Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любовь Котельникова.   Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

Глава третья. Церковное землевладение

В ближайших окрестностях города и в более отдаленном дистретто, как мы видели, в XIV—XV вв. происходили глубокие перемены, базой которых стало городское землевладение. Возникает вопрос, сколь важны были процессы, складывавшиеся на «маргинальном» направлении развития, т. е. на землях, находящихся в том же городе или пригороде либо же на периферии, но принадлежавших иным социальным слоям — клирикам и церковным корпорациям в частности? В какой мере здесь отразились те структурные сдвиги, которые имели место на землях горожан, только ли «отраженным светом» городских преобразований светили те явления, которые можно наблюдать во владениях церковных собственников?

В настоящее время исследование церковного землевладения Центральной и Северной Италии в XIV—XV вв. по существу еще только начато.1 Проблемы же сравнительного плана в характеристике отдельных аспектов структуры землевладения пополанов и церкви и социальных отношений применительно к этому времени практически историками еще не ставились.

В настоящей главе наш анализ основывается на отдельных коллекциях документов церковных учреждений конца XIV — XV вв., хранящихся в Государственном архиве Флоренции — монастырей Сан Панкрацио, Санта Мария дель Кармине, Сант’Аполлонио, госпиталя Санта Мария Нуова. Это — «книги контрактов», «чинши», «памятные записи», «книги владений» и т. п. Совпадение или близость территории географических зон, в которых были расположены земельные владения этих церковных учреждений, позволили нам провести сравнительные изыскания в хронологической последовательности и попытаться выявить специфику структуры церковного землевладения во Флоренции и ее округе в конце XJV — конце XV в., типы аренды и формы ренты, соотношение разных ее видов, наличие или отсутствие зависимости типов арендных контрактов и их условий от величины и географического расположения арендуемых участков. Ценные сведения по интересующим нас проблемам применительно к концу XIV — началу XV в. содержат «Книги контрактов и чиншей» и «Памятные записи»2 флорентийского монастыря Сан Панкрацио. владения которого находились и в непосредственной близости от города, и в 10—20 км к западу от него. Результаты анализа этих документов и статистической обработки их данных рассмотрены подробно нами в другом месте3. Остановимся кратко на выводах, к которым мы пришли. И на церковных землях к концу XIV г. процесс образования и распространения подере сделал определенные успехи. Подере занимали большую часть территории церковных земель. Но преобладала здесь не медзадрия (хотя она также встречалась), а подетальный аффикт, прежде всего в географических районах, непосредственно примыкавших к Флоренции. В зонах же, удаленных от города на 15—20 км и более, господствующее место занимал аффикт на мелких участках пашни и виноградников. Основное место в аффикте занимали денежные платежи, но в самом конце XIV в. и особенно в XV в. вновь возрастает доля натуральных взносов. Были распространены и своего рода альтернативные чинши: в счет уплаты денежных взносов считывались поставки определенных продуктов с фиксацией их денежного эквивалента. «Дополнительные взимания» сравнительно невелики и ограничивались требованием поставок домашней птицы.

Изучение денежной ренты, поступавшей с подере, показывает, что она была подвержена значительным колебаниям, лишь частично связанным с изменением рыночных цен на продукты, входившие в состав натуральной ренты.

В еще большей степени колебания рентных взиманий наблюдаются на парцеллах. Наш анализ ФЛП испольщиков на подере Рифреди показал, что после расчета с собственником в их распоряжении оставалась столь небольшая доля основных продуктов питания, что ее не хватало даже на удовлетворение самых минимальных потребностей. Испольщик на подере, а еще чаще арендатор парцеллы исполу, как и на землях пополанов, были вынуждены прибегать к самым разнообразным сторонним заработкам.

Флорентийский монастырь Санта Мария дель Кармине, расположенный за Арно, на площади того же названия, вблизи городских ворот Порта Романа,— был основан в 1268 г. купцом и ростовщиком Скалья Тифи. В XV в. монастырь сдавал в аренду многие жилые дома, торговые помещения и ремесленные мастерские, находившиеся поблизости от церкви в Борго Сан Фридиано, на площади Сан Феличе перед одноименной церковью, на широкой виа Серральи, ведущей к Понте Каррайя, мосту через Арио, неподалеку от знаменитого Понте Веккьо, а также и на противоположном берегу Арно — на виа Фанья, в Борго Опьисапти.

ТАБЛИЦА 19
Типы аренды и структура ренты на землях церкви



Сдача в аренду жилых зданий и хозяйственных сооружений оставляла около 1/3 всех контрактов, зарегистрированных в составленной в сер. XV в. книге «Старые фикты»4. Договорам аффикта принадлежало более 70% контрактов о срочной аренде. 13 среде аффиктариев, однако, преобладали не съемщики крупных комплексов-подере, а арендаторы мелких парцелл (68,42%). Парцеллы располагались в непосредственной близости от Флоренции, и далее, в 20—25 км к западу и юго-западу от города (Скандиччи, Броцци, Гангаланди, Эмполи). Аффикт на подере встречается лишь в нескольких контрактах заключенных в предместьях Флоренции (Сан Микеле а Кастелло, Сан Стефано ин Пане) и Эмполи. Примерно 1/4 всех контрактов была наследственной. В испольщину (30% контрактов) сдавались подере, расположенные в предместьях Флоренции и в 10—18 км к юго-западу и юго-востоку от города (Скандиччи, Палаццуоло). К сожалению, отсутствие указаний на размеры подере не позволяет нам выявить соотношение разных типов аренды по площади сдаваемых в аренду земель. Содержащиеся же в контрактах данные о компонентах земельной ренты, относительно которой удается выявить её стоимостное выражение на том или ином участке (подробнее на структуре ренты мы остановимся ниже), позволяют нам, используя эти данные, сделать некоторые заключения о соотношении типов аренды, исходя из стоимостного выражения ренты в той или иной ее разновидности (см. табл. 19). При этом способе расчетов господствующим оказывается аффикт (59%). Но если при расчетах по числу хозяйств преобладал аффикт на парцеллах, то по стоимости продуктов ренты, поступавших со сданных в аффикт земель, преобладал (51,51%) аффикт на подере (в денежном выражении арендной платы). Денежный аффикт на подере преобладал (но в значительно большей мере) и на землях Сан Панкрацио в конце XIV в.

