Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Карл Расселл.   Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Мушкеты военного образца

   Непосредственно накануне начала Войны за независимость американские – или, если угодно, колониальные – войска были вооружены принятыми в английской армии мушкетами, большая часть которых являлась знаменитой «Смуглой Бесс», уже ранее описанной. Это была именно та самая «Смуглая Бесс», которая послужила образцом для первых американских мушкетов, сделанных местными оружейниками, и которую выбрали из всех других образцов комитеты по безопасности, созданные в различных колониях, когда в 1775 году разразилась Война за независимость. Петерсон замечает, что в руки восставших американцев попало много английского оружия при захвате колониальных арсеналов. Еще большее количество оружия было захвачено у английских войск, в результате чего вскоре после начала войны большая часть оружия в руках американцев была либо английского производства, либо сделана местными умельцами по английскому образу и подобию. В 1823 году в армейских арсеналах еще оставалось 2729 «мушкетов английского образца».

   За время войны Соединенные Штаты заполучили около 100 тысяч французских армейских мушкетов различных образцов, некоторые из них были сделаны еще в 1717 году. Поскольку большая часть из них имела клеймо «Charle-ville», вошло в обычай называть все французские ружья «шарлевильскими мушкетами».

   Хотя английские мушкеты были в ходу весь период Войны за независимость и, кроме того, еще несколько тысяч были закуплены в 1794 году, они не стали той моделью, которая была в конце концов принята на вооружение. Когда Соединенные Штаты создали свои армейские арсеналы в 1794 году в Спрингфилде, штат Массачусетс, и в 1796 году в Харперс-Ферри, французский шарлевильский мушкет образца 1763 года был выбран в качестве прототипа для производства первого американского мушкета армейского образца. Производство его началось в 1795 году в Спрингфилде, и это оружие, в точности воспроизводившее французскую модель 1763 года, стало известно как американский мушкет образца 1795 года.

   Образец 1795 года. Для коллекционеров оружия привычно и удобно, если модели оружия в их собраниях следуют одна за другой в должной последовательности, но в конце столетия угроза войны с Францией заставила правительственных чиновников встряхнуться и вплотную заняться вопросами вооружения. У различных государственных организаций иностранных государств и частных фирм были закуплены детали ружей, срочно заключались договоры с частными производителями оружия на изготовление из этих деталей необходимых армии ружей. В 1800 году английская фирма «Кетланд и Ко» продала нашему правительству 1541 мушкетный замок с маркировкой «Ket-land and Co. – United States». Это лишь один пример среди прочих аналогичных закупок, большинство из которых не отражалось на бумаге. Джон Гьюст и фирма «Уильям и Дж.Дж. Генри» из Ланкастера стали одними из частных производителей оружия, которые, как стало известно, использовали замки Кетланда для производства оружия для правительства Соединенных Штатов. В это же время правительство также заключило контракты с двадцатью восемью частными производителями на поставку 40 200 мушкетов шарлевильского типа. Среди этих подрядчиков был и Эли Уитни из Нью-Хейвена, штат Коннектикут. Уитни тщательно изучил шарлевильский мушкет образца 1777 года и обнаружил в нем определенные преимущества по сравнению с образцом 1763 года. Он предложил офицерам отдела вооружений военного министерства воплотить эти преимущества в мушкеты, которые он подрядился изготовить. Такое согласие было дано, и продукция Эли Уитни после 1801 года отличается наклонным медным полком без решетчатой крышки, курком с закругленным бойком и теркой с расширяющейся головкой и усеченным основанием. Контракт Уитни от 14 января 1798 года предусматривал поставку 10 тысяч мушкетов. Это количество было изготовлено им к январю 1809 года, спустя девять лет после подписания контракта. Улучшения, внесенные им, были позднее приняты правительством Соединенных Штатов в качестве стандарта для последующих образцов мушкетов. В течение 1801 года мушкет образца 1795 года выпускался как в Спрингфилде, так и в Харперс-Ферри.

   Некоторые исследователи утверждают, что заметно более совершенная модель пошла в производство в 1808 году. Джеймс Л. Митчелл, однако, проделал следующий анализ: «По моему мнению, мушкет образца 1795 года выпускался обоими арсеналами (Соединенных Штатов) до тех пор, пока не была принята следующая модель, образца 1812 года. Почти наверное можно утверждать, что не существует такого оружия, как мушкет образца 1808 года, хотя он много раз упоминался как реально существовавший образец. Контракты на вооружение заключались в течение 1808 года, когда конгресс ассигновал ежегодно сумму в 200 тысяч долларов на вооружение ополчения. Хотя они несколько отличаются от образца 1795 года, практически они идентичны. Основное отличие заключается в скругленной спусковой скобе, которая, как полагают некоторые, впервые появилась в контрактных мушкетах 1808 года, однако я располагаю одним образцом мушкета, датируемым 1806 годом, и видел также образец 1807 года. Различия, заключающиеся в спусковой скобе, отделяемом стальном полке, прямой спице курка вместо закругленной, представляют собой только выбор оптимальных форм. Практически все эти модификации служили уменьшению стоимости готового мушкета».

