Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

К. Э. Гриневич.   Опыт методологии археологической науки

Раскопки Ольвии

Олимпия и Троя раскапывались путем проведения исследовательских траншей с последовательной выборкой земли в междутраншейных пространствах. При разведочных работах этот способ раскопки, разумеется, является, пожалуй, единственно правильным и систематическим; но при планомерной раскопке целого города или комплекса зданий такой траншейный метод неприложим, потому что, во-первых, он не дает общей картины результатов во время раскопочного процесса, во-вторых, не позволяет учесть все находки относительно их залегания в том или другом слое городища. Поэтому при систематическом раскапывании большого пространства ученые пользуются другим методом исследования, который, для большей вразумительности последующего рассказа, можно назвать „методом квадратно-послойного расследования". Этим методом было начато расследование Ольвийского городища, прерванное войной 1914 года. Но прежде чем будем знакомиться с деталями этого метода, скажем несколько слов о самой Ольвии.

Ольвия (в переводе „счастливая") была богатым торговым городом, основанным в середине VII века до р. X. выходцами из малоазиатского города Милета, т.-е. ионийскими греками. Находится Ольвия около нынешнего села Парутина Херсонской губернии, между Очаковом и Николаевом, на берегу Буга при слиянии его с Днепром. Древние писатели99) в один голос говорят об Ольвии, как богатом, благоустроенном городе с мощными стенами и башнями, с площадями, храмами и даже дворцами (дворец скифского царя Скила с мраморными грифонами!), о городе — ярмарочном пункте100) днепровских и бугских поселков и городов. Ольвия была посредником в торговых сношениях юго-западной Скифии с Грецией и Малой Азией. Словом, это был богатый греческий город-порт, с пышно расцветшей эллинской культурой, существовавший в течение полутора тысячи лет (VII в. до р. X. — VII в. по р. X). В настоящее время город погребен глубоко под землей и на его месте и на месте его обширных некрополей (кладбищ) расстилаются новороссийские степи. Место города отграничено глубокими балками (Заячья, Широкая, Северная), образующими неправильный треугольник. Городище (место города) легко узнать по особому цвету земли, насыщенной обломками („жилой мусор", „культурный слой"), и по многочисленным ямам — результат многовековой добычи из руин города строительного камня.

Местоположение города и важность его исследования сознавалась уже давно, с конца XVIII века. Впервые серьезно заговорил об Ольвии А. С. Уваров, побывавший на месте города в 1848 году и давший разработанный проект исследования города. [43]

Планомерные и систематические разыскания могли начаться только с 1902 года, когда было получено разрешение от помещика, владельца этой земли. До 1909 года шли только археологические разведки для определения городской территории, для обнаружения главных линий городских стен, для выяснения частей города и их взаимоотношения друг к другу.101) Параллельно шли раскопки некрополя для выяснения степени его распространения в степь и распределения по эпохам города.

При раскопках этого периода пользовались обычным траншейным методом работы, но с последующим послойным сниманием земли с исследуемого участка. Когда предварительное расследование было закончено и выяснилось, что город занимал площадь в форме треугольника и был окружен стеной, что древнейшая и лучше сохранившаяся часть города должна лежать в юго-восточной приречной части, — тогда решено было приступить к систематическому и строго планомерному раскрытию этой приречной части древнего города. Для расследования, говорит производивший раскопки проф. Б. В. Фармаковский, была намечена прямоугольная площадь А, стороны которой расположены по странам света. Восточная сторона параллельна реке Бугу. Восточная и западная стороны намеченной площади взяты были по 25 метров, южная и северная — по 30 метров. Затем на западе к намеченной площади была прибавлена полоса в 5 м. ширины и 25 м. длины (с севера на юг) и на В — части с неровными очертаниями, находящиеся у обрыва р. Буга (шириной с запада на восток до 3 метров). Площадь раскопок в 25*35 метров была разграфлена на 35 квадратов, каждый по 5 кв. метров (№№ 1-35). Счет квадратов начат был с юго-восточного угла (1-5, 6-10 и т. д.). Неровные части у обрыва, примыкающие к квадратам 1-5, обозначены были 1а-5а. При всех находках помечалось, из какого квадрата они происходят. Раскопки начаты были с востока при помощи полевой железной дороги. Вагонетки были поставлены на таком уровне, который, по возможности, пришелся бы выше верхних частей остатков древних построек наиболее позднего времени, которые здесь можно было ожидать найти. Расчет оказался приблизительно правильным и только на западе открыты были следы построек, которые выдавались над уровнем рельсового пути. По мере углубления неуклонно строго продолжали намечать линии квадратов. В описях предметов древностей, найденных при раскопках, помечалась, кроме квадратов, откуда они происходят, также глубина, на которой они были найдены.102)

