Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Леонид Васильев.   Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)

Специфика и результаты внутриполитического развития царств Цинь и Чу

В период Чуньцю между царствами Цинь и Чу была немалая разница. В общих чертах она сводится к тому, что западное полуварварское Цинь слабо вмешивалось в дела Чжунго и потому в источниках (за исключением труда Сыма Цяня) сравнительно мало материала о ранней его истории, тогда как такое же по своему статусу полуварварское Чу, напротив, проявляло большую политическую активность и вмешивалось в дела Чжунго, добиваясь при этом порой немалых успехов. Неудивительно поэтому, что в источниках оно представлено достаточно полно.

В сочинении Сыма Цяня глава об истории Цинь включена в раздел «Бэнь цзи», куда помещены материалы о правящих домах всекитайского масштаба, от легендарных до ханьского. Естественно, что в начальную часть главы о доме Цинь было включено немало сомнительных сведений. Из них, в частности, вытекает, что легендарный родоначальник дома Цинь был ближайшим помощником Юя, что его отдаленные потомки служили шанским правителям, а их потомок Цзао Фу был колесничим у знаменитого чжоуского Му-вана. Есть даже сказочная история о том, как именно Цзао Фу, когда это потребовалось, домчал в считанные сутки Му-вана из его далекого путешествия на запад, делая по тысяче ли в день, за что был пожалован уделом Чжаочэн и клановым именем Чжао, тогда как родовым именем его было Ин и один из его потомков по воле чжоуского Сяо-вана стал именоваться Цинь Ином [103, гл. 5; 71, т. II, с. 15-18].

Сын и внук Цинь Ина верно служили Сюань-вану и за победы над жунами стали дафу и получили земли в Цюаньцю. Циньский Сян-гун был возведен Пин-ваном в ранг чжухоу за помощь дому Чжоу в трагические для него дни крушения Западного Чжоу и перемещения на восток. Ему также были пожалованы чжоуские земли к западу от гор Цишань, где прежде находилась первая столица чжоусцев Цзунчжоу, а теперь расположился новый удел Цинь. При сыне Сян-гуна Вэнь-гуне в середине VIII в. до н.э. в Цинь были осуществлены первые реформы, в частности, введена должность придворного историографа и, если верить Сыма Цяню, принята жестокая система наказания, возлагавшая ответственность за тяжкое преступление на родственников преступника по трем линиям, сань-цзу, т.е. по отцу, матери и жене [103, гл. 5; 71, т. II, с. 19—20]. Это последнее сообщение, явно страдающее анахронизмом, весьма сомнительно.

Первый династийный конфликт в уделе Цинь, быстрыми темпами превращавшемся в независимое от вана царство, произошел после смерти правнука Вэнь-гуна, Нин-гуна, на рубеже VIII-VII вв. до н.э. Трое сановников вмешались в дела престолонаследия и посадили на трон младшего из троих сыновей Нин-гуна, а затем, передумав, убили мальчика и вернули трон старшему, ставшему У-гуном (697-678 гг. до н.э.). У-гун казнил заговорщиков и истребил всех их родичей до третьего колена. Вообще это был властный и жестокий правитель, аннексировавший ряд соседних территорий (вместо некоторых из них в 688 г. до н.э., как сообщает Сыма Цянь, были созданы владения типа сянъ — этим термином позже именовались уезды [103, гл. 5; 71, т. И, с. 21]) и после смерти унесший с собой в могилу в качестве сопогре-бенных 66 человек. Сын правителя получил субудел в Пинъяне, а трон достался младшему брату У-гуна, правившему, однако, лишь два года, после чего правителем стал его старший сын Сюань-гун (675-664 гг. до н.э.).

