Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Карл Расселл.   Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Орудия фортов в дебрях Дальнего Запада

   Не может быть никакого сомнения в том, что орудия с речных судов и колесные орудия, которые были описаны выше, порой устанавливались в блокгаузах и на парапетах фортов, возведенных охотниками-промысловиками в дебрях Фронтира. Кроме того, орудия большего калибра доставлялись на возникающие торговые посты и фактории. В подобных местах на тихоокеанском побережье учреждения Компании Гудзонова залива, которые обслуживались морскими судами, в качестве вооружения для фортов вполне могли использоваться и судовые орудия. Типичное орудие и его установка на ограждении подобного форта в дебрях Фронтира показаны на рис. 55 и 56. Для тех или иных торговых постов в глубине страны орудия доставлялись на речных судах. Джедидая Смит упоминает о наличии нескольких двенадцатифунтовых орудий среди вооружения форта Ванкувер в 1828 году.



   Рис. 56. Английская судовая пушка, форт Нискуалли, около 1833 г. Более подробное изображение судового орудия, показанного на рис. 55. Слева: вид на ствол сбоку. Справа: вид на ствол сверху. Общая длина составляет 49 дюймов. Диаметр канала ствола у дульного среза 4 дюйма. На казенной части ствола на расстоянии 31/2 дюйма от основания имеется изображение короны в виде углубления в металле ствола. Ниже короны – рельефная надпись «6 PR»



   Несколько наиболее интересных записей относительно вооружения фортов в глубине страны относятся к форту Осейдж, самому западному посту из всей государственной системы факторий по торговле с индейцами. В дневнике

   Джорджа К. Сибли, торгового представителя в форте Осейдж, в записи от 23 сентября 1808 года есть такие строки:

   «Капитан Климсон был вынужден привести в боевую готовность вооружение, установленное на холме, на котором постоянно пребывают наши караульные. Этот холм господствует над низменностью, в которой находится лагерь. Наш лагерь сейчас окружен индейцами, которые, хотя и ведут себя дружественно по отношению к нам, все же могут не совладать с искушением завладеть товарами, хранящимися в фактории, и другими припасами, с целью чего могут пойти на грубое насилие».

   А 24 сентября 1808 года он записывает: «После обеда капитан Климсон отдал команду произвести по выстрелу из трехфунтовки и вертлюжного орудия, чтобы ублажить индейских вождей».

   Уильям Кларк, руководивший строительством форта Осейдж, писал Генри Дирборну 23 сентября 1808 года: «Поскольку он [форт Осейдж], вполне вероятно, станет весьма значительной факторией, следует, по моему мнению, в дополнение к трехфунтовке и четырем вертлюжным орудиям, которые там сейчас имеются, снабдить форт также и чугунной шестифунтовкой с необходимым количеством картечных выстрелов и шрапнели».

   Х.М. Брекенбридж 25 апреля 1811 года сообщал о ситуации в районе форта Осейдж следующее: «Изрядное беспокойство среди индейцев. Они пришли в волнение, когда несколько солдат избили индейца за невыполнение распоряжения часового. Они было бросились на охрану с оружием, но солдаты приготовили к стрельбе пару орудий, после чего индейцы сочли за лучшее отступить».

   Когда 9 января 1818 года лейтенант Лоринг Палмер принял командование над правительственным вооружением и боеприпасами в форте Осейдж, он включил в акт приемки следующее оружие и материалы: одна бронзовая четырехдюймовая гаубица, одна чугунная пушка (шестифунтовка), три с половиной пары тросов, два прибойника, две губки, один пояс канонира, одно шило, два запальника, два пушечных штыря, сто девяносто шесть (шестифунтовых) снаряженных выстрела, сто два картечных (шестифунтовых) выстрела, сто пушечных ядер для шести-фунтовки, пятьдесят шрапнельных снарядов для четырехдюймовой гаубицы, двести девяноста три мушкетные пули, 400 фунтов мушкетного пороха, 407 фунтов ружейного пороха, шестьдесят шесть зарядов из мягкой ткани (для шестифунтовки), 25 1/2 фунта фитилей, 1501 фунт свинца, 9 фунтов селитры, 21/2 фунта серы.

   Все это довольно значительное по весу вооружение и боеприпасы были, разумеется, доставлены на самый западный из правительственных фортов килевыми судами.