Немалыми были натуральные поступления и с парцелл (37,45%). Ренты с земель, сданных в испольную аренду, достигали 41% стоимости всей ренты. При некотором преобладании подеральной испольщины (56%) тем не менее велика роль и парцеллярной испольщины (44%) - Парцеллярная испольщина преобладала во флорентийских предместьях, подеральная — во всех остальных районах. Преобладание натурального парцеллярного аффикта можно наблюдать на землях, расположенных к западу и югу от Флоренции, на расстоянии от 10 до 20 км.

Как и во владениях монастыря Сан Панкрацио, на землях Санта Мария дель Кармине нередки случаи длительной фактической аренды одной и той же семьей снимаемого ею участка в результате перезаключения договора. Так, арендатор-испольщик на подере в Сан Микеле а Кастелло (пригород Флоренции) Нальдо ди Франческо ди Нуто фактически был арендатором в течение 10 лет. Чекко ди Пьетро дельи Маччини да Эмполи арендовал на условиях аффикта небольшой участок пашни в 2 стайора недалеко от Эмполи на протяжении более чем 20 лет. Бьяджо ди Никколо также снимал в аффикт небольшой участок пашни в том же Эмполи 20 лет5.

И здесь встречаются арендаторы, одновременно являвшиеся собственниками части подере либо какого-нибудь другого участка: так, некий Бенчивенно да Грацио подарил (или продал) церкви участок земли и затем стал ее арендатором (нераздельно с еще одним съемщиком), оставаясь в то же время собственником другой части этой парцеллы.6

Вместе с тем имеется немало случаев действительно краткосрочной аренды, т. е. частой сменяемости аффиктариев и испольщиков, на подере и на парцеллах, иногда даже до истечения срока договора7.

Особую группу договоров во владениях церкви Санта Мария дель Кармине, как уже отмечалось, составляют наследственные. Обычно это были участки, перешедшие церкви в результате вклада-завещания горожанина или нобиля. Часто тот же самый даритель оставлял за собой эти земли, но теперь уже в либеллярной или эмфитевтической аренде за денежный или — реже — за натуральный и смешанный чинши. Подчас наследственные арендаторы сдавали эти земли в субаренду, нередко тем же городским ремесленникам8.

В книге «Старые фикты» редко упоминается наличие жилища арендатора на участке9. В то же время арендаторы-аффиктарии парцелл, очевидно, довольно часто не жили на участке, приходя туда лишь на время работы. Так, садовник Антонио по прозвищу Качча получил в аренду сад с условием уплаты ежегодно 28 лир в качестве аффикта. Питание ему предоставлял хозяин, вечером он возвращался к себе домой. Таким образом, его положение приближалось к статусу поденщика.10

Источники позволяют привести лишь отдельные примеры, показывающие динамику ренты на землях монастыря. Так, аффиктарий на подере Лоренцо ди Якопо да Тоцци, вносивший в 1449—1453 гг. 28 лир в качестве фикта, в 1453—1461 гг. уплачивал 36 лир, а после 1461 г. — 40 лир и доставлял дополнительно пару каплунов11. Имевший в том же районе Скандиччи (приход Сан Мартино а Торри) Мазо ди Мартино да Броцци в аффикте участок земли размером 33 стайора, в 1432—1454 гг. вносил 30 стайя пшеницы, 2 стайя фасоли и пару каплунов. Новый арендатор Антонио ди Доннино да Сан Доннино платил в 1457—1460 гг. уже более высокий фикт: 40 стайя пшеницы и пару каплунов12. Вместе с тем при парцеллярном натуральном аффикте нередко величина чинша в натуре не изменялась на протяжении двух и более сроков аренды, т. е. 5—7 лет, даже и при частой (иногда через 1—2 года) смене арендатора13.

«Дополнительные взимания» в собственном смысле слова, подобные тем, с которыми мы встречались в документах монастыря Сан Панкрацио, на землях монастыря Санта Мария дель Кармине фигурируют редко. В то же время среди обычных, «нормальных» обязательств арендаторов монастыря мы видим довольно трудоемкие работы по поднятию и распашке целины, уходу за виноградниками и посадками олив, которые в данном случае не считаются «дополнительными» и выполняются почти всецело за счет испольщиков или аффиктариев (монастырь Сан Панкрацио частично подобные работы оплачивал). Так, Доменико ди Чапо, аффиктарий из Гапгаланди, получил в аренду на 20 лет для разведения виноградника два участка — пустошь размером в 10 стайора и заброшенный виноградник в 1 стайоро. Помимо небольшого ежегодного денежного чинша (2 лиры), арендатор должен высадить «полностью на свои средства» на пустоши виноградник, который занял бы 4 или 5 стайора14. Джованни ди Пиппо, испольщик на подере в приходе Сан Мартино а Торри, как и другие арендаторы, обязывался доставлять собственнику половину урожая, а в качестве «даров» пару каплунов и 72 яйца. Он должен был также рассаживать черенки виноградных лоз. Объем этих работ не устанавливался и всецело зависел от потребностей монастыря,15 причем, как видно из формулировки, подобные произвольные требования со стороны монастыря распространялись и на других арендаторов. Виноградник Джованни ди Пиппо получил в аренду на год. В качестве фикта он доставлял 8 баррелей вина и 5 стайя орехов. Затем аренда была возобновлена, но при этом в договоре обязательства съемщика уточнялись: он должен был посадить 2 оливковых дерева из саженцев, предоставляемых монастырем, насадить 25 виноградных лоз. В том же случае, если бы он посадил большее количество лоз, за каждую из них получил бы от монастыря по 4 денария. Любопытно, что через три года фикт с виноградника взимался уже не вином, а пшеницей (26 стайя): очевидно, пшеница высаживалась в междурядьях виноградника либо уже у арендатора был и другой участок-пашня, нам неизвестный.

Испольные контракты, заключенные в 60—70-е годы на землях монастыря Сант’Аполлонио (эти земли располагались в непосредственной близости от города — к юго-западу и юго-востоку), содержат предписания испольщикам, помимо доставки половины урожая, насаждать новые виноградники, поднимать новь под бобовые и интенсивные культуры, перевозить виноградные лозы и черепки в указанные монастырем места, доставлять навоз на подере полностью на свои средства. Помимо того, арендаторы должны были в качестве «дополнительных приношений» поставлять монастырю ежегодно несколько пар каплунов, до 150 яиц, от 30 до 150 кг свинины16.

