Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Кайрат Бегалин.   Мамлюки

Глава II. Накануне

   После смерти Пророка главой мусульманского мира был избран Абу-Бекр с титулом халиф, буквально – «преемник». В начале его правления ислам не распространился за пределы Аравии, но «Битва цепей» положила начало эпохе великих завоеваний. Арабы проникли в Халдею и Сирию, захватили Иерусалим и Дамаск, подчинили Персию, свергнув династию Сасанидов.

   Ранняя мусульманская армия состояла главным образом из бедуинов. Они получали вознаграждение не столько жалованием, сколько в виде военной добычи. Грабить население покоренных стран позволяла специальная сура Корана. Она так и называется «сура о добыче» («сурат ал-ганимат»). В ней даже были предусмотрены нормы распределения награбленного. Одна пятая часть поступала правителям, остальное надлежало сдавать в общую армейскую казну, из которой потом пехотинцам выплачивалась одна четвертая доля, а три другие доли выдавали всадникам. Такой вид оплаты стимулировал кавалерию, что, в свою очередь, объясняет стремительное продвижение арабов по Евразийскому континенту.

   В этом победоносном шествии произошли первые локальные стычки завоевателей с кочевыми тюрками, после чего праведные халифы стали давать наставления, которые звучат так, словно это были инструкции: «Если ранили вы тюрка, отрубите ему голову, ибо они возвращаются с порога смерти, а как вернутся, так станут еще непримиримее через вас же, а не сами по себе», – писал Умар аль-Хатаб [8].

   К середине VII века армия халифата покорила на Западе Северную Африку, Испанию и остановилась у границ державы Карла Великого, а на востоке арабы достигли берегов Инда. Под их контролем оказалось южное направление Великого шелкового пути, но на севере господствовали тюрки. Интересы двух сильнейших народов средневековья столкнулись в древнейшем стратегическом центре – на Кавказе. Этот регион издавна играл роль своеобразного перешейка между Европой и Азией. На протяжении многих веков он был колыбелью различных тюркских племен и народов. В середине VII века здесь располагался Хазарский каганат, возглавляемый тюркской династией из рода Ашина.

Хазарский каганат
   Гегемония Хазарского каганата распространялась на весь Северный Кавказ, в том числе на страну Картли [9]. Об этом периоде в грузинской летописи «Картлис цховреба» сказано: «В пору хазаро-булгарского пленения все пребывали в мире и согласии, в силу крепости страны». Средневековые авторы также сообщают, что когда хазаро-булгарские племена захватили Тифлис и восточную Грузию в 628 году, «в Грузии начали говорить на гуннском языке» [10].

   В 651 году арабы организовали набег на Северный Кавказ, а в 653–654 годах они захватили Дербент и двинулись дальше на север. В то время халифат находился в расцвете своего могущества, но хазаро-булгарское войско наголову разбило неприятеля у стен города Беленджер. В сражении погиб прославленный полководец Салмани ибн Рабия. Вместе с ним пало четыре тысячи воинов, остальные укрылись в Дербенте. Так закончилась первая крупная битва арабов с тюрками.

   Поражение войска и гибель знаменитого полководца под Беленджером надолго остудили воинский пыл пришельцев с юга. Их продвижение на территорию Великой степи было приостановлено. Потрясение оказалось настолько сильным, что с той поры тюрки стали вызывать панический ужас в мусульманском мире. Эти настроения нашли свое отражение в рассказе из жизни основателя династии Омейядов халифа аль-Муавийя.

   Прочитав однажды послание наместника Армении, аль-Муавийя сказал секретарю: «Пиши ответ на его письмо… Ты говоришь, что тюрки совершили набег на твои земли и захватили добычу, а ты послал в погоню за ними людей, и они вернули захваченное. Говорю тебе, не раздражай их ничем, не отбирай у них обратно ничего, как если бы потеряла тебя мать в детстве, и нечем было бы возместить утрату».

   Лишь спустя почти пятьдесят лет после битвы под Беленджером арабы начали готовиться ко второму вторжению в Хазарский каганат, который в тот момент истории переживал далеко не лучшие времена. Причиной тому послужили события в Степи.