   Наблюдения Митчелла подтверждались также другими проницательными коллекционерами. У них нет сомнений в том, что некоторые из мушкетов образца 1795 года, сделанные в национальных арсеналах в 1806 году и более поздние, были несовместимы в своих характеристиках. Полковник Глюкман отмечал причины, приведшие к этому отсутствию стабильности в образцах 1795 года и к нечеткому пониманию некоторых характеристик образца 1808 года: «Достаточно часто встречается ситуация, когда многие из единиц оружия, сделанного в 1808 году и позднее, выпущены со спусковыми скобами и другими деталями от образцов 1795 года, а в случае с оружием Харперс-Ферри – даже с накладками замков еще более ранних образцов. То же самое, а порой и в еще большей степени можно сказать и об оружии, сделанном многочисленными подрядчиками, выпускавшими мушкет образца 1808 года. Многие из них делали оружие для государства и правительства после окончания выпуска образца 1795 года и продолжали использовать вполне работоспособные детали этой старой модели, пока их запасы у них не заканчивались; другие же покупали складские запасы деталей старых образцов у субподрядчиков с тем, чтобы поставить свой конечный продукт в оговоренные сроки. Подобные вариации часто делают невозможной точную идентификацию и классификацию образца мушкета, вводя исследователя в заблуждение. Когда он сталкивается с подобным образцом оружия, его классификация, возможно, должна основываться на форме и конструкции замка, безотносительно к остальным незначительным различиям».

   Анализ Глюкманом характеристик ружейных замков воспроизведен в подписи под рис. 33. В соотношении с другими критериями, упомянутыми в тексте, такая система служит надежным средством для определения происхождения и приблизительной даты практически любого подлинного американского кремневого мушкета.

   Начиная с лета и до конца 1808 года двадцать четыре частных фабриканта оружия заключили контракты с правительством на выпуск так называемой «новой» модели мушкета. Эли Уитни хотел подрядиться на поставку самой крупной партии из всех своих конкурентов, но его контракт на 15 тысяч единиц оружия был подписан только в 1812 году. Цена, которую правительство согласилось платить Уитни, в 1798 году составляла 13 долларов 40 центов за один мушкет; в 1812-м она уже достигла 13 долларов. Поскольку другие подрядчики получали только 10 долларов 75 центов за мушкет в 1812 году, комиссар Каллендер Ирвин настаивал на аннулировании контракта Уитни, но военный министр не поддержал рекомендации Ирвина. Официально было признано, что мушкеты производства Эли Уитни «были, вероятно, столь же высокого качества, что и у других», но цена 1808 года была оставлена без изменений.

   Другие изменения образца 1795 года были осуществлены после передачи заказанных мушкетов правительству. В 1796—1800 годах приблизительно 15 тысяч мушкетов имели штыки, постоянно приваренные к стволу. Военный министр Генри Дирборн в 1806 году приказал устранить это отступление от образца. В 1813 году 6 или 8 тысяч мушкетов были укорочены путем отпиливания части ствола длиной 12 дюймов, а другие укорочены на 10 дюймов. Подобное отсутствие единообразия умаляло ценность оружия для армии. В 1809 году глава закупочной комиссии Тенч Кокс рекомендовал правительству продать 10 тысяч имевшихся тогда на вооружении укороченных мушкетов. В 1815 году эти укороченные мушкеты были проданы Уильяму Крэммонду из Филадельфии «по причине недостатка их стволов». Этим можно объяснить то, что значительное число мушкетов образца 1795 года и так называемого образца 1808 года разошлись по частным американцам и были также поставлены в другие страны.

   Мушкет образца 1795 года был на вооружении американской армии, когда она вступала в Луизиану, а образец 1808 года служил ей основным оружием, когда Соединенные Штаты сражались в войне 1812 года. В различных модификациях мушкет образца 1795 года всегда оставался верным калибру примерно 0,69 дюйма и всегда имел три кольца, крепившие ствол к цевью. Длина его ложи, однако, варьировалась от 541/4 до 593/5 дюйма; ствола же от 42 до 593/4 дюйма. Менялась и длина спусковой скобы – от 101/4 до 13 дюймов, а также ее форма – от заостренной по краям до круглой. Штык, трехгранный в сечении, всегда оставался частью снаряжения пехотинца регулярной армии. Более ранние образцы штыков мушкета имели длину клинка 14,12 дюйма; более поздние были длиной 16 дюймов. Нижняя (иначе задняя) антабка всегда крепилась к болту непосредственно перед спусковой скобой (см. рис. 34, а).

   Принятой в армии практикой было выдавать солдату снаряженные бумажные патроны, когда таковые имелись в наличии. Обычное соотношение навески пороха к весу пули в таких зарядах было примерно один к четырем; вес пули составлял 1/18 фунта; заряд же пороха весил от 110 до 154 гран. Кремни выдавались в пропорции один кремень на двадцать выстрелов.

