Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любовь Котельникова.   Итальянское крестьянство и город в XI-XIV вв.

Введение

Итальянскому феодализму, как и феодализму любой другой страны, были присущи свои специфические особенности. Его своеобразие определялось в первую очередь «исключительным развитием городов», «сохранившихся по большей части еще от римской эпохи».1

XI—XIV вв. были временем расцвета городов Италии, среди которых выделились такие крупнейшие центры ремесла, торговли и банковского дела, как Флоренция, Сиена, Милан, Венеция, Генуя, Пиза. Впервые в мире здесь в начале XIV в. зародились раннекапиталистические отношения. Во Флоренции, Сиене и Перудже в XIV в. произошли первые восстания наемных рабочих.

Города Италии стали центрами новой культуры и мировоззрения — Возрождения и гуманизма. Немалое число городов продолжало сохранять свое могущество и в XV в. Однако со второй половины его намечается тенденция к сокращению промышленного производства, правда, пока еще в отдельных больших городах или в отраслях промышленности. В начале XVI в. спад охватывает уже экономику многих городов, а после кратковременного подъема в 50—70-х годах XVI в. наступает стойкий и длительный упадок всей городской и сельской экономики в XVII в.2 Почему это произошло? Чем объяснить, что первые элементы нового — капиталистического — способа производства оказались недостаточно сильными и прочными, чтобы постепенно подчинить себе все или большинство отраслей промышленности, глубоко проникнуть в сельское хозяйство и положить начало новой, капиталистической, эре? Эта проблема давно уже волнует историков. Найдены важные причины, которые помогают понять своеобразный ход исторического развития феодальной Италии, особенности возникновения в ней раннекапиталистических отношений в XIV в.

Слабость самих капиталистических элементов, которые имелись лишь в наиболее развитых центрах и в некоторых отраслях промышленности (прежде всего сукноделие, производство шелка), связанных по преимуществу с внешними рынками сырья и сбыта; экономическая разобщенность страны — отсутствие единого внутреннего рынка; ее политическая раздробленность, достигшая своей кульминации в создании в XIII и особенно в XIV — XV вв. многочисленный синьорий; перемещение торговых путей в XV—XVI вв. и быстрый рост могущества конкурентов — Франции, Англии, Нидерландов, где складывались единые национальные государства; упадок Испании и Португалии в XVI в., игравших значительную роль в экономической жизни Италии; пагубные последствия итальянских войн, усиление внутренней реакции3 — все это по-своему убедительно объясняет упадок экономической жизни, последовавший за двумя-тремя столетиями небывало бурного подъема.

В то же время есть еще одна область итальянской истории, которая до сих пор исследована недостаточно: это — аграрные отношения. Насыщенная драматическими событиями политическая и культурная история страны, прославленные на весь мир имена деятелей Возрождения, расцвет итальянских городов как бы отодвинули в тень сельскую жизнь, историю итальянского крестьянства. На этот серьезный пробел итальянской историографии справедливо указывал известный исследователь-марксист Эмилио Серени, отмечавший, что «историк, изучающий, например, историю Южной Италии эпохи феодализма, найдет огромное количество материалов юридического характера, которые служат иллюстрацией к тому, что Кроче называет этико-политической историей, или просто к истории старого строя. Но если он захочет составить себе ясное представление о том, как жил крестьянин в эпоху феодализма, каковы были его действительные отношения с сеньором, каковы были его экономическое положение и культурный уровень, то он столкнется с полным незнанием предмета»4.

Несмотря на огромное число городов и городков в Италии, все же большинство ее населения занималось сельским хозяйством. А такие районы как Северо-Запад, значительная часть Юга, Римская область почти целиком представляли собой аграрные территории.

Можно ли, не уделяя должного внимания истории крестьянства, понять по-настоящему и историю города? Ведь последний был связан с округой тысячами нитей. Не говоря уже о том, что продовольственное снабжение городов в большой мере зависело от того, когда и в каком количестве окрестные крестьяне доставят пшеницу, просо, бобы, сыр, мясо, оливковое масло, вино, из своих контадо и дистретто города получали шерсть для выделки грубых сукон, лен для тканей, позднее, в XIV—XV вв., нередко и сырье для шелкоделия и т. д. Налоги, которые жители округ и, в первую очередь, крестьяне платили городу, составляли существенную часть городского бюджета, а их участие в ополчении города-государства было весьма серьезным подспорьем в почти непрерывных и многочисленных войнах. В XII—XIV вв. в Северной и особенно Средней Италии происходили огромной важности демографические перемещения: тысячи людей из деревень переселялись в города, где пополняли ряды учеников, подмастерьев и наемных рабочих мануфактур. Горожанами становились и выходцы из дворянских семей, которых подчас сама коммуна заставляла переселяться в город. В то же время горожане и городская коммуна в целом (в лице ее правящей верхушки) приобретали в округе все большие по размеру земельные комплексы, с зависимыми крестьянами — держателями и арендаторами.

