Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Сарафаны оптом
  • Летние сарафаны по очень низким ценам. Прекрасный выбор. Доставка
  • vvb.com.ua



Майкл Лёве.   Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Глава 10. Столица Чанъань

В настоящее время невозможно установить точное соотношение городского и сельского населения. Мы лишь знаем, что большая часть населения Ханьской империи была занята в сельском хозяйстве, установить, какая часть жила в городах и относилась к придворным, торговцам или ремесленникам, кули или нищим, значительно труднее. Некоторые ученые склонны считать, что в городах жила примерно треть населения, что составляло почти 18 миллионов человек. Более консервативные исследователи склоняются к тому, что в I—II веках н. э. только десятая часть населения, то есть примерно 6 миллионов человек, была горожанами.[9]

Независимо от численности городского населения в ханьском Китае, очевидно, что города неравномерно распределялись по территории провинций и значительно различались по величине. Большая часть была построена на месте древних поселений. Выбор местоположения определялся совокупностью природных факторов: наличием воды, удобными путями сообщения и возможностью создания мощных оборонительных сооружений.

В I—II веках н. э. всю территорию страны разделили на 1500 префектур, каждую из которых возглавлял префект. В некоторых было только по одному городу, другие состояли из нескольких поселений, которые выполняли разнообразные функции. В Ханьской империи город считался не только административным центром – в нем находилась базарная площадь, где заключались сделки, а также размещалось и военное командование. Кроме того, в ханьском Китае города возникали в центрах добычи и переработки металлов, текстиля, соли.

В списках административных объединений, входивших в состав империи в I—II веках н. э., указано население только десяти префектур. Это были наиболее крупные города с развитой хозяйственной и административной структурой.

В двух из них – Чанъане и Лояне – размещалась столица империи. С 202 года до н. э. и до 8 года н. э. она находилась в Чанъане, а с 25-го по 220 год н. э. – в Лояне. Чэнду, находившийся на западе, был самым большим, а Пэнчэн – самым маленьким из десяти городов.

Приведенные ниже сведения – это население самого города вместе с прилегающей к нему территорией. Однако, по мнению большинства ученых, точное количество жителей, проживавших непосредственно в черте города Чанъань, ненамного превышало 80 000 и, во всяком случае, не могло составлять цифру четверть миллиона, указанную в таблице.



Выбор города как столицы определялся совокупностью стратегических и экономических соображений и лишь частично – стремлением связать правящий дом с ранними этапами истории страны. С начала Ханьской империи вплоть до X века один из двух названных городов выполнял столичные функции для тех династий, что обосновались на севере Китая.

Задолго до образования империи города строились с двумя кругами укреплений. Один включал в себя другой, так что город оказывался разделенным на несколько прямоугольных частей. Планировка городов Чанъань и Лоян учитывала особенности местного рельефа и вместе с тем предусматривала возможность дальнейшего их расширения. Города состояли из нескольких обособленных частей, как бы воплощая идею незыблемости империи и существовавшего в ней разделения общества на ряд взаимосвязанных групп, каждая из которых занимала соответствующее положение.

По результатам раскопок и письменным источникам мы можем составить достаточно полное представление о внутреннем устройстве ханьских городов. Обычно город и императорский дворец располагались по оси юг – север, чтобы, когда император находился в комнате приемов, он смотрел именно в данном направлении. Юг считался воплощением ян и направлением на полдень – высшую точку подъема солнца над горизонтом. Если восточная стена города шла точно с севера на юг, другие стороны не выстраивались так определенно, хотя и ориентировались по сторонам света.

Общая длина городских стен превышала 25 километров, в каждой из четырех сторон были построены хорошо защищенные ворота. Через них можно было пройти по трем отдельным входам, каждый из которых составлял 6 метров в ширину. Сохранившиеся следы колес показывают, что через каждый могли одновременно пройти четыре повозки. Дороги, ведущие к городским дорогам, имели три параллельные колеи, соответствующие расположению трех входов.

Большая часть ханьского города была уничтожена во время сражений и пожаров в разрушительные периоды с 9-го по 27-й и с 190-го по 5 год. В последующие четыре века правило несколько династий, признававших столицей Чанъань, но ни одна из них так и не смогла восстановить былое великолепие города. Только во времена династий Суй (589—617) и Тан (618—906) город отстроили заново почти с прежним блеском. Тогда и воздвигли священный город, служивший столицей начиная с VII века. Он расположился к юго-востоку от старой территории.

Хотя решение о размещении правительства в Чанъане было принято в 202 году, работы по сооружению оборонительных стен начались не ранее 194 года. Для этого в последующие четыре года привлекли огромные людские резервы из разных, достаточно отдаленных частей Китая. Историки отмечают, что на стройке использовали как мужчин, так и женщин.

