Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Майкл Лёве.   Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Глава 9. Религия и верования

В религиозных верованиях и обычаях ханьского Китая соединились элементы разных периодов. Прежде всего отметим глубоко укоренившуюся веру в потусторонний мир, который воспринимался едва ли не таким же реальным, как существующий. Она выражалась в почитании персонифицированных сил природы, духов своих умерших предков, которые могли помочь или навредить при непочтительном отношении. Считалось, что земным воплощением богов являются император и его близкие, а также высокопоставленные министры. Во времена политических интриг потусторонние силы использовались почти так же широко, как и реальные, в частности, известны многочисленные попытки навести порчу на неугодного наследника престола.

Некоторые ученые считали, что Вселенная и весь окружающий мир являются результатом взаимодействия двух противоположных начал. Соответственно появилось представление о возможности управления ими посредством совершения определенных действий, чтобы предотвратить нежелательные последствия.

Вера в существование потустороннего мира отразилась в появлении посредников, которые могли проникнуть туда в состоянии транса и передать просьбу или победить злого духа.

Последователи заповедей Конфуция, считавшие, что главный залог процветания – строгое соблюдение каждым человеком моральных принципов, выступали против веры в потусторонний мир.

Совершенно очевидно, что в интересах императора и его правительства следовало поддерживать народную веру в то, что император является лишь исполнителем воли всемогущего Неба. Поэтому никакое важное дело не начиналось без одобрения свыше. В ряде случаев политические деятели специально использовали веру в знамения, чтобы обеспечить поддержку своим деяниям.

В ханьский период появляется много сочинений, в которых ярко отразились все эти представления. Кроме того, образовались религиозные сообщества, которые исполняли различные ритуалы для достижения духовного и телесного здоровья. Начиная с I века в Китае впервые появились проповедники буддизма, которым было суждено сыграть столь значимую роль в китайском интеллектуальном, культурном и социальном развитии.

Религиозные верования занимали настолько важное место, что ими занимался один из девяти основных департаментов ханьского правительства. Особые чиновники отвечали за состояние храмов, содержание усыпальниц и мест поклонения, а также за регулярное проведение необходимых ритуалов. Этот порядок ханьские правители унаследовали от своих предшественников из доимператорских царств, правители которых, как и современные владыки, были озабочены тем, чтобы добиться одобрения всех своих дел свыше.

Благодаря постоянной поддержке со стороны верховной власти религиозные обряды становятся более упорядоченными и единообразными. Унификация ритуалов преследовала совершенно конкретную цель: единой и сильной империей должен управлять один император, действующий по воле Неба и ответственный перед Ним за физическое и моральное состояние своих подданных. Устанавливая единые и обязательные для всех ритуалы, было необходимо обеспечить расположение тех сил, которые могли нанести вред. Стараясь умилостивить повелителей дождя или ветров, духов-покровителей крупнейших священных рек или гор, государство предписывало каждой местной общине устраивать места поклонения своим духам-хранителям и регулярно приносить им дары. Появились и люди, которые выполняли все необходимые ритуалы и являлись посредниками в общении с миром духов. Главными считались боги земли и урожая, которым следовало отдавать соответствующие почести в определенное время года и делать подношения в виде овцы или вина.

С глубокой древности в Китае существовал культ умерших предков. Вначале члены каждого рода поклонялись только собственным предкам. Считалось, что умершие с давних времен продолжают незримо присутствовать рядом с живыми, помогая им и защищая от возможных опасностей. Постепенно конкретные предки-хранители рода превратились в богов, помогавших вождям, которые стали считаться их прямыми потомками. Ежегодные обряды поминовения усопших совершались в определенные дни года, обычно весной и осенью. Каждый взрослый человек должен был совершать паломничества к могилам своих предков и, естественно, оказывать им почести, соответствующие его социальному статусу при жизни.

Особенно роскошным и дорогостоящим было почитание предков императора. Места поклонения им находились не только в столице, но и во многих провинциях. В каждой усыпальнице служили жрецы, их помощники, а также стражники для охраны от грабителей и музыканты, игравшие во время церемоний. Все они содержались за счет специальных налогов, собиравшихся с окрестных жителей. Несколько раз в год в каждую усыпальницу приносили еду, одновременно жертвовали овец или свиней. Понятно, что время от времени местные жители протестовали и предлагали уменьшить количество мест поклонения.