Из имеющихся в нашем распоряжении данных видно, что помощь арендаторам монастыря Санта Мария дель Кармине, как правило, не была значительной. Все основные сельскохозяйственные работы съемщик выполнял на свои средства и своими силами (не говоря уже о «дополнительных приношениях»). Так, монастырь мог снабдить арендатора половиной семян ячменя или бобовых (но не основной культуры — пшеницы) или купить ему (в кредит) вола. Кстати, многие арендаторы монастыря имели перед ним неоплаченные долговые обязательства именно по кредитам на покупку волов17. В качестве дополнения к испольному договору нередко фигурирует договор сочиды, когда на условиях «дележа пополам расходов и доходов» собственник и испольщик содержали не только волов, но и мелкий рогатый скот и свиней, которые нередко покупались собственником18.

Детальную картину арендных отношений в 1485—1486 гг. и частично в 1487—1488 гг. на землях госпиталя Санта Мария Нуова во Флоренции, основанного в 1286 г. и располагавшегося в квартале Сан Джованни, невдалеке от первого пояса стен, можно воссоздать на основе хорошо сохранившейся «Книги владений»19, содержащей 320 поземельных контрактов (из них мы проанализировали 200) и более 300 контрактов аренды жилых зданий и помещений под мастерские, лавки и склады, расположенных во Флоренции на пьяцца Санта Мария Новелла, виа Пергола, Борго Оньисанти, в приходе Сан Якопо Ольтрарно, а также в ближайших окрестностях— Баньо ди Риполи, Кварто, Сесто, Перетола, Сан Пьеро Монтичелли, Сан Микеле Висдомшщ и на более далеком расстоянии (16—30 км) от города, в укрепленных городках Карминьяно, Сан Джиминьяно, Гавилле (Вальдарно), Эмполи и других местах20.

По количественным данным привлеченных нами договоров во владениях Санта Мария Нуова аффикт и испольщина занимали примерно одинаковое место с небольшим преобладанием испольщины (51,85%). Подеральиая испольщина составляла 65,48% (см. табл. 20). В то же время в аффикте в подавляющем большинстве находились не крупные комплексы-подере, а парцеллы пашни, виноградников, участки с посадками олив и т. п. (82,05% всех договоров аффикта). Впрочем, распределение разных типов аренды во владениях госпиталя было неодинаковым в различных районах контадо Флоренции и Прато. Так, в непосредственной близости от Флоренции аффикт составлял 56,06% всех договоров, из них 78,38% хозяйств арендовали парцеллы. Испольщина в этом районе уступила первенство аффикту (43,94%). В окрестностях Прато, напротив, испольщина была распространена больше (58,82% хозяйств), причем в 65% из них были договоры относительно подере. Аффикт встречался еще более часто и районах к западу и юго-западу от Флоренции (15—30 км): в Черрето Гвиди, Эмполи (82,35%), но и здесь господствовал аффикт не на подере, а на парцеллах. Отсутствие повсеместных указаний на величину сдаваемых в аренду участков не позволяет определить соотношение разных типов аренды по площади сдаваемых земель. В то же время мы можем определить это соотношение по величине стоимостного выражения входящих в ренту компонентов (в золотых флоринах. См. табл. 21). Общее соотношение разных типов аренды, которое мы наблюдали, сравнивая их по числу хозяйств, и при этом способе вычислений остается тем же самым, но с некоторыми уточнениями. Так, на землях госпиталя в целом можно констатировать более явное преобладание испольных договоров (75,51%). Причем в отдельных географических районах процент распространения испольщины еще выше: в Кьянти — 99,27%, в округе Прато, Монтеспертоли, Муджелло, Казентино — свыше 80%. В окрестностях Флоренции испольщине принадлежит 57,25%, в Эмполи — 48,07 %. Как и при сравнении по числу хозяйств, здесь также преобладает испольщина на подере. По стоимостному выражению аффикта (как и по числу хозяйств) в округе Прато и Эмполи более распространена натуральная аренда парцелл, в других же географических районах по стоимости поступавшей ренты ей не уступает денежный аффикт с подере (окрестности Флоренции). В целом же в аффикте, в стоимостном выражении как и при подсчетах по числу хозяйств, натуральные взимания преобладают (55,96%). Порой мы наблюдаем смешанную аренду: участки пашни сдавались в аффикт, виноградники — в парцеллярную испольщину21. Нередки случаи замены по прошествии уже одного-двух лет прежнего договора об испольщине до истечения срока его действия договором об аффикте22.

ТАБЛИЦА 20
Типы аренды и структура ренты на землях госпиталя Санта Мария Нуова во Флоренции в 1485—1486 гг. по числу договоров и в %



ТАБЛИЦА 21
Типы аренды и структура ренты на землях госпиталя Санта Мария Нуова во Флоренции в 1485—1486 гг. в стоимостном выражении ренты во флоринах и в %



Итак, в конце XV в. во владениях крупнейшего земельного собственника — госпиталя Санта Мария Нуова — преобладает взимание натуральной ренты. Среди ее компонентов в испольщине на парцеллах — повсеместное и явное преобладание зерновых (67,84%), а среди зерновых по их стоимостному выражению — пшеницы (90,73%) (см. табл. 22). В количественном отношении низших зерновых в ренте было больше 30%, но по цене они обычно вдвое уступали пшенице. В отдельных зонах (например, в Муджелло) процент низших зерновых повышался. Виноградники получили наибольшее распространение в окрестностях Флоренции — Монтеспертоли и Казентино. В подеральной аренде соотношение отдельных сельскохозяйственных продуктов было несколько иным. Прежде всего, более широк их диапазон, особенно низших зерновых и бобовых, в составе которых ячмень, полба, вика, горох, рожь и особенно бобы (наиболее распространенные в округе Прато), сорго и овес (см. табл. 23). Плотность виноградников (по испольным договорам) варьировала от 86,2 (Монтеспертоли) до 389,17 (окрестности Флоренции) (см. табл. 24). Наибольшей «заселенностью» интенсивными культурами на подере отличались также Муджелло (353,54), окрестности Прато (282,96). В аренде на парцеллах наибольшая интенсивность насаждений виноградников наблюдалась в окрестностях Флоренции (592,17). Как видим, эта цифра более чем в 1,5 раза превышала показатели при подеральной аренде в том же районе. Подобная картина была и в Казентино (529,41). В том же Казентино плотность виноградников на подере составляла 262,85.

ТАБЛИЦА 22. Распределение сельскохозяйственных продуктов в составе ренты с земель госпиталя Санта Мария Нуова, сданных в парцеллярную испольную аренду в 1485—1486 гг.


ТАБЛИЦА 23
Распределение сельскохозяйственных продуктов в составе ренты с земель госпиталя Санта Мария Нуова, сданных в подеральную испольную аренду в 1485—1486 гг.