Сюань-гуну наследовал его младший брат Чэн-гун, который правил всего четыре года, а затем третий брат Му-гун. Ни один из девяти сыновей Сюань-гуна и семи сыновей Чэн-гуна трон так и не получил. Му-гун же стал одним из самых известных циньских правителей. Именно он активно вмешивался в дела могущественного царства Цзинь. Именно он по достоинству оценил способности сановника аннексированного цзиньским Сянь-гуном княжества Юй, Бай Ли-си, который был направлен в Цинь для сопровождения дочери Сянь-гуна, предназначавшейся в жены Му-гуну, но по дороге бежал и очутился в плену у чусцев. Выкупленный Му-гуном за пять бараньих шкур, Бай Ли-си, получивший прозвище У-гу дафу («дафу за пять шкур барана»), стал управлять государственными делами в Цинь, что, надо полагать, немало способствовало успехам Му-гуна.

Жизнеописание Му-гуна полно сообщений, напоминающих легенды, — таков, например, рассказ о том, как 300 варваров съели его любимого скакуна, но, будучи прощенными Му-гуном, поспели на выручку к нему в самый драматический момент сражения с царством Цзинь и тем спасли раненого Му-гуна. Похожи на легенду история с выкупом Бай Ли-си, равно как и история о пленении цзиньского правителя И У и о намерении принести его в жертву, от чего после просьб чжоуского вана и своей жены (сестры И У) Му-гун будто бы отказался, сменив гнев на милость и отпустив И У домой в Цзинь. Явной легендой следует считать сообщение о том, как Му-гун привлек в свое царство советника жунского правителя Ю Юя (потомка бежавшего к жунам выходца из Цзинь), побудив с помощью 16 певичек жунского правителя охладеть к своему советнику, что и сыграло решающую роль в бегстве его в Цинь. Но бесспорно, что Му-гун цинь-ский оказал в решающий момент помощь цзиньскому Чжун Эру и тем внес немалый вклад в последующее развитие царств Чжунго под верховенством Цзинь. Бесспорно и то, что Му-гун помог — вместе с Чжун Эром — чжоускому вану, что он старался укрепить и просветить свое полуварварское царство, для чего взял на службу Ю Юя, Бай Ли-си и Цзянь Шу. Сыновья двоих последних стали военачальниками циньских войск. Только смерть Му-гуна напомнила, что он был правителем полуварварского царства — сопогребенных вместе с ним оказалось 177 человек [103, гл. 5; 71, т. II, с. 22-33].

После Му-гуна царство Цинь надолго погрузилось в состояние своего рода политической спячки. Видимо, циньцы оказались неготовыми к радикальным переменам, связанным с Му-гуном, и предпочли спокойную жизнь. Правда, сразу же после смерти Му-гуна его преемник Кан-гун (620-609 гг. до н.э.) провел несколько боевых операций против могущественного Цзинь и даже достиг некоторых успехов. Но на этом все и заглохло. Власть в Поднебесной прочно взяли в свои руки правители Цзинь, а преемники циньского Кан-гуна почти не давали о себе знать. Время от времени царства Чжунго совершали успешные экспедиции против Цинь в первой половине VI в. до н.э., а бегство в Цзинь в 541 г. до н.э. брата циньского Цзин-гуна (576537 гг. до н.э.), Хоу-цзы, который ухитрился переправить через Хуанхэ тысячу нагруженных добром повозок, свидетельствовало как о внутриполитических распрях в Цинь («циньский гун творит беззакония», — сообщил, по словам Сыма Цяня, бежавший в качестве объяснения причин своего поступка [103, гл. 5; 71, т. II, с. 35]), так и о том, что царство Цинь становилось богатым. После смерти Цзин-гуна Хоу-цзы возвратился домой.

Только в конце VI в. до н.э. Цинь вновь вмешалось в дела Поднебесной, причем причиной этого послужил разгром сильного Чу уским правителем Хэ Люем в 506 г. до н.э. Напомню, что семь дней чуский посланник умолял циньского правителя о помощи, пока циньский Ай-гун (536-501 гг. до н.э.) наконец решился послать войско с 500 колесницами, которое и спасло чусцев от полного разгрома. После этого сведения о событиях в Цинь вновь становятся крайне скудными. Что касается главы Сыма Цяня, посвященной царству Цинь, то в ней речь идет (во всяком случае применительно к VI и даже большей части V в. до н.э.) преимущественно о событиях в других царствах чжоуского Китая, но не в самом Цинь. Видимо, сведений о событиях в Цинь за эти полтора-два решающих для чжоуского Китая века практически не было. Сколько-нибудь существенными данными за это время можно считать сообщения о том, что в 461 г. до н.э. в Цинь рыли каналы в районе Хуанхэ и что в 456 г. до н.э. в царстве был образован уезд в Пинъяне (см. [103, гл. 5; 71, т. II, с. 34-37]). Хотя что это был за уезд, остается неясным. Лишь в конце V и особенно в IV-III вв. до н.э. Цинь стало развиваться бурными темпами и вести энергичную и весьма успешную внешнюю политику.