Другие расходы касались посещений императором святых мест, чтобы совершить там особые обряды. Расходы несли жители тех районов, через которые проезжал императорский кортеж. Чтобы не спровоцировать волнения, некоторые провинции приходилось даже освобождать от налогов.

Самым значительным религиозным ритуалом подобного рода считалось паломничество на гору Тайвань, расположенную в Восточном Китае. Оно предпринималось с тем, чтобы на императора снизошло благословение Небес, и укрепило его власть. В то же время ритуал поклонения священной горе способствовал росту популярности императора среди его подданных. Однако такое паломничество совершалось достаточно редко. Первый император эпохи Цинь смог совершить это в 219 году до н. э. Видимо, во время восхождения еще не совершались такие пышные церемонии, как позже.

Начиная с 110 года до н. э. ханьский император By Ти совершал восхождения по разным поводам, однако нам практически ничего не известно о тех обрядах, которыми они сопровождались, ибо паломничество происходило в обстановке абсолютной секретности. К счастью, больше сведений сохранилось о паломничестве, совершенном императором Гуан By Ти в 56 году. Видимо, совершенные тогда обряды повторялись его преемниками, которые тоже восходили на гору в 666, 725 и 1008 годах. Аналогичную церемонию совершили на другой горе в 695 году.

Гора Тайвань (Великая гора) считалась одной из главных святынь ханьского Китая. Считалось, что дух горы – Тайваньфуцзюнь является посредником между императором и верховным божеством. Совершавшие обряды на горе считали, что получают поддержку богов. Даже камни с горы Тайвань обладали целебными и охранительными свойствами.

Император совершал восхождение на гору, чтобы сообщить богам о своих свершениях и получить одобрение на дальнейшее царствование. По пути к вершине он два раза приносил жертвы богам Неба и два раза – богам Земли. Обряды символизировали мистический союз между этими высшими силами и императором, который жертвовал быков и сооружал курганы. Кроме того, под каждым курганом он оставлял шкатулку с табличками из жадеита и свитками, на которых были записаны его обращения к богам и сообщалось о его достижениях. Завершалось обращение просьбой о даровании вечной жизни, бессмертия. Обычно во время паломничества делались богатые подношения жрецам.

Характер поклонения духам горы зависел от места, занимаемого в табели о рангах. Все паломники и проводимые ими обряды делились на три уровня: высший, к которому относился император, средний – чиновники и самый низкий – простые люди. В местах, которые считались священными, стояли алтари, посвященные духу горы. На них паломники оставляли подношения и возле них совершали моления, принося жертвы и сопровождая церемонию ударами в барабаны. Просили, чтобы земля давала урожай, а у животных или людей рождалось потомство.

Китайцы верили, что при непочтительном отношении духи способны нанести вред, вызвав засуху или обильные дожди. Во время таких бедствий люди совершали обряды, чтобы умилостивить или отпугнуть злые силы. Для этого алтарь окружали красным шнуром и совершали очистительное окуривание. В определенные дни года духа призывали обратить внимание на смертных и не забывать совершать добрые дела.

Вера в могущество потусторонних сил была всеобщей, ее разделяли и члены императорского дома, и высшие чиновники, и простой народ, поэтому в необходимых случаях совершали действия, влиявшие на повседневную жизнь населения. Однажды, около 30 года до н. э., появились признаки, что скоро, как обычно бывало во время наводнений, Хуанхэ выйдет из берегов. Чтобы умилостивить разгневанного духа реки, на берег вышла процессия, которую возглавлял губернатор провинции и все подчиненные ему чиновники. Губернатор повелел, чтобы в качестве дара духу в воду бросили серую лошадь. Когда животное исчезло в волнах, губернатор вышел на берег в сопровождении настоятеля местного храма. Подняв над головой жадеитовую табличку с именем бога, настоятель произнес соответствующее заклинание, умоляя бога реки не гневаться более.

Однако уровень воды продолжал подниматься, и местное население поспешило уйти с места совершения обряда, оставив на берегу губернатора вместе с одним из его помощников. Все думали, что они погибнут, но вода внезапно отступила. Когда о случившемся сообщили императору, тот издал указ: за проявленную стойкость губернатора повысить в чине и наградить золотым слитком.