ТАБЛИЦА 24
Плотность насаждений виноградников на землях госпиталя Санта Мария Нуова, сданных в испольную аренду, в 1485—1486 г.



ТАБЛИЦА 25
Плотность насаждений оливковых деревьев на землях госпиталя Санта Мария Нуова, сданных в испольную аренду



Плотность посадок олив была значительно меньше. Наиболее густыми они были в тех же окрестностях Флоренции (94,29) и в Гамбасси (87,79), на парцеллах — в окрестностях Прато (см. табл. 25). Средний коэффициент плотности олив на подере был почти в 2 раза выше, чем на парцеллах. Заметим для сравнения, что интенсивность использования сдаваемого в медзадрию подере Рифреди в конце XIV в. была уже достаточно высока: плотность виноградников варьировала в зависимости от урожаев от 112,36 до 798,61, составляя в среднем 277.

Каковы были размеры сдаваемых в аренду земель Санта Мария Нуова? Там, где нам известны размеры подере, их площадь по сравнению с подере Сан Панкрацио сравнительно невелика: 60—100, лишь иногда 160—250 стайора, причем размеры подере, сданных в аффикт, были больше, чем находящихся в испольной аренде. Очень часто подере сдавались в аренду в комплексе с мелкими парцеллами, не расположенными, однако, компактно23. Впрочем, не менее часто арендаторами подере и примыкавших к ним парцелл были разные люди, даже в том случае, когда парцеллы вклинивались в расположение какого-либо подере.24

Размеры парцелл бесконечно варьировали — от 1 до 25 и более стайора, нередко в аренду сдавалась совокупность парцелл — преза, величиной до 50—60 и даже 150 стайора, т. е. по существу это был своего рода небольшой подере25.

Подере Санта Мария Нуова арендовала, как правило, малая семья одного арендатора, а порой же своего рода домовая община: несколько взрослых братьев, отец с сыном26. Лишь в качестве единичных случаев встречаются на подере две или три семьи арендаторов, родственные связи между которыми не просматриваются27. Источник позволяет нам обнаружить и арендаторов, снимавших в аренду одновременно несколько участков (обычно это подере и несколько парцелл)28.

Многие испольщики жили на арендуемом ими подере, порой на подере находился и дом на случай приезда сеньора («гостя») или фактора — агента, которому поручался контроль за обработкой участка и правильным дележом урожая, а нередко и доставка господской части урожая с тех отдаленных подере, где арендатор не делал этого сам. Чаще же урожай сеньору отвозил сосед испольщика или аффиктария29. На парцеллах, как правило, испольщики на участке дома не имели. Они приходили туда «как на работу» либо посылали субарендатора или сезонного работника. При парцеллярном аффикте жилище арендатора на участке упоминается лишь в тех случаях, когда речь идет преимущественно не об аренде небольшого садика или виноградника, а прежде всего об аренде дома с прилегавшим участком сада, т. е. по существу своему перед нами в данном случае скорее аренда здания с клочком земли. В большей же части арендных договоров аффикта жилище арендатора на парцелле не упоминается30.

Договоры арендаторов Санта Мария Нуова свидетельствуют о том, что большинство арендаторов по контрактам всех типов были жителями того же прихода, где находился арендуемый ими участок, и лишь изредка они приходили из отдаленных от арендуемых подере или парцелл местностей31. Порой испольщики и аффиктарии на подере были горожанами32. Социальный состав арендаторов по данным «Книги владений» установить трудно, но несомненно, что подере и парцеллы могли арендовать и мелкие собственники города и округи, и представители знатных фамилий и клира. Последние обычно сдавали свои подере или парцеллы в субаренду. Иногда все же источник раскрывает социальную принадлежность арендатора, порой это удается установить методом идентификации имен. Так, мы знаем, что испольщиками и аффиктариями были горожане Прато, в парцеллярном аффикте в Барберино (Муджелло) имела несколько парцелл вдова Франческо Каппони, дочь одного из представителей известной пополанской фамилии Портинари33. Среди арендаторов-клириков — монах аббатства Санта Мария Новелла, пресвитер Джованни Паголо да Казорезе, а также церковные корпорации — церковь Сан Джованни в Монтеманьо (Пистоя) и т. п.34 Чаще среди арендаторов встречаются ремесленники, обычно арендовавшие помещения под мастерские и дома во Флоренции и других городах, либо же земельные участки на условиях аффикта: сапожник, чулочник, суконщик, мелкий торговец и др.35

Договоры об аренде земель, принадлежавших госпиталю Санта Мария Нуова, к сожалению, по своему характеру не позволяют проследить длительность фактического пребывания на участке того или иного арендатора, так как содержат перечень платежей арендаторов на протяжении лишь двух лет (1485—1486 гг.); редко частичные платежи указаны относительно 1487 г. Лишь в отдельных случаях при описании условий договоров парцеллярного и подерального аффикта отмечается, что данный участок после смерти арендатора будут наследовать его мужские потомки36.

ТАБЛИЦА 26
Дополнительные взимания на землях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1486 гг. по числу договоров, содержащих дополнительные взимания, и в %



ТАБЛИЦА 27
Дополнительные взимания во владениях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1486 гг. в стоимостном выражении во флоринах и в %



Дополнительные обязательства во владениях госпиталя Санта Мария Нуова встречаются более чем в половине всех договоров, а в округе Прато, Пистои, Казентино — более чем в 60% договоров. Чаще всего дополнительные обязательства сопровождают испольный договор на подере (83,05%), но они наличествуют и на подере, сданных не исполу, а в аффикт. Более того, подобные обязательства содержат 64% договоров натурального аффикта на парцеллах (см. табл. 26). Однако дополнительные обязательства на подере, сданных в медзадрию, и парцеллах, сданных в аффикт, значительно отличаются. Если с земель, сданных в испольную аренду, поступало 91,47% всех дополнительных обязательств (в стоимостном выражении), то с земель, находившихся в аффикте (почти половина из них принадлежала натуральному парцеллярному аффикту), поступало лишь 8,53% дополнительных платежей. В составе компонентов ренты дополнительные платежи занимали немного места: — 3,58% (см. табл. 27).

Что входило в эти дополнительные обязательства? Доставка нескольких пар каплунов и нескольких десятков яиц, порой до 50 кг свинины и более. В дополнительные обязательства арендаторов на подере и парцеллах в окрестностях Прато включалась также доставка нескольких возов виноградного сусла или даже половины сусла, полученного в хозяйстве37. Дополнительные обязательства арендаторов в окрестностях Прато и особенно в отдаленном на 20—30 км от Флоренции Муджелло были значительнее, чем на ближайших к городу подере: 4—7 пар каплунов, до 200 яиц, 2—5 индеек, 100—160 кг свинины38.