   Официальная переписка дает нам понять, что мушкет образца 1795 года далеко не полностью был в глазах официальных деятелей превосходным оружием. Он постоянно подвергался критике со стороны комиссара Каллендера Ирвина, сотрудника Управления вооружений полковника Десиуса Вэдсворта и главы закупочной комиссии Тенча Кокса. В 1809 году Кокс рекомендовал распродать 10 тысяч мушкетов, имеющихся в государственных арсеналах, из-за их несоответствия стандартным требованиям, а Ирвин время от времени требовал изъятия оружия, поставляемого теми или иными производителями. Он считал их несоответствующими образцам-эталонам и «исключительно некачественными и отклоняющимися от нормы»; по его мнению, мушкеты производства арсеналов Харперс-Ферри и Спрингфилд тоже были «не столь хорошими, какими они должны быть». Полковник Вэдсворт писал: «Неужели можно серьезно считать, что этот мушкет может соперничать с хорошим французским мушкетом? Если я не ошибаюсь, его вес значительно больше, чем у среднего французского мушкета; ствол толще и тяжелее, особенно ближе к дульному срезу; кольца излишне массивны, к тому же весь этот избыточный вес смещен к дулу, то есть баланс его значительно хуже, чем у французского мушкета.



   Рис. 33. Замки американских мушкетов, 1795—1840 гг. Из книги «Мушкеты, ружья и карабины Соединенных Штатов», 1848 г., Аркадий Глюкман, полковник армии США (в отставке)



   Кремневый мушкет «спрингфилд» образца 1795 года. Маркировка на накладке замка расположена между курком и пружиной терки и представляет собой небольшое изображение орла с распростертыми крыльями и повернутой назад головой. Под орлом выбиты буквы «U. S.». За курком на замке выбито «springfield» (после 1804 года в этом месте также проставляется год). Накладка замка имеет около 63/8 дюйма в длину и 11/4 дюйма в ширину; по краям имеет фаску и сходит на острый угол кзади. Курок представляет собой плоскую пластину с фаской по всему периметру и двойным изгибом, над верхней зажимной губкой с насечкой имеется шпора. Зажимная головка для кремня тоже имеет насечку. Внешняя поверхность вынимаемого стального полка имеет три конические продольные полоски и сетку на конце. Хвостовик терки переходит в стальной завиток.



   Мушкет образца 1808 года. Замок отличается от замка образца 1795 года в следующих отношениях: он примерно на 1/4 дюйма длиннее (65/8 х 11/4 дюйма); верхняя задняя часть замка в большей степени закруглена и дает больше защиты спусковой пружине; накладка сзади несколько более протяженная; шейка ложи и пятка терки выполнены более простыми, без декоративных завитков шарлевильской модели; затравочный полок снизу закруглен и выполнен заодно с накладкой замка. За исключением года выпуска, маркировка проставлена на пространстве перед курком.

   Мушкет образца 1812 года. Замок отличается от замка образца 1808 года: накладка замка сходит кзади на нет без заметного соска, на 1/4 дюйма короче и на 1/16 дюйма шире (63/8 х 15/16 дюйма); боковая поверхность курка закруглена, а не плоская с отгибами по контуру.

   Мушкет образца 1816 года. Замок отличается от замка образца 1812 года: накладка замка на 1/4 дюйма длиннее (65/8 х 15/16 дюйма); задняя поверхность накладки замка скруглена; затравочная полка выполнена из меди; верхняя часть хвостовика терки отогнута вперед к дулу.

   Мушкет образца 1835 (1840) года. Замок отличается от замка образца 1816 года: «Имел переконструированное сужение курка и укороченную пружину курка. Эти изменения привели к укорочению и изменению вида накладки замка», которая была на 3/8 дюйма короче и на 1/16 дюйма уже (61/4 х 11/4 дюйма). Оконечность задней поверхности в большей степени скруглена, и конец более заострен. Затворная полка прикрыта сеткой. Сквозное отверстие в курке для прохода прижимного болта круглой формы, а не сердцеобразной.



   Рис. 34. Кремневые мушкеты Соединенных Штатов: а – образца 1795 г. Изображенный экземпляр был сделан Р. и К. Леонардами из Кантона, штат Массачусетс, и датирован 1813 г.; б – образца 1812 г. Это один из «спрингфилдов», маркированный 1815 г. на накладке замка и 1816 г. на накладке приклада; в – образца 1816 г. Маркировка на накладке замка «1819 US» и «A. Carurh»; в – образца 1835 (1840) г. Последний из американских кремневых мушкетов, этот экземпляр маркирован «1839 US» на накладке замка и «1840» на хвостовике ствола. Сделан Лемюэлем Помероем из Питсфилда, штат Массачусетс



   Последствием этого избыточного веса является значительное утомление солдата, вооруженного таким мушкетом, а его способность работать штыком практически пропадает. Я, в частности, возражаю против способа крепления штыка, который фиксируется с помощью винта, не более дюйма длиной и весом всего два или три пеннивейта…[30] Он столь мал, что, если солдат уронит его на землю, он тут же теряется. К тому же при примыкании и отмыкании штыка каждый раз необходимо использовать отвертку. Со временем эта отвертка неизменно теряется. Полагаю, что столь неудачный метод крепления штыка должен быть заменен на тот несравненно более удобный способ крепления, который продемонстрирован в конструкции французского мушкета».

