Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Майкл Лёве.   Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Глава 13. Сельские жители и их образ жизни

В законах, обнародованных от имени ханьских императоров, неоднократно повторяется: «Весь мир держится на сельском хозяйстве», и это отражало приоритеты общества, которые признавалась уже в начале ханьского периода как учеными, так и государственными деятелями.

Именно развитое сельское хозяйство и связанный с ним образ жизни коренным образом отличал китайцев, ведших оседлый образ жизни под властью императорского правительства, от кочевых племен, вынужденных перемещаться с места на место в поисках новых пастбищ для своих животных и не способных образовать стабильную форму существования, выдвинуть признанного всеми членами общества авторитетного правителя.

С давних времен уклад жизни китайцев определялся стремлением получать максимальный урожай. От этого же зависела и родовая власть, поэтому все члены сообщества понимали необходимость уделять как можно больше внимания земле. Как уже говорилось, императорское правительство с его принципами извлечения доходов основывалось на системе постоянной интенсификации землепользования. Значительно меньшее внимание уделялось проблеме рационального землепользования.



Рис. 58. Охотники на птиц; справа река с лилиями и плавающими рыбами. Рельеф из Западного Китая.


Китайцы четко осознавали, что получение хорошего урожая зависит от целого ряда факторов: правильной обработки земли, состояния природы, постоянного ухода за посевами, наконец, от природных особенностей региона. Именно в интересах общества следовало следить за тем, чтобы плоды земли были должным образом выращены и собраны, что следует учитывать не только свои сиюминутные интересы, но и потребности общества в целом.

В ханьском Китае существовали разные типы землевладения: временное (аренда) и постоянное (обычно те, кто не работал на земле, не обрабатывал ее, но владел ею). Однако владелец должен был следить за обработкой угодий.

Основную часть внесенного в перепись населения ханьского Китая составляли небольшие семьи из четырех или пяти человек, которые активно занимались сельским хозяйством. Тщательность, с которой чиновники вели учет таких семей, показывает, что именно эти слои населения были источником основных налоговых поступлений и доходов государства.



Рис. 59. Жнецы с серпами, работающие в поле; им доставляют припасы. Рельеф из Западного Китая.


По традиции наиболее рациональной и результативной считалась совместная работа восьми семей на соседних участках земли. Они выращивали достаточное количество урожая для себя и для знати, которая никогда не пачкала своих рук. Хотя мы и не можем сказать, как долго существовала подобная система, в Ханьской империи придерживались ее в течение длительного времени. Кроме того, из-за зависимости от природных особенностей небольшие семьи не всегда были способны выжить самостоятельно. Постоянная угроза засухи или наводнения заставляла несколько семейств работать сообща, чтобы, например, обеспечивалось эффективное орошение. Объединившись, семьи строили плотины с целью задержания влаги на полях. Только в ходе совместной деятельности можно было построить дороги, шедшие из одной деревни в другую или в ближайший город.

За государством оставались некоторые управленческие функции, например, в особых случаях оно распределяло инструменты. Именно в государственные зернохранилища в благоприятные периоды свозили большую часть зерна, и его не разрешали использовать без крайней необходимости.

Следовательно, социальная стабильность и процветание сельского хозяйства полностью зависели от умелого руководства властей и от каприза природы. Процветание государства всецело зависело от количества собранного зерна и полученных налогов. Чтобы извлечь максимальную пользу из имевшейся рабочей силы, власти старались не призывать крестьян в армию, чтобы не страдало сельскохозяйственное производство. При этом припасы для новобранцев доставляли из их родных провинций.

Спасаясь от произвола чиновников и невыносимых поборов, крестьянство иногда пускалось в бега. Тогда поля вообще переставали обрабатывать. Во времена народных бедствий по стране бродило множество бездомных, искавших пропитания. Миграции происходили и во время наводнений, когда затапливало целые деревни и население было вынуждено подниматься в горы. Известны и другие случаи, когда выжившим после засухи удавалось убежать со своих сожженных полей. Чтобы не умереть с голоду, они начинали промышлять охотой.

Ушедшие с насиженных мест переставали платить налоги, доходы государства падали, и чиновники теряли свою власть. Соответственно складывавшиеся в провинциях сообщества начинали искать другие формы организации управления.