Работы арендаторов по превращению пашни в виноградник, насаждению новых виноградников, перевозке соломы, доставке на участок навоза (в том числе и переданного господином), как и во владениях других церковных учреждений в конце XIV — начале XV в., пока еще входили в повседневный круг обязанностей арендаторов по договору и считались обычными обязанностями, а не «дополнительными приношениями». Они целиком выполнялись самими арендаторами и за их счет (правда, из монастырских книг Сан Панкрацио и Санта Марии дель Кармине мы видим, что некоторые подобные работы частично оплачивались монастырями). Вместе с тем в некоторых договорах госпиталя Санта Мария Нуова и среди «дополнительных приношений» уже появляются обязательства вскопать или перекопать определенное число канавок в междурядьях виноградных лоз39.

Итак, в конце XV в. церковный собственник все реже возмещал труд и расходы арендаторов по производству улучшений в агрикультуре, насаждению интенсивных культур, проведению и переустройству оросительных каналов на участке и т. п.

Каково было участие госпиталя Санта Мария Нуова в поставке семян арендаторам? К сожалению, сведения об этом содержат лишь около 60 договоров. Менее половины арендаторов вносили половину семян всех культур (остальную половину семян или средства на их приобретение должен был дать госпиталь). Чаще испольщик обязан был полностью обеспечить участок семенами пшеницы, занимавшей наибольшую площадь. Собственник обычно поставлял треть или все семена под вновь распаханные земли, под зеленый клин, половину семян низших зерновых и бобовых. Госпиталь часто выступал кредитором, ссужавшим арендаторам деньги для покупки волов (96,43% семей). Примерно в 1/4 части договоров расходы по приобретению волов делились пополам между церковным учреждением и арендатором (см. табл. 28).

Сочида (аренда скота) нередко сочеталась со сдачей того или иного участка в медзадрию (чаще всего подеральную). В аренду сдавался рабочий и мелкий скот; прибыль и убытки делились пополам между собственником скота и арендатором, а все расходы по содержанию скота нес арендатор40.

Специфика арендных договоров госпиталя Санта Мария Нуова далеко не всегда позволяет произвести подсчеты обложения арендаторов, т. е. определить величину средней ренты с единицы площади, так как нам часто неизвестна вся площадь сданного в аренду данному испольщику или аффиктарию участка. Там, где это сделать оказалось возможным, мы видим значительные колебания в величине обложения арендаторов в разных районах контадо Флоренции и Прато. Наибольшая высота обложения — при денежном аффикте подере, денежном аффикте парцелл, а также при парцеллярной испольщине в окрестностях Флоренции. В Гамбассии более высокое обложение при натуральном аффикте парцелл, в Прато — при натуральном аффикте парцелл и парцеллярном денежном аффикте (см. табл. 29).

Об уровне эксплуатации арендаторов церковных земель в конце XV в. мы можем в значительной мере судить по величине «фонда личного потребления арендаторов» (ФЛП) госпиталя Санта Мария Нуова. В каждом договоре исполу нам известна величина ежегодного фактического поступления продуктов, входящих в ренту со сдаваемого в испольщину подере или парцеллы. В ряде договоров нам известна урожайность на арендуемом участке. Там, где прямых сведений об этом нет, мы брали за среднюю урожайность пшеницы сам-6, низших зерновых и бобовых сам-5.41 При этом мы принимали во внимание различные для разных арендаторов пропорции поставки семенного материала с того или иного участка. Нередко в договоре прямо указывалось, сколько семенного зерна поставлял монастырь. Соответственно, можно вычислить, сколько поставлял семян тех или иных культур арендатор.

ТАБЛИЦА 28
Обязанности испольщиков и их участие в издержках производства на землях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1486 гг. в % к числу хозяйств испольщиков



ТАБЛИЦА 29
Средняя величина обложения в испольной аренде и аффикте на землях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1486 гг. во флоринах с 1 стайоро площади



В качестве средних цен, фигурирующих в договорах госпиталя в 1485—1487 гг., нами были использованы следующие (сознательно мы взяли наименьшие) 1 стайо пшеницы стоил 20 солидов, 1 стайо низших зерновых — 10 солидов, 1 баррель вина — 20 солидов, 1 баррель оливкового масла — 30 солидов. При переводе мелкой монеты, в которой взимались платежи, в золотые флорины, мы исходили из соотношения: 1 золотой флорин=5 лир 11 солидов 4 денария.42

Произведя соответствующие подсчеты, мы определили, что минимальная величина ФЛП семьи испольщиков на землях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1487 гг. должна была составлять около 12 флоринов. Тем самым были бы удовлетворены лишь самые необходимые ее потребности в хлебе, вине и масле. С учетом же удовлетворения минимальных потребностей в одежде и обуви эта величина должна была равняться примерно 32 золотым флоринам.

В какой мере арендаторы земель госпиталя располагали подобными средствами? Отметим при этом, что наши подсчеты не учитывают задолженность испольщиков, а она была у многих — до 90% арендаторов. Последние получали долговую ссуду на приобретение волов. Нередки были также кредиты собственника на покупку пшеницы, бобов и других продуктов (см. выше).

ТАБЛИЦА 30
Величина фонда личного потребления семей испольщиков на землях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1486 гг. в % к общему числу их хозяйств



Но даже без учета задолженности результаты наших расчетов свидетельствуют о том, что более 60% арендаторов на подере в окрестностях Флоренции, и Муджелло и 100% в районе Эмполи располагали таким невысоким ФЛП (в денежном выражении), который едва покрывал потребности семьи в продовольствии (см. табл. 30). Если же говорить о возможности удовлетворения и других потребностей испольщиков, то следует признать, что необходимым минимумом, т. е. суммой 32 золотых флорина не располагали все испольщики на подере в Эмполи, более 90% арендаторов в окрестностях Флоренции, более 70% в Барберино (Валъдельса), 60% и более арендаторов в Казентино, Гамбасси, Муджелло. Практически только в Прато этот процент был несколько ниже — немногим более 50. Но и там более 77% испольщиков имели доход, лишь чуть превышавший минимальную величину ФЛП. Если же исходить из наличия в распоряжении испольщиков тех или иных продуктов в их абсолютных величинах, то обнаруживается, что около 70% семей испольщиков на подере в Муджелло не могли или едва могли удовлетворить свои потребности в пшенице и других зерновых, которые составляли в среднем 60 стайя. В Эмполи же к этой группе принадлежали все испольщики. Более 70% арендаторов исполу на подере в окрестностях Флоренции не имели в своем распоряжении минимального количества злаковых культур. В то же время, очевидно более обширные площади, занятые зерновыми на подере в округе Прато, в Казентино, Барберино и Гамбасси обусловили то обстоятельство, что после расчета с госпиталем у испольщиков здесь оставалось количество зерновых, несколько превышавшее указанный выше минимум: примерно у половины испольщиков в округе Прато, у 60% арендаторов в Казентино, Барберино и Гамбасси.