Констатировать глубину находок было для ольвийских раскопок очень важно, так как было обнаружено семь культурных слоев, т.-е. семь строительных периодов древнего города, из которых самый нижний слой, разумеется, был самым древним и обнимал период от начала заселения этой местности (VII век до р. X.) до середины V века до р. X. Этот слой, в силу его глубокой древности и частых перестроек, почти не сохранил античных зданий и характеризуется мелкими находками архаического стиля. Следующие слои представляли очередные строительные периоды, причем самой лучшей сохранностью отличаются пятый и четвертый слои, дающие картину жизни древнего города в эпоху позднего эллинизма и начала римского владычества, до [44] бывшего в 50 году до р. X. страшного разгрома Ольвии диким племенем гетов. Следующие слои показывают, что, хотя Ольвия не прекратила своего существования после этой катастрофы, но она никогда уже не могла вернуть себе прежнего благосостояния и богатства. Третий, второй и первый слои (считая от поверхности земли) дают нам картину обедневшего города, который постепенно, к периоду полного укрепления римского владычества, расцвел с новой силой (первый слой). В 1909—1910 гг. намеченная площадь (А) была расследована полностью, дав картину последовательной смены строительных периодов древнего города. В 1910 году, по окончании расследования этой площади, была намечена непосредственно рядом с нею к югу новая прямоугольная площадь (Б) в 25 метров с севера на юг и 35 метров с востока на запад. Эта площадь также была разделена на квадраты по 5 кв. метров каждый (№№ 36-66). С востока к ней примыкает полоса с неровными очертаниями у обрыва р. Буга. Она была разделена в соответствии с примыкающими с запада квадратами (№№ 36-40) на части (по 5 метров), которые обозначены были цифрами 36а-40а и 36в-40в, достигавшими с запада на восток в некоторых местах до 5 метров. В 1910 г. на площади Б был снят только первый и только частью (на западе) второй слой.

Раскопки этих годов показали, что городище с давних времен служило каменоломней. Интересно, что раскопки дали даже хронологическое указание на время этих грабительских раскопок с целью добычи камня. В 1909 г. в одной яме, доходившей до глубины 4-го слоя и сделанной с целью выборки камня древних построек, в квадрате № 4 была найдена, очевидно, случайно оброненная серебряная монета турецкого султана Ахмета III (1703—1730), помеченная 1115 годом гиджры. Значит, с первой половины XVIII века и до самого последнего времени Ольвийское городище служило каменоломней! Ближайшие исследования, однако, показали, что все эти грабительские ямы доходили только до горизонта 4-го слоя; ниже этого слоя они не спускались, т.-е. имелись все основания предполагать, что эллинский и эллинистический город не потревожены искателями строительного камня.

В 1911 году была полностью исследована площадь Б, при чем выяснилось, что чередование слоев было таким же, как на раскопанном в предыдущий год участке А. Во 2-ом слое была найдена надпись эпохи римского императора Александра Севера (222—235 г.), что датирует время этого слоя.

В 4-ом слое были открыты сравнительно хорошо сохранившиеся остатки обширного частного дома, который представляет хорошее дополнение к открытому в предыдущем году общественному зданию. Кроме того, были раскопаны части улиц, прилегающих к этим домам, и таким образом был вскрыт целый квартал древней догетской Ольвии, дающий понятие о распланировке города.

В следующем 1912 году производилось окончательное доследование площади Б, при чем подверглась исследованию вся юго-восточная ее часть. Были констатированы, кроме шести слоев предыдущих лет, еще седьмой и восьмой (древнейшие). В 4-ом и 5-ом слоях было открыто продолжение на юг улицы, северная часть которой была обнаружена раскопками 1910 года. По обеим сторонам улицы открыты остатки построек, — очевидно, частных домов и сооружений, имеющих к ним отношение.

В 1913 году, когда была закончена раскопка площадей А и Б, была намечена такого же размера площадь В к северу от разрытых в предыдущие годы. В этом году была произведена распланировка местности на квадраты (по 5 кв. метров) и были сняты верхние части первого слоя во всех квадратах, за исключением тех, у которых верхние части [45] насыпи 1-го слоя были раскопаны еще в 1910 г. Таким образом, в 1913 г. было исследовано все пространство только до глубины залегания античных мостовых 1-го слоя.103) В квадратах №№ 87-91 и в западных частях квадратов 95-99 были расследованы также 1-ый и 2-ой слои, а отчасти (в №№ 87-91) начато исследование 3-го и 4-го слоев.

В 1914 году, когда вследствие мобилизации была приостановлена раскопка на полдороге, были раскопаны 3-ий и 4-ый слои в западных частях квадратов 95-99 и слои с 1-го по 4-ый в восточных частях тех же квадратов. В 1915 г. во время последней раскопочной кампании, в виду полного отсутствия рабочих рук, производились только раскопки кладбища.

