Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Леонид Васильев.   Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)

Царство Цзинь после Вэнь-гуна

Цзиньскому Вэнь-гуну наследовал его сын Сян-гун (627-621 гг. до н.э.). Правил он недолго, к тому же в источниках его личности уделено мало внимания2. Однако именно при нем было сделано, и сделано с успехом, все необходимое для того, чтобы сохранить достигнутое Вэнь-гуном ведущее положение царства Цзинь и не дать другим сильным государствам, его соперникам, оспорить эту позицию и все связанные с нею права и преимущества. Справедливости ради важно заметить, что смерть Вэнь-гуна — даже принимая во внимание, что за ней не последовали споры за опустевший трон и воцарение Сян-гуна произошло без инцидентов, — резко ослабила Цзинь. Был поставлен под вопрос статус этого царства. И чтобы с самого начала снять проблему, цзиньский Сян-гун должен был приложить немалые усилия. С этой точки зрения и необходимо рассмотреть и оценить события, последовавшие после 628 г. до н.э.

В «Цзо-чжуань» (33-й год луского Си-гуна; 627 г. до н.э.) приведен хорошо известный историкам эпизод: после того как престарелый циньский Му-гун получил из Чжэн сведения3, будто бы это государство в данный момент легко захватить, туда была снаряжена экспедиция во главе с Мэн Мином, сыном престарелого сановника Бай Ли-си. Бай с самого начала был против такой авантюры. Идя на Чжэн, циньские войска прошли через домен вана4, затем вторглись в княжество Хуа, где встретились с чжэнским торговцем Сянь Гао, который ехал по делам в домен Чжоу. Не растерявшись, Сянь Гао предложил циньскому войску своих 12 быков и одновременно послал человека в Чжэн с предупреждением о возможном вторжении. Чжэн выслало из столицы оставленных там чиновников циньского правителя, а Мэн Мин, оценив обстановку, отказался от вторжения в Чжэн и решил вернуться домой. На этом изложение эпизода завершается [114, 33-й год Си-гуна; 212, т. V, с. 222 и 224; 103, гл. 5, 39 и 42; 71, т. II, с. 28-29; т. V, с. 166; т. VI, с. 35] (см. также [1, с. 59-61]).

Эпизод, вызывающий повышенный интерес специалистов главным образом из-за рассказа о торговце (проблема торговли, статуса торговцев в Китае VIII в. до н.э. весьма спорна), сомнителен во многих отношениях. Непонятно, зачем понадобилась циньскому Му-гуну экспедиция в далекое от Цинь южное царство Чжэн, с которым у него совсем недавно сложились неплохие отношения, о чем говорит сам факт размещения там группы циньцев. Еще менее ясно, на что рассчитывало циньское войско даже в случае внезапного нападения. Наконец, почему исчезновение из-за торговца фактора внезапности столь круто изменило решение Мэн Мина— ведь не мог же он всерьез рассчитывать на то, что, предпринимая столь далекую экспедицию, опередит слухи о движении войска. Все эти сомнения, однако, сразу же окажутся не стоящими внимания, как только мы обратимся к следующему эпизоду, помещенному в том же тексте «Цзо-чжуань». В нем уже речь идет о совсем другой проблеме, на сей раз вполне серьезной.

В Цзинь узнают о продвижении циньского войска. Там еще траур по Вэнь-гуну, но положение сложное. Военачальники советуют правителю действовать решительно, хотя кое-кто напоминает о том, что циньский Му-гун еще недавно помог Вэнь-гуну занять его трон. Тем не менее цзиньская армия выступает и наносит решительное поражение отказавшейся от похода на Чжэн и возвращавшейся домой армии Цинь в сражении близ горного прохода Сяо. Все войско уничтожено, трое военачальников во главе с Мэн Мином взяты в плен, но по просьбе вдовы Вэнь-гуна (дочери циньского Му-гуна) отпущены домой. В Цинь траур, но Мэн Мин и его спутники не наказаны — вину за поражение Му-гун взял на себя, ведь его предупреждали против явной авантюры [114, 33-й год Си-гуна; 212, т. V, с. 222 и 225; 108, гл. 5 и 39; 71, т. II, с. 29-30, т. V, с. 166-167].