Большинство семей, покинувшие родные места, оседали на землях крупных землевладельцев, чье богатство и положение в обществе обеспечивали относительную независимость от властей. В больших хозяйствах пришельцам предоставляли зерно, инструменты и тягловых животных, которых они не могли использовать на своих личных наделах. Их также защищали от притеснений чиновников.

По мере ослабления власти правительства возрастало влияние крупного землевладения, интенсивно развивавшегося благодаря деятельности арендаторов или работавших за вознаграждение крестьян, поддерживавшегося отрядами вооруженных наемников, выступавших в качестве их защитников.

К II веку н. э. во многих районах страны реальная власть находилась в руках немногих богатых семейств, обладавших таким же влиянием на происходящее, как чиновников десятилетиями раньше. Именно в их поместьях или в буддистских общинах, возникавших между III и VI веками, началось совершенствование технологии сельского хозяйства (прежде всего мельниц и ирригационной системы).

Практически невозможно установить с достоверностью, какая именно часть шестимиллионного населения страны, внесенного в переписи I—II веков, была занята непосредственно в сельском хозяйстве. Хотя перепись населения сопровождалась сведениями о площадях пахотных земель, имеется множество неучтенных факторов. Мы не знаем, сколько земли приходилось на душу населения или количество ежегодно собираемого урожая. Но некоторые показатели мы можем установить достаточно точно.

Стандартной единицей измерения была му – полоска земли длиной 240 шагов (каждый шаг равнялся шести ханьским футам, или 140 сантиметрам). В современных мерах му примерно соответствовала 0,1139 английского акра. На самом деле поля имели весьма разнообразную форму, но в документах их площадь всегда обозначалась в му.

По приблизительным оценкам, на душу населения приходилось по 124 му, чего в реальности не было. Такую же оговорку следует сделать и насчет «средней» цифры, учитывая, что средний ежегодный урожай составлял от 1,5 до 3 ши, с одного му (учитывая, что ши составлял почти 20 литров). Заметим попутно, что ежегодные зерновые рационы, которые выдавались из официальных хранилищ для северо-западной границы, колебались от 14 до 43 ши, в зависимости от возраста, пола получателя и типа зерна.



Рис. 60. Охотничья сценка. Рельеф из Восточного Китая.


Пока рис был главным зерновым продуктом в Южном Китае (то есть территории от долины Янцзы и далее), в северных провинциях выращивали пшеницу или просо, а на крайнем северо-западе в основном сеяли ячмень. Ханьские крестьяне выращивали самые разнообразные зерновые, что зависело от климата и почвы. Зерно использовали в пищу, на корм скоту и для перегонки спирта.

Обычно жизнь земледельца определялась постоянной и непрекращающейся работой, связанной со вспашкой, севом, боронованием и орошением. Проходило много утомительных и беспокойных месяцев, прежде чем крестьянин и его жена могли определить, насколько обильным будет урожай. И всегда оказывалось, что самыми напряженными были последние недели, предшествующие сбору урожая, поскольку никто не мог предугадать возможных капризов и даже катаклизмов природы.

Именно к ханьскому периоду относится ряд технических усовершенствований. Несмотря на относительно медленное распространение этих новшеств в провинциях, не приходится сомневаться в том, что они оказывались весьма эффективными. Валовой продукт постоянно возрастал, поскольку было необходимо кормить огромное число жителей северо-запада, прежде всего непосредственно в Чанъане.



Рис. 61. Сельскохозяйственная техника, разработанная Чао Цо (реконструкция).


До ханьского периода не существовало трехпольной системы севооборота, вошедшей в традицию позднее. Иногда землю использовали раз в два года, иногда раз в три года, в промежутках она находилась под паром, восстанавливая плодородие.

До ханьского периода нам неизвестно о систематически осуществлявшихся мерах по регулированию уровня почвы на полях или о целенаправленном орошении, то есть отводе воды в те места, где в ней возникала нужда, и о концентрации в нужном месте удобрений – навоза.

Примерно с 100 года до н. э. начались усовершенствования и в этом направлении. Их приписывают Чао Цо, искусному аграрию, который смог представить свои тщательно продуманные идеи правительству. Он предложил, чтобы в начале земледельческого года каждую му разделили на полосы, шириной примерно в полметра, отделенные друг от друга гребнем вспаханной земли. И сам гребень, и образовавшаяся гряда составляли бы по полуметру в ширину, на следующий год их должны были менять местами.