   Несмотря на все недостатки этого мушкета, около тысячи солдат, расквартированных на западной границе ко времени начала войны 1812 года, уповали именно на этот образец 1795 года как на свое самое надежное оружие.

   Мушкет образца 1812 года. Настоятельные жалобы возымели свое действие, и вот 30 ноября 1813 года Ирвин написал своему заместителю: «Боевой опыт военных действий [войны 1812 года] показывает, что повышение качества нашего стрелкового оружия является насущной задачей. Чтобы выполнить ее, я раздобыл мушкет французского производства со всеми самыми последними усовершенствованиями. Затем я проконсультировался с практиками, весьма опытными людьми, которым я всячески доверяю, прося их указать, какие усовершенствования французского мушкета, по их мнению, имело бы смысл воплотить в нашем оружии. Затем я поручил сделать такой мушкет по указаниям превосходного конструктора, много лет работающего главным оружейником в Харперс-Ферри [М.Т. Уикхэм]. Этот мушкет был доставлен в Вашингтон для знакомства с ним и одобрения военному министру. Вскоре после этого я с удовлетворением узнал, что он был одобрен не только военным министром, но и всеми офицерами правительства, пребывающими сейчас в Вашингтоне, за одним лишь исключением, и принят в качестве стандартного мушкета Соединенных Штатов… Предполагается, что замок, накладки и винты одного мушкета будут подходить к любому другому мушкету из 100 тысяч, каждая из деталей будет делаться точно по одному и тому же образцу».

   Мушкет, на который ссылался Ирвин, был закончен в декабре 1812 года, и в последующем оружие, которое выпускалось по этому образцу, получило обозначение мушкета образца 1812 года. Некоторым из поставщиков, которые все еще продолжали работать над выданными им заказами на мушкеты 1808 года, было предложено реализовать все новшества образца 1812 года после того, как они закончат работу над оружием, которое еще выпускается на их фабриках. В продукции Эли Уитни уже была воплощена большая часть нововведений и некоторые другие улучшения, которые государственные чиновники позднее включили в число стандартных. Государственные арсеналы смогли начать сборку и выпуск готовых мушкетов образца 1812 года только в 1815 году.

   Американский мушкет образца 1812 года имел в длину 571/2 дюйма (рис. 34, б). Ствол калибра 0,69 дюйма и длиной 42 дюйма крепился к цевью тремя кольцами. Длина ложи вместе с цевьем составляла 54 дюйма. Пластина приклада имела размеры 6,37 на 1,33 дюйма; спусковая скоба была 11 дюймов в длину, с закругленными концами. Задняя антабка располагалась непосредственно перед спусковой скобой. Штык с клинком длиной 15 1/2 дюйма крепился к стволу устройством, которое сменило собой более ранний способ крепления с помощью отделяемого болта.

   Поскольку контракт Эли Уитни предусматривал, что его мушкет образца 1812 года должен быть подобен «мушкетам, которые упомянутый Уитни до сего времени выпускал для штата Нью-Йорк», продукция Уитни несколько отличалась от утвержденного правительством образца, имея более короткий ствол и меньшую общую длину. Приклад имел небольшой гребень. Детали замка – затравочная полка из меди, слегка наклонная к стволу и не имевшая сетчатой крышки, терка с расширением кверху – были аналогичны ранее выпускавшимся Уитни мушкетам и в этом отношении отличались от мушкетов образца 1812 года, выпускавшихся другими производителями и государственными арсеналами.

   У мушкета, выпускавшегося Спрингфилдским арсеналом, на левой стороне ружейного ложа имелся скос для щеки, скопированный с шарлевильского мушкетона образца 1777 года.

   В сущности, мушкет образца 1812 года, выпускаемый государственными и частными фабриками, предоставлял армии довольно разнообразную группу вариантов оружия, которая в совокупности представляла собой шаг вперед к вооружению нового вида. Вряд ли сколько-нибудь ощутимое количество мушкетов образца 1812 года поступило на Запад, если и поступило вообще, чтобы их успели использовать солдаты, ведущие боевые действия в ходе войны 1812 года, но их уже получили солдаты регулярной армии вскоре после этой войны.