Все, что сохранилось от этих стен, свидетельствует о том, что в основании их ширина достигала 16 метров, сужаясь кверху под углом 11 градусов, так что ширина верхней части была примерно 10 метров. Обычно стены строили из утрамбованной земли, укрепленной снаружи и внутри кирпичами. По углам и у 12 ворот возвышались массивные сторожевые башни, откуда старшие офицеры вели постоянное наблюдение за окрестностями и в случае необходимости закрывали ворота.

Скорее всего, город пересекала система прямых улиц, шедших с востока на запад и с севера на юг, вдоль каждой улицы размещались глиняные водостоки, позволявшие отводить дождевую воду. Главный проспект вел от южных городских ворот к императорскому дворцу. Благодаря такому расположению вся территория города делилась на прямоугольные кварталы жилых домов, усадеб, дворцов для приемов и прочих построек (рис. 36).



Рис. 36. Главные ворота усадьбы чиновника и часть стены, за которой видны деревья (рельеф). Западный Китай.


В конце ханьского периода специальные места отводились для буддистских культовых сооружений, но большая территория служила для расселения людей, причем жилища располагались вплотную друг к другу, «подобно зубьям расчески», как заметил один поэт того времени.

В Чанъане было несколько торговых площадей, служивших местом встречи для путешественников, прибывавших со всех концов Азии. За порядком въезда и выезда следили специально назначаемые чиновники, они собирали пошлину и наблюдали за соблюдением правил торговли. Автор I века пишет, что на рынках в Чанъане продавалось столько товаров, что нельзя было окинуть взглядом все собравшиеся на площади повозки.

Кроме торговли на рынке, собирались гадатели и предсказатели будущего, без совета с которыми не начиналось ни одно серьезное дело. В определенные дни на площади строили помост, и палачи прилюдно наказывали воров отрубанием руки и казнили предателей или преступивших закон государственных служащих. Именно на западном рынке Чанъаня в 154 году до н. э. нашел свой ужасный конец от рук палача ученый и политик Чжао Цзо. Случившееся наглядно свидетельствует о жестокости и безжалостности властителей, но одновременно оно должно было устрашить намеревавшихся преступить закон, показав, какая ужасная кара их постигнет.



Рис. 37. Модель дома (глина). Найдена близ современного города Кантона. Южный Китай.


К сожалению, нельзя до конца доверять описаниям ханьских городов, сохранившимся до наших дней. Некоторые из них основываются на разнообразных источниках, явно более поздних, чем описываемый нами период, какие-то факты приходится домысливать. Вместе с тем очевидно, что императорские дворцы отличались необычайной роскошью. В них создавались максимальные удобства для обитателей, при этом их совершенно не заботило, сколько денег из казны на это тратилось. К созданию дворцов привлекали самых искусных художников и ремесленников.

В дворцовый комплекс входило несколько строений, возведенных в разное время по прихоти императора или в связи с потребностью размещения членов его семьи. Вероятно, каждый дворец состоял из одного или нескольких залов для приемов, подсобных помещений, ворот, укрепленных башнями, и галерей. В поздних источниках описаны удивительные материалы и высокое мастерство создателей. Сообразуясь с климатическими условиями, некоторые помещения оборудовали каминами или калориферной системой отопления. Особый уют придавали ковры, сплошь устилавшие стены и полы. Летние покои, наоборот, охлаждали с помощью вентиляции и льда. Не приходится сомневаться, что подобные комфорт и пышность поражали воображение.

Скорее всего, дворцовые постройки резко контрастировали с большинством городских зданий, достаточно скромных. Причем даже дворцовые постройки не всегда строились из кирпича или камня, иногда стены были глинобитными, на каркасе из прутьев, затем их покрывали штукатуркой и раскрашивали в яркие пурпурные и белые цвета.

Наибольшее впечатление, конечно, производили ворота, укрепленные выдвинутыми вперед массивными башнями, чтобы из них можно было вести перекрестный обстрел во время штурма. В верхних комнатах размещались стражники. Крышу обычно покрывали соломой, над залами и комнатами императора стелили черепицу. Черепица имела полукруглую форму, соединяясь специальными выпуклыми и вогнутыми краями. Ее укладывали рядами, чтобы дождевая вода свободно стекала вниз. В нижней части крыши размещался глиняный желоб с закругленным концом, на котором обычно размещали украшение или герб владельца.

Сохранилось множество подобных круглых медальонов, свидетельствующих о мастерстве каллиграфов. На некоторых желобах даже обозначен дворец, для которого они предназначались, на других короткое пожелание вечного блаженства. В ряде случаев в качестве декоративного элемента мастер изображал оленя-самца или птицу. Интересные примеры оформления желобов в агитационных целях встречаем в находках из городов, расположенных вблизи северных границ Китая, где чаще осуществлялись контакты с иностранцами и строились оборонительные сооружения. Когда прохожий смотрел на них, то мог прочитать: «Небеса благосклонны к подчинившимся иностранцам», «Нам подчиняются все».