   Сначала в Западнотюркском каганате вспыхнула борьба за власть между влиятельными кланами Дуло и Нушиби. Вражда между ними затронула Хазарский каганат, где клан Дуло выступил против правящего рода Ашина. В результате этого столкновения Дуло распался на две ветви, которые возглавили братья – Батбай и Аспарух.

   Молодой хан Аспарух, человек смелый и честолюбивый, выразил неповиновение и откочевал со своей Ордой на берега Дуная, где основал Дунайскую Булгарию. А вот степенный и рассудительный Батбай действовал иначе. Он признал сюзеренитет рода Ашина, и на правах вассала создал Черную Булгарию в среднем течении Волги. Эти катаклизмы затронули и племя мадьяр, которые мигрировали в район Дона и Донца.

   Таким образом, Хазарский каганат лишился сильных союзников и ослаб, но все-таки хазары и подчинившаяся им часть булгар во главе с Батбаем были известны в те времена «как народ храбрый, воинственный, внушающий ужас». Зная это, халиф аль-Велид [11] приказал подготовить восьмидесятитысячное войско. При этом он велел не сообщать воинам, в какую страну они направятся. Предосторожность халифа можно понять, желающих сражаться с тюрками было немного.

   Армия арабов в пять раз превосходила силы Хазарского каганата, тем не менее, им не удалось покорить степное государство. Армянский историк Гевонд описывает встречу хазарского войска и армии халифата под предводительством полководца Хабибы ибн Масламы у города Тарки: «Обе армии несколько дней стояли в нерешительности, выпуская отдельных удальцов для единоборства. Войска арабов отступили, точнее сказать, бежали, постольку Маслама оставил свой лагерь, полный имущества, и даже собственный гарем».

   В другой битве у города Ардебиля хазары наголову разбили арабов и по сути дела уничтожили их армию. В этой битве погиб знаменитый арабский полководец Джеррах. Ардебиль был захвачен кочевниками.

   Вести о ратных подвигах хазар мгновенно разлетались по Евразии, и Феофан Исповедник вписал в свое сочинение такую строку: «Хазары, великий народ, они овладели всей землей вплоть до Понтийского (Черного – авт.) моря». Здесь хазары граничили с Византийской империей, которая на протяжении многих веков была одним из важнейших центров международной торговли.

   Необходимо сказать, что знакомство эллинов с кочевыми тюрками состоялось раньше появления арабов на исторической сцене и развитие некоторых событий, казалось, не предвещало большой дружбы. Вкратце об этом.

Византия и Степь
   До образования Хазарского каганата гегемоном Кавказа были булгары. В конце V века они создали союз с остатками гуннских племен и заняли пространство от Нижнего Дуная и Днепра до Волги и отрогов Кавказа. В 479 г. Византия пригласила кочевников для борьбы с остготами. Наемники справились с ними. Однако в стане союзников неожиданно вспыхнул конфликт.

   Кавалерия булгар обошла императорскую армию и обрушилась на нее с тыла. В битве погибло четыре тысячи византийских воинов, многие были взяты в плен. Это сражение произошло у реки Тцурты.

   Булгарская опасность побудила императора Анастасия соорудить каменную стену вокруг Константинополя высотой и шириной около шести метров. Не смотря на преграды и сопротивление, кочевники проникали в пределы Византийской империи, оседая на ее территории. Крупное вторжение произошло в 539 г. По сведениям Феофана, два булгарских князя «с множеством народа» пробились на территорию империи и одержали победу над полководцами захваченных провинций. Им на выручку пришел Иллирий Акум со своим войском. В завязавшейся битве булгарские предводители пали на поле брани.

   Казалось, византийцы одержали победу и уже возвращались в лагерь с радостной вестью. В этот момент на них внезапно напали булгары. Их атака была стремительной и неожиданной. Полководца Акума и наместника Мезии Константина кочевники захватили арканами и уволокли в плен. Исход сражения был решен. С той поры, «слава армии Иллирии погибла навеки», – сообщает летописец.

* * *
   Волны кочевников продолжали набегать на Византию. Сирийская хроника сообщает: «Булгары в количестве 10 тысяч человек прибыли из внутренней Скифии и с разрешения императора Маврикия [12] поселились в Дакии». Еще один случай зафиксирован в той же хронике: «Другая группа булгар численностью 20 тысяч под руководством двух братьев проникла на территорию алан и обосновалась у Каспийских ворот».