   В символическом блокгаузе, уже в наше время (1948 году) воссозданном на месте форта Осейдж любителями истории из Канзас-Сити (Миссури), была сделана первая попытка восстановить и показать вооружение и оружейный склад такими, какими они были описаны лейтенантом Палмером. Среди самых интересных экспонатов этого собрания можно назвать два небольших бронзовых орудия неустановленного происхождения, найденные в Омахе. Эти орудия установлены точно так же, как и орудие в форте Нискуалли, изображенное на рис. 55. Они, как можно предположить, защищали подступы к одному из первых фортов на Миссури.

   Место, которое занимал форт Осейдж и на котором был воссоздан блокгауз, расположено на южном берегу реки Миссури примерно в 40 километрах восточнее Канзас-Сити. Общий вид форта, каким он выглядел в 1808 году, когда был построен и стал самым западным из всех правительственных торговых постов, вы можете увидеть на рисунке перед предисловием. Ко времени, когда он был оставлен в 1823 году, общая численность вооружения всех западных фортов составляла шестьдесят шесть орудий. Шестифунтовка, самое универсальное по своим возможностям орудие, было представлено двадцатью восемью единицами. Среди остальных было одиннадцать 24-фунтовых гаубиц, девять 9-фунтовок, три 12-фунтовки, три 4-фунтовки и две 3-фунтовки. Самое большое число орудий – четырнадцать пушек – имелось в форте Аткинсон. В форте Макино стояло десять орудий, во всех остальных – от одного до пяти орудий.

   После ликвидации системы правительственных факторий в 1822 году цепь фортов пограничья была продвинута гораздо западнее и стала проходить от залива Корпус-Кристи через Оклахому и Айову до озера Верхнего. Форты прикрывали пограничье от Су-Сент-Мари на самом севере штата Мичиган до Мексиканского залива. Причем они представляли собой не просто укрепленное место. Они стали центрами деловой активности для всех вовлеченных в торговлю с индейцами и для администрации по делам индейцев, опорными пунктами по контролю за воинственными настроениями местных и переселенных индейцев, базами исследования и разработки ресурсов региона, а также сдерживали и контролировали необузданных белых поселенцев, как американцев, так и заезжих иностранцев. Столь же важно было и то, что их гарнизон поддерживал связь между старыми поселениями и пограничьем, а это стимулировало дальнейшее продвижение на запад. Форты играли выдающуюся роль в поддержании и обеспечении мира; после окончания войны 1812 года было только три случая применения оружия: противостояние с племенем индейцев арикара в 1823 году, о чем уже упоминалось, Война Черного Ястреба 1831—1832 годов и пограничные инциденты в связи с борьбой Техаса за независимость в 1835—1836 годах.

   Правительства штатов и частные организации в Мичигане, Висконсине, Миннесоте, Иллинойсе, Небраске, Канзасе, Миссури, Нью-Мексико, Оклахоме, Арканзасе, Луизиане и Техасе проделали достойную всяческого восхищения работу по восстановлению старых федеральных фортов и сохранению мест расположения значительного числа наиболее важных фортов для общественного обозрения. В экспозициях, расположенных в воссозданных зданиях фортов или на местах их расположения в прошлом, можно проследить историю начального этапа военной стратегии на тогдашнем Дальнем Западе. Тщательно сохраненные орудия, разумеется, составляют самую впечатляющую и важную часть этих собраний.

   Задачи и ответственность, с которыми пришлось столкнуться армии в деле цивилизации Запада на раннем этапе, были чрезвычайно важны и значительны, пусть даже и не столь впечатляюще внешне – без тех перестрелок и клубящегося дыма из пушечных стволов, как это любят изображать в популярных фильмах о военных действиях в глубинке страны. Тем не менее армия Соединенных Штатов там «сидела на пороховой бочке», и официальные донесения и отчеты запечатлели то искусство и мужество ее военачальников, которые позволили свести к минимуму неизбежные в этих условиях ошибки армии, сохранять воинские части на Западе в постоянной готовности и утихомиривать воинственные племена местных индейцев.

   Во всех этих испытаниях артиллерийские орудия играли видную роль, что и было продемонстрировано в данной главе, а люди, которые обслуживали их, достигли высочайшего мастерства в обращении с ними. Мастерство это принесло плоды несколько лет спустя, когда гром пушек Захарии Тейлора возвестил победу при Пало-Альто, в первом сражении Мексиканской войны.


загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Мусский.
100 великих актеров

Владимир Сядро.
50 знаменитых загадок истории XX века

Анна Сардарян.
100 великих историй любви

Ирина Семашко.
100 великих женщин

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917
e-mail: historylib@yandex.ru
X