Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Г. А. Порхунов, Е. Е. Воложанина, К. Ю. Воложанин.   История Сибири: Хрестоматия

Советская продовольственная политика в Ишимском уезде Тюменской губернии (сентябрь 1920 – январь 1921 года)

Из телеграммы советского руководства Тюменской губернии всем уездным комитетам РКП(б), исполкомам советов, продкомам и продконторам
[г. Тюмень] [21 октября 1920 г.]

По постановлению 3-й сессии ВЦИК от 27 сентября [1920 г.] на продорганы возложена боевая задача выполнить все разверстки продовольствия и сырья не позже 1 декабря. Сознавая ответственность перед республикой и революцией, продработники призываются отдать все свои силы и энергию, быть решительными в области выполнения разверстки <…>. Будьте жестоки и беспощадны ко всем волисполкомам, сельсоветам, которые будут потворствовать невыполнению разверсток. Давайте определенные боевые письменные задачи волисполкомам, и к не выполнившим применяйте, помимо ареста волисгюлкомов, конфискацию всего имущества. Уничтожайте целиком в пользу обществ хозяйство тех лиц, кои будут потворствовать невыполнению разверстки <…>. Губисполком и губпродком еще раз напоминают, что вопрос продовольствия ставит на карту, быть или не быть советской власти, а к тем продработникам, которые будут преступно относиться к своему делу, будем беспощадны. Все силы направьте на немедленное выполнение хлебных, сырьевой и скотской разверсток. Уисполкомам, упродкомиссарам и райпродкомиссарам предоставляется право решительных действий, и невыполнение разверсток влечет за собой персональные взыскания и будет иметь решающее значение при персональной оценке работы упродкомиссара и райпродкомиссара. Товарищи, всем [Вам] даны все права административной власти, используйте их тактично и умело. Сообщите волисполкомам, что последний срок всех разверсток 1 декабря, и копию этой телеграммы дать на руки каждому волинструктору и волисполкому. № 1562/а.

Предгубисполкома Новоселов, губпродкомиссар Инденбаум.

ГАТО. Ф. р. 11. Оп. 2. Д. 93. Л. 40. Машинописная копия.

Из приказа № 1 Тюменского губпродкомиссара Г. С. Инденбаума по Ишимскому уездному продкому и продконторам Ишимского уезда
г. Ишим 30 октября 1920 г.

Находясь сейчас в Ишиме, предлагаю принять к руководству следующие положения: <…> В случае отказа волости или села выполнить разверстки, то в таких случаях раньше, чем приступить к подворной разверстке, прежде всего производить аресты предволисполкомов, если это происходит во всей волости, или председателей советов, если деревня, а также арестовывать самых зажиточных кулаков как заложников. В случае, если после этого не поднимется выполнение разверсток, то в таких случаях комиссар продконторы допускает подворное изъятие, а не учет. Такое изъятие должно быть самое беспощадное, и наложенные разверстки должны быть взяты с плюсами, дабы показать деревне власть рабочих и крестьян.

Примечание: в тех случаях не считаться ни с чем, а брать необходимое, о каждом таком случае широко публиковать [в печати…].

Губпродкомиссар Инденбаум.

ГАТО. Ф. р. 11. Оп. 2. Д. 93. Л. 44–45. Машинописная копия; УФСБТО. Ф. 6491. Т. З. Л. 390–393. Рукописная копия.

Телеграмма Абатского райпродкомиссара Ишимского уезда В. И. Николаева Тюменскому губпродкомиссару
5 декабря 1920 г.

Конфискованы мною в деревне Пестова Чуртанской вол. у всех зажиточных пятидворок за отказ от выполнения разверсток крупнорогатый скот, лошади и весь хлеб, молоченный и немолоченный. 126.

Райпродкомиссар Николаев.

ГЛТО. Ф. р. 11. Оп. 2. Д. 88. Л. 5. Телеграфный бланк.

Выписка из протокола заседания съезда народных судей и следователей Ишимского уезда
5–7 декабря 1920 г.