Сопоставление обоих рассказов позволяет предположить, что поход на Чжэн через домен Чжоу и княжество Хуа не был главной целью Цинь. Целью было прощупать царство Цзинь, что называется, на прочность. Сян-гун оказался решительным правителем и не остановился перед тем, чтобы проявить свою силу. Жестокий разгром циньского войска должен был показать всей Поднебесной, что и после смерти Вэнь-гуна именно царство Цзинь сохраняет взятую на себя ответственность за соблюдение порядка и никому не позволит нарушать его. Разумеется, речь при этом не шла о том, что Цзинь берет на себя жандармские функции и будет вмешиваться во все споры и войны, коими был столь богат период Чуньцю. Имелось в виду иное: попытки сильных царств бросить вызов верховенству Цзинь не останутся без внимания. Циньцы это поняли именно так. Сокрушительный разгром при Сяо был для них вызовом, к тому же усугубленным неблагодарностью со стороны Цзинь. Чтобы ответить на этот вызов, царство Цинь должно было собраться с силами.

Тем временем цзиньский Сян-гун нанес поражение племенам ди на севере, организовал вместе с южными Чэнь и Чжэн нападение на княжество Сюй, союзника Чу, и в конце того же удачного для него 627 г. до н.э. послал армию в Цай, где ей противостояло чуское войско. Сражения с Чу на сей раз не произошло — чуское воинство отступило, за что их военачальник Цзы Шан был обвинен в трусости, оклеветан (взял взятку у Цзинь) и казнен [114, 33-й год Си-гуна; 212, т. V, с. 223 и 226]. Затем, уже в 626 г. до н.э., Сян-гун отправился с походом против царства Вэй, выказавшего ему неповиновение, после чего нанес официальный визит чжоускому вану [114, 1-й год Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 228 и 230].

Словом, цзиньский Сян-гун зря времени не терял и за короткий срок добился главного: Срединные государства признали его силу и так или иначе подчинились Цзинь. Непокорными оставались Цинь и Чу. Особую позицию занимало царство Ци. Вот с ними-то и выясняло царство Цзинь свои взаимоотношения при Сян-гуне и после него.

В 625 г. до н.э. Мэн Мин циньский вновь вторгся на территорию Чжунго, но был встречен армией Цзинь близ Пэнъя и еще раз потерпел поражение, правда, на сей раз сумел увести свое войско. Напряжение во взаимоотношениях Цзинь и Цинь нарастало. Коалиция союзников (Цзинь, Сун, Чэнь и Чжэн) зимой, в конце того же года, напала на Цинь с целью отомстить за вторжение циньской армии. А в следующем, 624 г. до н.э. уже циньская армия, переправившись через Хуанхэ на территорию Цзинь, сожгла за собой лодки (в знак того, что без победы не намерена возвращаться) и захватила небольшие поселения Вангуань и Хао (Цзяо). Не встретив цзиньской армии, циньские войска вернулись домой через горный проход Сяо, где несколькими годами раньше была истреблена армия Мэн Мина. Тела погибших были собраны и захоронены под могильным холмом. Это была своего рода моральная победа Цинь. Не случайно Сыма Цянь сопровождает сообщение об этом комментарием типа «цзиньцы испугались и не посмели выступить» [103, гл. 5 и 32; 71, т. II, с. 32, т. V, с. 167].

Трудно сказать, по каким причинам Цзинь предпочло на сей раз не выступить против Цинь. Но явно не потому, что «испугалось». Напротив, это царство при Сян-гуне было на подъеме и набирало политические очки. При поддержке вана Цзинь выступило против Чу, когда оно стало давить на княжество Цзян. Цаоский правитель, как сообщается в «Цзо-чжуань» (4-й год Вэнь-гуна; 623 г. до н.э.), отправился в Цзинь, дабы уточнить вопрос о контрибуции или дани, которую он должен платить, и, что наиболее существенно, в том же 623 г. до н.э. Цзинь совершило ответный набег на Цинь — в отместку за нападение на Вангуань [212, т. V, с. 238 и 239]. В итоге цзиньский Сяо-гун добился своего. К нему приезжали на поклон (в 624 г. до н.э. — луский Вэнь-гун; в 623 г. до н.э. — вэйский Чэн-гун [103, гл. 32 и 37; 71, т. V, с. 75 и 116]). С ним считался чжоуский ван, хотя наделить его званием гегемона не спешил. Но в 621 г. до н.э. молодой еще Сян-гун неожиданно умер. Встал вопрос, кому быть наследником.