Благодаря квадратно-послойному методу снимания пластов земли получается полная возможность следить за обнаружением слоев и с наибольшей легкостью выявляется картина всех обнаруживаемых остатков древности. Единственным неудобством является частая передвижка рельсового пути по мере углубления. Как правило, перед каждым уничтожением даже незначительной древней кладки она фотографируется и наносится на план. Необходимо составлять план каждого слоя с точнейшим нанесением на него всех, даже ничтожнейших, остатков древности. Результаты раскопок 1912—14 гг. сводились к частичному открытию верхних слоев (до 4-го), но начертить общую картину не представлялось возможным, в виду слишком малой площади раскопа, которая задела только небольшую часть сооружений этого слоя. Но зато эти раскопки выяснили историю залегания слоев. При раскопках 2-го слоя во многих местах обнаружились следы большого пожара, от которого, очевидно, погибли обнаруженные раскопками здания 2-го слоя. Следы пожара в общем оказывались на глубине около 0,50 м. ниже уровня мостовых 1-го слоя. Таким образом, становится очевидным, что после пожара сгоревшие здания 2-го слоя не были восстановлены и оставались в течение некоторого времени заброшенными, отчего развалины и покрылись мало-помалу слоем насыпи, достигшей 0,50 м.

Жизнь возобновилась здесь в эпоху 1-го слоя, но новые строители созидали свои сооружения, не расчищая накопившейся насыпи, а прямо на ней.

Послойные раскопки позволяли подробно следить за составом насыпи. Так, насыпь 1-го слоя была вся потревожена грабительскими ямами и благодаря этому в ее состав входят предметы из более глубоких слоев. Она вся насыщена культурными остатками разных периодов существования Ольвии. Насыпь 2-го слоя была влажная, плотная, со множеством черепков глиняной посуды. В верхних частях (над мостовыми) она, как это обычно наблюдается и в других слоях, была более темная, чем в нижних (ниже мостовых). Толщина 2-го слоя достигает 1,90-2,15 метра.104) 3-ий слой раскопками 1913-14 годов был затронут только отчасти и полностью не расследован. Только на очень небольшом пространстве обнаружены были остатки стен зданий и мостовых третьего слоя. Засыпь 3-го слоя была вообще влажная, черного цвета. Толщина слоя в различных местах была различная, от 0,75 м. в квадрате № 96 и 97 до 1,07 м. в кв. № 89. Толщина 4-го слоя — 1,50 м. Такова же и толщина 5-го слоя. В виду незначительности расследования говорить об этих слоях более подробно не приходится.

Таким образом, раскопки Археологической Комиссии в Ольвии, собственно говоря, только начались. Можно сказать, что руководителю [46] этих раскопок проф. Б. В. Фармаковскому удалось блестяще провести предварительную разведочную кампанию 1902—1908 годов и удалось только начать систематическую раскопку нижнего приречного города. К сожалению, события политического характера положили конец этой культурной работе. Метод „квадратно-послойного снимания" почвы, чрезвычайно удобный для научного протоколирования всех находок и научной фиксации общей картины послойного залегания древностей, страдает двумя недостатками: крайней медленностью и тяжеловесностью, а также крайней дороговизной: этот метод требует значительного числа рабочих рук и, в виду раскрытия сразу большой площади, требует возможно полного, до конца раскрытия всех слоев. При траншейном методе, менее научном во всех отношениях, достигается меньшая затрата сил и имеется возможность прекратить исследование даже небольших участков всей площади. Благодаря неизбежным особенностям этого метода исследование городской территории подвигалось вперед крайне медленно. В самом деле, в течение шести полных кампаний (с 1909 по 1914 г.) была расчищена очень небольшая площадь, быть может, одна сороковая часть всей городской территории... Но зато исследователь может гордиться, что ни Олимпия, ни Троя не исследовались так исчерпывающе-детально, с обращением сугубого внимания на каждый слой. Пусть понадобится вдвое больше времени, но зато хоть один греческий город будет исследован с возможной полнотой. Так следует раскапывать согласно научным принципам, завещанным нам замечательными критскими, раскопками англичанина А. Эванса, на практике впервые применившего этот строго научный метод „квадратно-послойного снимания" древних культурных пластов.

В заключение нам хотелось бы два слова сказать о методах раскопок отдельных погребений и сплошных некрополей. В Ольвии, помимо раскопки города, одновременно шла раскопка обширного „города мертвых". Раскопка некрополя давала большое число древней посуды, терракот и прочей утвари, которую в силу обычая и потребностей культа ставили в могилу близкие усопшего.