Ясно, что изучение экономического и социального развития итальянского города, взятого самого по себе, изолированно от его «аграрной периферии» не может дать ответ на ряд вопросов, существенных и для собственно городской истории. Не случайно регулирование аграрных порядков в городских статутах средневековой Италии занимало немалое место. Но учитывая «городскую специфику» Италии, одновременно следует признать, что и исследование социально-экономической жизни крестьянства будет неполным и односторонним, если его вести в отрыве от анализа экономики и социально-политической истории города.

При взаимосвязанном изучении развития города и деревни требуют выяснения многие проблемы. Как изменились экономика и социальная жизнь в итальянской деревне под воздействием бурного роста городов и товарно-денежных отношений в XI—XIV вв.? В какой степени деревня пошла за городом, возникли ли там раннекапиталистические отношения? Не оказали ли определенного влияния и на городское развитие процессы, которые происходили в это время в социально-экономической структуре сельской округи? Словом, совершенно необходимо исследовать глубинные проявления социально-экономического воздействия города на деревню и значение этого факта не только в жизни деревни, но и города. Задача — не только огромной важности, но и большой сложности. Трудности, стоящие перед исследователем, тем более велики, что пути развития отдельных областей Италии — не только Севера, Юга и Центра, но и многих городов-государств в пределах этих географических ареалов были совершенно самостоятельными и непохожими друг на друга. В центре внимания автора этой книги — проблемы истории крестьянства Средней Италии, в первую очередь, Тосканы — области крупнейших городов, колыбели раннего капитализма, знаменитой первыми выступлениями предшественников современного пролетариата. Мы будем привлекать также свидетельства источников, относящихся и к Северной Италии, а в отдельных случаях — даже отдавать им предпочтение5.

В своей работе мы не ставим задачей изучить все стороны аграрной истории Италии XI—XIV вв. (или даже хотя бы Центральной и Северной Италии), равно как и историю городов этих областей. Для решения поставленных выше проблем нам представляется необходимым прежде всего исследовать такие вопросы, как эволюция феодальной земельной ренты в XI—XIV вв. и ее причины, изменение социально-правового положения различных групп крестьянства (сервов, колонов, либелляриев, испольщиков, аффиктариев и др.). Особое внимание уделяется анализу освобождения крестьян от крепостной зависимости в XII—XIII вв. и участию городов в этом процессе, а также выявлению социальной сущности медзадрии — специфически итальянской разновидности срочной аренды,— сыгравшей значительную роль во всей последующей аграрной истории страны. Мы не могли обойти и такую проблему, как возникновение элементов наемного труда в сельском хозяйстве страны. Этому явлению так же, как и медзадрии, было необходимо дать оценку в связи с формированием раннекапиталистических отношений в городах.

Крестьянская политика города изучается на всем протяжении книги, причем нам казалось целесообразным сосредоточить внимание не на рассмотрении административного и налогового законодательства города, которое достаточно хорошо выяснено в специальной литературе, а на политике города в таких сферах, как арендные отношения, феодальная земельная рента, классовая борьба крестьян с феодалами и т. д. В заключении сделана попытка, исходя из выводов работы, наметить некоторые черты специфики феодальных отношений в Северной и Средней Италии XI—XIV вв.