   Мушкет образца 1816 года. Другая попытка осуществить модернизацию и усовершенствование оружия для пехоты была предпринята в 1816 году. На этот раз шарлевильский мушкет образца 1777 года послужил эталоном замка нового оружия, эталоном, которому Эли Уитни следовал в течение более чем пятнадцати лет. Среди особенностей конструкции мушкета, указанных в формальном контракте, был прямой приклад (то есть с незначительным гребнем или без него) – именно тот вариант, который принял у себя Уитни, с одобрения военного министерства, уже в 1801 году. Курок с круглыми губками, наклонная к стволу медная полка, и расширенная кверху терка, типичные для шарлевильского мушкета 1777 года, стали теперь стандартным требованием всех контрактов, подписываемых правительством. Новое оружие стало широко известно как мушкет образца 1816 года. Оно выпускалось в двух исполнениях – с полированным и с вороненым стволом. Калибр остался прежним – 0,69 дюйма при длине ствола 42 дюйма. Мощный болт проходил сквозь ложу, скрепляя хвостовик ствола с пластиной спусковой скобы. За исключением более длинной накладки замка (6,87 дюйма), укороченной спусковой скобы (9,75 дюйма) и удлиненного штыка (16 дюймов вместо прежних 151/2 дюйма), у оружия не имелось заметной разницы с более ранними образцами 1816 года и многими мушкетами производства Уитни, предшествовавшими ему.

   В 1822 году был изменен метод крепления нижней (задней) антабки; передняя часть спусковой скобы была снабжена расширением, в котором просверливалось отверстие для ушка антабки. Ранее же ушко антабки крепилось к стойке перед спусковой скобой. Об этом нововведении Фуллер писал: «Это было выдающееся новшество, воплощенное в этом образце мушкета и сохранившееся в его конструкции неизменным в течение многих лет; оно стало причиной обозначения этой модели мушкета как образца 1822 года». В донесениях и публикациях Управления вооружений военного министерства Соединенных Штатов подобные мушкеты проходят под обозначением «мушкет образца 1822 года», хотя многие знатоки того времени считают его просто продолжением образца 1816 года. Он стал одним из образцов оружия, выбранных советом Управления вооружений как заслуживающий переделки в капсюльную систему и перенарезки ствола для стрельбы пулей Минье[31].

   С 1822 по 1831 год мушкет выпускался в вороненом исполнении. Кроме приостановления воронения в 1831 году, никаких значительных изменений мушкет образца 1822 года не претерпел за все те двадцать два года, которые он находился в производстве. Из архивных документов Управления вооружений становится ясно, что его производство в государственных арсеналах продолжалось вплоть до конца сентября 1844 года. Он и его предшественник образца 1816 года повсеместно находились на вооружении войск на западной границе в период после 1823 года; но все же они не вытеснили совершенно мушкеты образца 1812 года, которыми были вооружены некоторые части и ополченцы на границе. Подполковник Бомфорд свидетельствует, что 36 687 мушкетов различных образцов были отправлены в западные штаты и территории в 1813—1821 годах.

   Мушкет образца 1840 года. В 1831 году комиссией Управления вооружений было проведено изучение вооружения иностранных государств с целью выработки рекомендаций по модернизации вооружения американской армии. Эта комиссия к 1833 году выбрала французский мушкет образца 1822 года в качестве совершенного образца для производства будущих американских мушкетов. В арсенале Харперс-Ферри были изготовлены эталонные экземпляры, на которых было выбито обозначение «образец 1835 года». Однако только в 1840 году началось производство этого последнего кремневого мушкета. В документах Управления вооружений оружие это обозначается как мушкет образца 1840 года, и Фуллер обращает внимание на то, что с 1835 по 1840 год в конструкцию оружия не было внесено никаких изменений; производство его основывалось на новом эталоне, получившем обозначение «мушкет образца 1840 года». Новое оружие было запущено в производство в Спрингфилдском арсенале и двумя частными подрядчиками, Лемюэлем Помероем в Питсбурге, штат Массачусетс, и Дэниелем Ниппсом в Милл-Крик, штат Пенсильвания. Производство в Спрингфилдском арсенале продолжалось до 1847 года, а на частных фабриках вплоть до 1848 года. Поставка же в войска была ограниченной, и, как представляется, большая часть выпущенных мушкетов была переделана в капсюльную систему до того, как оружие побывало в боях. Хотя в новом мушкете были реализованы определенные малозаметные механические улучшения, вряд ли можно сказать, что солдаты делали какие-либо различия между мушкетами образца 1822 года и 1840 года. За исключением того, что более поздняя модель оружия имела более длинный штык с другим креплением, превосходила прежнюю модель на 0,3 фунта по весу и имела приклад с гребнем, два этих образца выглядели весьма похоже и одинаково функционировали. Мордекай приводит полную деталировку каждого из образцов и указывает сравнительные данные по размерам и весу.

   Создатели мушкета образца 1840 года предвидели, что со временем это оружие будет нарезаться, и сделали ствол у дульного среза на 0,3 дюйма толще, чем у мушкетов более ранних образцов, чтобы облегчить процесс нарезки. Прошедшие нарезку мушкеты известны как нарезные кремневые мушкеты образца 1842 года. Даже тогда, когда процесс переделки был в Спрингфилде в самом разгаре, Лемюэль Померой и Дэниель Ниппс продолжали выпускать мушкеты образца 1840 года в их первоначальном варианте.

