Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Леонид Васильев.   Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)

Царства Вэй и Чжэн

Царство Вэй располагалось на древних шанских землях к северу от Хуанхэ и было восточным соседом Цзинь. О ранней его истории мало что известно. Удел Вэй был в свое время пожалован Кан-шу, младшему брату У-вана от одной с ним матери. Чэн-ван, когда он вырос и стал управлять чжоусцами, щедро одарил своего дядю за его, как о том сказано у Сыма Цяня, добродетели. В середине IX в. до н.э. правитель Вэй официально был удостоен титула хоу, а в VIII в. до н.э. за помощь, оказанную Пин-вану в его перемещении в Лои, — титула гун [103, гл. 38; 71, т. V, с. 112]. Династийные распри в доме Вэй отмечены в источниках с 813 г. до н.э., когда младший сын вэйского Си-хоу заставил старшего покончить с собой и занял отцовский трон [103, гл. 38; 71, т. V, с. 112]. Позже, в 720 г. до н.э., вэйского Хуань-гуна убил его брат Чжоу Юй, что вызвало недовольство в Вэй и в результате чего по настоянию вэйского сановника Ши Цо узурпатор был убит в царстве Чэнь, а вэйский трон достался брату Хуань-гуна, ставшему Сюань-гуном.

Драматическая интрига разыгралась в Вэй при Сюань-гуне из-за того, что правитель взял себе невесту, сосватанную в царстве Ци его сыну-наследнику Цзи. Эта женщина родила Сюань-гуну двоих сыновей. Впавший в немилость Цзи был отправлен отцом в Ци с белым вымпелом в руках. Как сообщает Сыма Цянь, вымпел был сигналом для нанятых отцом лихоимцев, которые должны были убить его. Узнав об этом, один из любимых отцом сыновей от молодой жены из Ци предупредил Цзи, но тот никак на это не прореагировал. Тогда юноша, выкрав вымпел, первым помчался в Ци. Разбойники убили его, а потом и появившегося следом за ним очень огорченного всем случившимся Цзи. В итоге после смерти Сюань-гуна правителем Вэй стал второй сын женщины из Ци, который, поддержанный матерью, страстно стремился к трону. Он стал править под именем Хуэй-гуна (699669 гг. до н.э.). Недовольные вэйцы вначале изгнали было его в Ци, но циский Сян-гун вернул изгнанника в Вэй. Просидев на троне свыше тридцати лет и поссорившись за это время с чжоуским ваном (во время дворцового переворота в домене вэйский правитель поддержал мятежника Цзы Туя), Хуэй-гун передал власть своему сыну И-гуну, которого вэйцы невзлюбили так же, как и его отца (его прозвали «любителем журавлей» за привязанность к этим птицам).

Дела в Вэй постепенно приходили в полное расстройство. Вэйцы отказывались подчиняться правителю и даже откровенно издевались над ним, что привело царство к катастрофе. Когда в 660 г. до н.э. на Вэй напали племена ди, правитель не смог организовать сопротивление («Прикажи журавлям воевать», — говорили ему). Разгром был полным. Как сообщают источники, уцелело всего 730 человек, к которым позже прибавилось еще около 5 тыс. бежавших. Циский гегемония Хуань-гун помог восстановить царство [114, 2-й год Минь-гуна; 212, т. V, с. 127-130; 103, гл. 37; 71, т. V, с. 115], но оно никогда более не стало сильным.

К власти пришел один из племянников Цзи, сын его единоутробного брата, Вэнь-гун (659-635 гг. до н.э.), который многое сделал для восстановления царства и укрепления власти правителя. Однако он пренебрежительно отнесся к цзиньскому Чжун Эру во время его вынужденных скитаний по чжоускому Китаю, за что царство Вэй при сыне вэйского Вэнь-гуна, Чэн-гуне (634-600 гг. до н.э.), было наказано. Цзиньский Вэнь-гун наказал его тем, что отнял часть территории, которую отдал Сун. Позже чжоуский ван поддержал бежавшего в домен Чэн-гуна, а после смерти цзиньского Вэнь-гуна отношения Вэй с Цзинь нормализовались. Была восстановлена и территориальная целостность царства. ;