За последние 10—15 лет вышло немало книг и статей по аграрной истории Италии XVIII—XIX вв. (в их числе монографии Э. Серени, Р. Виллари, П. Виллани, Р. Ромео, М. Беренго, В. Франкини, И. Имберчадори, Дж. Канделоро и многих других). Несравненно меньше имеется работ, посвященных сельскому хозяйству страны в XVI—XVII вв., и почти полностью отсутствуют специальные монографии, в которых бы рассматривались аграрные отношения в Италии XI—XV вв. Правда, отдельные вопросы, касающиеся различных сторон аграрного строя Италии XI—XV вв. (изменение структуры феодального землевладения, движение рейты, испольщина, либеллярный договор, освобождение сервов и колонов, история сельских коммун), в той или иной мере подвергались рассмотрению в статьях и книгах современных итальянских (Л. Даль Пане, Ч. Виоланте, Р. Ромео, П. Сантини, И. Имберчадори, Дж. Киттолини, К. М. Чиполла, Дж. Луццатто и др.)6 и советских (М. Л. Абрамсон, Л. М. Брагиной, Е. В. Вернадской, А. X. Горфункеля, В. В. Самаркина, Л. А. Котельниковой) историков7. Но еще больше проблем ждут своего исследователя и особенно важная именно для Италии проблема взаимовлияния города и деревни, которая затрагивалась учеными еще очень мало.

Историки XIX в. и первой половины XX в. (Э. Поджи, Р. Каджезе, А. Дорен, Дж. Вольпе и др.)8 в своих работах главное внимание обращали на характеристику административной, финансовой, военной политики города по отношению к крестьянству. Р. Каджезе нарисовал впечатляющую картину эксплуатации городом деревенской округи (но «городом как таковым», без какого-либо разграничения разных социальных слоев городской коммуны). В последние десятилетия произошло определенное изменение направленности исследований: ученые все больше пытаются понять и объяснить экономическое и социальное влияние роста городов на контадо и дистретто, делаются попытки связать некоторые черты аграрного развития страны с общей эволюцией экономики, социальной и политической жизни Италии XII—XIV вв.

Можно проследить два основных течения в исследованиях современных итальянистов. Историки, принадлежащие к одному из них (Дж. Луццатто, Э. Кристиани, Ч. Виоланте, Р. Ромео, Ф. Джонс и др.), отмечая значительные изменения аграрного строя в результате интенсивного развития городов, вместе с тем не считают, что эти изменения вызвали какие-либо качественные или даже вообще сколько-нибудь существенные перемены, которые могли бы быть истолкованы как кризис или разложение феодальных порядков. Феодализм был еще в полной силе и в деревне и в городе, где власть по-прежнему почти повсюду находилась в руках и под влиянием землевладельцев-феодалов. По мнению этой группы исследователей, если перемены и происходили, то они касались сферы управления, а не производства. Феодалы продолжали активно участвовать в городской политике, удерживали за собой значительные земельные владения и большое число зависимых от них в судебном и иных отношениях крестьян. Вполне правомерно и убедительно указывая на сохранение в Италии XIII—XIV вв. многих феодальных институтов, эти историки в то же время обычно отказываются от сколько-нибудь углубленного анализа сущности социально-экономических процессов изучаемого периода. А ведь только такой анализ может дать ответ на вопрос, остались ли деревня и итальянское общество в целом феодальными и какое место заняли в нем новые, нефеодальные, элементы и явления.

Сторонники другой точки зрения (К. М. Чиполла, П. Ваккари, Л. Даль Пане и др.) период расцвета городов-коммун (XII—XIV вв.) связывают с разложением феодализма, хотя и полагают, что уровень капиталистического развития Италии был весьма невысок, в экономике преобладающую роль играло сельское хозяйство (в этом отношении ее можно сравнить, по мнению Чиполлы, с современными слаборазвитыми странами), а хозяйственная жизнь страны была подвержена циклам перемежающихся подъемов и депрессий (как и в капиталистическом обществе в настоящее время). Попытки осмыслить итальянскую действительность XII—XV вв. в понятиях, применимых к современному капитализму, свидетельствуют об известной модернизации (разными ученымив разной степени, но прежде всего К. М. Чиполлой) изучаемых процессов.

Исходным пунктом многих ошибочных построений буржуазных историков обоих направлений является понимание ими феодализма как политической системы, системы личного подчинения и вассально-ленных связей. Поэтому для одних историков уничтожение или существенное ослабление этих связей означает разрушение феодализма в целом; другие же ученые стремятся доказать, что феодализм не претерпел коренных изменений и продолжал свое существование, пытаются найти в феодальных порядках XIII—XIV вв. политико-правовые институты и другие элементы, свойственные феодальной системе в период ее утверждения и первых веков господства. При этом, как правило, исследователи не замечают тех новых процессов, которые, хотя и не свидетельствуют о кризисе и разрушении феодализма, являются, однако, показателем значительных изменений, происходивших в структуре феодального общества и знаменовавших переход к новому этапу в развитии феодальной формации.