Но как определить присутствие в земле древней гробницы, когда на поверхности земли нет ровно никаких к тому примет? Для этого в Ольвии и в Керчи применяют очень остроумный способ, придуманный ловкими керченскими и ольвийскими „счастливцами"105) для определения, есть ли в данном месте в земле гробница или нет, в нескольких местах, обычно в шахматном порядке, буравят землю особыми стальными буравами, носящими название „щупы". Этот инструмент имеет в длину около сажени. Благодаря „щупу" из глубины 1-2 аршин добывают щепотку земли. Если в данном месте нет никакой гробницы, ямы, словом, земля не была потревожена никем и никогда, то она должна лежать определенными слоями геологического происхождения. Это называется „материк" и, следовательно, в этом случае копать в этом месте бесполезно. Но если когда бы то ни было в данном месте земля была потревожена устройством ямы, гробницы и т. п., то ясно, что потревоженная лопатой земля не будет лежать материковыми слоями — она будет перемешанной и имеет определенный, более темный цвет. На местном языке это называется „засыпь". При находке засыпи дополнительными ощупываниями почвы устанавливаются границы „засыпи" и после этого начинают копать яму по указаниям засыпи. Разборка самого костяка и констатирование гробничного инвентаря обязательно должно происходить в присутствии ответственного научного сотрудника, ведущего строгий протокол всей раскопке. Часто бывают [47] находки предметов и в „засыпи" самой гробницы, — что заставляет быть внимательным во все время рытья гробничной ямы.

Такой способ находки могил, строго говоря, нельзя назвать научным, так как он не гарантирует пропусков целых групп могил. Другой способ, к которому прибегали исследователи при раскопках, например, сплошных могильных насыпей в окрестностях станции Сенной, около городища города Фанагории на Таманском полуострове, в Херсонесе Таврическом и др. местах, это — раскопка „плантажем", т.-е. с определенной площади земли снимается верхний слой. Свежеобнаженная подпочва дает темные пятна на месте древних ям и могил. Но этот способ, разумеется, более дорогой и может быть применяем только в расследовании сплошных могильников.

Раскопка курганов ведется обычно траншеей, перерезающей курган пополам, с последующей тщательной разработкой отдельных частей курганной насыпи. При раскапывании необходимо твердо помнить, что раскапываемый памятник тем самым навеки уничтожается, поэтому необходимо принимать все меры к беспристрастному, точному и подробному изучению всего, констатируемого раскопкой, с тщательной фиксацией путем фотографирования, снимания на план и т. п. таким образом, чтобы по планам, записям и фотографиям можно было бы в точности восстановить все обстоятельства раскопки в их последовательности.106)

В этом смысле чрезвычайно полезно иметь план с сеткой, на которую накладывается калька. Помимо главного сводного плана таким путем мы можем легко получить планы отдельных слоев.

Наличие этих отдельных планов лучше выясняет картину отдельных слоев. [48]


99) См. Minns. — Scythians and Greeks, стр. 450 и слл.; Б. Фармаковский. — Ольвия. М. 1915 (отд. оттиск из „Экскурсионного Вестника"); моя статья — „IV книга Геродота и следы личного знакомства историка с Ольвией" в „Записках Харьк. Университета" 1915; в ней приведена вся литература об Ольвии.

100) „Эмпорий жителей реки Борисфена" (Днепра) — по Геродоту IV кн.

101) Литература: Отчеты Археологической Комиссии 1894, 1901—1915. Известия Археол. Ком., вып. III, VIII, XIII. Остальная литература приведена у Minns'a (Scythians and Greeks, Camb. 1913, стр. 488-489) и в брошюре Б. Фармаковского „Ольвия" (1915). Словарь Брокг.-Ефр. (2 изд.) под сл. „Ольвия".

102) Отчет Археолог. Ком. за 1909—10 гг. (Петербург, 1913), стр. 5-6. За раскопками каждого квадрата, кроме надсмотрщиков из рабочих, наблюдали и протоколировали находки ответственные научные сотрудники, на обязанности которых было лично следить за правильностью работ и констатированием находок.

103) Квадраты №№ 87-91, 95-99, 103-107, 111-115, 119-123, 127-131, 135-139; сведения взяты из Отчета Археол. Ком. за 1913—15 гг. (Пгр. 1918).

104) Считая от уровня фундаментов зданий 1-го слоя до уровня фундаментов 2-го слоя, которые заложены в грунте и на остатках кладок 1-го слоя.

105) Так называют на юге СССР кладоискателей.

106) Относительно метода раскопки курганов отсылаем к нашей работе, помещенной в 5 книге „Народного Университета на дому" (Ленинград, 1925).

загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках

Карл Блеген.
Троя и троянцы. Боги и герои города-призрака

А.М. Ременников.
Борьба племен Северного Причерноморья с Римом в III веке

Уильям Тейлор.
Микенцы. Подданные царя Миноса
e-mail: historylib@yandex.ru