При следующих вэйских правителях, Му-гуне и Дин-гуне, внутреннее положение царства Вэй было достаточно прочным, а при Сянь-гуне (576-559 и, после возвращения из изгнания, 546-544 гг. до н.э.) ситуация изменилась. Двое обиженных правителем сановников (их вместо обеда пригласили на охоту) организовали заговор, и один из них, Сунь Линь-фу, изгнал Сянь-гуна, поставив у власти его дядю, Шан-гуна (558-547 гг. до н.э.), за что получил от него земли в Сю. Вскоре, однако, Сунь повздорил со своим сообщником Нин Си, а Шан-гун принял сторону последнего. Сунь бежал в Цзинь и помог беглому Сянь-гуну вернуться на вэйский трон, а Нин Си и Шан-гун были казнены при не вполне ясных обстоятельствах (Р.В.Вяткин обращает внимание на противоречия в сообщениях источников по этому поводу, см. [71, т. V, с. 117 и 261, примеч. 33]).

Годы правления Сянь-гуна явно не отличались внутренней стабильностью. То же самое было при его сыне Сян-гуне (543-535 гг. до н.э.) и внуке Лин-гуне (534-493 гг. до н.э.), когда главную роль в царстве играли сановники, вмешивавшиеся в дела управления страной, устраивавшие династийные заговоры и даже апеллировавшие в случае нужды к помощи горожан (го-жэнь). Наследник Лин-гуна Куай Вай после неудавшегося заговора против юной жены его отца соблазнительной красавицы Нань-цзы вынужден был бежать в Сун, а затем — в Цзинь к главе клана Чжао [103, гл. 38; 71, т. V, с. 118]. В результате вэйский трон достался его сыну Чжэ, ставшему Чу-гуном (492-481 и 477-456 гг. до н.э.). Однако Куай Вай с этим не смирился и, совершив с помощью племянника Кун Куя, главы клана Кун, дворцовый переворот, вынудил сына бежать в Лу, а сам сел на долгожданный трон.

Источники подробно рассказывают об обстоятельствах этого переворота. В него были вовлечены многие члены клана Кун Куя во главе с его матерью, сестрой Куай Вая. К нему оказались причастны и такие известные деятели, как ученики Конфуция Цзы Лу (Чжун Ю) и Цзы Гао, бывшие в то время на службе в Вэй. Цзы Гао вовремя покинул мятежную столицу царства Вэй и спасся, тогда как Цзы Лу, пытаясь уберечь своего хозяина Кун Куя от неверных действий, погиб при столкновении со слугами Куай Вая [114, 15-й год Ай-гуна; 212, т. V, с. 841-843; 71, т. V, с. 119-120].

Став правителем Вэй, Куай Вай (Чжуан-гун) недолго просидел на троне (480-478 гг. до н.э.) и вскоре был изгнан из царства. А вэйский трон, правда, не сразу, снова занял его сын Чу-гун. Потомки Чу-гуна правили в Вэй еще около двух с половиной столетий, но уже с середины V в. до н.э. Вэй стало, как о том сказано у Сыма Цяня, частью одного из трех царств, на которые распалось царство Цзинь [103, гл. 37; 71, т. V, с. 121], а его правители с 346 г. до н.э. снова стали именоваться титулом хоу, а с 320 г. — еще более низким и уже не столько феодально-аристократическим, сколько чиновно-бюрократическим званием цзюнь, т.е. господин, глава. В 252 г. до н.э. вэйского правителя сделали кем-то вроде руководителя уезда циньской области Дуцзюнь, а с 209 г. до н.э. последний представитель дома Вэй стал простолюдином [103, гл. 37; 71, т. V, с. 121-122].