   Имея таких воинственных соседей, Византия очень скоро усвоила коварное правило «разделяй и властвуй», успешно применяя его в политике с кочевниками. Феофан Исповедник в хронике гуннов рассказывает о войнах империи с Персией при участии сабир [13] и роняет строку: «Доверчивые варвары слушали ложные доносы и беспощадно уничтожали друг друга».

   Подобными методами Византия продлевала свое существование. Эта дипломатия раздражала правителей мира степных номадов. Поэтому, когда посольство Тиберия прибыло в Западнотюркский каганат в 580 году с заверениями в дружбе, младший сын правителя западных тюрков выразил настроение достаточно убедительно.

   На приветствия посла Валентина Турксанф ответил: «Не вы ли те самые римляне, использующие десять языков и один обман?!». Выговорив эти слова, он заткнул рот десятью пальцами, а потом, вытащив их, продолжил: «Вот как сейчас у меня во рту было десять пальцев, так и у вас множество языков… Мы, тюрки, не знаем ни обмана, ни лжи!».

   Словом, связи налаживались непросто. Менандр упоминает о семи византийских посольствах к тюркским каганам. Благодаря дипломатической изворотливости, Византия умело лавировала в политике с кочевниками. Однако наступление мусульман заставило правителей империи изменить отношение к северным соседям, с которыми они установили дружеские отношения.

   Эллины поддерживали с кочевниками культурные связи и даже обменивались детьми, отдавая их на воспитание. Иоан Никиусский, описывая в хронике гуннов события 610–641 гг., сообщает о связях императора Ираклия и его наследников с предводителями булгар. По утверждению хрониста, Куврат «вождь гуннов, племянник Органа в детстве был крещен и принят в лоно христианства в Константинополе, и вырос в императорском дворце». К этому стоит добавить, что Куврат получил хорошее образование и был удостоен чина патриция.

«Сыновья»
   В 626 году Византия заключила союз с тюрками. В 627 и 628 годах союзники совершили совместные походы на угров, в Булгарию, Персию и на Кавказ, где были захвачены города Дербент и Тбилиси.

   Именно под стенами Тбилиси император Ираклий в знак признания заслуг тюркского оружия надел собственную корону на голову правителя Западнотюркского каганата Тон-ябгу и, именуя его своим сыном, пообещал выдать за него дочь – принцессу Евдокию.

   Кочевники, принятые в императорскую семью в качестве так называемых «сыновей», составили ядро византийской армии. В знак почтения в торжественные дни византийский двор одевался в «одежды хазарские» и стражу свою составлял из «храбрых азиатов».

   Кстати, дружба с каганами спасла императора Юстиниана II. Лишившись трона, он бежал к хазарам и женился на дочери их правителя. Благодаря этому браку он вернул себе Византийский престол. В 705 году хан Тервел захватил Константинополь и торжественно возвел Юстиниана на трон, после чего император венчался с хазарской принцессой в Константинополе. В святом крещении ее нарекли именем Теодора, а сына Тиверием и объявили его соправителем.

   Несмотря на то, что свергнутому императору дорогу к престолу проложили хазаро-булгарские дружины, неблагодарный зять в 710 году развязал с ними войну. Однако в 732 году Византия вновь заручилась поддержкой Хазарского каганата. Царевич Константин V Копроним сочетался династическим браком с сестрой кагана Хазарии по имени Чичак, в крещении ее нарекли Ириной. Их сын будущий император Лев IV, известный также под именем Хазар, родился в 750 году.

   Словом, уже с VII века Византию надежно охраняли «храбрые азиаты». Поэтому, когда арабы предприняли несколько попыток захватить христианское государство, то на своем пути они встретили отряды кочевых тюрков, получив от них решительный отпор.

На Джейхуне
   Потерпев ряд поражений на Кавказе и в войне с Византией, арабы обратили свой взор на северо-восток, где к тому времени сложились благоприятные условия для их продвижения. В конце VII – начале VIII веков закончили свое существование Тюркские каганаты (Западный и Восточный). Их сменили несколько мелких государственных образований, созданные племенами тюргеш, карлук, уйгур, кимак, кыпчак и другие.