В ханьском Китае было широко распространен культ бессмертия. О необходимости продления срока жизни говорится в философских трудах c VIII века до н. э. Бессмертие рассматривалось не только как предел совершенствования конкретной личности, но и как вечное существование рода, к которому она принадлежала. Поэтому в IV—III веках до н. э. философы разделяли бессмертие физическое и бессмертие духовное.

Первое рассматривалось как жизнь в суетном мире смертных, без болезней, несчастий и страданий. Его можно было достичь двумя путями. Самый трудный основывался на представлении об очистительной функции воздержания и духовного совершенствования. Этим путем следовали аскеты или отшельники. Они отвергали все мирские соблазны и стремились очистить свое тело от всяческой скверны постом и медитацией.

Другой путь заключался в сохранении тела после смерти. Секретами этого, считалось, владели знахари и чародеи, они умели изготавливать лекарства и снадобья, которые могли защитить тело от болезней. В конце III и во II веках до н. э. императоры неоднократно посылали экспедиции, чтобы найти неземных бессмертных. Полагали, что их обитель находится где-то на краю мира. В поисках бессмертных китайцы исследовали отдаленные острова в Восточном океане, направлялись на запад, в глубины Центральной Азии. Считалось, что там можно обнаружить царицу-мать Запада, которая может даровать счастье.

Безрезультатность поисков в двух названных направлениях привела к тому, что стали искать посредников для достижения бессмертия. Некоторые императоры совершали многочисленные очистительные обряды и паломничества, чтобы приблизиться к совершенству. Попытка достижения бессмертия с помощью молитв соединялась с обращенными к Небесам просьбами благословить императорское правление.

Отметим также, что культ бессмертия распространялся не только на членов императорской семьи или на придворных. Вскоре идея внеземного бессмертия обрела широкую популярность, иногда принимавшую причудливые формы. Стремления к личному бессмертию было уже недостаточно. Для обеспечения в загробном мире такой же вечной жизни, как и на земле, туда надо было перенести не только самого человека, но и все, что ему могло пригодиться.



Рис. 28. Погребальная фреска с изображением пути умершего; вверху – он встречается с духом, который ведет его в царство бессмертных к будущей жизни среди птиц и других существ; внизу – родные усопшего приносят духам дары (на столике). Северо-Восточный Китай.


Следовательно, вслед за хозяином в загробный мир должны были отправиться все, кто его окружал. Стремясь доставить ему удовольствие, они должны были усердно служить ему, устраивать его дом и заботиться обо всех проживавших. Подобной задачи можно было достичь только при одном условии: если бы все члены семейства согласились принять соответствующие снадобья. Известен случай, когда человек заставил всех своих домашних принять яд, чтобы уйти в загробный мир вместе с ним.

В то время снадобья использовались не только для того, чтобы сохранить тело и обеспечить бессмертие в этом мире, но и для того, чтобы безболезненно перейти во внеземное состояние бессмертия. Широкому распространению веры в возможность достижения телесного бессмертия противостояли рационалистически настроенные мыслители. Но эти выступления оказались настолько немногочисленны, что не смогли помешать стремлению прервать физическую жизнь и использовать яды, с целью победить смерть и перейти в загробный мир.

Добиваясь физического продления жизни, одни поглощали жидкости, состоявшие из растертого жемчуга и золота, другие пытались уменьшить вес тела, третьи стремились научиться управлять своим дыханием. Сохранились упоминания о том, что успешный переход в иное состояние зависел от поведения человека в этом мире и от последующего согласия Неба на его переход.

В период с V по III век до н. э. в Китае наблюдается расцвет философской мысли, создаются также этические, политические и научные теории, определившие развитие всей китайской культуры и науки последующего времени. Около 300 года до н. э. появилась теория, по которой создание всего одушевленного и неодушевленного мира объяснялось взаимодействием двух основных начал – инь и ян.

Их взаимосвязь и противодействие проявлялось и в повседневной жизни. Инь связывалось с женским началом, олицетворявшим тьму и холод, ян – с мужским началом, светом и огнем. От преобладания того или иного зависело чередование времен года, смена дня и ночи. Инь и ян проявлялись в разных видах энергии или качествах, в материальных элементах огня, воды, металла, дерева и земли, из которых они происходили. Эти силы были настолько могущественны, что управляли всем материальным миром.



Рис. 29. Соединенные антропоморфные фигуры, символизирующие союз инь и ян; над левой – изображение луны с кроликом, а над правой – солнце с птицей (рельеф). Музей провинции Сычуань.