Политическая история Малого Вэй, как легко заметить, напоминает судьбу любого из уже рассматривавшихся выше царств: удел превращается в царство, первые его правители в начале периода Чуньцю становятся самовластными монархами, проводят необходимые реформы, наводят некоторый порядок, забирают себе понравившихся невест у подросших сыновей, чем порождают династийные кризисы, и т.п. Результатом внутренних смут становится ослабление авторитета правителя. В Вэй оно дошло до того, что разразилась катастрофа, едва не приведшая его к полному краху. В восстановленном с чужой помощью Вэй власть уже оказывается в руках не столько правителя, сколько интригующих сановников или ближайших родственников правителя, а завершается все окончательным упадком царства. Но на этом общем для многих царств фоне видны и специфические характерные черты именно Вэй: в отличие от Цзинь и Ци это царство небольшое, практически нет у него общекитайских амбиций, сравнительно мало самостоятельных войн — в основном это столкновения с несильными соседями или участие в коалициях. В отличие от Сун или Лy нет исключительности в статусе и соответствующего этому стремления горделиво выделиться. Неудивительно, что за такое царство может вступиться, оказывая ему покровительство, даже политически слабосильный чжоуский ван, при всем том, что и само Вэй временами затрагивало интересы вана, поддерживая его соперников. Вообще заслуживают внимания близость Вэй к домену и связи домена с Вэй, взаимопроникновение интересов. Примерно то же самое, но, пожалуй, с еще большим основанием можно сказать и о царстве Чжэн.

Если Вэй располагалось к северу (точнее — к северо-востоку) от домена, к тому же на другой стороне Хуанхэ, то Чжэн было его южным соседом. Возникло это царство во времена чжоуского Сюань-вана и было едва ли не самым поздним из раннечжоуских уделов. Незадолго до переселения Пин-вана на восток к югу от Лои переместился со своими людьми на земли Го и Куай чжэнский У-гун, сын основателя удела и министра Ю-вана Хуань-гуна. При его сыне Чжуан-гуне (743-701 гг. до н.э.) источниками зафиксирована первая дина-стийная интрига в этом царстве: мать правителя попросила дать субудел ее младшему сыну, на что Чжуан-гун по восшествии на трон в 743 г. до н.э. опрометчиво согласился. Последовал вооруженный конфликт между братьями, в чем-то сходный с тем, что почти одновременно начался и в Цзинь, но с иным результатом: Чжуан-гун сумел быстро и решительно ликвидировать мятежный субудел. Правда, он при этом рассорился с матерью. Однако затем сумел найти способ примириться с ней (поклявшись, что увидится с ней лишь под землей, т.е. после смерти, он затем смягчился и велел вырыть туннель, где и встретился с ней).

Сложно складывались отношения чжэнских правителей с доменом, пока они оставались главными министрами (цин-шисы-ту) администрации чжоуского вана. Эти отношения осложнялись соперничеством с правителями царства Го, выполнявшими (до аннексии царства Го цзиньским Сянь-гуном) аналогичные функции в домене. Не вполне ясно, зачем нужно было чжоуским ванам в начале периода Чуньцю держать у себя в качестве цин-ши двух правителей царств, чья территория была вне домена (впоследствии эти функции стали выполнять чжухоу, чьи уделы были внутри домена). Видимо, здесь сыграла свою роль традиция, шедшая по меньшей мере с Ю-вана, если не с самого Сюань-вана, создавшего удел Чжэн для своего брата. Однако совершенно очевидно, что это приносило больше вреда, чем пользы, что вскоре и было осознано чжоускими ванами.

Отношения домена с Чжэн обострились в конце VIII в. до н.э. настолько, что начались военные действия, принесшие позорное поражение войску Хуань-вана, получившего к тому же в битве рану в плечо. Однако, несмотря на это, в трудную минуту дворцового заговора (675-673 гг. до н.э.) чжоуский ван обратился за поддержкой против своего мятежного братца Цзы Туя именно в Чжэн. Как и другие царства, Чжэн страдало от дворцовых интриг и династийных заговоров. После смерти чжэнского Чжуан-гуна сановник-цин Цзи Чжун помог одному из его сыновей стать Чжао-гуном. Однако сунский Чжуан-гун настоял на том, чтобы это решение было изменено, и чжэнским правителем стал сын умершего правителя от жены из Сун. Цзи Чжун был вынужден согласиться, Чжао-гун бежал в Вэй, а правителем стал Ли-гун (700-697 и 679-673 гг. до н.э.), который попытался отстранить Цзи Чжуна от правления. Однако из этого ничего не получилось. Ли-гун был вынужден бежать из Чжэн, а трон занял Чжао-гун, на сей раз просидевший на нем два года (696-695 гг. до н.э.), пока другой чжэнский сановник-цин, Гао Цзюй-ми, не убил его на охоте. Затем оба цина договорились посадить на опустевший трон младшего брата убитого, после чего этот последний с Гао Цзюй-ми отправился на созывавшееся циским Сян-гуном совещание чжухоу, боясь, что в случае неявки правителя Чжэн чжухоу поддержат беглого Ли-гуна. Однако на совещании разгневанный Сян-гун убил нового чжэнского правителя, после чего престол достался его брату Цзы Ину (Чжэн-цзы, 693-680 гг. до н.э.), статус которого оказался, однако, неясным (он не именовался гуном — им считался по-прежнему беглый Ли-гун; ситуация в своем роде уникальная).

