Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любовь Котельникова.   Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

Рост городского населения. Налоговая и продовольственная политика города

На протяжении XII—XIII вв. городское население росло исключительно быстро. Приводимые в работах итальянских, немецких, американских демографов и историков цифры носят, разумеется, приблизительный характер, что обусловлено спецификой средневековых источников (чаще всего это данные налоговых описей — эстимо, кадастров). И тем не менее общая тенденция значительного роста населения городов не подлежит сомнению. Так, на протяжении XIII в. население Флоренции выросло в 6 раз (площадь города — почти в 8 раз). Число жителей Сиены увеличилось в 4—5 раз, хотя площадь города не изменилась. Городские стены Пизы также не давали возможности значительно расширить территорию города, но тем не менее его население в течение столетия выросло в 2—3 раза. Высок был уровень урбанизации Тосканы. Если в начале XIII в. в ее городах проживало 10,8% населения, то к концу века — уже 26,3%, в дистретто Флоренции в городах насчитывалось более 40% всех жителей. К началу XIV в. число горожан Флоренции составляло примерно 95 тыс. человек, а вместе с контадо 120 тыс. В Палермо жили 100 тыс. человек, в Неаполе — 50 тыс. (но другим данным 100 тыс.). В Милане в конце XIII в. население достигало 100 тыс. человек (по другим данным 200 тыс., а вместе с контадо 500 тыс.).

По своей численности население многих итальянских городов превосходило число жителей крупных городов ряда других стран Европы. В Кельне, например, проживало 40 тыс. человек, в Брюсселе — 30 тыс., в Брюгге — 50 тыс. Процент же городского населения в тех же областях не поднимался выше 20—25%, за исключением провинции Брабант, где в городах проживала 1/3 жителей провинции31.

Образование города-государства привело к усложнению городской администрации и расширению административно-финансового и судебного аппарата коммуны. Сам факт существования нового политического образования, политического господства города над деревней обусловил в то же время огромные возможности воздействия города на деревню и претворение этих возможностей в конкретной действительности. Как уже говорилось, в результате насильственных акций города, а также дарений, продаж, разного рода кредитных сделок в собственность самой городской коммуны, а также отдельных пополанов перешла в XI—XIII вв. немалая часть земель окрестных феодалов, которые подчас передавали городу целые крепости с проживавшими в них зависимыми людьми, с пахотными землями, лесами, реками, пастбищами. Крестьяне, новые подданные коммун, теперь уже арендаторы и держатели ее земель, были освобождены от наиболее тягостных форм зависимости; вместо многочисленных прежних феодальных платежей наряду с мелкими свободными собственниками, проживавшими в контадо, они были обязаны платить городу налоги — поочаговый (per foco) или поимущественный (per libra), а с середины XII в. нередко тот и другой. В XIV в. налоговые платежи взимались по системе эстимо (см. ч. II, гл. 1 настоящей монографии). Как и другие городские жители, новые подданные города порой именовались также «горожанами». Подданство городу не означало уничтожения феодального подчинения крестьян-держателей. Их зависимость приобрела характер государственно-корпоративного подчинения, которое влекло за собой обычно уплату сравнительно небольших натуральных или денежных (либо же смешанных) чиншей взамен прежних, шедших графу или другому сеньору32. Что же касается мелких свободных собственников, сохранявшихся также в городской округе, то их зависимость, «как и других горожан», ограничивалась внесением налоговых платежей. Уплата последних производилась через посредство должностных лиц сельских коммун, которые несли за это коллективную ответственность (были, как мы видели выше, и специальные, «коллективные» платежи коммуны городу).

В Северной и Центральной Италии того времени крестьяне находились с городом в постоянных и тесных связях. Прежде всего это касалось их участия в торговле на городском рынке. Предметами этой торговли являлись продукты повседневного спроса — зерновые, оливковое масло, вино, мясо, овощи и фрукты.

