Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Карл Расселл.   Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Свинцовые пули

   Хотя из гладкоствольного ружья и нельзя было рассчитывать попасть даже в довольно крупную цель на расстоянии большем чем от 150 до 100 ярдов, оно имело преимущество в быстроте и простоте заряжания, а также еще одно достоинство – могло выпустить заряд дроби или картечи вместо одиночной пули, если ситуация требовала применения дробовика. Эти возможности, а также простой механизм делали мушкет привлекательным для индейцев и для изрядного числа белых охотников – канадцев и креолов – на западном Фронтире. Он оставался популярным оружием у индейцев еще долгие годы после того, как кентуккийская винтовка продемонстрировала точность своего боя и стала популярной среди поборников независимости и провинциалов востока страны.

   Стрелок эпохи дульнозарядного оружия должен был силой загонять пулю в ствол своего ружья. Охотник, вооруженный мушкетом, мог дослать пулю на предназначенное ей место без особых усилий. В самом деле, мушкетная пуля, не будучи завернутой в лоскут кожи или ткани, могла быть дослана к пороховому заряду одним только ударом приклада о землю или седло, поскольку свинцовая пуля имела размер меньший, чем диаметр канала ствола. Даже грязь и пороховой нагар, осевшие в канале ствола, обычно не слишком мешали процессу зарядки мушкетной пули. Такое свойство мушкета весьма привлекало индейцев равнин и нагорий, поскольку они охотились на бизонов верхом.

   Неточность стрельбы из мушкета на значительных дистанциях не была помехой для охотников на бизонов, поскольку они обычно во время охоты догоняли свою добычу и, скача рядом с ней, разряжали свое оружие едва ли не в упор, стреляя в жизненно важные части жертвы. Такая практика, наряду с преобладающим обычаем рукопашных схваток в межплеменных столкновениях, поддерживала тенденцию к большим калибрам и тяжелым пулям, свойственным мушкетам. Дальность стрельбы можно было увеличить путем использования оружия меньшего калибра, при этом достигалась также соответствующая экономия свинца; но поскольку для охотников гораздо важнее было более сильное останавливающее действие оружия при стрельбе на близкой дистанции, чем его способность послать пулю на дальнюю дистанцию (при малой точности стрельбы), то мушкеты всегда сохраняли свой крупный калибр.

   Капитан Левиндж, в своих записках периода конца меховой торговли на Западе, говорит о преимуществах охотничьих ружей в необжитых местах следующее: «Пара слов относительно наилучшего выбора оружия для Верхней Канады. Поскольку не существует возможности иметь при себе нескольких видов оружия, то гладкоствольная «двустволка», которая может точно выпустить пулю на 60 ярдов – как и большинство ружей, – является наилучшим оружием для охоты на оленей, поскольку большинство выстрелов в лесу делается в пределах этой дистанции. Таким образом, она вполне годится для охоты на мелкую дичь. Существует, однако, предубеждение против стрельбы пулей из гладкоствольного ружья, так как возможно его повреждение при выстреле. Но никакого повреждения не может быть, если отлить пулю на размер меньше, чем сверловка ствола; а поместив пули в отделения для пальцев детских перчаток и отрезав их на такую длину, чтобы полностью скрыть пулю, можно добиться того, что полет пуль будет точным и никакого повреждения стволу ружья причинено не будет. В 99 случаях из 100 пуля будет пущена с такой же точностью, как если бы она была выпущена из лучшей винтовки, вышедшей из мастерской Муреса или Ланкастера. Следует, однако, помнить, что при зарядке гладкоствольного ружья пулей следует использовать только 2/3 того заряда пороха, которым снаряжается ружье при дробовом выстреле».

   Свинец обычно брался с собой в необжитую местность в виде слитков. Мушкетные круглые пули или ружейные пули отливались охотниками по мере необходимости. Часть одного из таких слитков свинца, найденная в Гриндон-Пост, штат Висконсин, сохранилась в собрании Висконсинского исторического общества в Мэдисоне. В бухгалтерских книгах висконсинского торговца Фрэнсиса К. Денойерса сохранилась запись о продаже нескольких таких слитков по цене 50 центов за каждый. В 1802 году полковник Джон Джонстон в форте Уэйн выставил счет за 600 фунтов свинца в виде небольших слитков в сумме 50 долларов 40 центов, или по 8,4 цента за фунт. В том же году 1050 фунтов иллинойского свинца было продано по цене 15 центов за фунт. В 1809 году Джонстон оценил свои небольшие слитки свинца в 10 центов за фунт. Американская меховая компания в 1821 году проводила свинец по своим инвентарным ведомостям по стоимости 20 центов за фунт. Происходило это в штате Иллинойс, а свинец представлял себой крупные слитки, иногда называемые свинцовыми чушками. Весили они приблизительно 60 фунтов каждая.

   Дробь более мелких размеров, разумеется, не всегда можно было изготовить в полевых условиях. Из каталогов торговцев можно узнать, что «голубиная дробь», «утиная дробь», «бобровая дробь» и «оленья картечь» обычно поставлялись в торговую сеть. В начале 1820-х годов в каталогах Американской меховой компании в районе Великих озер всегда числилась дробь всех размеров, а также мушкетные пули по цене 20 центов за фунт; по такой же цене шел и свинец в слитках.