В ханьский период, возможно, существовали мыслители, которые охотно объясняли явления окружающего мира подобным образом, решительно отказываясь приписать их воле сверхъестественных сил. Отметим, что тогда же учение об инь – ян и пяти элементах повлияли на развитие менее рационального мышления и продолжали воздействовать и на современные способы объяснения мира.

Сила пяти элементов стала соотноситься с другими явлениями или качествами, которые были связаны с числом 5, такими, как цвета радуги (красный, черный, белый, зеленый и желтый) или стороны света (юг, север, запад, восток и центр). Имелись в виду также пять священных гор, пять чувств восприятия, пять музыкальных нот, не говоря уже о пяти пальцах руки и пяти пальцах ноги. Считалось, что процветание человека в земной жизни зависит от достижения соответствующего равновесия между силами инь и ян. Полагали также, что сила пяти элементов, цветов или направлений могла защитить от опасностей, природных катаклизмов или политических волнений.

Подобные идеи отразились не только в традициях и обычаях, но и в правилах дворцового протокола, составив основу веры в незыблемость династий. Верховенство Ханьской империи обосновывалось жизненно важной ролью воды, а позже – земли, подчеркиваемое выбором соответствующих церемониальных цветов.

Иногда во время смут представители каждой из противоборствующих сторон говорили, что назначение наследника, угодного им, будет способствовать восстановлению нарушенного равновесия в природе. В свою очередь, победитель заявлял, что его действия вызваны исключительно желанием достичь природного равновесия в мире и что все подданные, уважающие законы, обязаны поддержать его.

Это представление, подкрепленное свидетельствами о соответствующих предзнаменованиях, полученных из разных частей империи, служило обоснованием их единства. Использование подобных доктрин в политических целях является прекрасным свидетельством их распространения и влияния в придворной среде ханьского Китая.

Об этом свидетельствует и широкое распространения мотива единства инь – ян и пяти основных элементов в культовой практике и различных жанрах прикладного искусства.

Гробницы размещались в соответствии с концепцией пяти элементов, охранялись символическими изображениями соответствующих животных. Эта символика широко представлена в украшении оборотной стороны бронзовых зеркал и считается самой выразительной из произведений ханьских ремесленников. На некоторых зеркалах есть изображение круглого небосвода, охватывающего квадратную землю. Она считалась олицетворением центральной власти и выделялась желтым цветом. С каждой из четырех сторон ее были символы стихий и соответствующие цвета.



Рис. 30. Красная птица; из захоронения Западного Китая – феникс – символ юга.


Каждой стороне соответствовало свое время года и животное (рис. 29). Абсолютная власть инь проявляется на севере, доминантное время года – зима, а хранитель – черный воин. Символичным для этой стороны был черный цвет и преобладание водной стихии.

На противоположном квадранте, олицетворяющем ян, сияют яркие краски лета. Там имеется красная птица, окруженная огнем и красными цветами (рис. 30). Похожие символы расположены в двух других квадрантах, словно они оберегают изображение, расположенное в центре. Вся картина имеет четкую охраняющую семантику и призвана обеспечить благополучие потомков поддержкой инь, ян и соответствующих животных.

В то же самое время инь – ян и мотив пяти элементов могли обозначать и путь белого тигра, символизирующего запад, и металл, и стража запада (рис. 31). Они обозначали путь в небесный мир, где правила западная мать-царица. Временами изображались крылатые драконы, которые (как и лошади) мгновенно переносили человека в мир вечного блаженства (рис. 32). Другие мастера изображали союз инь и ян. Считали, что благодаря ему появились все живые существа.



Рис. 31. Белый тигр – символ запада (резьба на боковой стороне гроба, на одной из сторон дата погребения – 221 г.). Западный Китай.


Подобные представления отразились в многочисленных императорских указах, предписывавших тщательное соблюдение соответствующих обрядов. Иногда оно имело далеко идущие последствия. Известно, как в 102 году до н. э. отправили большую по численности и стоившую значительных затрат экспедицию в Центральную Азию: император захотел получить небесных коней, с помощью которых надеялся переместиться в царство бессмертных.