Следует также отметить, что в трудах названных историков преобладает обычно постановка вопросов о взаимовлиянии города и деревни и попытка дать ответ на них лишь в общем плане. Исследовательски освещены немногие темы.

В исследовательском аспекте изучаемая нами проблема практически еще не разрабатывалась и в трудах итальянских историков-марксистов, хотя в книгах Э. Серени и Дж. Канделоро содержатся весьма существенные и важные наблюдения и замечания о роли и значении испольщины, об аграрной политике средневекового города, особенностях личного освобождения крестьянства в XIII в. и др.

Для работ советских историков (Е. В. Вернадская, Л. М. Брагина, В. И. Рутенбург), в той или иной степени затрагивавших данную тему (специально ей посвящена лишь кандидатская диссертация В. В. Самаркина «Город и деревня в северо-восточной Италии XII—XIV вв.» М. 1964), характерно стремление выявить существо социально-экономических процессов, протекавших в городе и в деревне, их закономерности, взаимозависимость изменений в экономике и социальной структуре. Результаты социально-экономических преобразований в итальянской деревне XIII—XIV вв. (уровень развития раннекапиталистических элементов и разложения феодальных отношений) ими оцениваются подчас различно, но советских историков объединяет общность подхода к анализу этих явлений с позиций исторического материализма9.

Исследовательской базой настоящей работы послужили опубликованные источники разных типов, имеющиеся в книгохранилищах Москвы, Ленинграда, Рима, Флоренции, Берлина. Это прежде всего многочисленные картулярии IX—XIV вв. монастырей, епископств и других церковных учреждений Средней и Северной Италии, насчитывающие десятки тысяч разнообразных грамот: купли-продажи, обмена, дарений, завещаний, либеллярных, эмфитевтических, прекарных, об освобождении сервов и колонов, а также папские и императорские указы, городские постановления, соглашения между городами и феодалами и многие другие материалы. Среди них наиболее обширна серия «Regesta chartarum Italiae», состоящая из 30 томов10. Полезным источником для изучения истории Лукки и Луккской округи явилось многотомное издание «Memorie e documenti per servire allistoria del principato lucchese», включающее как картулярный материал, так и отрывки из поземельных описей, разного рода акты германских императоров и пап, хроники. Особую ценность представляют описи повинностей держателей Луккского епископства XII — середины XIV в., которые до сих пор оставались совершенно неиспользованными в литературе.

Большой материал содержат «Documenti di storia Italiana» в 15 томах, в которых помещены многочисленные присяги феодалов городам в XI—XIII вв., хроники, городские статуты, постановления городских судебных курий, различные поземельные грамоты и другие документы. Весьма важные сведения имеются в различного рода памятниках, собранных в 93-томной коллекции «Fonti per la storia d'Italia». Значительное место среди наших источников принадлежит статутам (и иным постановлениям) городских и сельских коммун Северной и Средней Италии. Нами были привлечены статуты Флоренции, Сиены, Пизы, Пистойи, Ареццо, Вольтерры, Сан-Джиминьяно, Болоньи, Вероны, Милана, Лукки, Равенны, Асколи Пичено, Витербо, Орвието, Имолы и многих других городов. Очень ценный материал по истории сельских коммун дали статуты этих коммун в собраниях «Fonti rurali Toscani» и «Corpus statutorum italicorum».

Существенную помощь в объяснении интересовавших нас вопросов оказали хроники отдельных итальянских городов (Лукки, Флоренции, Болоньи и др.), а также разного рода документы о развитии торговли и ремесла (торговые соглашения, цеховые и таможенные статуты и др.).

Таким образом, сложность и многообразие поставленных в работе проблем потребовали привлечения весьма разнородных источников.

Методику их использования при изучении таких вопросов, как социальная сущность медзадрии и либеллярного договора, движение земельной ренты и обложение отдельных крестьян — феодально зависимых держателей, пути освобождения сервов и колонов от крепостной зависимости, пришлось продумывать заново (подробно об этом см. в соответствующих главах книги). Здесь же отметим, что исследуя статуты городов, равно как и многие другие источники юридического характера, мы стремились проверить и уточнить реальную значимость их постановлений при помощи документов, рисующих те или иные институты или отношения в действии. Такого рода сведения нам удавалось почерпнуть в добавлениях и разъяснениях к тем же статутам, в единовременных городских постановлениях по конкретным вопросам, решениях городских судебных курий, статутах сельских коммун, нотариальных актах, поземельных грамотах и т. п., подчас с дополнениями и приписками более позднего времени и др. Помимо этого, естественно, учитывались обстоятельства, время и место составления статутов и социальное положение их авторов.