Старший сын умершего был малолеткой, а сановники предпочли бы взрослого правителя, кому оказалась бы по плечу нелегкая ноша ответственного за Поднебесную. Один из двух братьев Сян-гуна, сын Вэнь-гуна Юн, жил в Цинь, другой — в Чэнь. За обоими послали соперничавшие при цзиньском дворе группировки. В дороге чэньский претендент был убит, а Юна решила сопровождать циньская армия. И это известие сыграло свою роль. Главный из цзиньских сановников Чжао Дунь (сын Чжао Шуая, спутника Вэнь-гуна в дни его скитаний) изменил свое первоначальное решение в пользу Юна и предпочел назначить новым правителем малолетнего сына Сян-гуна, за которого просила его мать. Против циньской армии, сопровождавшей Юна, были выставлены цзиньские войска, которые в очередной раз нанесли Цинь поражение [114, 7-й год Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 244 и 248; 103, гл. 39; 71, т. V, с. 167-168]. Правителем же Цзинь стал все-таки малолетний Лин-гун (620-607 гг. до н.э.), при котором все дела царства и соответственно Поднебесной реально вел Чжао Дунь (он же Чжао Сюань-цзы).

Как сообщается в «Цзо-чжуань» [114, 7-й год Вэнь-гуна], осенью 620 г. до н.э., уже после описанных событий, в городе Ху царства Чжэн собрались правители Ци, Сун, Вэй, Чэнь, Чжэн, Сюй и Цао (позже к ним примкнул правитель Лу), которые вместе с цзиньским Чжао Дунем заключили соглашение. Оно было связано с воцарением малолетнего правителя Цзинь и признанием де-факто верховенства Цзинь во главе с Чжао Дунем [212, т. V, с. 247 и 249].

Чжао Дунь твердой рукой управлял царством Цзинь на протяжении полутора-двух десятилетий. В сообщении «Цзо-чжуань» за 621 г. до н.э., когда он был выдвинут на высший пост Цзинь, сказано, что именно его усилиями было осуществлено упорядочение администрации: введение строгих норм в управлении, установление наказаний за различные преступления, обновление устаревших положений. Он позаботился и о том, чтобы выявить достойных и продвинуть их на подобающие им должности [212, т. V, с. 242 и 244].

В сообщении «Цзо-чжуань» от 620 г. до н.э. приводятся слова сановника Ци Цюэ, посоветовавшего Чжао Дуню вернуть территории, аннексированные в свое время Вэнь-гуном у царства Вэй. История конфликта вкратце такова. Когда в 632 г. до н.э. Вэнь-гун готовился к войне с Чу и затевал сложную интригу с его потенциальными союзниками, царствами Сун и Вэй, вэйский Чэн-гун, сын правителя, разгневавшего в свое время Чжун Эра неуважительным к нему отношением и тем навлекшего беду на Вэй, был изгнан и бежал сперва в Чэнь, а затем к вану. Вэнь-гун просил вана наказать Чэн-гуна, но тот не согласился, а Чэн-гун в 630 г. до н.э. вернулся в Вэй. В 623 г. до н.э., после того как Чэн-гун приехал на поклон к цзиньскому Сян-гуну, преемнику Вэнь-гуна, отношения начали улучшаться. И вот в 620 г. до н.э. Дунь решил вернуть Чэн-гуну территории, все еще остававшиеся под управлением Цзинь, — шаг, безусловно, разумный и сделанный с дальним прицелом [114, 8-й год Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 250 и 251].

Сплотив вокруг себя Срединные царства, цзиньский Чжао Дунь обратил серьезное внимание на своих наиболее грозных потенциальных соперников, Цинь и Чу. Цинь, не забывшее серии поражений от цзиньских войск, буквально каждые два года (619, 617, 615 гг. до н.э.) оказывалось в состоянии войны с Цзинь. Эти войны, включая наиболее заметную из них, 615 г. до н.э., завершившуюся кровопролитным сражением близ крутого поворота Хуанхэ (Хэцюй), не принесли решительной победы ни одной из сторон. Зато они в определенной мере связали руки Цзинь, что косвенно способствовало активизации южного Чу.

В Чу в 626 г. до н.э. некогда привечавший Чжун Эра престарелый Чэн-ван был убит своим сыном, Му-ваном. Му-ван (625-614 гг. до н.э.), не забывший о поражении чуской армии при Чэнпу, счел, что после смерти цзиньского Сян-гуна и воцарения малолетнего Лин-гуна наступило подходящее время для реванша. В 618 г. до н.э. он организовал экспедицию против Чжэн. Чжао Дунь, собрав коалицию (Цзинь, Jly, Сун, Вэй и Сюй), выступил на помощь Чжэн. И хотя чуская армия, не ввязываясь в бой, отступила, царства Чжэн и Чэнь оказались под постоянным и все усиливающимся давлением со стороны Чу. Ощущая военный нажим со стороны Цинь, Цзинь не могло должным образом воспрепятствовать этому. В результате влияние Чу распространилось на царство Сун, а ряд мелких княжеств (Цзюнь, Цао) были аннексированы чуской армией [114, 9-й и 10-й годы Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 253256; 103, гл. 39; 71, т. V, с. 169]. Совершенно очевидно, что назревало решительное столкновение Цзинь с Чу, но смерть чуского Му-вана изменила ситуацию: пришедший ему на смену Чжуан-ван (613-591 гг. до н.э.) первые несколько лет своего правления не занимался государственными делами, предаваясь развлечениям [103, гл.40; 71, т. V, с. 187].

