

168) Ibid., 143-147, 147, 148, 148-150, 150, 151.

169) MGH L. Const., v. I, pp. 32-36, 36-37, 38-40, 40-44, 45-46, 57-58. MGH Dipl., v. I, pp. 483-484, 478-483. Ibid., v. II, pp. 350-352, 352-356.

170) MGH L. Const., v. I, pp. 121-124, 152-156.

171) Ibid., pp. 171-175.

172) Ibid., pp. 373, 374.

173) Ibid., pp. 209-213, 526-530; v. II, pp. 93-97.

174) Ibid., pp. 38-42.

175) FRA. DA., v. XII. p. 173.

176) Ibid., p. 135. Danduli Chr., col. 286.

177) F. Carabellese. Le relazioni commerciali fra la Puglia e la repubblica di Venezia. Ricerche e documenti, vv. I-II, Trani, 1897—1898.

178) FRA. DA., v. XIII, pp. 198-204, 342-345, 457-460.

179) FRA. DA., v. XIV, pp. 64, 65.

180) FRA. DA., v. XII, pp. 65, 66.

181) Ljubič, MSHSM, v. I, p. 29.

182) ADTV, v. I, 1870.

183) Kretschmayr, op. cit., v. I, pp. 449-497.

184) Di statuti veneziani di Jacopo Tiepolo del 1242 e le lor glosse, ed. R. Cessi. Venezia, 1938.

185) FRA. DA., v. XIV pp. 403-448.

186) I capitolari, ed. nom., v. I, pp. 295, 300, 305, 310, 311.

187) Le magistrature giudiciarie veneziane с i loro capitolari fino al 1300, ed. M. Roberti, Venezia, 1909, v. II.

188) Deliberazioni del Maggior Consiglo di Venezia per cura di R. Cessi, v. I, Bologna, 1952.

189) Ed. nom. m., pp. 235 ss.

189а A. Lombardo. Le deliberazioni del Consiglio dei 40 della Repubblica di Venezia. ed. Dep. di stor. patria. Monumenti stor. N. S. Venezia. 1957—58. {В книге отсутствует комментарий 189а, зато наличествует два 191-х. Таким образом, 189а электронной версии — это 190-й книги; 190-й электронный = 1-му 191-му книги. HF}

190) FRA. DA., v. XIII, pp. 18, 56-58, 90-92, 93-96, 176-184; v. XIV, pp. 1-15, 46-50.

191) Ibid., v. XIII, pp. 130-135, 135-145, 236-249, 470-475.

192) Ibid., pp. 211-212, 252, 314, 323-325.

193) FRA. DA., v. XII, pp. 6, 7, 32-33.

194) Ibid., p. 42.

195) Ibid., pp. 387-388, 396; v. XIII, pp. 313-319; v. XII, pp. 397-402.

196) Ibid., v. XII, pp. 421-424; v. XIII, pp. 432-441, 308-311, 467-468. [462]

197) FRA. DA., v. XII, pp. 548-551, 226, 570, 261-262; Ibid., v. XIV, pp. 282-286, 24-31, 123, 45.

198) Venezia, 18{? — знак не читается}2.

199) Delibarazioni, ed. cit., pp. 3 ss.

200) G. Giomo. Regesto dei Misti del Senato della repubblica Veneta AV, NN. 17, 18, 19, 20, 24, 27, 29, 30, 31.

201) I libri commemoriali della repubblica di Venezia. Regesti. Venezia, 1876, v. I.

202) FRA. DA., v. XIII, pp. 216-220.

203) Ibid., pp. 358-359.

204) Flaminius Cornelius. Creta sacra sive de episcopis utriusque cultus. Venetiis, 1755. E. Gerland. Das Archiv des Herzogs von Kandia. Strassb., 1899.

205) Benevenuto de Brixano notaio in Candia 1301—1302. Venezia, 1950, à cura di Ratimondo Marozza della Rocca.

206) Regesta pontificum romanorum, v. VII, ed. P. Kehr. Berlin, 1925.

207) MPL, vv. 214-217.

208) Codice diplomatico Padovano, vv. I-II, ed. Cloria. Venez, 1877.

209) An. Baracchi. Le carte del mille e millecento che si conservano nel Archivio notarile di Venezia. AV, NN. 6-10, 20-22.

210) DCV, ed. R. Marozza della Rocca, A. Lombardo. Torino, vv. I-II, sec. XI-XIII.

211) Op. nom., № 17.

212) Ibid., № 2{? — знак не читается}9.

213) Ibid., № 348.

214) Actes des notaires génois de Péra et de Caffa de la fin de reizième siècle (1281—1290), ed. Bratianou. Buch., 1927.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

С. П. Карпов.
Трапезундская империя и Западноевропейские государства в XIII-XV вв.

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.
Всадники войны. Кавалерия Европы
e-mail: historylib@yandex.ru
X