Как отмечает поздний исследователь, тот же император повелел своим каменщикам возвести специальную башню для собирания росы. Полагали, что она происходит от небесной влаги и обладает магическими свойствами. Омовение росой могло продлить жизнь или со временем помочь обрести бессмертие. Обо всех необычайных явлениях природы или странном поведении небесных тел следовало тотчас докладывать императору, чтобы вовремя истолковать их как небесное знамение. Понятно, что чаще всего при этом преследовались определенные политические цели.

Большой популярностью у правителей всех уровней пользовались различные предсказатели и гадатели.



Рис. 32. Зеленый дракон – охранительный символ востока (изображение на боковой стороне гроба). Западный Китай.


Рассказывают, что однажды гадатель предсказал, что Ван Ман, который сверг ханьских правителей и правил с 9-го по 23 год н. э., вскоре погибнет. Этот предсказатель дал его символическое описание: «Говорят, что у него глаза совы, челюсть тигра, голос подобен собачьему лаю. Несомненно, он способен пожирать других, но вполне возможно, что и его пожрут точно так же». Это стоило провидцу жизни, сам же Ван Ман был настолько потрясен предсказанием, что стал избегать встреч с неизвестными ему людьми.


Вера в загробный мир отразилась и в погребальных обрядах ханьского Китая. Они сильно различались, и, в частности, в зависимости от состоятельности умершего и его статуса. Существовала разница между могилами богатых и бедных, правящими и подчиненными. Отмечались различия и между ранними формами погребения и более поздними. Большая часть имеющихся в нашем распоряжении сведений относится к самым состоятельным членам общества, жившим в центральных провинциях Китая.



Рис. 33. Змея и черепаха – символ севера (изображение на боковой стороне гроба). Западный Китай.


Первоначально могилы представляли собой ямы или шахты. Начиная с ханьского периода обычно строили особые гробницы из кирпича или камня. В ходе археологических раскопок удалось обнаружить множество подобных сооружений. На гористом юго-западе прорубали могилы в виде туннелей. В ханьский период на юге и на дальнем севере чаще встречались более обычные могилы в виде ямы.

Многие кирпичные или каменные могилы окружались еще и особыми земляными насыпями. Над усыпальницей в ханьском обществе обычно насыпали холм, который служил своеобразным опознавательным знаком. Подобная практика погребений подверглась жесткой критике в I веке до н. э., но она сохранилась, потому что использовалась при устройстве императорских захоронений.

Иногда такие сооружения имели значительные размеры. Сохранившийся до наших дней мавзолей императора By Ти, умершего в 87 году до н. э., возвышался примерно на 30 метров над местностью. Другой формой, выражающей почитание императора, было размещение вокруг его могилы небольших раскрашенных статуй воинов и слуг.

Наиболее выдающимся способом увековечивания умерших считалось построение величественного здания с высокими башнями у входа, состоявшего из ряда комнат, проходов и усыпальниц. В большинстве случаев его возводили из массивных блоков, украшенных рисунками. Обычно использовали камень и массивные столбы, которые покрывали искусной резьбой. У входа размещали блоки с барельефами животных-хранителей, на табличках содержались надписи, рассказывавшие о заслугах усопшего.

Похороны сопровождались пышными церемониями, в которых участвовало множество людей, искренне переживавших случившееся и от всей души желавших выразить свое уважение любимой или почитаемой личности. В 200 году в возрасте 74 лет умер выдающийся ученый Чжэн Сюань. Некоторые из его учеников верой и правдой служили в правительстве и поднялись по служебной лестнице до высоких постов, таких, например, как губернатор области. Облачившись в траурные одежды, вместе со своими младшими коллегами, они собрались, чтобы проводить своего наставника.

Пышные похороны были знаком уважения и свидетельствовали об определенной репутации их устроителя. В одном источнике говорится, что тот, кто не заботился о своих родителях при жизни, не имеет права устраивать им пышные похороны, чтобы приобрести уважение окружающих.

При погребениях в ямных могилах китайцы использовали внешний и внутренний гробы. В Ханьских погребениях из кирпича или камня наружным гробом служил сам склеп, а тело умершего размещали во внутреннем деревянном гробу. Части гроба скрепляли шипами, позже – железными штифтами, а доски изготавливали из лучших сортов древесины и богато украшали или покрывали лаком.

Начиная с ханьского периода отмечаются образцы двойных захоронений, где покоятся муж и жена, иногда здесь же находили тело ребенка, умершего раньше родителей. Погребения слуг и животных, принесенных в жертву, чтобы они могли сопровождать умершего в будущей жизни, встречаются достаточно редко, но часто в захоронение помещали много домашней утвари, которая могла понадобиться умершему в загробной жизни (рис. 34).



