Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Мишель Пастуро.   Символическая история европейского средневековья

Цветок Богородицы

Большинство авторов, рассуждавших об изобразительных истоках геральдической лилии, сходятся во мнении, что она имеет мало общего с настоящей лилией, однако расходятся в предположениях, от чего же она все-таки происходит — от ириса, дрока, лотоса или утёсника; или же — согласно более экстравагантным гипотезам — она представляет собой трезубец, наконечник стрелы, секиру или даже голубя или солнце1. На мой взгляд, споры эти довольно бесполезны, хотя ученые и потратили на них не одно десятилетие. Главное, что следует понять, — это то, что мы имеем дело со стилизованной фигурой, несомненно цветком или растительным мотивом, и что эта фигура использовалась в качестве орнаментального мотива или эмблематического атрибута во многих обществах. Действительно, она встречается как на месопотамских цилиндрических печатях, египетских барельефах и микенской керамике, так и на галльских монетах, сасанидских тканях, индейской одежде и японских «гербах». Но вот символическое значение этого цветка меняется от культуры к культуре. Иногда это символ чистоты и непорочности, иногда образное выражение плодородия и пропитания, иногда знак власти и господства. Все три символических значения сливаются в средневековой геральдической лилии, одновременно связанной с непорочностью, плодовитостью и господством.

Самые древние примеры лилий, напоминающих те, что встречаются в средневековой Западной Европе, можно увидеть на ассирийских печатях и барельефах в третьем тысячелетии до нашей эры. Лилии украшают тиары, ожерелья и скипетры, и уже тогда, по всей видимости, играют роль царских атрибутов2. Лилии, которые несколько позже встречаются на Крите, в Индии и в Египте, вероятно, имеют аналогичное значение. Кроме того, в Египте этот цветок иногда является эмблемой южных провинций (тогда как папирус — северных) и считается символом плодородия и богатства3. Позже мы встречаем лилию на ряде греческих, римских и галльских монет. Но если в двух первых случаях речь и идет о более или менее четко прорисованном цветочном мотиве, то в последнем случае это уже настоящая «геральдическая» лилия, графически весьма напоминающая те, что гораздо позднее появятся на средневековых гербах. Так, на реверсе некоторых арвернских статеров — монет I века до н. э. — представлены великолепные образцы догеральдической лилии. Играет ли она на этой монете исключительно орнаментальную роль? Является ли федеративной эмблемой могущественного племени центральной Галлии? Или же имеет символическое значение, связанное с идеей независимости или даже господства? На эти вопросы ответить трудно, так как мы не располагаем достаточными знаниями о чеканке монет в Арвернии и о галльской и галло-римской денежной символике вообще. Кроме того, датировку этих великолепных статеров можно установить только с погрешностью в пятьдесят лет. А мотив, который представлен на аверсе монет — под копытами стилизованного коня, — до сих пор не идентифицирован4.

Сохраняя значение королевского атрибута, лилия в период раннего Средневековья приобретает отчетливый религиозный смысл, главным образом христологический. Истоки его обнаруживаются в стихе Песни песней, который много раз цитировали и толковали Отцы Церкви и теологи5: «Я нарцисс Саронский, лилия долин!» (Песн 2:1). До XIII века Христа нередко изображают в окружении лилий или геральдических лилий6. Однако после 1000 года к этому христологическому значению постепенно присоединяется символика, связанная с распространением культа Девы Марии, с которой отныне ассоциируют следующий стих Песни песней: «Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами» (Песн 2:2), а также многочисленные примеры из Писания и комментариев Отцов Церкви, где лилия представлена как символ чистоты и непорочности. В феодальную эпоху стало считаться, что Мария освобождена от первородного греха7. Это еще не догмат о непорочном зачатии — который окончательно будет закреплен только в XIX веке, — но уже некая традиция, приписывающая Марии атрибуты, имеющие самое непосредственное отношение к идее чистоты.