   Вместе с тем благодаря усилиям Кутлуга [14] был образован Второй Восточнотюркский каганат, с центром в Отюкенской черни, то есть на территории Монгольского Алтая. Однако это государственное объединение уже не имело той мощи и величия, что была у тюрков прежде.

   В 710 году прославленный арабский завоеватель Средней Азии Кутейба ибн Муслим захватил в плен правителя Тохаристана, но гордый тюрк не пожелал служить халифу и провел долгие годы в дамасском плену.

   Мусульманам оказал сопротивление Гурек, правитель Согда. Интересно, что в 712–713 гг. на его стороне сражался пятитысячный отряд воинов Отюкенской черни, которых возглавлял знаменитый Тоньюкук. С ним были молодые Куль-тегин и Бельге, будущий правитель Второго Восточнотюркского каганата.

   Кутейба ибн Муслим разбил армию Гурека и в 714–715 гг. мусульмане прорвались за Сырдарью. Однако здесь арабам оказали сопротивление тюргеши. Их правитель Сулук Чабыш-чор происходил из рода каганов. Давняя вражда с соседями поначалу мешала ему развернуться против мусульман во всю мощь. Правда, он смог упрочить своё положение, заключив династические браки.

   Сначала Сулук женился на дочери потомка западнотюркских каганов и тем укрепил свою власть. Его второй женой стала дочь Бельге-кагана, сменившего к тому времени Капагана на троне Второго Восточнотюркского каганата. Третьей женой Сулука была дочь правителя Тибета. Своего сына Сулук также женил на дочери Бельге-кагана. Лишь после этого правитель тюргешей активно включился в борьбу против арабов.

   В 720–721 гг. полководец тюргешей Кули-Чора (Курсуль, согласно арабским источникам) вел успешные боевые действия на юге. В 728–729 гг. он разбил арабов в горах между Кешем и Самаркандом, затем одержал над ними победу под Кермине. Ему почти удалось освободить Согд. Это побудило халифа аль-Хишима [15] предпринять попытку уладить конфликт дипломатическим путем.

   Глава мусульман предложил тюргешскому правителю принять ислам. С этой целью в Степь был направлен посол. Сведения об этой миссии сохранились благодаря историку ибн аль-Факиху.

   На аудиенции с Сулуком посол халифа сказал:

   – Мой господин видит, что ты находишься в заблуждении и хочет дать тебе совет – прими ислам.

   Каган спросил:

   – Что такое ислам и кто такие мусульмане?

   Посол подробно рассказал ему о своей религии, поведал о ее приверженцах, сказав, что «они жители городов, есть среди них банщики, портные, сапожники».

   Выслушав мусульманина, Сулук велел ему ехать вместе с ним. В пути их сопровождали десять знаменосцев.

   «Мы достигли окруженного рощей холма, – сообщает посол. – Каган приказал развернуть одно знамя, и оно засверкало в лучах солнца… И появилось десять тысяч вооруженных всадников, которые закричали: чах! чах! Они выстроились под холмом. Их командир выехал вперед. Один за другим знаменосцы стали разворачивать свои знамена, и каждый раз под холмом выстраивались по десять тысяч новых воинов. И когда были развернуты все десять знамен, под холмом стояли сто тысяч вооруженных с ног до головы всадников. Тогда каган сказал, что среди его воинов нет ни банщиков, ни сапожников, ни портных. Если они примут ислам и будут выполнять все его предписания, то что же тогда они будут есть?».

   Очевидно, демонстрация силы кагана «десяти стрел» подействовала на арабов убедительно. Больше они не пытались склонить Сулука принять ислам. Мусульмане считали его главной угрозой в степях, расположенных за Джайхуном, и даже дали ему прозвище – Абу Музахим, буквально «Ударяющий».

* * *
   В конце 732 года Джунейд бен Абдаллах разбил тюргешей и вошел в Бухару. Пять лет спустя Сулук предпринял ответные меры и вторгся в Тохаристан. За короткий срок он вытеснил мусульманскую армию во главе с наместником восточных провинций Асадом бен Абдаллахом. Затем тюргешское войско, разделившись на мелкие отряды, рассеялись по всей стране.