Что же касается удовлетворения потребностей испольщиков на подере в вине (а оно относилось в то время к основным напиткам), то достаточный минимум вина был лишь у 36% арендаторов в окрестностях Флоренции (т. е. чуть больше того количества съемщиков, которые имели минимум зерна, так что о продаже сколько-нибудь значительного количества одних продуктов для покупки других здесь едва ли можно говорить), у 40% арендаторов в Казентино, у 20% в Гамбасси, 30% в Муджелло. Испольщики в Эмполи получали вина меньше необходимого минимума (как и зерна). И в этом случае фактически только арендаторы из округи Прато располагали большим количеством вина, но и здесь почти у половины испольщиков запасы вина едва превышали минимум. Сознавая всю неточность и приблизительность наших подсчетов на основе средних данных об урожайности и ценах, которые могли варьировать на землях госпиталя в разных районах округи Флоренции и соответственно корректировали величину ФЛП испольщиков в денежном выражении, мы тем не менее полагаем (и это доказывают результаты подсчетов абсолютных величин сельскохозяйственных продуктов, остававшихся в распоряжении арендаторов), что существа и основных положений наших выводов эта корректировка но изменила бы.

ТАБЛИЦА 31
Величина фонда личного потребления семей испольщиков на землях госпиталя Санта Мария Нуова в 1485—1486 гг. в % к числу их хозяйств



Обратимся теперь к подсчетам ФЛП испольщиков при парцеллярной аренде. В окрестностях Флоренции около 90%, а в других районах все арендаторы не располагали минимумом денежных средств, их размер обычно держался на отметке 10—15 золотых флоринов (вместо 32 или хотя бы 12; см. выше). Что же касается натурального выражения ФЛП, то надо отметить, что абсолютное большинство парцеллярных испольщиков повсюду (за исключением округи Прато, но и здесь к этой группе относится половина испольщиков) располагало менее чем половиной необходимого количества пшеницы и даже низших зерновых (см. табл. 31). Подобную закономерность можно проследить и в отношении потребления вина. Все испольщики на парцеллах в округе Прато, в Казентино, Муджелло располагали вдвое меньшим количеством вина, чем это было необходимо, а испольщики в окрестностях Флоренции и в Барберино имели в своем распоряжении такое количество вина, которое лишь едва превышало необходимый минимум. Словом, только на доходы с парцеллы, арендованной у монастыря, абсолютное число парцеллярных арендаторов не могло существовать даже на грани минимального уровня потребления.

Правда, при подсчетах величины ФЛП испольщиков мы не учитывали их возможных дополнительных доходов от домашнего хозяйства (разведения домашней птицы, мелкого скота, овощей и фруктов), не всегда учитываемых при дележе с собственником; да и возможность скрыть какую-то часть этих поступлений в данном случае была большей. В то же время — и это, на наш взгляд, более существенно — мы не учитывали затрат труда арендаторов на доставку продуктов в город монастырю, которая осуществлялась целиком на средства арендаторов в отличие от либелляриев, получавших нередко частичное как денежное, так и — чаще — натуральное довольство от собственника (своего рода транспортная барщина с харчами). Не учитывали мы и стоимость выполнения ряда дополнительных работ: по вспашке нови, насаждению виноградников, проведению дополнительных ирригационных каналов и рытью канавок, обработке междурядий растений и т. п., которые также, как правило, выполнялись целиком на средства арендаторов и их силами.

Подводя некоторые итоги изложенному, попытаемся ответить на вопросы, поставленные в начале: какова была направленность эволюции на землях церковных учреждений в XIV—XV вв. и как ее можно соотнести в сравнительном плане с той аграрной эволюцией, которая имела место во владениях пополанов?

Как и на землях пополанов, спецификой структуры церковного землевладения были незначительные размеры собственно домениальных земель (известно, что лишь отдельные церковные корпорации в Тоскане, например, цистерцианское аббатство в Сеттимо, а также аббатства Камальдоли и Валламброза сохранили в той или иной мере домен, имевший сколько-нибудь реальное экономическое значение). Почти все земли, принадлежавшие церковному учреждению, сдавались в аренду, причем среди арендуемых земель преобладали крупные комплексы — подере, будь то испольная аренда или аффикт. Однако и парцеллярная аренда отдельных небольших участков, особенно занимаемых садами и виноградниками, имела широкое распространение. Вместе с тем необходимо отметить, что и подере очень редко предстают перед нами «в чистом виде», т. е. как отдельные изолированные крупные комплексы. Как правило, их окружают либо к ним примыкают разбросанные по довольно обширной территории на десятки километров мелкие виноградники, сады и пахотные участки.

Таким образом, характерный для пополанских земель процесс образования подере самым непосредственным образом сказался и на землях церкви. Вместе с тем арендным отношениям на церковных землях были присущи и специфические особенности по сравнению с таковыми во владениях пополанов. Они проявлялись в соотношении основных типов срочной аренды — медзадрии и аффикта и в своеобразии условий этих контрактов, реального экономического и социального статуса арендаторов. На землях церковных учреждений главенствующая роль принадлежала чаще всего не медзадрии, а аффикту. В конце XIV — начале XV в. аффикт преобладал над медзадрией (по числу контрактов хозяйств-арендаторов и по доходности сдаваемых в аренду земель). При этом основное место в аффикте занимали денежные платежи и в окрестностях таких крупных городов, как Флоренция или Прато, и в районах, более удаленных от Флоренции — в Эмполи, Кьянти, Барберино (Вальдельса) и др. Впрочем, в XIV в. аффикт имел немалое распространение во владениях крупных фамилий (Строцци, Кавалькаити и др.) и на землях, расположенных вблизи Флоренции.

С конца XIV в. и особенно к середине XV в. вновь возрастает доля натуральных платежей в составе ренты, что было связано, несомненно, с возросшей потребностью в продуктах питания и сырьевых материалах для начинавшего постепенно после десятилетий неурожаев, эпидемий и кризисной демографической ситуации возрастать городского населения43.