Мало-помалу лилия становится в иконографии основным символом Девы Марии. Самые ранние свидетельства этого мы обнаруживаем в нумизматике: на ряде монет XI и XII веков, выпущенных епископами, настоятелями кафедральных церквей, посвященных Богоматери, на аверсе или на реверсе изображены лилии. Затем изображение Девы Марии с цветком лилии в правой руке встречается на печатях капитулов тех же храмов: Нотр-Дам в Париже с 1146 года8, Нотр-Дам в Нойоне в 1174 году9, Нотр-Дам в Лане в 1181 году10. Капитулам тут же стали подражать аббатства и приории, находящиеся под покровительством Девы Марии11. В конце XII и в начале XIII века Мария в иконографических источниках изображается с лилиями или в пышном окружении лилий. Внешний вид этих лилий существенно варьируется, но их эмблематическое и символическое значение остается неизменным. Иногда это просто декоративный цветочный мотив, иногда натуралистично изображенные садовые лилии, а иногда уже самые настоящие геральдические лилии — в последнем случае цветок помещен на скипетр или на венец, или же рассеян по поверхности мантии. В XIII веке распространенность лилии в качестве атрибута Девы Марии достигла, пожалуй, своего апогея. В позднее Средневековье в живописных и скульптурных изображениях лилия встречается реже, и роза начинает составлять ей конкуренцию. Цветок любви одерживает верх над цветком непорочности, что само по себе является важным свидетельством того, в каком направлении стал далее развиваться культ Богородицы12.



1 Гипотезу о том, что у графических и символических истоков королевской геральдической лилии стоит голубь, поддерживает сэр Ф. Оппенгеймер в своей удручающей работе, указанной в предыдущем примечании. Гипотеза о солнце, лучше аргументированная, но малоубедительная, отстаивается в: Lombard-Jourdan A. Fleur de lis et oriflamme. Signes celestes du royaume de France. Paris, 1991, особенно с. 95-127.
2 См. многочисленные примеры изображений цветков лилии на поверхности месопотамских цилиндрических печатей, приведенные в: Weber О. Altorientalische Siegelbilder. Leipzig, 1920; Francfort H. Cylinder Seals. London, 1939; Amiet P. Bas-reliefs imaginaires de l'Orient ancien d’apres les cachets et les sceaux cylindres. Paris, 1973.
3 Posener G. Dictionnaire de la civilisation egyptienne. Paris, 1988, p. 147— 148.
4 Muret E. et Chabouillet A. Catalogue des monnaies gauloises de la Bibliotheque nationale. Paris, 1889, p. 84, n°3765; Blanchet A. Traitedes monnaies gauloises. Paris, 1905, p. 417-418.
5 В частности, Беда Достопочтенный в своем комментарии к Песне песней (PL, t. 91, col. 1065-1236).
6 Dom Н. Leclerc. Fleur de lis // Dictionnaire d’archeologie chretienne et de liturgie. Paris, 1923, t. V, col. 1707-1708.
7 Среди обширной теологической литературы см. прекрасное сочинение Фульберта Шартрского: Fulbertus Carnotensis. Sermo de nativitate Beatae Mariae. PL, t. 141, col. 320-324.
8 Douet d’Arcq L. Archives de l’Empire... Collection de sceaux. Paris, 1867, t. II, n° 7252.
9 Demay G. Inventaire des sceaux de la Picardie. Paris, 1877, n° 1153.
10 Douet d’Arcq L. Archives de l'Empire..., op. cit., t. II, n° 7190.
11 См. пионерный труд: Braum von Stumm G. L’origine de la fleur de lis des rois de France du point de vue numismatique // Revue numismatique, 1951, p. 43-58.
12 Новых работ о цветах в символике Богородицы нет. За неимением лучшего см. более общие работы, в частности энциклопедическую статью, следующего автора: Behling L. Blumen // Reallexikon zur deutschen Kunstgeschichte. Berlin, 1937, Bd. II, Sp. 925-942.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

Сьюард Десмонд.
Генрих V

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

Лев Карсавин.
Монашество в средние века
e-mail: historylib@yandex.ru