Источники содержат разнообразные сведения как о продаже на городских рынках сельскохозяйственных продуктов отдельными крестьянами (подчас по этой причине они не уплачивали в установленные сроки свои оброки)33, так и особенно о постоянных регламентированных поставках в город определенных продуктов сельскими коммунами контадо34.

Проблема снабжения городов Италии продовольствием и прежде всего хлебом находилась в центре внимания городских властей. Она стала особенно острой в XIII и еще более в XI-XV вв. в силу быстрого роста городского населения, а также в результате недостаточной возможности обеспечить горожан продовольствием, что было связано со спецификой агрикультуры центральных и северных областей. Природные условия в большинстве районов (за исключением равнин Ломбардии и Тосканской Мареммы) были малопригодны для выращивания зерновых, урожайность которых оставалась сравнительно невысокой: в среднем от сам-3 до сам-6. В то же время почвенно-климатические условия благоприятствовали разведению виноградников, культивированию технических культур (льна, конопли, красящих растений), оливковых и плодовых деревьев, что стимулировалось возможностью их выгодной реализации на городских рынках (коммуны не устанавливали обычно фиксированных цен на эти товары). Сокращение посевов зерновых совпало с замедлением в середине XIII в. процесса внутренней колонизации, хотя она и не прекратилась вовсе, переместившись в холмистые районы и предгорья, где на вновь возделанных землях опять таки в первую очередь выращивались (и могли выращиваться) специализированные культуры.

Попятно поэтому то внимание, которое уделяли городские власти хлебной и продовольственной политике города на всем протяжении средневековья. Эта политика непосредственно затрагивала крестьянство. Источники снабжения города продовольствием были разнообразны: оно поступало в качестве натуральных налоговых платежей с жителей города и контадо, с сельских коммун; а также в виде натуральных оброков землевладельцам-горожанам (кстати, натуральные ренты уже в XII в. составляли значительную часть всех рент, а в XIII—XIV вв. преобладали среди других видов крестьянских повинностей) и городской коммуне как коллективному сеньору, сдававшей в аренду земли. Важным источником снабжения городского населения оставался рынок, и поэтому наряду с налогами он привлекал пристальное внимание городских правителей.

В торговые соглашения, которые в XIII в. Флоренция заключала с другими городами, а также сельскими коммунами дистретто, почти всегда включались пункты об условиях покупки и продажи продуктов питания, запрещении его вывоза из округи, уменьшении или отмене торговых пошлин на эти товары (ср. соглашение с Перуджей, Пизой, Ареццо и др.). Городок Сан Джимильяно, ввозивший зерно из Пизы, Пеши и других мест, был вынужден разрешить вывозить его во Флоренцию, хотя на вывоз в другие города был строгий запрет. Подобное же исключение содержалось и в статуте Прато (конец XIII в.) — города, подчиненного Флоренции.

В интересах снабжения городского населения коммуна фиксировала цены на продаваемое в городе зерно, но это приводило к сокращению зерновых посевов, попыткам производителей зерновых (в том числе и крестьян) продавать их за пределами данного города и его дистретто на рынках в соседних городах или дальних районах на более выгодных условиях. На покупку зерна в Сицилии и Южной Италии — хлебных житницах полуострова городских финансов всегда не хватало.

Торговля продовольственными товарами разрешалась лишь на специально отведенных рыночных площадях: во Флоренции рядом с площадью синьории было построено специальное помещение для крытого зернового рынка — Орсанмикеле; в 50-х годах XIV в. здание было перестроено для культового назначения (церковь, украшенная многочисленными барельефами скульптурных изображений ремесленников городских цехов, существует и поныне). Городская коммуна устанавливала и максимальные (обычно низкие) цены на зерно, ограничивала количество продаваемого зерна в один руки (в той же Флоренции в середине XIV в. один человек мог купить не более 2 стайя, т. е. 48 кг зерна).