…Представитель политбюро т. Хохлов охарактеризовал действия некоторых работников продовольствия по разверстке, производящих реквизиции и конфискации мебели, одежды, обуви и в некоторых случаях допускавших выломку полов и потолков, угрожая револьверами, расстрелом. Ставя крестьян под расстрел, стреляли их помимо, дабы их застращать, и производят другие действия. Рассматривая такие действия как контрреволюционные, в корне подрывающие советскую власть, в таких случаях рекомендую судьям сообщать обо всех незаконных действиях в политбюро, где в корне будут пресекаться подобные явления. Представитель упродкома т. [Н.] Карпов доложил, что в настоящее время создан продовольственный фронт – столь же важный по своему значению, как фронт военный. Задания продработникам даны весьма трудные по разверстке продуктов питания, без коих рабочие Петрограда и Москвы не могут наладить нашу внутреннюю промышленность. Причем рабочие продукты своего труда не закапывали в землю Крестьяне же добровольно продуктов труда не дают, а потому продработники по распоряжению свыше должны прибегать к суровым мерам по отношению к крестьянам, добровольно не сдающим разверстку, вплоть до конфискации имущества, условного осуждения, впредь до решения об этом ревтрибунала. На вопрос г. Карпову, обязан ли продработник приводить в исполнение распоряжения губисполкома, явно не правосудные, г. Карпов ответил: «Обязан». Представитель уездного исполкома тов. [Д. И.] Горностаев доложил, что продовольственная работа очень трудная при несознании большинства крестьян; что обо всех незакономерных действиях уже известно исполкому, каковой действия эти не оставит без внимания…

[Подписи отсутствуют].

ГАЛО. Ф. п. 1. Оп. 2. Д. 31. Л. 75–76. Рукописная копия.

Приказание Тюменского губпродкомиссара Г. С. Инденбаума Петуховской продовольственной конторе
Б. м. 10 декабря 1920 г.

Срочно передать нарочным тройке. [А. С.] Крестьянникову.

Гилевская волость работает хуже всех. Объясняю это большим засилием кулаков в сельсоветах, а также слабой работой волисполкома. Необходимо там самым суровым образом провести работу, памятуя, что она может выполнить разверстку, но не хочет. Необходима жестокая и беспощадная расправа с кулаками для обеспечения быстрого выполнения разверстки. Возьмите в каждом селении человек десять заложников, отправьте их подальше работать. О произведенной работе и результатах сообщите телеграфно. 7/с.

Губпродкомиссар Инденбаум.

ГАТО. Ф. р. 11. Оп. 3. Д. 3. Л. 5. Машинописный отпуск.

Распоряжение члена коллегии Тюменского губпродкома Я. З. Маерса волостным уполномоченным по проведению разверсток в Ишимском продовольственном районе
[г. Ишим] [до 17 декабря 1920 г.]

Несмотря на то, что Ишимский район вполне обеспечен вооруженной силой и работниками, в частности вашей волости реальных результатов до сих пор нет. Еще раз подтверждаю, что необходимо сделать решительный удар и выполнить в самый кратчайший срок разверстки. Больше церемониться нечего, надо быть чрезвычайно твердым и жестоким и изъять хлеб, который разверстан по Вашей волости. Вы должны твердо помнить, что разверстки должны быть выполнены, не считаясь с последствием, вплоть до конфискации всего хлеба в деревне, оставляя производителю голодную норму. Срок выполнения разверстки давно истек, ждать добровольного сдания хлеба нечего, последний раз приказываю сделать решительный нажим, выкачать столь нам нужный хлеб. Нажимайте на одну волость как следует и не оставляйте ее, пока не закончите работу полностью, и это должно быть сделано в трехдневный срок. После чего обязую Вас с нарочным прислать доклад о выполнении. В противном случае буду вынужден Вас отозвать и отправить в Тюмень для личного объяснения губпродкомиссару согласно его категорического распоряжения. Жду от Вас решительный удар.

Член губпродколлегии Маерс.

ГАТО. Ф. р. 11. Оп. 2. Д. 183. Л. 97. Машинописный отпуск; УФСБТО. Ф. 6491, т. 1–2. Л. 112. Машинописный подлинник.

Письмо Ишимского уездного продкомиссара И. М. Гуськова члену коллегии Тюменского губпродкома Я. З. Маерсу
[с. Больше-Сорокино] 17 декабря 1920 г.

Ваше письмо получил. Ставлю в известность, что в волостях Готопутовской, Вознесенской и Больше-Сорокинской хлеба излишков крайне незначительное количество. Забираю семенной, также продовольственный. Прошу выслать в Больше-Сорокино отряд в двадцать человек и дальнейшие распоряжения.

Упродкомиссар Гуськов.

УФСБТО. Ф. 6491. Т. 1–2. Л. 406. Автограф И. М. Гуськова.

Заявление гражданки деревни Больше-Бокова Готопутовской волости М. П. Ольковой Ишимскому уездному продкомиссару И. М. Гуськову
Б. м. [18 декабря 1920 г.]