Этих лет цзиньскому Чжао Дуню оказалось достаточно, чтобы упрочить верховенство Цзинь. В 614 г. до н.э. при посредничестве луского Вэнь-гуна произошло очередное сближение царства Чжэн с Цзинь, а в 613 г. до н.э. события, связанные со смертью чжоуского Цин-вана и правителей царств Ци и Чжу, послужили удобным предлогом, чтобы сплотить Чжунго вокруг Цзинь. У Сыма Цяня сказано, что в домене чжоуского вана началась борьба за власть, и чтобы прекратить смуту, Чжао Дунь с армией ряда царств (800 боевых колесниц) прибыл в Лои и возвел на трон Куан-вана [103, гл. 39; 71, т. V, с. 169]. В «Цзо-чжуань» события изложены иначе. О борьбе вокруг трона там сказано мало и неопределенно, зато значительное место уделено коалиции чжухоу и ее армии, направленной в царство Чжу, чтобы вмешаться в процесс назначения нового правителя и тем предотвратить смуту [114, 14-й год Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 265 и 267]. Для нас, однако, важно не расхождение в версиях, само по себе заслуживающее внимания, а перечень чжухоу, составивших коалицию. Из него явствует, что снова объединились царства Цзинь, Сун, Вэй, Лу, Чэнь, Чжэн, Цао и Сюй. Это означает, что южные княжества в момент смены власти в Чу вновь сочли за благо примкнуть к Цзинь. Мало того, цзиньский сановник Ци Цюэ летом 612 г. до н.э. организовал военную экспедицию против еще одного южного княжества, Цай, именно за то, что его не было среди собравшихся. Княжество, естественно, подчинилось силе, тем более что принадлежность к Чжунго всегда считалась более престижной, чем лояльность по отношению к Чу. В результате на совещании чжухоу в конце 612 г. до н.э. были представлены правители всех упомянутых царств и княжеств, включая Цай [114, 15-й год Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 269 и 272]. Это был триумф политики Чжао Дуня. Чжоуский ван был обязан ему восстановлением порядка в домене, чжухоу дружными рядами шли за ним. Цинь на некоторое время перестало беспокоить покой царства Цзинь. И даже грозное южное Чу приутихло. Разумеется, речь не идет об идиллии. Не прекращались смуты в Ци и некоторых других государствах, вторгались варвары -жуны, суровым был голод 611 г. до н.э. в Сун, терял свою власть луский правитель, продолжались междоусобицы и интриги. Но верховенство Цзинь оставалось вне всяких сомнений. Это в очередной раз проявилось в 610 г. до н.э., когда Цзинь созвало совещание чжухоу для обсуждения обострившегося положения в Сун. Правда, не явился правитель царства Чжэн, но он прислал письмо с извинениями и признанием верховенства Цзинь, хотя и не преминул заметить, сколь трудно приходится Чжэн и другим южным государствам, расположенным рядом с могущественным Чу и испытывающим давление с его стороны [114, 17-й год Вэнь-гуна; 212, т. V, с. 276 и 278].

Впрочем, политическая стабильность длилась недолго. Уже в 608 г. до н.э. активизировался чуский Чжуан-ван, вынудивший царство Чжэн принять участие в военных экспедициях против Чэнь и Сун. И хотя Чжао Дунь дал отпор этому вторжению, в следующем году Чжэн при поддержке Чу нанесло Сун сокрушительный удар, захватив богатые трофеи и множество пленных, включая видного сановника Хуа Юаня, командовавшего сунскими войсками [114, 1-й и 2-й годы Сюань-гуна; 212, т. V, с. 285 и 286, 287 и 289]. Обеспокоенный обострением ситуации в Чжунго, Чжао Дунь решил наладить отношения с Цинь, но не добился успеха. После очередной стычки с циньской армией цзиньские войска попытались было изменить в свою пользу положение дел в Чжэн, но, встретив там сильную чускую армию, вынуждены были отступить. И как раз на фоне этих первых ощутимых неудач резко осложнилась обстановка в самом царстве Цзинь.