Уже к середине XV в. во владениях монастыря Санта Марля дель Кармине денежные платежи играли сколько-нибудь значительную роль лишь на городской окраине и на землях, непосредственно примыкавших к Флоренции. На более отдаленных территориях позиции натуральной ренты были весьма прочны.

На церковных землях Тосканы в XIV—XV вв. натуральная рента выступала не только в обличии испольщины, но и весьма часто в форме аффикта натурой с небольших парцелл. При этом важно подчеркнуть, что эволюция арендных отношений на землях церковных корпораций происходила до конца XV в. не в направлении поглощения (вернее замены) медзадрией всех прежних видов аренды и держаний, при оттеснении на «задний план» аффикта, как это было характерно для пополанского землевладения. По числу контрактов аффикт и медзадрия шли почти «на равных» при некотором преобладании медзадрии на более удаленных от города территориях и при возрастании числа контрактов аффикта на парцеллах. Но почему аффикт именно на церковных землях упорно не сдавал своих позиций и даже приходил на смену медзадрии (чаще парцеллярной)? Вероятно, причины этого явления кроются в целой системе факторов:

1. Особенности приобретения земель церковными учреждениями, в результате завещаний и дарений лиц самого различного социального статуса, когда в руки церкви попадали большей частью многочисленные мелкие изолированные участки, а не компактные комплексы-подере, в отличие от пополанов, которые имели большую возможность приобретения компактных комплексов-подере.

2. Традиционность ведения хозяйства многими церковными корпорациями путем сдачи в аренду либелляриям и другим наследственным держателям большей части земель и небольшой или даже незначительной роли собственной домениальной запашки. Будучи срочной арендой по юридическим условиям контракта, де факто аффикт на землях церкви нередко становился долгосрочной, а порой и наследственной арендой, хотя и существенно отличной от прежнего либеллярного держания.

3. И, наконец, еще одно, пожалуй, наиболее важное обстоятельство. Для крупных церковных собственников, уделявших немало внимания интенсификации сельскохозяйственного производства и вообще аграрной сфере своей хозяйственной активности (в отличие от многих пополанов), аффикт был более удобной формой аренды, которая, требуя меньших вложений со стороны собственника, позволяла нередко получать больший доход с единицы площади, давала больше возможностей целенаправленно изменять распределение сельскохозяйственных культур. Различен был и социальный состав арендаторов-испольщиков на подере и испольщиков и аффиктариев-парцелляриев. Первые значительно чаще (хотя и не всегда) — крестьяне, жители того же поселения. Арендаторы парцелл — по преимуществу «пришельцы», жители соседнего села или мелкого либо крупного города, собственники или арендаторы других подере либо парцелл, нередко торговцы и ремесленники. Сказанное выше вовсе не исключает справедливости заключения о значительной имущественной и социальной дифференциации арендаторов, особенно среди арендаторов парцелл, существования наряду с представителями богатых пополанских фамилий или церковных учреждений массы бедных людей, едва сводивших (или не сводивших) концы с концами.

Как мы не раз уже отмечали, уровень эксплуатации большинства арендаторов-испольщиков на подере, принадлежавших и пополанам, и церковным учреждениям, был таким, что не обеспечивал их даже необходимым минимумом средств существования. Бедность испольщиков, их неспособность осуществлять сколько-нибудь значительные хозяйственные улучшения была характерной чертой системы медзадрии, что препятствовало существенному прогрессу в агрикультуре. Наши материалы не подтверждают тезиса о «самообеспечении» семьи испольщика из его дохода с подере в подавляющем большинстве случаев, хотя положение арендаторов не было одинаковым в разных зонах даже одного контадо, а в еще большей степени зависело от размеров и плодородия подере. Что же касается испольщиков на парцеллах, то для всех них (как и для многих арендаторов подере) сторонние заработки, приарендовывание участков, ремесленные или торговые занятия были и необходимыми, и неизбежными.

Анализируя соотношение сельскохозяйственных продуктов, составлявших «набор» поликультуры на подере, тип хозяйства, доходность участков, величину обложения (средней ренты), мы считаем возможным сделать вывод о том, что и в экономическом и в социальном аспекте крупные подере, сдаваемые в испольщину (отчасти и в аффикт), не смогли обеспечить в значительной мере интенсификацию агрикультуры и прогрессивные сдвиги в отношениях между собственниками и арендаторами, несмотря на наличие полукапиталистических элементов в самой основе договора испольщины.

Испольщина и особенно аффикт на парцеллах на землях церковных учреждений (во владениях пополанов все эти виды аренды, особенно аффикт были распространены слабо) в большей мере содержали возможность прогрессивного развития аграрных отношений и самостоятельности крестьянского хозяйства. В то же время преобладание испольщины на подере на землях пополанов и, соответственно, на большей части территории Тосканы в изучаемые столетия приводило к тому, что отмеченные прогрессивные потенции, содержавшиеся в аффикте на парцеллах (в меньшей степени в испольщине на парцеллах) реализовывались очень слабо и на небольшой сравнительно площади сданных в аренду земель, а потому и не смогли оказать сколько-нибудь решающего влияния на тенденцию развития аграрных отношений в Тоскане в XIV—XV вв. «Переходный» характер испольщины в конкретных условиях Тосканы XIV—XV вв. не стал ступенькой к развитию предпринимательской аренды.