Это нововведение было связано с совершенствованием техники возделывания риса. До этого семена просто разбрасывали с узкой тропинки, шедшей по краю поля, и часто они ложились неравномерно. Чао Цо предложил равномерно распределять семена по борозде, в результате чего повышалась урожайность и эффективность труда земледельцев, поскольку ухаживать за каждой бороздой становилось удобнее.

Нововведение казалось очень простым, но эффект оказался необычайно значительным. Из-за постоянной смены гребней и гряд земля ежегодно обновлялась, с 8 гребней можно было более тщательно удалять сорняки. Во время прополки земля падала в борозды, где поддерживала новые ростки. В результате растения укреплялись; процесс продолжался до тех пор, пока к разгару лета гребни окончательно не выравнивались с бороздами, растения, наконец, прочно укоренялись в земле и не страдали от ветров и засухи.

Удачные эксперименты по внедрению этой методики проводились в метрополии, чтобы целинные земли стали плодоносить. Оказалось, что новый урожай не уступает тому, что собирался с полей, где новый метод не использовался, поэтому методику вскоре начали применять на дальнем северо-западе, чтобы обеспечить снабжение гарнизонов.

Вероятно, тогда же начали использовать новый тип плуга, оснащенного парой лемехов. Считают, что это новое орудие также изобрел Чао Цо. Двухлемешный плуг тащили два быка, человек направлял движение, еще двое управляли рычагами лемехов (при другом способе два человека управляли животными, а третий устраивался за рычагами).

Поскольку не все крестьяне владели животными, Чао Цо вскоре сконструировал упряжку, позволившую пахать в одиночку. Другой технической новинкой, также, возможно, относящейся к ханьскому периоду, стал круглый культиватор, с помощью которого регулировалось рыхление при бороновании поля и обработке борозд.

Правда, новый плуг далеко не сразу получил распространение, как и приспособления для рыхления почвы. В то время железные орудия труда распределялись через государственные учреждения (более подробно об этом говорится в главе 15), поэтому старомодный вильчатый деревянный культиватор продолжал использоваться и во II веке н. э.



Рис. 62. Крестьянин с плугом и двумя волами. Рельеф из гробницы, сооруженной в 103 году.


Более того, отмечается несколько письменных свидетельств об эпидемиях скота в период Восточной Хани, а в подобные времена крестьянам приходилось вновь возвращаться к старым методам землепользования. Однако новая схема, которая была внедрена примерно в 20 году до н. э., прекрасно отвечала современным требованиям.

Чао Цо описал свой метод в книге, которая не сохранилась до наших дней, но он навсегда завоевал признательность потомков благодаря разработанным им методам усовершенствования земледелия. Основная идея сводилась к тому, что следовало сосредотачивать усилия и ресурсы там, где в них больше всего нуждались, а также начинать использование целины. Это позволило более интенсивно и в то же время экономично применять воду и удобрения (смесь навоза и раздробленных костей), чтобы ростки получали максимальное количество полезных веществ.

Поперек полей с равными промежутками прорывали каналы глубиной и шириной один фут. Всходы располагались двойными рядами вдоль каналов, на фут друг от друга и на четверть фута от каналов, сверху посевы присыпали землей. Чтобы выполнить подобную работу, которую проводили в тех местах, где нельзя было применять плуг, запряженный быком, использовали небольшие ручные мотыги.



Рис. 63. Пастух и овцы. Рельеф из гробницы 103 года.


Основной обязанностью крестьян становилось обеспечение продукцией, необходимой для жизнедеятельности, то есть зерном для употребления в пищу, коноплей для изготовления одежды, в которую одевалось все население. Там, где не позволяли природные условия и климат, крестьяне занимались вскармливанием или разведением коров, овец или свиней, содержанием рыбных хозяйств, обработкой леса или посадкой бамбуковых рощ. Как на севере, так и на юге практиковалось выращивание фруктов, при благоприятных обстоятельствах разводили каштаны, финиковые пальмы или цитрусовые.

Некоторые сельские жители зарабатывали себе на жизнь разведением шелковичного дерева и обработкой продукции шелковичных червей. Они также получали деньги от продажи сока лакового дерева, широко использовавшегося для декоративных целей и создания продукции для состоятельных слоев общества.