   Неожиданно свита кагана столкнулась с силами арабов. В этой стычке Сулук героически погиб, но даже после его смерти границы халифата не продвинулись дальше Амударьи. Между тем с востока сюда приближалась другая сила. Династия Тан поддержала кочевые племена тогуз-огузов в их войне против Второго Восточнотюркского каганата, на руинах которого был образован Уйгурский каганат.

   После этого китайская армия двинулась на запад и дошла до Сырдарьи, захватив в 740 году город Тараз. В Семиречье установил свою власть танский ставленник «хан десяти стрел» Ашина Сянь, но в 742 году его убили в городе Кулане. Шесть лет спустя китайский экспедиционный корпус захватил и разграбил бывшую столицу западнотюркских каганов Суяб, а в 749 году пал город Чач (Ташкент).

   К сожалению, этот период истории народов Центральной Азии слабо осещен в средневековых письменных источниках. Опираясь на археологические данные, можно сказать, что приблизительно в это время вдоль северного направления международной торговой артерии наблюдается рост старых городов Великой степи и появление новых: Семендер, Беленджер, Чора, Саркел, Итиль, Биляр и других.

   Очевидно, произошла миграция части населения с территории, занятой войсками династии Тан. На юге тюрки уступили своему грозному восточному соседу, но удержали северное направление Великого торгового пути.

   Успехи танской армии обеспокоили Абу Муслима, наместника Хорасана. По его приказу отряд Салиха ибн Хумейда взял Тараз, где арабы были окружены превосходящей по численности китайской армией. На выручку осажденным подоспело мусульманское войско под командованием Зияд ибн Салиха.

   В июле 751 года противники сошлись на реке Тараз. Пять дней они не решались вступить в битву. Все это время за ними со стороны наблюдали тюрки-карлуки. Кочевники стояли неподалеку и держали нейтралитет. Времени у них было достаточно, чтобы решить, какую из противоборствующих сторон им лучше будет поддержать. Сделав свой выбор, карлуки внезапно ударили по китайцам с фланга. Тогда атаку с фронта начали мусульмане.

   Бой в Таласской долине шел три дня. Наконец, понеся большие потери, китайцы дрогнули и обратились в бегство. Конвой полководца Гяо Сяньчжи с трудом проложил ему дорогу среди охваченных паникой воинов.

   Мусульмане и карлуки поделили между собой богатую добычу. Среди пленных оказались ремесленники. Их доставили в Самарканд и Ирак. Там они занялись изготовлением бумаги и шелкоткачеством.

Развязка
   Таласское сражение положило конец попыткам Китая вмешиваться в среднеазиатские дела. Потерпев поражение, танские войска откатились на восток. Мусульмане отступили за Амударью. Вместе с ними туда мигрировала часть тюркоязычных кочевников. Они расселились в Трансоксиане и Хорасане, где поддержали черные знамена династии Аббасидов, которая пришла к власти в халифате.

   Тем временем карлуки создали свой каганат на южном участке международной торговой артерии. Поначалу его возглавляли правители с титулом джабгу, претендуя на главенство над племенами западных тюрков. Позже они объявили себя каганами, декларировав тем самым свои притязания на верховную власть в Степи.

   Однако в Семиречье карлуки встретили сопротивление огузских племен, которые во второй половине VIII века были вытеснены ими в низовья Сырдарьи. Вскоре в южном Приаралье сложилось государство огузов со столицей в Янгикенте. Их вождь в пику правителям карлуков тоже принял титул главы западных тюрков, правда, звучал он немного иначе – ябгу [16].

   Огузы потеснили и печенегов, которые мигрировали на берега Жайыка (Урала), а позднее они откочевали дальше на запад и дошли до Киева.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сабатино Москати.
Древние семитские цивилизации

Эжен Эмманюэль Виолле-ле-Дюк.
Осада и оборона крепостей. Двадцать два столетия осадного вооружения

Николай Непомнящий.
100 великих загадок XX века

Дмитрий Самин.
100 великих архитекторов

Лев Гумилёв.
Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению
e-mail: historylib@yandex.ru
X