1 Cipolla С. M. Une crise ignorée. Comment est perdilo la propriété cccle-siastique dans l’Italie dii Nord entre le XIе et le XVIе siòcle // Annales. Economie. Sociétés, Civilisations. 1947. Vol. 2; Chittolini G. Un problema aperto: la crisi della proprietà ecclesiastica tra Quattro e Cinquecento // Rivista slorica italiana. 1973. A. 85. N 2. P. 353—393; Pinto G. Formo di conduzione e rendita fondiaria nel contado fiorentino: le terre dell’ospedale di San Gallo // Pinto G. Toscana nel tardo Medioevo. Ambiente, economia rurale, società. Firenze, 1982. P. 247—330; Pampaioni G. Vendemmi e produzione di vino nelle proprietà dell’ospedale della Misericordia di Prato nel Quattrocento // Studi in memoria di F. Melis. Firenze, 197S, Vol. 3. P. 349—365; Idem. Le trasformazioni dell'ambienle e delle colture nel territorio di Prato (sec. XIII—XV). Prato, 1979. Ha материалах архивов церковных учреждений построены работы, посвященные роли наемного труда в XIV —начале XV в. и принадлежащие Дж. Пинто и Д. Баллестраччи. а также недавно вышедшая монография Г. Пиччшши, в центре внимания которой положение испольщиков и наемных рабочих на землях монастыря Монте Оливето Маджоре в Сиене в XIV—XV вв. См.: Piccinni G. Seminare, fruttare, raccogliere (1374—1430). Milano, 1982; Ballcslracci D. Il memoriale di frate Angoliere, granciere a Poggibonsi. Note sul salariato nel contado (1373—1374) USA. 1977. N 1. P. 79—128; Pinto G. Il personale, le balie e i salariali dell’ospedale di San Gallo di Firenze negli anni 1395—1400. Note per la storia del salariato nelle città medievali // Ricerche storiche. 1974. N P. 113—1G8; см. также: Lecce М. I beni terrieri di un antico istituì ospilaliero veronese (sec. XII—XVIII) Studi in onore di Ambitolo Fanfani. Milano, 1962. Voi. 3.
2 ASF. CS. N 88. F. 76.
3 Котельникова Л. A. Аренда на землях церкви в Тоскане в конце XIV — начале XV в. (по материалам Государственного архива Флоренции) / СВ. 1983. Вып. 40.
4 ASF. CS. N 113. F. 168. Fitti vecchi. Segn. «В». С. 1 v, 4 r. 9 rv. 10 r, 11 r, 20 r, 90 r, 115 r, 116 г ecc.
5 Ibid. С. 98 r, 105 r, 67 r, 104 r, 58 r, 59 r, 65 r, 88 r есс.
6 lbid. С. 107 r есс.
7 Ibid. С. 99 r, 66 v, 61 r, 102 v, 114 r.
8 Ibid. С. 90 r, 84 r, 86 r, 97 r, 102 r, 103 r, 67 v, 76 r, 134-136 rv.
9 Ibid. С. 58 г, 98 г, 100 г: debe abitare al podere e lavorare.
10 Ibid. C. 97 r (e debbo avere solo mangiare e bere lasciatanoi alla sera si debbo tornare a cliasa sua).
11 Ibid. C. 59 r.
12 Ibid. С. 64 rv.
13 Ibid. C. 64 rv, 59 r, 99 r, 100 r, 103 r; F. 191. C. 39.
14 Ibid. F. 108. C. 104. По существу своему подобная аренда приближается к либеллярной, с тем, однако, отличием, что либеллярий после истечения даже и длительного срока договора не оставлял участок собственнику, а перезаключал договор, не говоря уже о наличии у либеллярия широких нрав распоряжения землей.
15 «A ogni nostra richiesta a uso del paese» (Ibid. C. 99 r).
16 Ibid. N 82. F. 104. 30 giugno 1466, 29 ag. 1471 7 magg. 1472, 15 sctt. 1472, 5 nov. 1475.
17 Ibid. N 113. F. 168. C. 99 r, 100 r, 112 rv.
18 Ibid. C. 99 r, 100 r, 112 rv, 113 r.
19 ASF. SMN. N 5797. Ha обложке книги надпись: Questo libro ò dolio spedalo di Santa Maria Nuova di Firenze et che messe tutte di possessioni. Scgn. «Л» (1485—1488).
20 Ibid. C. 10 v, 14 r, 19 v, 20 r, 21 v, 31 r. 32 v. 37 rv. 155 r ecc.
21 Ibid. С. 7 г, 19 г, 73 v, 85 v, 257 v, 108 v, 94 v, 470 v-471 r.
22 Ibid. C. 8 r, 3 v, 13 r, 254 v, 255 r, 5 r, 238 r, 328 v, 329 r, 8 v, 273 r.
23 ASF. SMN. С. 75 г. 5 г, 76 v, 79 v, 13 v, 83 r, 24 r, 18 r, ecc.
24 Ibid. С. 1 v, 67 r, 71 r, 71 v, 75 rv, 76 v, 90 v ecc.
25 Ibid. C. 90 r, 104 r, 107 v ecc.
26 Ibid. С. 1 v, 10 r, 11 v, 13 v, 71 v, 75 r, 77 rv, 79 v, 96 v, 90 rv, S9 rv. 91 rv, 107 v, 299 v, 300 r.
27 Ibid. C. 92 r, 271 r.
28 Ibid. C. 4 rv, 74 v, 257 v, 258 r, 243 r, 303 v—304 r.
29 Ibid. C. 9 r, 10 r, 12 v, 13 r, 71 rv, 74 v, 75 rv, 77 rv, 78 rv, 79 v. 80 v. 83 v, 90 r, 93 rv, 97 r, 285 v, 286 r ecc.
30 Ibid. С. 6 r, 16 v, 470 v—471 г, 284 v ecc.
31 Ibid. С. 6 r, 260 v, 261 г, 12 v осс.
32 Ibid. С. 80 v, 10 v, 18 г, 298 v—299 г.
33 Ibid. С. 242 r.
34 Ibid. С. 8 v, 16 v, 276 v есс.
35 Ibid. С. 17 r, 11 г, 14 г, 107 v, 282 v—283 г, 295 г есс.
36 Ibid. С. 11 r, 12 v, 13 v, 84 v, 268 v. 269 г есс.
37 Ibid. С. 71 rv, 75 v, 70 v, 80 r ccc.
38 Ibid. C. 81 v, 73 r, 87 rv, 92 r, 78 v, 93 r, 107 r.
39 Ibid. C. 72 rv, 83 v, 89 r, 91 v, 92 v, 95 rv, 98 r, 105 r, 243 rv, 244 r, 246 r, 249 r, 270 r ecc.
40 Ibid. С. 83 v, 97 г, 95 rv, 96 rv, 92 v, 93 v, 97 v, 103 r ecc.
41 Ibid. C. 95 v, 100 r, 105 r, 107 r, 72 r, 88 v, 101 r, 89 r ecc.
42 Ibid. N 40. Ricordanze. С. 275 rг, 277 r, 238 rv, 244 v, 326 r; N 5797. С. 68 r, 75 v, 91 r, 339 r, 270 r, 246 r, 251 v, 300 r, 301 v.
43 Ср. высказывания Маркса о том, что «рента, а имеете с ней и стоимость земли развиваются вместе с рынком для продукта земли и, следовательно, с ростом неземледельческого населения, с его потребностью и спросом отчасти на продукты питания, отчасти на сырые материалы» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25, ч. II. С. 187).
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жорж Дюби.
История Франции. Средние века

Любовь Котельникова.
Итальянское крестьянство и город в XI-XIV вв.

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

Я. С. Гросул.
Карпато-Дунайские земли в Средние века
e-mail: historylib@yandex.ru
X