Жители прилегающих к городам территорий вели обширную торговлю овощами, луком-пореем и имбирем. Правда, широкой торговли чаем, хлопком или сахаром не было. Чайные кусты издавна выращивали на юге, но напиток еще не стал частью ежедневного ритуала.

Торговцы из Центральной Азии доставляли виноград, виноградники же обеспечивали только потребности дворца. Алкогольные напитки из зерна впервые стали использоваться для достижения необходимого состояния на религиозных церемониях, а также для нужд двора, но монополии на их изготовление не было, поэтому их производство практически не контролировалось.

На юге также выращивали сахарный тростник, но прошли столетия, прежде чем сахар начали употреблять повсеместно. Овец разводили на мясо, а из шерсти изготавливали теплую одежду. В Ханьской империи шерсть еще не пряли, как это делали соседи китайцев, жившие в Центральной Азии.

В сохранившихся фрагментах учебника по методике ведения сельского хозяйства примерно 20 года до н. э., цитаты из которого уже приводились, содержатся следующие советы и указания по поводу выращивания тыквы: «В третий месяц следует хорошенько распахать десять му плодородной земли и сделать квадратные ямки шириной и длиной один фут на таком же расстоянии друг от друга. Их нужно как следует утрамбовать с помощью специального приспособления, тогда в них задержится вода. Засейте в каждую ямку 4 семени и засыпьте 1 тоу извести из-под шелковичного дерева, смешанной с песком. Полейте 2 шэнами воды и, если земля останется сухой, добавьте еще. Когда на каждом растении появится по три ростка, сделайте прищипывание верхушки, чтобы она перестала расти. Запомните: чем короче растение, тем крупнее будут плоды. Под фруктовым деревом расстелите солому, чтобы плоды не соприкасались с землей и не бились.

Выберите плоды тыквы, наиболее подходящие для изготовления утвари, и потрите рукой в направлении от чашечки до основания, как будто снимаете пушок. Так вы добьетесь, что плоды не вырастут слишком длинными и станут толще. Собирайте их в восьмой месяц[11] после первых заморозков. Для хранения тыкв надлежит вырыть яму в десять футов глубиной и устлать ее соломой слоем в один фут. В яме аккуратно разложите тыквы, каждый слой тыкв покройте двумя футами земли. Спустя двадцать дней тыквы следует вынуть, тогда они затвердеют, станут золотистыми, и их можно расколоть Находящуюся под шкуркой мякоть отдайте свиньям – это полезный во всех отношениях корм. Семена можно использовать для освещения, сжигая их по мере необходимости, они дадут достаточно яркий свет.

Прикинем возможный урожай. Если каждое растение плодоносит тремя тыквами, то в каждой яме окажется двенадцать штук, с одного му земли вы получите 2880 плодов, а с десяти – 57 600 тыкв. Если оценить их в десять монет каждый, то стоимость всего урожая составит 576 000 монет. Прикинув стоимость, допустим, что затраты на материалы составят 26 000 монет; 200 ши необходимо, чтобы приобрести известь, кроме того, следует включить расходы на плуг и работников. Остается прибыль в 555 000 монет, не считая еды для свиней и семян для освещения».

Ханьские крестьяне придумали несколько простых механических приспособлений. Длинные молоты укладывали горизонтально, центральная часть опиралась на ось, вдоль которой они и вращались. Напротив головки размещался на педалях человек, заставлявший машину двигаться. Такие молоты использовались для различных целей: лущения зерна, трамбования земли при строительстве зданий. Сохранилось свидетельство, позволяющее предположить, что в качестве источника энергии ханьские инженеры использовали животных и силу воды.



Рис. 64. Перемалывание зерна; двое мужчин с педальными мельницами-толкушками; справа работники, просеивающие зерно через сито; на заднем плане хранилище на столбах. Рельеф из Западного Китая.


Использовались веялки, они прикреплялись к контейнерам, в которые сыпалось зерно, для поворачивания колеса иногда использовалась рукоятка. Окончательное превращение зерна в муку совершалось с помощью пестиков и ступы, иногда из бронзы. Кроме того, встречались ручные мельницы с вращающимися жерновами. Вероятно, они были сделаны из дерева, обожженной глины или камня. Возможно, к концу ханьского периода молотьба осуществлялась с помощью вращающегося цилиндра, периодически проходившего по зерну.