   Среди многих интересных предметов, найденных в земле при раскопках в Тадуссаке, районе устья реки Сагеней (sic!) (Канада), имеется целая коллекция дроби и мушкетных пуль, относящихся к периоду ранней деятельности французов в Америке. Боеприпасы варьируются в размерах от дроби № 4 до пуль диаметром 3/4 дюйма, причем преобладают меньшие размеры.

   Емкости для дроби обычно делались самими охотниками или индейскими женщинами из выделанной оленьей кожи, но торговцы тоже снабжали их готовыми изделиями. В 1802 году в форте Уэйн «12 кисетов для дроби с двойными завязками» были оценены в 25 долларов. Из последующих записей в бухгалтерских книгах можно понять, что цена кисета для дроби составляла 1 доллар 25 центов за каждый.

   Формы для отливки пуль всегда представляли собой один из самых необходимых предметов как для индейцев, так и для белых охотников. В различных коллекциях на территории страны ныне можно найти такие формы самой различной конструкции. Некоторые из этих стальных или медных форм весьма примитивны и сделаны для отливки одной-единственной пули за раз. Иногда встречаются также формы, сделанные из стеатита или мыльного камня. Большинство из этих самодельных форм представляет собой две детали, обработанные таким образом, что они могут удерживаться вместе деревянными штифтами. Посредством металлической шарошки[34] охотник делал углубления в каждой из половинок литьевой формы и тонким каналом соединял эти полусферы с вырезом в виде воронки на грани каменного блока. Установив две части формы надлежащим образом и скрепив их вместе штифтом, он заливал расплавленный свинец в воронку, от которой расплавленный металл растекался по сферическим углублениям, образованным двумя половинками формы. Сферические углубления имели точный размер пули желаемого калибра. Удаление деревянного штифта давало возможность охотнику открыть форму и извлечь из нее мушкетную пулю. Незначительная доработка ножом освобождала пулю от остатков литниковой системы, и полученный метательный снаряд приобретал четкую сферическую форму.

   Стеатитовые формы для отливки пуль имеются в собрании музея Исторического общества штата Висконсин. Они были найдены в местечке Мишикот округа Манитовок, штат Висконсин.

   Среди более интересных форм выделяются тяжелые медные системы, с помощью которых можно было отлить за одну операцию несколько пуль. Типичный пример такой системы изображен на рис. 41. Это устройство состоит из двух медных пластин длиной 141/2 дюйма и шириной 2 дюйма. Один конец каждой половины имеет такую форму, что может быть состыкован с концом другой, образовав нечто вроде петли. Другие концы обеих половинок по другую сторону от петли вытянуты и образуют ручки длиной примерно 4 дюйма. На них надеты деревянные рукоятки длиной 6 дюймов. Одна половина имеет выступ с отверстием, который, когда обе половинки сложены вместе, входит в углубление на второй половине. В обеих пластинах имеются двадцать четыре тщательно высверленных углубления примерно 5/8 дюйма в диаметре, расположенных в два параллельных ряда. Каждое углубление представляет собой точную половину целой сферы. Выточенный канал, U-образный в сечении и имеющий ширину 1/8 дюйма, соединяет каждое из углублений с гранью медной пластины. Все части этой формы тщательно обработаны, и когда две медные пластины соединены петлей, то полусферы углублений оказываются одно против другого, выступающая деталь на конце одной пластины плотно входит в вырез на другой, а фиксирующий шплинт соединяет их так, что обе половины формы образуют одно целое. Вдоль каждой длинной грани этой формы проходит канал, соединенный посредством более мелких каналов со сферическими полостями. Держа форму одной из длинных граней с каналом вверх, изготовитель пуль может залить в него расплавленный свинец и заполнить им двенадцать сферических полостей. Когда после остывания форму поворачивают вверх другой гранью, другой канал готов принять расплавленный металл и заполнить им другие двенадцать полостей. После окончательного остывания нужно только раскрыть литьевую форму, разведя рукоятки в стороны, чтобы вынуть из нее двадцать четыре свинцовые пули.



   Рис. 41. Литьевая форма из меди на двадцать четыре пули. Для подготовки формы к отливке фиксирующий шплинт вынимается; после этого две половинки формы соединяются, шплинт водворяется на место. Пули, отлитые в этой форме, имеют калибр 0,60 дюйма, обычный размер для ружья Гудзонова залива или коммерческого мушкета. Литьевая форма использовалась в Канаде вплоть до 1837 г.



   Литьевая форма, подобная только что описанной, но только 95/8 дюйма в длину и 1 дюйм в ширину, имеет два ряда сферических углублений, в которых может быть отлито сорок шесть картечин. Согласно военным стандартам, эта картечь имеет в диаметре 0,31 дюйма, в 1 фунте от 150 до 155 картечин. Эта литьевая форма для картечи использовалась торговцем Льюисом Б. Пурлье на торговой фактории «Бьют де Мортс», штат Висконсин, и сохранилась в собрании Исторического общества Висконсина.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Скрицкий.
100 великих адмиралов

Владимир Сядро.
50 знаменитых загадок истории XX века

Игорь Муромов.
100 великих кораблекрушений

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн
e-mail: historylib@yandex.ru
X