20 ноября с. г. Вами был конфискован весь скот у моего мужа гражданина д[еревни] Б[ольше]-Бокова Романа Федотовича Олькова, и теперь наше имущество разрушилось безвозвратно. Спрашивается, чем же мы должны продолжать наше существование? Неужели я должна нести наказание за своего мужа? У меня шестеро детей при себе и седьмой – в рядах Красной Армии. К чему теперь он придет домой и за что примется? Неужели он ради того проливает кровь, защищая советскую Россию? Что же я должна делать с шестью детьми и к чему их пристроить, не зная никакого ремесла? Да ведь я что-то же делала в продолжении 28-летнего проживания в замужестве. Что же прикажете мне, проситься в богадельню на Ваш хлеб? Чем же должна существовать советская Россия в будущем, если Вы сейчас в корень разоряете среднее хозяйство, которое является оплотом республики? Подумайте, тов. Гуськов, серьезно об этом. И я, в свою очередь, категорически прошу Вас сделать распоряжение об отложении конфискации, т. к. разверстку мы выполнили сполна, хотя и в ущерб себе, а на сем заявлении прошу меня уведомить соответствующей резолюцией о Вашем решении.

К сему заявлению Марфа Олькова.

За неграмотную по личной просьбе расписалась Е. Елисеева.

УФСБТО. Ф. 6491. Т. 1–2. Л. 361. Автограф Е. Елисеевой.

Телеграфное донесение Абатского волисполкома советов в Ишимский уездный земельный отдел
с. Абатское 19 декабря 1920 г.

На выполнение разверсток продовольственного хлеба не хватает. Под угрозой конфискации и лишения свободы [со стороны] председателя чрезвычайной тройки [В. Г.] Соколова население сдает семенной хлеб, не оставляя себе. Будет недосев. Шерстяная разверстка достигается стрижкой овец, которые падут от мороза. Как быть? Телеграфируйте. № 6254.

Абатский волисполком.

ГАНО. Ф. п. 1. Оп. 2. Д. 31. Л. 74. Рукописная копия.

Заявление народного следователя 4-го участка в политическое бюро Ишимского уезда
Б. м. 20 декабря 1920 г.

Препровождая настоящее заявление с протоколом опроса, прошу произвести дальнейшее свое следствие и предать чрезвычайного уполномоченного [В. Г.] Соколова суду. А относительно незаконности ни на чем не основанных конфискаций лошадей у трудового населения – прекратить и сделать свое распоряжение означенным лицам отобранных у них лошадей Соколовым, который, как я объяснил, отобрал только лишь на том основании, что они в его глазах были кулаками. Но на самом деле эти лица есть трудовые крестьяне-середняки, хлебопашцы. И если мы будем делать подобные конфискации у таковых, то в будущем ослабим трудовое крестьянство. Притом не лишним считаю сообщить, что эти крестьяне – самые исправные плательщики всех разверсток и идут навстречу соввласти, а не против и вразрез. У них служат сыновья в Красной Армии добровольцами. Одним словом, не было и нет никаких доводов [к] конфискации лошадей. Прошу дать делу дальнейший ход и уведомить меня, какое положение принимает это дело. Жалоб у меня подобного рода десятки, и я не знаю, что делать. Такое [же] положение у нарсудей 5 и 6-го участков, т. е. осаждает население подобными жалобами.

Народный следователь (подпись).

ГАНО. Ф. п. 1. Оп. 2. Д. 31. Л. 71. Машинописная копия.

Приказ чрезвычайного уполномоченного Тюменского губпродкома Н. П. Абабкова Дубынскому волисполкому советов Ишимского уезда
Б. м. [вторая половина декабря 1920 г.]

Предписываем на основании распоряжения центра выполнить государственную разверстку полностью, не соблюдая никакие нормы, оставляя на первое время на каждого едока по 1 п[уду] 20 фунтов и также соблюдая классовый принцип, то есть вся тяжесть разверсток ложится на зажиточный класс. За неисполнение настоящего приказа будете отвечать и будут приняты самые суровые меры, вплоть до предания суду ревтрибунала.[7]

Чрезвычайный уполномоченный Тюменского губпродкома Н. Абабков.

ГАТО. Ф. р. 11. Оп. 2. Д. 100. Л. 29. Рукописная копия.

Акт сотрудника милиции 2-го района Ишимского уезда Н. Парамонова о действиях уполномоченного продовольственной тройки М. В. Мальцева
Б. м. 31 декабря 1920 г.

Я, милиционер 2-го района тов. Парамонов, сего числа по распоряжению начмилиции 2-го района производил дознание по делу уполномоченного губернской чрезвычайной тройки тов. Мальцева. По производству такового на месте выяснилось нижеследующее. Первое, тов. Мальцев представлял из себя какого-то карьериста, карателя среди граждан с. Чуртанское, вынимая из кобуры револьвер, обнажая таковой и угрожая расстрелами. Как видно из показания председателя Чуртанского волисполкома тов. [А. В.] Чернова, тов. Мальцев говорил, если ты мне к 12 час. дня не выполнишь разверстку, то я тебя расстреляю. Кроме того, среди членов исполкома и волмилиции [заявлял], что товарищу Мальцеву дано широкое уполномочие вплоть до расстрела, а потому постановил: записать в настоящий акт и передать начмилиции 2-го района на распоряжение.