Вероятно, наиболее тяжелой и всегда необходимой оказалась работа, связанная с поднятием воды из колодцев или ирригационных каналов для орошения полей.

Одно из простейших приспособлений имело форму шеста, вращающегося на центральной вертикальной опоре. К тому концу, который находился непосредственно над водой, прикреплялась бадья; когда ее опускали, она наполнялась водой. Чтобы поднять груз, крестьянину следовало только укрепить боковой груз, находившийся на противоположном конце шеста, и поднять бадью до нужного уровня.



Рис. 65. Модель деревянного колодца со шкивом и выемкой; изображены и замковые болты для соединения деревянных частей (глина). Из гробницы Центрального Китая, возможно, относится к 170—180 годам н. э.


На основании анализа миниатюрных моделей колодца, которые были найдены в захоронениях, нам известно, что некоторые специально огораживались, сверху надстраивался навес. Устанавливался также ворот, чтобы бадьи поднимались или опускались с помощью веревки.

Подъем воды из оросительных каналов, которые находились ниже уровня полей, возможно, осуществлялся с помощью водоподъемного колеса, к которому были прикреплены глиняные ковши. Когда колесо вращалось, ковши зачерпывали воду, затем поднимались и опрокидывались и, наконец, снова возвращались обратно за новой порцией воды.

В конце ханьского периода подобное приспособление приводилось в движение животными или силой воды. Оно оказалось настолько эффективным и привычным, что даже современные технологии XX века не отказались от него окончательно.

До нас не дошло детальных описаний цикла работ ханьского крестьянина. Однако мы знаем, что такие документы существовали и их значение ничуть не меньше, чем записей, которые велись в поместьях, или иллюстраций в рукописях, свидетельствующих о жизни крестьян в средневековой Европе.

Даже приведенные выше фрагменты текста о ведении сельскохозяйственных работ, автором которого считают Цзуй Ши (около 100—170), позволяют составить точное и достоверное представление о порядке выполнения различных работ главой семьи и его домочадцами в течение года. Хотя семья автора происходила с северо-запада (он жил где-то около современного Пекина), скорее всего, текст отражает условия, характерные, например, для Лояна.

Цзуй Ши был из семьи землевладельцев, но ко II веку она не обладала прежним состоянием. Глава понес расходы, необходимые для того, чтобы обеспечить умершему отцу достойные похороны. Расходы на памятник поставили семью на грань разорения, и одно время автор был вынужден зарабатывать на жизнь торговлей спиртным; тогда подобное занятие считалось уделом простолюдинов.

В последний период своей жизни, когда он служил губернатором в одной из северных провинций, Цзуй Ши довелось вновь столкнуться с нищетой, но при иных обстоятельствах. Отданный под его управление район прекрасно обеспечивался за счет урожаев конопли. Однако новый губернатор был шокирован тем, что население использовало траву только для отопления и защиты от холода, но практически не умело ткать из нее одежду. Губернатор распорядился, чтобы доставили необходимое оборудование и провели соответствующее обучение. После этого местные женщины начали ткать полотно из конопли.

Предписания Цзуй Ши в области сельского хозяйства охватывают широкий круг проблем от проведения религиозных праздников до способов ведения домашнего хозяйства и приготовления снадобий для больных. Земледельцу сообщалось, когда он должен сажать растения, жать и собирать различные виды урожая, когда его женщинам следовало приступать к изготовлению шелка, ткачеству, крашению и шитью.



Рис. 66. Конюх, объезжающий лошадь; предмет слева идентифицировать не удалось. Рельеф из Западного Китая.


Специальная программа разрабатывалась с целью определения рациональных способов приготовления пищи, для собирания диких растений и перегонки снадобий для изготовления лекарств. Указывалось также на то, как следует сохранять собственность, заботиться о домашней утвари и крестьянском оборудовании. Главе дома предписывалось, какое время следовало выбрать для отправки младших членов семьи в школу. Отмечалось, в какое время года лучше закупать припасы (если возникала подобная необходимость) или продавать произведенные крестьянином продукты.