   Мушкет этот завершил собой серию образцов кремневых ружей, делавшихся или поставлявшихся по заказам правительства Соединенных Штатов, серию, которая началась за полвека до этого, в 1789 году, и насчитывала в общей сложности около 850 тысяч единиц оружия.

   В обзоре истории американских кремневых мушкетов, вероятно, только инженеры, историки оружия и в большей степени технически ориентированные собиратели старинного оружия найдут подробные сведения, которые дадут им возможность идентифицировать больше тех четырех образцов, описанных на предыдущих страницах. В любой крупной коллекции американских кремневых мушкетов признаки различных образцов этого оружия столь малозаметны, что бывает практически невозможно установить точный год выпуска той или иной единицы оружия. Обычно же, однако, любой кремневый мушкет, оказавшийся в руках коллекционера, может быть описан как: 1) мушкет образца 1795 года, выпущенный в период 1795—1812 годов; 2) мушкет образца 1812 года, выпущенный в период с 1813 по 1817 год; 3) мушкет образца 1816 года, сделанный с 1817 по 1844 год; или 4) мушкет образца 1840 года, произведенный с 1840 по 1848 год.

   В одиннадцатилетний период в 1830-х годах и в начале 1840-х годов военное министерство направило в регулярную армию и ополчение 93 109 мушкетов, в среднем по 8464 в год. Довольно странно, что самое незначительное количество их пришлось на 1832 год, когда в регулярную армию было передано 264 мушкета, а в ополчение 554 единицы – и это несмотря на усиление военных действий в ходе Войны Черного Ястреба. Самым же «большим» годом был 1836-й, когда регулярная армия получила 21 279 мушкетов, а ополчение 10 588 единиц оружия. В это время генерал Маккомб всячески настаивал на увеличении численности регулярной армии, но ее реальная численность в этот год была менее 8 тысяч человек. Отсюда можно сделать вывод, что большая часть из 21 279 мушкетов, числящихся переданными в регулярную армию и корпус морской пехоты, оказалась в резерве и была складирована в нескольких арсеналах, размещенных в стратегически важных пунктах по всей стране и в наиболее важных «долговременных» военных фортах.

   В апреле 1808 года конгресс принял закон, который давал Управлению вооружений право поставлять оружие ополчению штатов и территорий. В районах, прилегавших к Миссисипи, губернаторы Арканзаса, Айовы и Миссури время от времени были вынуждены созывать ополчение для предотвращения вооруженных столкновений индейцев и поселенцев.

   Предусмотренное этим законом пропорциональное распределение вооружений по всем ополченческим организациям в пределах страны вызвало увеличение среднего ежегодного поступления оружия в ополчение в 5449 мушкетов за десятилетие 1830—1839 годов. В это время ополчение регионов Луизианы и Миссури получало совместно в течение года 262 мушкета, что составляло не столь уж значительное опустошение национальных арсеналов.

   Обращение с оружием и безопасность мушкетов. В этом разделе будут кратко рассмотрены процесс заряжания мушкетов, точность стрельбы, достигаемая при этом, и меры предосторожности, необходимые при обращении с полученным оружием.

   Наставление по обращению с оружием, составленное для кремневых мушкетов (всегда именовавшихся в армии «кремневыми замками»), не изменилось сколько-нибудь значительно за рассматриваемый период. Процесс заряжания оружия состоял в постановке курка на полувзвод, открывании затравочного полка, вынимании неунитарного (бумажного) патрона из цилиндрического футляра, носимого солдатом на боку, поднесении патрона (удерживаемого правой рукой) ко рту, разрывании зубами бумаги. Из открытого таким образом патрона на затравочный полок засыпался затравочный заряд пороха, который затем закрывался сетчатой стальной крышкой; приклад мушкета упирался в землю; остаток пороха из патрона засыпался в ствол, в который затем опускалась пуля; из держащих его колец извлекался шомпол, двумя энергичными ударами которого в ствол досылалась пуля и пыж из смятой бумаги патрона. Затем шомпол извлекался из ствола и вкладывался на предназначенное ему место под стволом через кольца-держатели. Оружие теперь было готово для постановки на боевой взвод и открытия огня. Само собой разумеется, что при заряжании длинноствольного мушкета солдат должен был делать это выпрямившись во весь рост.

   Профессор Вест-Пойнта Мейхан в 1836 году писал: «Общепризнано, что за две минуты солдат не может сделать более четырех-пяти выстрелов при условии тщательного прицеливания; три выстрела могут быть сделаны в течение минуты, но только ценой точности… Если цель при стрельбе из мушкета с отомкнутым штыком находится на расстоянии примерно 120—130 ярдов, то стрелку следует целиться прямо в противника; если дистанция короче указанной, то прицел следует брать ниже; когда же дистанция больше, то прицел надо брать выше».