Рис. 34. План кирпичной многокамерной гробницы; две основные камеры и две боковые. На богато украшенных красных, золотых, зеленых и пурпурных панелях изображены известные сюжеты и символы благополучия и плодородия. Разделяющее два помещения треугольное панно – 206 х 86 см. Из поселения около Лояна.


Эти предметы являются настоящими сокровищами для археологов, ибо дают яркое представление о жизни в ханьском Китае. Среди них встречаются модели домов, зернохранилищ, колодцев, предметов мебели, ценности, принадлежавшие как мужчинам, так и женщинам; украшения, которыми они с гордостью владели. Размещались и повозки, чтобы чиновник мог ими пользоваться в ином мире.

Деревянные или глиняные фигурки лошадей укладывали в могилу таким образом, чтобы ими могли воспользоваться умершие. Один из критиков замечает, что в то время как на земле продолжали жить те, кому нечем было прикрыть свою наготу, сопровождавшие умерших в загробный путь куклы были одеты в прекрасные шелка.



Рис. 35. Кирпичная галерея с арочным сводом. Гробница, расположенная близ Лояна.


Стены гробниц нередко расписывали яркими красками, изображались счастливые моменты из жизни ушедшего в другой мир. Это были сцены пиров и танцев, путешествий и иных развлечений.

Беднейшие слои общества использовали для захоронений простейшие ямные погребения, множество тел, вероятно, отправляли на вечный покой без гробов. В голодные годы или во время смут многих вообще не хоронили, трупы лежали на дорогах или в полях, становились добычей диких зверей. Иногда, правда, официальные власти пытались изменить ситуацию и собирали мертвые тела, чтобы соблюсти внешние приличия.

Могилы чиновников выделяются прекрасно выполненными надписями на специальных погребальных дщицах. Они выполнялись необычайно тщательно, особой ценностью считались каллиграфически выведенные иероглифы, представлявшие настоящие произведения искусства. В них сообщалось имя и происхождение покойного, а также кратко характеризовались его заслуги.

Сохранившиеся плиты с погребений осужденных покрыты грубо процарапанными иероглифами. В них говорится, например, следующее: «Здесь лежат останки Чжоу Яна из префектуры Ван, провинции Наньян, приговоренного к строительным работам и охране границ, погребен без телесного наказания, умер на 25-й день пятого месяца в десятый год Юн-юань (12 июля 98 года н. э.)».

В ханьский период получило распространение другое религиозно-философское учение – даосизм, с которым также был связан соответствующий культ. Даосизм стал распространяться в конце ханьского периода. В ранних китайских сочинениях это понятие обычно переводится как «путь», «метод» или «принцип». В таких книгах, как «Дао дэ Цзин» и «Чжуан цзы», составленных в V и IV веках до н. э., дао представлено как тайное знание, с помощью которого можно было познать устройство Вселенной. С помощью дао человек мог достичь гармонии с окружающим миром.

Вскоре идеи даосизма стали применять в политике и государственном управлении, хотя они кардинально изменились применительно к данным сферам; происхождение из религиозной системы давало о себе знать в мистических концепциях, рожденных рядом ученых и общественных деятелей. Они считаются создателями даосского мистицизма.

Даосская религия отчасти напоминала поиски телесного бессмертия и использование посредников. Встречались люди, заявлявшие, что они обладают тайным знанием или могут обеспечить материальное благосостояние, излечивать болезни или вызывать дождь.

Так что собою представляет дао – Путь,
Морскую впадину, которую не исчерпать до дна,
Иль бездну, что ничем нельзя заполнить?
Бесспорно, это лоно всех явлений.
Но кто-то призван был установить порядок:
Сровнять поверхность, срезать острые углы,
Распутать все узлы противоречий,
Умерить слишком яркий свет,
Соединить в одно отдельные частицы —
Такую миссию взял на себя творец.
Чье это детище, не знаю,
Но все правители – его потомки.[8]

Перед началом обряда даосские наставники заставляли молиться, чтобы подготовиться к ритуалу. Обычно все завершалось благословением учителя. Неудачу объясняли неверием участников в благополучный исход церемонии.