«Цзо-чжуань» , «Го юй» и Сыма Цянь дают подробное ее описание. Суть дела в том, что за несколько лет малолетний цзиньский Лин-гун превратился в великовозрастного жестокого и кровожадного тирана, проводившего жизнь в роскоши и разврате. Он развлекался тем, что стрелял с башен своего дворца в проходивших мимо людей шариками из самострела, а как-то даже убил повара за то, что тот плохо приготовил медвежью лапу, и велел прислужницам вынести труп в корзине через тронный зал. Чжао Дунь и другие сановники, хорошо зная обо всем, попытались было урезонить распустившегося правителя. Но тот не только не стал их слушать, но приказал убить Чжао Дуня. Силач, которому было поручено выполнить роль палача, прибыл в его дом, но, увидев, сколь велик и благороден этот почтенный сановник, предпочел умереть сам, разбив себе голову с разбега о дерево. Тогда Лингун пригласил Чжао Дуня к себе на прием, спрятав воинов, которые должны были напасть на него. Однако преданные слуги вовремя узнали о заговоре и спасли Чжао Дуня, после чего младший брат его, Чжао Чуань, убил Лин-гуна [114, 2-й год Сюань-гуна; 212, т. V, с. 288 и 290; 85, с. 143; 29, с. 190; 103, гл. 39; 71, т. V, с. 169-170] (см. также [1, с. 61-63]).

Если убрать из этой истории ее дидактическую окраску и чудодейственную силу добродетели, то ситуация в целом очевидна: подросший правитель решил устранить всесильного сановника, но потерпел неудачу и погиб. И далеко не случайно в источниках фиксируется тот факт, что официальный цзиньский историограф зафиксировал результат следующим образом: «Чжао Дунь убил своего правителя», хотя убивал не Чжао Дунь и вообще не он, судя по рассказу, был инициатором интриги. Факт остается фактом: правитель убит в государстве, где власть принадлежала Чжао Дуню. Согласно «Цзо-чжуань», Конфуций, оценивая эту ситуацию, будто бы заметил, что если бы Чжао Дунь в момент гибели правителя находился вне границ царства (т.е. бежал бы от преследований), то вина не пала бы на него. В этой оценке содержится сожаление, что такой достойный человек не сумел избежать обвинения в убийстве5.

Как бы то ни было, но Чжао Дунь остался у власти и еще некоторое время продолжал активную политику противостояния при преемнике Лин-гуна Чэн-гуне (606-600 гг. до н.э.). Однако силы одряхлевшего сановника были уже не те, что прежде. Попытки остановить активизировавшееся Чу становились все менее результативными. Запись в хронике «Чуньцю» [133, 6-й год Сюань-гуна] об экспедиции Чжао Дуня в 603 г. до н.э. с войсками царства Вэй в Чэнь, склонявшееся к союзу с Чу, была последней, где упоминается об этом сановнике. Его время уходило в прошлое. Вместе с ним уходило в прошлое безусловное верховенство Цзинь.




2В «Го юе» в специальной главе, названной его именем («Сян-гун») [85, с. 141146; 29, с. 187-194], вообще о нем не упоминается.
3В конце первой главы упоминалось, что вскоре после победы над Чу при Чэнчу в 632 г. до н.э. Цинь и Цзинь выступили против Чжэн. Это было в 630 г. до н.э., причем именно в этот момент чжэнцы уговорили циньского Му-гуна снять осаду, ибо победа над Чжэн в интересах Цзинь, но не Цинь. В «Цзо-чжуань» [114, 30-й год Си-гуна; 212, т. V, с. 215 и 216-217] подробно рассказано, как чжэнские лазутчики сумели тайком добраться до Му-гуна и разъяснить ему его выгоду. Му-гун согласился при условии, что оставит в Чжэн троих своих чиновников в качестве соглядатаев (см. русский перевод этого отрывка [1, с. 57-58]); от этих соглядатаев в 627 г. до н.э. и были получены сведения, о которых идет речь.
4Одно из помещенных в «Го юе» предостережений предрекало им поражение, но не за то, что они прошли через домен, а из-за того, что не проявили должного уважения к вану, проезжая неподалеку от его столицы [85, с. 20; 29, с. 45-46].
5Д.Легг, упоминая об этом, высказывает предположение, не вложили ли составители «Цзо-чжуань» свою оценку в уста великого мудреца [212, т. V, с. 291].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Коллектив авторов.
История Вьетнама

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)

Э. О. Берзин.
Юго-Восточная Азия в XIII - XVI веках
e-mail: historylib@yandex.ru
X