   Цифры, приводимые Мейханом, показывают, что число попаданий в цель размера роты по фронту падает с 75 процентов на расстоянии 85 ярдов при ровной местности до 5 процентов на расстоянии 510 ярдов при неровной местности. «На рыхлой, вспаханной почве, – добавляет он, – стрельба менее эффективна, чем на ровной твердой поверхности; в последнем случае происходит рикошет, и пуля все же находит свою цель. При благоприятных условиях примерно 1/7 часть от числа пуль попадает в цель в этом случае».

   То, что меткая стрельба солдата, вооруженного кремневым мушкетом, и его доверие к этому оружию были вещами зачастую случайными, можно заключить из вышеприведенных свидетельств. Другое замечание профессора Мейхана придает такому выводу еще больший вес: «На расстоянии более 220 ярдов эффективность мушкетного огня весьма сомнительна. При дистанции стрельбы более 450 ярдов пуля редко наносит опасную рану, хотя мушкет посылает ее при возвышении в 4 или 5° на расстояние от 600 до 700 ярдов, а при большем угле возвышения на расстояние более 1000 ярдов».

   Какое бы неблагоприятное впечатление ни производила на американского солдата первых лет Америки неточная стрельба из его кремневого мушкета, документы тех лет заставляют нас верить, что у него было мало причин сомневаться в надежности и безопасности оружия, которым он был вооружен. Контракты 1798 года предусматривали, что приклады мушкетов должны быть сделаны из хорошо высушенной древесины черного ореха, если она может быть получена исполнителем, в противном же случае из хорошо высушенной древесины клена; если же таковой не может быть обеспечено, то Соединенные Штаты сами поставят, за счет исполнителя, одну тысячу прикладов из хорошо выдержанной древесины черного ореха, каковые обычно имеются на общественных складах, по цене 25 центов каждый.

   Фермеры восточных штатов организовали неплохой бизнес на поставках толстой струганой доски черного ореха, из которой подрядчики делали заготовки для прикладов. После окончательной отделки приклады должны были проходить приемку по качеству древесины – «прямослойной, хорошо просушенной, не имеющей сучков и червоточин», по качеству обработки – «не иметь трещин; не допускается склеивание треснувшей древесины; шейка ложи и гребень должны иметь оговоренные размеры и форму; сам приклад должен быть надлежащей формы и размера и требуемой длины» и т. д. В отдельных случаях невозможность поставщика достать выдержанную древесину приводила к значительным задержкам в производстве.

   Качество стволов оговаривалось в особых спецификациях. Контрактами 1798 года предусматривалось, что они должны быть помещены в специальный испытательный станок, закреплены там так, чтобы не смещались при отдаче. После этого из них должны быть произведены два выстрела: в первом случае зарядом пороха, равным 1/18 части фунта в системе «эвердьюпойс»[32], во второй раз зарядом на 1/5 меньшем, те есть равным 1/22 части фунта. В обоих случаях круглая пуля калибра оружия должна быть заряжена в ствол. Порох, который используется при выстрелах, сначала должен быть опробован производством выстрела из мортиры калибром 5,5 дюйма, 1 унция пороха должна послать ядро весом 24 фунта на расстояние 80 ярдов.

   Эти технические требования почти не претерпели каких-либо изменений, по крайней мере до начала Гражданской войны, единственным более поздним дополнением к ним стало требование запыживания испытательного заряда пороха: «Один пыж закладывается на порох и другой на пулю, при этом заряд хорошо утрамбовывается медным шомполом. Пыжи должны занимать в стволе после уплотнения расстояние около 3/4 дюйма».

   Чтобы морально поддержать вооружаемых мушкетами солдат или, возможно, для успокоения общественной совести, Управление вооружений опубликовало нижеприведенные сведения о прочности мушкетных стволов: «Положение, ограничивающее срок эксплуатации легкого стрелкового оружия во французской армии 50 годами, основано на долговечности ствола, который является самой важной частью такого оружия. Опыт показывает, что ствол мушкета может выдержать 25 тысяч выстрелов, не потеряв при этом своих технических свойств, и даже во время войны из мушкета делают не более 500 выстрелов в год. Износ ствола, вызванный ведением огня, следовательно, достаточно мал, и основной причиной выхода из строя стволов является износ на более чем 0,09 дюйма внутреннего диаметра казенной части ствола. При правильном обращении и надлежащем уходе за оружием этот износ происходит очень медленно и, как правило, не достигает критической величины за 50 лет эксплуатации. Опытным путем в ходе непосредственных испытаний было установлено, что прочность ствола отвечает всем требованиям безопасности против несчастных случаев и лишь требует ухода со стороны солдата; и что даже после уменьшения в диаметре на 0,09 дюйма в казенной части ствол продолжает оставаться безопасным при выстрелах. В ходе опытных стрельб, проведенных в 1806 году, стволы уменьшались в диаметре на 0,13 дюйма, заряжались двойным и тройным зарядом пороха на одну пулю или два патрона заряжались один поверх другого».