Некоторые наставники требовали материального вознаграждения за проведение ритуалов и стремились придать таинственность своим действиям, добиваясь особой торжественности во время их совершения. Передавая свои лекарственные снадобья пациентам, они заставляли их принимать позу раскаяния за грехи, пока произносили молитвы или колдовали. Иногда в заговоры включалось имя пациента и обращение к Небесам, Земле и Воде. Приведем пример такого заговора из книги «Дао дэ Цзин», одного из создателей даосизма Лао-цзы:

Зря на природу не ропщи:
И сильный ураган к утру стихает,
И ливень проливной весь день не льет.
Уж так распорядились Небо и Земля,
Что все имеет свой конец, свое начало,
И человек – отнюдь не исключенье.
Равняйся на сторонников ученья дао —
Постигший дао с ним себя отождествляет.
Безверие сродни потере.
Пойдешь за даосом,
Пойдешь за нравственным,
Познаешь радость дао.
Заблудшего ждут горести, потери.
И коли я тебя не убедил,
Останешься в плену своих сомнений.

В даосский культ входило множество ритуалов. С их помощью можно было вызвать дух умершего, чтобы уговорить его вернуться в покинутое тело, а не отдавать владыке царства мертвых. Даосские монахи умели входить в транс, пользоваться диетой и дыхательными техниками, чтобы улучшить состояние больного.

Важным фактором, способствовавшим распространению даосизма в Китае, была четкая организация его культа. Многоуровневая иерархия, система праздников, постов, обязательное чтение священных текстов сложились именно в ханьский период, но продолжали бытовать и в последующие века.

Однако, несмотря на достаточно широкое распространение, даосизм не смог конкурировать с буддизмом – самой ранней по времени возникновения мировой религией. Он пришел в Китай с выходцами из глубин Центральной Азии, заселившими Ханьскую территорию. Возможно, самым первым авторитетным описанием участия китайцев в буддистских церемониях является краткое упоминание «магических пожертвований Будде», которые делались членом императорской семьи Мин примерно в 65 году. Примерно к 100 году или чуть ранее буддизм получил более широкое распространение в столице, где примерно начиная с 150 года принялись за перевод санскритских текстов на китайский язык.

Около 200 года н. э. близ Сяпэя в современной провинции Ганьсу был построен первый в Китае буддийский храм. Он был украшен бронзовой позолоченной статуей Будды, облаченной в шелковые одежды. Скорее всего, строение состояло из нескольких этажей с пагодой в середине. Храм вмещал большое количество молящихся и желающих послушать чтение священных книг. С 166 года по императорскому указу имя Будды связывалось с Лао-Цзы, предполагаемым автором книги «Дао дэ Цзин».

С этого времени буддизм становится официальной религией китайцев, равно как и для всех тех, кто временно пребывал в стране. Но нам неизвестно, как широко он распространился. Не можем мы судить и о том, как китайцы, жившие в ханьский период, приняли его символику, как относились к обрядам и служителям культа.

Если даосизм во многом опирался на представление о том, что тело является вместилищем для души, буддисты надеялись освободить и тело, и душу от мирских страданий. Важно, что спасение мог обрести любой человек, независимо от своего положения и ранга, что противоречило установленным в то время нормам и обычаям. И хотя вера еще не утвердилась настолько, чтобы существенно противоречить существовавшим представлениям, все же еще не пришло время, чтобы осознать социальные и экономические последствия появления монашества.

Следовательно, можно сказать, что население Ханьской империи было склонно к самым разным духовным упражнениям и потребностям. Имело значение и то, что приверженцам учения Конфуция следовало постоянно напоминать о значении моральных принципов и о необходимости соблюдения норм поведения, регулировавших отношения между людьми, домом и государством.

Ожидаемая моралистическая и рационалистическая реакция влияла на соответствующее настроение, предрассудки и легковерие. Поэтому неудивительно, что ханьские историки и другие авторы предпочитали рассказы о благородных поступках древних героев, с тем чтобы подчеркнуть необходимость служения человечеству. Пометки и записи на стенах ханьских гробниц иногда содержали те истории, которые лучше всего могли проиллюстрировать обязанности человека перед его родителями или справедливого и щедрого правительства к своему народу.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. О. Берзин.
Юго-Восточная Азия в XIII - XVI веках

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Ричард Теймс.
Япония. История страны.
e-mail: historylib@yandex.ru