В 680 г. до н.э. очередной заговор, приведший к убийству чжэнским сановником Фу Цзя исполнявшего обязанности правителя Чжэн-цзы и двоих его сыновей, позволил Ли-гуну после 17-летнего перерыва вернуться на трон. Ли-гун правил недолго, но успел немало, включая оказание помощи бежавшему в Чжэн чжоускому вану. Все изложенное дает основание заключить, что после первых властных правителей в Чжэн надолго наступила пора нестабильности, когда делами чаще всего вершили своекорыстные сановники. В основном так продолжалось и далее.

С 672 по 628 г. до н.э., т.е. почти полвека, чжэнский трон занимал сын Ли-гуна Вэнь-гун. Это были годы господства в Поднебесной первых двух гегемонов, причем отношения со вторым из них у Чжэн осложнились вследствие дурного приема, который был оказан странствующему Чжун Эру. В 636 г. до н.э. возник конфликт между царствами Вэй и Чжэн, в который вмешался чжоуский ван, предложивший чжэнскому правителю уступить. Вэнь-гун чжэнский отказался, после чего ван пригласил северных ди вместе напасть на Чжэн, но не имел успеха. А сразу же вслед за тем ди напали на домен, и ван оказался вынужденным искать помощи в Чжэн. Вана вернул на трон в следующем, 635 г. до н.э., цзиньский Вэнь-гун, получивший за это почетное звание гегемона-ба. А вот чжэнский Вэнь-гун вынужден был искать союзника против оскорбленного им некогда Чжун Эра в Чу. Именно с этого и начались тесные контакты, а за ними и политическая зависимость Чжэн от сильного Чу.

Чтобы покарать Чу, цзиньский Вэнь-гун вместе со своим союзником циньским Му-гуном направились в Чжэн с военной экспедицией. Чжэнцы перепугались и обратились к Му-гуну с просьбой отказаться от нападения, напомнив, как обманул его цзиньский правитель, предшественник Вэнь-гуна, и дав понять, что ослабление Чжэн и соответственно усиление Цзинь не в интересах Цинь. Циньский Му-гун принял к сведению это суждение и даже заключил с чжэнцами соглашение: он оставил троих своих представителей в Чжэн, а сам отправился назад. Цзиньский Вэнь-гун со своей стороны тоже пошел на мировую с Чжэн в обмен на признание искавшего помощи в Цзинь сына чжэнского Вэнь-гуна, Ланя, наследником. Чжэнцы вынуждены были на это согласиться [114, 30-й год Си-гуна; 212, т. V, с. 215 и 217; 103, гл. 42; 71, т. VI, с. 35], и вскоре после этого, когда умер чжэнский Вэнь-гун, трон занял Лань под именем Му-гуна (627-606 гг. до н.э.).

Первый же год его правления был омрачен военной экспедицией циньского Му-гуна против Чжэн, которая, однако, была приостановлена после встречи с чжэнским торговцем в районе Хуанхэ. Неудивительно, что в 625 г. до н.э. Чжэн присоединилось к коалиции царств во главе с Цзинь, выступившей против Цинь. Впрочем, уже через пару десятилетий Чжэн вновь оказалось союзником усилившегося к этому времени Чу и в 607 г. до н.э. нанесло сильное поражение царству Сун, взяв в плен Хуа Юаня и заставив заплатить за него огромный выкуп.