   Другие испытания были проведены в 1829 году на фабрике Мютцига, им были подвергнуты мушкеты, присланные на фабрику для ремонта. Они показали следующие результаты:

   1. Когда мушкетный ствол заряжался одним патроном, помещаемым в произвольную часть ствола, или 2 или даже 3 патронами, помещаемыми должным образом без интервалов между ними, не существует опасности разрыва ствола; при 4 патронах, помещенных должным образом один поверх другого, или при снаряжении 2 или даже 3 патронами, помещенными должным образом один поверх другого, подобная опасность существует только в случае каких-либо дефектов при изготовлении ствола или при его значительном износе. При заряде более чем 4 патронами, помещенными должным образом один поверх другого, или при заряде 2, 3 или 4 патронами с промежутками между ними стреляющий подвергается опасности.

   2. Нет опасности разрыва ствола при оставлении в стволе извлекателя пули. Опасным может быть закрывание дульного среза ствола деревянной пробкой, туго забитой в дуло, когда ствол снаряжен двумя патронами; или когда в ствол забит пробковый пыж, оставленный на определенном расстоянии от заряда с размещенным поверх него другим зарядом.

   Снег, глина или песок, которые могут случайно попасть в ствол, не представляют опасности, если они окажутся близко к заряду; однако они весьма опасны, если находятся в пространстве между дульным срезом и зарядом; причем в таком случае песок значительно опаснее глины и снега.

   Пули или обрезки железа, помещенные поверх порохового заряда, не представляют собой опасности, если они плотно примыкают к заряду, даже если их вес достигает 11/2 фунта; однако весьма опасен обрезок железа площадью 0,5 кв. дюйма, весом 1/4 фунта, если он помещен в 20 или больше дюймах от казенной части ствола.

   3. Ствол с дефектом, который не заметил инспектор арсенала, разрывается при заряде трех патронов, заряженных должным образом. При значительном износе ствола, произошедшего в результате увеличения внутреннего диаметра ствола на отдельных его участках, оружие по-прежнему можно использовать без всякой опасности.

   И наконец, повреждения и износ наружной поверхности ствола, что может произойти при нормальной эксплуатации оружия, никогда не достигают такой степени, которая может представлять опасность. Опытные стрельбы показали, что стволы, первоначально имевшие толщину 0,272 дюйма в казенной части, не разрываются, будучи снаряжены двумя патронами, до той поры, пока их толщина не уменьшится до 0,169 дюйма, а при заряде одним патроном – до 0,091 дюйма.

   Столь необычные испытания могут в наше время показаться какими-то странными, но на самом деле они были основаны на глубоком понимании своеобразной психологии войск, участвующих в боевых действиях. Донесение о применении дульнозарядных ружей в сражениях периода Гражданской войны четко демонстрирует, что подобные испытания были вполне оправданны:

   «Официальное донесение об обследовании оружия, собранного на поле сражения при Геттисберге, свидетельствует, что из всего собранного оружия (27 575 стволов) мы нашли по крайней мере 24 тысячи стволов заряженными; около половины из них были снаряжены двумя зарядами каждый; одна четверть была снаряжена от трех до десяти зарядов каждый, а остальные только одним зарядом. Во многих из этих стволов оказалось от двух до шести пуль с одним лишь зарядом пороха. В некоторых стволах пули были обнаружены на дне ствола с зарядом пороха поверх пули. В шести стволах оказались бумажные патроны 58-го калибра, причем они были снаряжены в ствол, не будучи надорванными. В одном мушкете Спрингфилда было обнаружено двадцать три заряда, причем каждый из них был помещен в ствол надлежащим образом. В дульнозарядном мушкете капсюльной системы было найдено двадцать две пули и шестьдесят две картечины, перемешанные с соответствующим количеством пороха.

   Во многих дульнозарядных ружьях образца 1842 года работы Ребеля мы обнаружили пыж из обрывков бумаги между пороховым зарядом и пулей и другой пыж такого же вида поверх пули, причем пуля была опущена в ствол необернутой. Около 6 тысяч единиц оружия [конфедератов] было снаряжено бумажными патронами Джонсона и Доу; многие из этих патронов оказались примерно на половине длины ствола, к тому же во многих случаях опущены в ствол вперед не пороховым зарядом, а пулей. Такие патроны были обнаружены главным образом в нарезных мушкетах Энфилда».

   Заверения в том, что стволы мушкетов военного образца обладают высокой прочностью, были, надо полагать, весьма капитально обоснованы. Воспоминания современников тех событий, путешественников и торговцев, содержат многочисленные упоминания о разрывах стволов легких мушкетов в руках индейцев и гражданских лиц (см. главу 3), но в опубликованных материалах весьма мало свидетельств о таких случаях с армейским оружием.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Александр Мячин.
100 великих битв

В. М. Духопельников.
Ярослав Мудрый

Е. А. Глущенко.
Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Евгений Кубякин, Олег Кубякин.
Демонтаж
e-mail: historylib@yandex.ru
X