Во множестве легенд рассказывается о великолепии Чанъаня, об императорских садах, что размещались за западной стеной. Они заполнялись ботаническими редкостями с юга и экзотическими животными из различных климатических зон. В садах было множество уютных уголков, искусственных озер, декоративных башен, мостиков и беседок.

Рассказывают также о множестве башен, которые строились внутри городских стен; некоторые предназначались для религиозных целей, другие для наблюдений за небесными светилами или за явлениями, вызываемыми инь и ян. Поскольку верили, что бессмертные обитают где-то в выси, император By Ти распорядился построить в Чанъане несколько башен, чтобы снискать благосклонность Небес (рис. 38).

Более точными сведениями мы располагаем о некоторых культовых зданиях, находившихся в ханьском городе. Таков Минтан, или Зал великолепия, который, несомненно, предназначался для самых важных церемоний. Пока ученые не пришли к единому мнению по поводу назначения этого строения.

Встречались и усыпальницы предков императора. Рассказывают, что в гробнице основателя династии Гао-цзу висело множество больших и малых колоколов, издававших удивительно мелодичные звуки. Правда, отметим, что наше описание не отличается особой точностью; скорее всего, автор имел в виду такие колокольчики, которые развешивали в более поздние времена в буддийских храмах и монастырях.



Рис. 38. Реконструкция храма на основе археологических находок близ Чанъаня; центральное строение, окруженное рвом, ориентировано с севера на юг и состоит из четырех основных залов, каждый с наружной крытой террасой; площадь окружена четырьмя стенами по 235 м каждая с четырьмя основными воротами и зданиями, располагавшимися по углам. Скорее всего, выстроен в период Западной Хани.


В определенные времена года в основных усыпальницах проводили службы, именно в этой торжественной обстановке император получал уверения в преданности и принимал дань от правителей всех областей. Точно так же и наделенные властью правители проводили обряды на могилах императорских предков. К югу от города находился круглый алтарь, где император поклонялся Небесам. Чтобы поклоняться Земле, к северу от столицы построили квадратный алтарь, полагали, что именно здесь максимально проявлялось влияние инь.

В ходе недавних раскопок обнаружили следы культовых построек ханьского периода. Ученые сходятся во мнении, что центральная часть состояла из трехэтажного зала, стоявшего на невысокой платформе. Все строение окружала сводчатая галерея. В зале было четыре входа, ориентированных по сторонам света. Вокруг храма располагались вспомогательные здания, а весь комплекс был окружен рвом. План такой постройки поразительно точно воспроизведен на рисунках, украшающих оборотную сторону бронзовых зеркал ханьского периода. О характерной символике речь шла выше.



Рис. 39. Подставка для двенадцати масляных светильников (глина). Обнаружена в гробнице в 182 году н. э. в современной провинции Хубэй.


Как полагают, еще при основателе династии, управлявшем империей вплоть до своей смерти, последовавшей в 193 году до н. э., внутри города были построены два административных здания с архивами для хранения важных государственных документов. Во времена гражданских войн, сопровождавших основание Ханьской империи, правитель стремился сохранить все документы, с тем чтобы новое правительство могло начать свою работу, используя карты и, может быть, налоговые документы своих предшественников. Архивы были построены из массивных камней, способных выдержать любой пожар. В таких же помещениях хранили подобные документы и в последующий век или даже два.

Рассказывают, что именно во втором хранилище, павильоне Благословения Небес, работал Лю Сян, составивший первый систематический каталог текстов императорской библиотеки примерно в XXV веке до н. э. Об этом ученом сложено множество легенд. В одной из них рассказывается о том, как однажды вечером ученый работал, погрузившись в собственные размышления. И тут в дверь постучал пожилой незнакомец, одетый в желтые одежды. Опершись на затейливо вырезанный посох, он увидел, как Лю Сян сидит и читает при меркнущем свете заходящего солнца. Незнакомец дунул на свой посох, и тот вспыхнул ярким светом. Затем он сел и начал объяснять Лю Сяну тайны пяти элементов мироздания, а также некоторые трудные места в классических текстах. Испугавшись, что он забудет о рассказанном, Лю Сян хотел записать слова незнакомца, но у него не оказалось ничего подходящего для этого, тогда он начал отрывать куски шелка своего одеяния, на котором оставлял пометки. Постепенно он разорвал весь халат и остальную одежду, оставшись в набедренной повязке. Когда забрезжила заря, он попросил незнакомца назвать свое имя. Оказалось, что это дух, посланный с Небес, чтобы помочь в работе великому Лю Сяну.

За пределом города находилось несколько известных хранилищ и конюшен. Полагают, что для облегчения переправы через реку Вэй было построено несколько каменных мостов. На другом берегу реки, к северу от столицы, располагались захоронения императоров. Места для них выбирали тщательно, чтобы умершие были надежно защищены от наводнений, пожаров и оползней.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Леонид Васильев.
Проблемы генезиса китайского государства

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая
e-mail: historylib@yandex.ru