Резюмируя, обратим внимание на особенности развития царства Цинь. Период царствования первых его правителей (VIII—VII вв. до н.э.) был насыщен важными событиями, включая помощь дому Чжоу, активное вмешательство в дела Чжунго, внутренние преобразования, династийные интриги и т.п. В годы правления Му-гуна Цинь достигло наивысших успехов — во всяком случае в период Чуньцю. В это время на службу к Му-гуну пришли мудрые сановники из других царств. Правда, одновременно с этим — видимо, по традиции — практиковалось захоронение живых с покойными правителями, что явно свидетельствовало о полуварварском уровне циньского общества. Надо полагать, что и после Му-гуна внутриполитическая жизнь Цинь была знакома и с интригами, и с междоусобицами, отголоском которых и было бегство Хоу-цзы. Но данных о такого рода событиях нет ни у Сыма Цяня, ни в «Цзо-чжуань», а «Го юй» вообще не содержит глав о Цинь.

Иное дело — царство Чу. Оно тоже было полуварварской периферией чжоуского Китая. Но в отличие от Цинь Чу на протяжении всего периода Чуньцю активнейшим образом вмешивалось в дела Чжунго, причем порой не без успеха. Материалов об истории Чу много. Свой род чуские правители горделиво вели от легендарного императора Чжуань-сюя, внука Хуанди, потомки которого будто бы были в числе знатных кланов при династиях Ся и Шан. Одному из таких потомков, служивших Вэнь-вану и У-вану, чжоуский Чэн-ван дал удел на юге с достаточно низким титулом цзы. В начале периода Чуньцю чуские правители просили у вана более высокий титул, но ван не согласился, и тогда чуский правитель взял себе титул сам, начав (с 704 г. до н.э.)именоваться У-ваном (740-690 гг. до н.э.) [103, гл.40; 71, т. V, с. 184].

После У-вана чусцы стали энергично расширять свои владения, преимущественно за счет аннексии соседей. В годы правления Чэн-вана (671-626 гг. до н.э.) царство Чу активно аннексировало ряд владений, которые стали его вассалами-союзниками, как, например, Шэнь. Именно с целью ограничить аннексию и политический статус Чу против него в 656 г. до н.э. выступила коалиция северных царств во главе с циским Хуань-гуном и Гуань Чжуном. Чуский Чэн-ван согласился платить положенную дань чжоускому вану, и на этом экспедиция мирно завершилась. А после смерти первого гегемона циского Хуань-гуна чуский Чэн-ван вновь стал активно вмешиваться в дела Чжунго. Он дал приют бежавшим от смуты сыновьям циского Хуань-гуна, сделав каждого из них дафу, резко выступил против попыток сунского Сян-гуна взять в свои руки бразды правления Поднебесной, нанеся ему поражение в битве, где Сян-гун был ранен. Чэн-ван чуский радушно принял у себя цзиньского Чжун Эра, связал его с Цинь, что помогло Чжун Эру занять трон его отца и стать вторым чжоуским гегемоном. Это, впрочем, не помешало в 632 г. до н.э. военному столкновению чуского Чэн-вана с цзиньским Вэнь-гуном при Чэнпу.