Применение в работе некоторых новых методических приемов позволило рассмотреть ряд до сих пор не ставившихся в литературе вопросов изучаемой проблематики. Среди них — социальный состав контрагентов и социальная сущность медзадрии и либеллярного договора, а также эволюция этих институтов в IX—XIV вв.; соотношение разных способов освобождения крепостных крестьян (и прежде всего, практическое значение освободительных актов городов в XIII—XIV вв.); крестьянская политика города; место и значение элементов наемного труда в сельском хозяйстве в этот период.

* * *


Автор выражает глубокую признательность товарищам по работе научным сотрудникам сектора истории средних веков Института истории АН СССР, и прежде всего кандидатам исторических наук Ю. Л. Бессмертному и Л. Т. Мильской, а также докторам исторических наук А. Д. Люблинской, В. И. Рутенбургу, 3. В. Удальцовой, кандидатам исторических наук М. Л. Абрамсон, Е. В. Вернадской, Л. М. Брагиной, В. В. Самаркину, М. М. Фрейденбергу и всем, кто своими критическими замечаниями и советами содействовал завершению монографии.

Особую благодарность автор приносит своему учителю профессору Александру Иосифовичу Неусыхину и академику Сергею Даниловичу Сказкину, оказывавшим большую и ценную помощь и поддержку в подготовке этой книги.

На протяжении всей работы автор неизменно встречал заботливое и внимательное отношение со стороны сотрудников кабинета всеобщей истории Фундаментальной библиотеки Академии наук СССР М. И. Фурсовой, Э. И. Усковой и Л. Г. Габриэлян, которых сердечно благодарит.