Книга начинается с указаний о том, как следует праздновать Новый год в первый день первого месяца[12]. Перед церемониальным возлиянием в родовой усыпальнице вся семья должна была совершить очистительный ритуал, только после этого все члены семьи могли рассчитывать на благосклонность со стороны своих предков. Все члены семьи должны были располагаться по старшинству, чтобы так предстать перед своими предками.

Мужчины и женщины, сыновья и внуки представлялись главе своего рода и поднимали свои бокалы в соответствии с церемониалом. Именно так проходило одно из самых значительных событий года, когда семья молилась о счастье и благополучии. Следовало также выбрать соответствующий день, когда надлежало провести церемонию, во время которой юноша получал свой головной убор, – это означало, что он становился взрослым членом семьи.

Первый месяц оказывался началом сезона, с которого начинался сельскохозяйственный год, тогда оказывалось возможным послать мальчиков в школу. Нужно было также пересадить деревья, такие, как бамбук, сосна или дуб, а также те, из которых получали лаковый сок или масла. Мужчина высевал дыни и тыквы, лук и чеснок. Следовало смести опавшие листья и удобрить поля. Сливовые деревья обрезали, но лес рубить не следовало.

В течение года совершалось много обрядов. Во второй и восьмой месяцы делались подношения хозяину земли и духам времен года – лук-порей и яйца. В восьмой месяц следовало принести к могилам предков просо и поросят. Множество обрядов совершалось в двенадцатый месяц в честь духов и предков, во время ритуалов следовало забить свиней и овец, затем следовали пиршества и очищения, распивание вина. Бывали и праздники, сопутствовавшие смене времен года, летнему и зимнему солнцестоянию, а также известен весенний праздник пробуждения природы.



Рис. 67. Модель круглого амбара для зерна (глина). Южный Китай.


Именно в первый и в двенадцатый месяцы следовало наносить визиты тем, кто занимал более высокое положение. Во второй и третий месяцы мужчинам надлежало практиковаться в стрельбе из лука, чтобы всегда находиться в соответствующей форме и в случае необходимости отразить нападение разбойников. Тогда же следовало чинить ворота и двери, чтобы хозяйство было в безопасности. Во время девятого месяца предусмотрительный человек осматривал свое оружие, обязан был подумать о сиротах, вдовах и позаботиться, чтобы они не нуждались зимой.

В первый месяц распахивали тяжелые почвы, лучшие пахотные земли – во второй, легкие почвы – в третий. На некоторых полях работы велись плоть до седьмого месяца. В пятый и восьмой месяцы собирали сено, во время шестого наступало время рыхления. В течение первых восьми месяцев года надо было собирать растительные культуры или овощи. Кроме зерновых убирали тыквы, бобовые или коноплю. Выбор нужного времени зависел от сезонных условий, дождей, наступавших во время третьего месяца или зимнего солнцестояния, происходившего в пятый месяц. В пятый месяц собирали определенные травы и изготавливали лекарства, поэтому советовали предпринять ряд гигиенических мер.

Поскольку инь и ян боролись между собой, мужу и жене следовало спать в разных комнатах. Женщины семейства занимались выращиванием шелковичных червей, тщательно соблюдая технологический процесс, стремясь получить нить лучшего качества. После наступления шестого месяца начинали ткать, чтобы летом традиционно перейти к починке старой одежды, шитью новой и сушке шелковых тканей. Во время девятого месяца женщины в основном занимались обработкой конопли и изготовлением сандалий.

Только несколько месяцев челядь не была занята пивоварением или консервацией собранного во время сезонных работ в лесах в определенное время.

Именно весной штукатурили стены дома и заливали лаком поврежденные места или накладывали его на новые изделия. Крестьянин помнил, что в пятом месяце сезонные дожди быстро сделают тропинки непроходимыми, поэтому следовало оставаться дома, запасшись водой и топливом. В это же время нужно было покупать пшеничные отруби, высушивать их и укладывать в кувшины, которые обязательно аккуратно запечатывались, чтобы не стать добычей жуков. В зимнее время эти припасы использовали для кормления лошадей.

В девятый месяц следовало чинить амбары для хранения зерна и поправлять ямы для припасов; в конце года дальновидный земледелец готовил свой плуг для приближавшейся весенней пахоты и начинал основательно откармливать своих быков, чтобы они смогли набрать силу и выдержать ту тяжелую работу, которую им предстояло выполнить.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами
e-mail: historylib@yandex.ru