Драматичен был конец чуского Чэн-вана. Престарелый правитель незадолго перед смертью надумал сделать наследником младшего сына вместо старшего. Узнав об этом, старший сын пригласил в гости сестру отца (в версии Сыма Цяня — наложницу), но не оказал ей должного уважения, и та в сердцах заметила, что правильно его отец решил сделать наследником его младшего брата [114, 1тйгод Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 228 и 230; 103, гл. 40; 71, т. V, с. 186-187]. Интриган устроил заговор и поймал отца в уготованную ему ловушку. Старик попросил сына дать ему перед смертью съесть медвежью лапу, т.е. оказать уважение и выполнить последнее желание, но тот отказал. Чэн-ван удавился.

При его сыне, ставшем чуским Му-ваном (625-614 гг. до н.э.), Чу продолжало успешную аннексию соседей, уничтожив Цзян, Лю и Ляо [103, гл. 40; 71, т. V, с. 187]. Главным сановником царства в эти годы был наставник Му-вана Пань Чун, автор интриги, позволившей ему прийти к власти. Затем наступило время чуского Чжуан-вана (613591 гг. до н.э.) — того самого, что первые несколько лет своего правления не хотел ничего делать, распутничал и не поддавался увещеваниям, но затем одумался, казнил несколько сотен дурных управителей и назначил несколько сотен новых, достойных, сумел одолеть мятежный клан Жо-ао, наказал царство Чэнь (где в результате интриг, связанных с распутной красавицей Ся Цзи, был убит правитель), унизил колебавшееся между Чу и Цзинь царство Чжэн, чей правитель с овцой на поводу вышел полуобнаженным навстречу ему, и даже интересовался священными треножниками чжоуского вана. Вершиной успехов Чжуан-вана была осада столицы царства Сун, где убили чуского посла8.

Годы правления чуского Чжуан-вана были временем наивысших внешнеполитических успехов Чу. После него его сын Гун-ван потерпел серьезное поражение от Цзинь в битве при Яньлине в 575 г. до н.э. Сам Гун-ван был ранен, а кроме того, погиб (по версии «Цзо-чжуань» покончил с собой, а по версии Сыма Цяня был убит правителем) командовавший чускими войсками сановник Цзы Фань, выпивший после битвы вина. При сыне Гун-вана, Кан-ване (559-545 гг. до н.э.), в Чу были проведены некоторые реформы [114, 25-й год Сян-гуна; 212, т. V, с. 512 и 517]. Однако почти одновременно с ними начались серьезные внутренние неурядицы.

Неурядицы случались и прежде, включая времена Чжуан-вана, когда вспыхнул мятеж клана Жо-ао. Но после смерти Кан-вана они проявились в форме династийного переворота. Сын Кан-вана имел неосторожность сделать главой чуской администрации своего дядю Вэя, который на съезде чжухоу в 541 г. до н.э. вел себя как правитель и, в частности, громче других требовал наказания луского Шу-сунь Му-цзы за нападение луского Цзи У-цзы на княжество Цзюй. Именно Вэй по возвращении с этого совещания убил племянника и занял чуский трон под именем Лин-вана (540-529 гг. до н.э.). Он пытался укрепить позиции, завоеванные царством Чу на сунском совещании чжухоу 546 г. до н.э., и кое-чего в этом смысле добился. Именно он хотел было даже сурово наказать прибывших к нему с визитом цзиньских сановников, но в конце концов не решился на это. Он же вторым после своего деда Чжуан-гуна стал интересоваться чжоускими треножниками, а также обносил крепостными стенами северные чуские города, дабы усилить форпосты поблизости от Чжунго. Поссорившись со своими сановниками, убив и изгнав родственников, Лин-ван плохо кончил: в 529 г. до н.э., когда он отсутствовал, обиженные им сановники подняли в столице мятеж, убили сына Лин-вана, а сам правитель вынужден был скитаться по своему царству, пока не умер в доме одного из тех, кто сжалился над ним [114, 13-й год Чжао-гуна; 212, т. V, с. 642-643 и 648; 103, гл. 40; 71, т. V, с. 192-194].