1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 25, ч. II, стр. 365; т. 23, стр. 728.
2 А. Д. Ролова. Экономический строй Флоренции во второй половине XV и в XVI в.— СВ, VIII, 1956; она же. К вопросу о состоянии промышленности Флоренции во второй половине XVI в. и в первой половине XVII в.— СВ, 23, 1963; она же. Структура промышленности Флоренции второй половины XVI — начала XVII в. — УЗ ЛатГУ. Исторические науки, вып. 4. Рига, 1965; «Очерки истории Италии. 476—1918 годы». Под ред. проф. М. А. Гуковского, М., 1959.
3 В. И. Рутенбург. Очерк из истории раннего капитализма в Италии. М.— Л., 1951; он же. Народные движения в городах Италии. XIV—XV вв. М.— Л., 1958; А. Д. Ролова. Указ. соч.; «Очерки истории Италии».
4 Э. Серени. Развитие капитализма в итальянской деревне (1860—1900). Перев. с итал. М., 1951, стр. 4.
5 Феодализм Южной Италии, отличавшийся весьма существенными особенностями и спецификой по сравнению с феодальным развитием Севера и Центра страны, требует отдельного изучения. Большое исследование на эту тему заканчивает М. Л. Абрамсон, много лет посвятившая разработке проблем аграрной истории Юга (см. стр. 7, 349).
6 G. Chittolini. I beni terrieri del capitolo della cattedrale di Cremona fra il XIII e il XIV secolo.— NRS, fasc. III—IV, 1955; С. M. Cipolla. Introduzione. Il tramonto della organizzazione economica curtense.— «Storia dell’economia italiana nei secoli VII—XVIII», vol. I. Torino, 1959; E. Conti. La formazione della struttura agraria moderna nel contado fiorentino. Parte I. Roma, 1965; L. Dal Pane. L’economia bolognese del secolo XIII e l’affrancazione dei servi.— GEAE, 1959, № 9—10; E. Fiumi. Sui rapporti economici tra citta e contado nell’eta comunale.— ASI, 1956, Disp.; I. Imberciadori. Mezzadria classica toscana. Firenze, 1951; Ph. J. Jones. An Italian Estate, 900—1200. EHR, 1954; idem. Per la storia agraria italiana nel medio evo: lineamenti e problemi.— RSI, 1964, fase. II; Дж. Канделоро. История современной Италии. Истоки Рисорджименто. 1770—1815. Перев. с итал. М., 1958; G. Luzгattо. Per una storia economica d’Italia. Bari, 1957; он же. Экономическая история Италии. Античность и средние века. Перев. с итал. М., 1954; С. Di Nola. Pioldtioa, economica ed agricoltura in Toscana nei secoli XV—XIX. Citta di Castello, 1948. R. Romeo. La signoria dell’abate di S. Ambrogio di Milano sul comune di Origgio nel secolo XIII.— RSI, 1957, fase. III—IV; P. Santini. I Comuni di Valle del medioevo. La costituzione federale del «Frignano» (Dalla origine all’autonomia politica). Milano, 1960. E. Sereni. Storia del paesaggio agrario italiano. Bari, 1960; G. Sapori. Le condizioni giuridiche e sociali in cui si e sviluppata l’agricoltura italiana. Roma, 1955; C. Violante. Storia ed economia dell'Italia medioevale. A proposito di un libro recente.—RSI, 1961, fase. III.
7 M. Л. Абрамсон. О некоторых особенностях развития феодальных отношений в Южной Италии в XII—XIII вв.—СВ, V, 1954; она же. О роли арендных отношений в социально-экономическом развитии Южной Италии (IX—XI вв.).— «Из истории трудящихся масс Италии». М., 1959; она же. О состоянии производительных сил в сельском хозяйстве Южной Италии (X—XIII вв.). Земледелие.— СВ, 28, 1965; Е. В. Вернадская. Из истории сельских коммун Моденской провинции.— СВ, XIV, 1959; она же. К истории аграрных отношений Северной и Средней Италии XIV—XVI вв. (по материалам провинций Модены и Феррары).— «Из истории... Италии»; она же. Из истории итальянского крестьянства XV—XVI вв. (по материалам архива ЛОИИ).— СВ, XI, 1958; Л. М. Брагина. Положение крестьянства в Северо-Восточной Италии в XIII—XIV вв.— «Из истории... Италии»; она же. Крестьянское держание в Северо-Восточной Италии.— ВИ, 1955, № 8; она же. Общинное землевладение в Северо-Восточной Италии XIII—XIV вв.— СВ, XII, 1958; А. X. Горфункель. Из истории экспроприации итальянского крестьянства (Аграрные отношения в Коринальдо во второй половине XV в.).— УЗ ЛГУ, вып. 21, 1956; Л. А. Котельникова. Положение и классовая борьба зависимого крестьянства Северной и Средней Италии в XI—XII вв.— СВ, VI, 1955; она же. Политика городов Северной и Средней Италии по отношению к сельским коммунам в XII в.— СВ, XVI, 1959; она же. Некоторые проблемы социально-экономической истории сельских коммун Средней Италии в XIII— XIV вв.— «Из истории... Италии»; она же. О формах общинной организации североитальянского крестьянства в IX—XII вв.— СВ, XVII, 1960; она же. Земельная рента в Тоскане в XI—XIII вв. (по материалам Луккской округи).— СВ, 24, 1963; она же. Земельная рента в округе Флоренции в XI—XIII вв.— СВ, 25, 1964; она же. Освобождение крестьян в Тоскане в XII—XIII вв.— СВ, 27, 1965; она же. Город и освобождение сервов в Италии XIII в. («Райская книга» Болоньи 1257 г.).— СВ, 28, 1965; В. В. Самаркин. Эволюция либеллярного держания в Северо-Восточной Италии в XII—XIV вв.— «Вестник МГУ», № 3, 1964; он же. Подчинение деревни городу в Северо-Восточной Италии XIII в.— «Вестник МГУ», № 3, 1965.
8 E. Poggi. Cenni storici delle leggi sull’agricoltura dai tempi romani fino ai nostri, t. I—II. Firenze, 1848; R. Сaggese. Le classi e comuni rurali nel medio evo italiano, vol. I—II. Firenze, 1907—1909; G. Volpe. Il Medioevo italiano. Firenze, 1923; A. Dоren. Italienische Wirtschaftsgeschichte. Jena, 1934.
9 Историография проблем, исследуемых в книге, более подробно освещается в отдельных главах.
10 Подробные библиографические данные см. в библиографии к книге.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. В. Самаркин.
Историческая география Западной Европы в средние века

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы. Том 2

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

Жорж Дюби.
История Франции. Средние века
e-mail: historylib@yandex.ru
X