Запреты вывоза и перепродажи зерна, мяса, овощей, оливкового масла особенно усилились в середине XIV в., когда в условиях повторявшихся в течение ряда лет неурожаев и эпидемии снабжение продовольствием, прежде всего хлебом, Флоренции, Сиены, Лукки, Прато и многих других городов находилось в катастрофическом состоянии.

В то же время городская купеческая верхушка и представители того самого чиновничества, которое обязано было соблюдать постановления, находили всяческие лазейки и обходные пути для того, чтобы и в самые критические и голодные годы продолжать спекулятивные махинации с зерном, в том числе вывоз и перепродажу его по высоким ценам за пределами округи того самого города, где тысячи жителей умирали от голода35.



31 Ennen E. Die europiiische Stadt des Mittelallers. Gottingen, 1075; Beloch K. J. Bevolkenmgsgeschichte Italiens. Berlin; Leipzig, 1940. Bd. 3. S. 184—187, 198, 210, 237; Russel J. C. Thirleenlh Ccntury Tuscany as a Reem // Taius. 1968. Voi. 1. P. 42—58; Idem. Late Ancient and Medieval Population. Philadelphia, 1958. P. 72: Fiumi E. Fioritura e decadenza dell’ economia fiorentina // ASI. 1957—1959. A. CXV—CXVII. D. 4. P. 385—439. 443—510, 427—5Q2; Bellelini A. La popolazione italiana dall'inizio dell'era volgare ai giorni nostri // Storia d'Italia. Torino, 1972. Voi. 5. P. 504 ecc.
32 Котельникова А. Итальянское крестьянство и город и XI—XIV вв. (по материалам Средней и Северной Италии). М., 1907. С. 48.
33 В 1271 г. подеста Прато жалуется в городскую курию на арендатора, который без его разрешения продавал в городе зерно. Каноники Лукки в юродской курии требовали от либелляриев, задолжавших взнос чинша, чтобы они им сообщали, на какую сумму продают зерно в городе. См.: Л SI. 1931. Vol. XV. Pt. 2. Р. 261-205; RCI. Vol. 9. N 1520 (a. 1184).
34 «Книга Монтаперти», составленная в 1260 г., содержит перечень сельских коммун флорентийского контадо с указанием количества пшеницы. которое каждая из них должна была поставить городскому войску в период его пребывания в Монтальчино и подготовки к сражению с Сиеной. Часть продовольствия городом закупалась у жителей сельских коммун. В «Книге рынка» перечисляются имена жителей округи, которые также должны были привозить на рынок в Монтальчино пшеницу, ячмень, полбу, вино, сено. Подчас доставка продуктов поручалась крестьянами купцам. Мы встречаем и случаи противодействия городским требованиям со стороны сельских коммун. См.: DI. Voi. 9. Firenze, 1899. Сиенская коммуна в 1226 г. предписывала сельским коммунам Ашано и Кьюзуре продать все зерно в городе и не вывозить его за пределы контадо. См.: Bizzarri D. Imbreviatnre notarili communis Senanim 1221—1223. Torino, 1934. Voi. 1—2. P. 96—97. Статут Сиены 1262 г. обязывал сельские коммуны дистретто не чинить каких-либо препятствий всем тем, кто захочет вывезти с территории коммуны зерно или какие-либо другие продукты в город. См.: 11 costituto del comune di Siena do’anno> 1202/Ed. L. Zdekauer. Milano, 1897. D. 4. Rubr. 45.
35 Piato G. Il libro del Biadaiolo. Firenze, 1979; Котельникова Л. A. Итальяпсиое крестьянство и город... С. 54. 81—82 и др.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С. П. Карпов.
Трапезундская империя и Западноевропейские государства в XIII-XV вв.

А. Л. Мортон.
История Англии

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии

Любовь Котельникова.
Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках
e-mail: historylib@yandex.ru