Правителем стал брат Лин-вана, Пин-ван (528-516 гг. до н.э.). Его правление также сопровождалось внутренними неурядицами, но несколько иного рода. Все началось с того, что Пин-ван взял себе предназначавшуюся его старшему сыну Цзяню невесту из Цинь. После этого он отправил Цзяня в один из северных городов и казнил его наставника У Шэ с сыном. Другой сын У Шэ, знаменитый У Цзы-сюй, бежал в царство У. Начались острые конфликты между Чу и У. Хотя Пин-ван сделал все что в его силах, чтобы стабилизировать положение в Чу (восстановил позиции зависимых от Чу правителей Чэнь и Цай, провел серьезные реформы и заручился в результате доверием населения), он не сумел противостоять ускому Гуану, будущему Хэ Люю, и потерпел ряд поражений.

При его сыне от юной циньской жены, Чжао-ване (515—489 гг. до н.э.), власть в Чу взял сановник Цзы Чан, расчистивший путь Чжао-вана к трону. В источниках он предстает мелким вымогателем и негодяем. Именно на него была возложена вина за новое поражение Чу от У и вынужденное бегство Чжао-вана, которого, как мы помним, спас экспедиционный корпус циньского Ай-гуна, который, хотя и не сразу, внял мольбам чуского посла и, памятуя о родстве, согласился помочь Чу. При сыне Чжао -вана, Хуэй-ване (488—432 гг. до н.э.), реальным правителем Чу стал сановник Цзы Си. Он вернул в Чу высланного в свое время сына Пин-вана Цзяня (Бай-гун Шэна), но тот вскоре попытался совершить дворцовый переворот и был убит. После этого позиции чуского Хуэй-вана укрепились, и он стал совершать успешные походы на соседей, аннексируя некоторых из них. Надо заметить, что этому помогли войны Юэ с У, отвлекшие У от походов,на Чу и тем резко изменившие политическую ситуацию на юге чжоуского Китая в V в. до н.э.

Из всего сказанного явствует, что активность царства Чу в период Чуньцю во многом была связана с его внутренней силой и с выдающимися способностями некоторых из его правителей. Случались в Чу заговоры и дворцовые перевороты, но такого всевластия могущественных кланов, какое было характерно для Цзинь или Ци, здесь (как и в Цинь) не было. Эпизод с кланом Жо-ао был именно эпизодом, многому научившим правителей Чу. И если не принимать во внимание, что Чу играло весьма значительную роль в политической жизни Чжунго периода Чуньцю, тогда как о вмешательстве Цинь в дела Чжунго сведений мало, то в остальном оба эти крупные царства были весьма сходны между собой. Они были близки друг другу своим исходным полуварварским статусом, ощущением не столько даже полной независимости от чжоуского вана, сколько собственной силы. Они жили во многом по-своему, хотя при этом всегда ориентировались на высокий стандарт Чжунго. Словом, оба царства принадлежали к некоей особой модели эволюции или, во всяком случае, к специфической модификации цзиньско-циской модели.

Сущность этой модификации сводилась к тому, что периферийные сильные царства, несколько запаздывая в своем развитии, не были знакомы с той мощной центробежной силой феодализма, которая с такой энергией проявляла себя в рамках Чжунго, включая такие царства, как Цзинь и Ци. Именно поэтому даже влиятельные сановники и кланы, на которые опирались и вынуждены были опираться правители Чу и Цинь, были в общем и целом намного слабей тех, что сформировались в царствах Цзинь и Ци. И это сыграло свою важную роль в истории эволюции Цинь и Чу. Обратим теперь более пристальное внимание на то, как следует оценить вычлененные уже модели политической эволюции и их модификации.




8Речь идет о той самой долгой осаде, когда сунцы поедали детей. Как уже упоминалось, не лишенный великодушия Чжуан-ван (он, в частности, простил униженного им чжэнского правителя, вернув ему царство без всяких условий) снял осаду после выхода к нему из осажденного города сунского Хуа Юаня, которого он на сей раз не только не взял в плен (а именно бегство пленного Хуа Юаня от чжэнцев было причиной войны чусцев с Чжэн и Сун), но и, выслушав со вниманием, отпустил.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Коллектив авторов.
История Вьетнама

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Ричард Теймс.
Япония. История страны.
e-mail: historylib@yandex.ru
X