Му-гун был, пожалуй, последним из сильных правителей Чжэн. Его сын Лин-гун на первом же году правления (605 г. до н.э.) был убит двумя повздорившими с ним из-за пустяка (если верить источникам) сановниками. А преемник его Сян-гун в 597 г. до н.э. оказался пленником чуского вана, который решил наказать Чжэн за его контакты с Цзинь. В «Цзо-чжуань» подробно рассказано, как чуский ван триумфально вошел в столицу Чжэн и как навстречу ему, ведя за собой овцу, шел с обнаженным торсом Сян-гун, униженно просивший о милосердии и соглашавшийся превратить свое царство в одно из тех владений типа уездов, которые создавались из аннексированных царств и княжеств в разросшемся Чу [114, 12-й год Сюань-гуна; 212, т. V, с. 311 и 316; 103, гл.42; 71, т. VI, с. 37]. Увидев это, чуский Чжуан-ван великодушно отступил, оставив все как есть, но заручившись покорностью Чжэн.

Положение Чжэн, оказавшегося между двумя соперничавшими гигантами, стало критическим. Преемник Сян-гуна Дао-гун, пытавшийся наладить контакты с Цзинь, вскоре умер, а его брат Чэн-гун (584571 гг. до н.э.) был вынужден лавировать между Цзинь и Чу, что в конечном счете послужило одной из причин войны 575 г. до н.э., завершившейся поражением Чу и Чжэн. Преемник Чэн-гуна Ли-гун был в 566 г. до н.э. убит сановником Цзы Сы, который в начале правления Цзянь-гуна, малолетнего сына убитого (565-530 гг. до н.э.), сумел уничтожить выступивших против него членов правящего дома Чжэн, но затем сам был убит одним из уцелевших родственников. Вообще, как то специально отмечено Сюй Чжо-юнем [200, с. 85], зсе виднейшие кланы в Чжэн, активно действовавшие в VI в. до н.э., восходят к 11 сыновьям чжэнского Му-гуна, т.е. были близкими родственниками правителей. Они ревностно боролись друг с другом за власть и влияние, причем уже в середине VI в. до н.э. многие из них были уничтожены либо изгнаны [103, гл. 42; 71, т. VI, с. 40]. Тогда же выдвинулся в ряды сановников-цинов и вскоре стал главным министром и прославился своей мудростью Цзы Чань, внук Му-гуна, который много сделал для упрочения позиций царства Чжэн.

Цзы Чань, долгие десятилетия державший в своих руках бразды правления царством и тем немало способствовавший стабильности в нем, умер в самом начале V в. до н.э. (в 499 или 496 г. до н.э.; см. [71, т. VI, с. 295, примеч. 80]) и, как замечает Сыма Цянь, оплакивался всеми чжэнцами. После него царство стало быстрыми темпами деградировать, терпеть поражение за поражением, в первую очередь от Цзинь (Чу в те годы было занято в основном выяснением своих отношений с южными У и Юэ), пока в 388 г. до н.э. оно не было аннексировано царством Хань, одним из тех трех, на которые к тому времени распалось могущественное прежде царство Цзинь.

Как легко заметить, при всем внешнем сходстве генеральной канвы событий в судьбах царств Чжэн и Вэй не слишком много общего — связывает их разве что близость (территориальная и политическая) с доменом и постоянные контакты с ним, в том числе и весьма недружественные. Пожалуй, стоит обратить внимание и на то, что Чжэн и Вэй, будучи царствами сравнительно небольшими, имели мало возможностей для проведения самостоятельной политики и часто оказывались в зависимости от более сильных соседей, став в конечном счете их жертвами. Но самое главное, что сближает эти царства, это то, что ни одно из них не внесло существенного вклада в какую-либо модель эволюции чжоуского Китая. Сун и Jly продемонстрировали одну из моделей эволюции, Цзинь и Ци — другую. Многие же царства и княжества, включая Вэй и Чжэн, своей специфики в этом плане не выявили. Исключение составляют два сильнейших полуварварских царства, расположенные вне Чжунго, — Цинь и Чу.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Ричард Теймс.
Япония. История страны.

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Э. О. Берзин.
Юго-Восточная Азия в XIII - XVI веках
e-mail: historylib@yandex.ru
X