Милиционер 2-го района Парамонов.

ГАНО. Ф. п. 1. Оп. 2. Д. 31. Л. 26. Машинописная копия.

Рапорт заместителя начальника милиции 5-го района Мелихова начальнику милиции Ишимского уезда
Б. м. [конец декабря 1920 г.]

Довожу до Вашего сведения, что комиссар Демин производит бесчинства над гражданами, например, называя всех собаками и т. д., а также приказывает милиции содержать арестованных полунагими в холодных амбарах. Во избежание всего этого, проще говоря, бесчинства над трудящимися массами – мною отдано распоряжение таковых арестованных не принимать согласно телеграммы ВЦИК (приказа по милиции), где говорится, что на каждого арестованного должны быть препровождены материалы. Вообще творится что-то невероятное, чуть ли не хуже, что делал Колчак и опричники Ивана Грозного, как говорит история. На основании всего изложенного выше, прошу, тов[арищ] начальник, обратить самое серьезное внимание, ибо такие явления, как говорит конституция соввласти, недопустимы. Кроме того, самое главное, что крестьянство – преимущественно все, как богатое, так и среднее и бедное – обострилось и заявляет открыто, что это не советская власть и не власть трудящихся, а что-то иное, вроде колчаковщины, что, бесспорно, на руку буржуазии и ее прихвостням. Из этого может получиться контрреволюция, что, бесспорно, повлияет на наши коммунистические ряды, а главное – углубит нашу разруху.

Дорогой товарищ, приятно ли смотреть, что творят наши члены партии? Приятно ли слышать слова того гражданина, который недели две назад душой и телом был предан советской власти, который был накануне вступления в наши коммунистические ряды. В настоящий момент эти товарищи нам говорят: товарищ коммунист, что ты делаешь, берешь последнюю рубаху у крестьянина и т. д.? И в самом деле, присмотритесь, что творится: в зимнее время стригут овец, забирают последние валенки, рукавицы, обстригают шубы, конфискуют скот крестьянина, разувают детей-школьников, которые идут навстречу просвещения. Неужели так нужно? Если же так, то зачем же мы, коммунисты, говорили, что мы – защитники трудящихся? Зачем же мы говорили, что у нас нет насилия и т. д.? Как было приятно слушать, когда сказали крестьянину: вези, товарищ, свои излишки. И что же? Через две недели потянулись обозы, и за это время засыпали все амбары. Посмотрите, что делается сейчас. Теперь бедные и середняки-крестьяне смотрят на нас сквозь пальцы, жены красноармейцев плачут от непосильной разверстки, детям не в чем ходить в школу: их одежду отдали в разверстку. Посмотрим или послушаем, что на это скажут наши дорогие товарищи-красноармейцы, бьющиеся за наше светлое будущее, когда они услышат от своих родных, что у них забрали, конфисковали лошадей, коров и все прочее, оставили его семейство без хлеба и пытают холодом. Товарищ, много фактов, что у семей красноармейцев забирают хлеб и пр. А если сказал слово против, то пожалуйте в холодный амбар на несколько часов или надевай тулуп и лезь на горячую печь и парься, как это делают тов. М. А. Лаурис или комиссар Демин, которые не позволяют без разрешения к ним заходить. Неужели же у соввласти нет лучших работников, как таковые?

Замначмилиции 5-го района Мелихов.

ГАНО. Ф. п. 1. Оп. 2. Д. 31. Л. 15. Машинописная копия.

Приказ уполномоченного Ишимского уездного продовольственного комитета Браткова сельсоветам Локгинской волости
Б. м. [не позднее 1 января 1921]

Прилагая при сем оперативно-боевой приказ члена[8] Совтрударма-1 [О. И.] Касьянова, приказываю [принять его] к исполнению. Срок последний даю до 6 часов вечера 3 января. Если таковой приказ не будет исполнен в точности, у граждан, не исполнивших сего приказа, будет забран хлеб до единого зерна и все имущество, как движимое, так и недвижимое, будет конфисковано. Если в каком-либо обществе будет делать восстание кто-либо, вся деревня будет спалена. Сей приказ приказываю широко опубликовать среди граждан Вашего общества, а самое главное – повстанцев общества. № 14.

Уполномоченный Братков.

РГВА. Ф. 25 892. Оп. 7. Д. 4. Л. 3. Машинописная копия

Телеграмма члена коллегии Тюменского губпродкома Я. З. Маерса в губпродком
г. Ишим 5 января 1921 г.

Хлебофуражная разверстка [в] Ишимском уезде по заданиям наркомпрода выполнена [на] сто процентов 5 января [в] 2 часа дня. Инденбаум сегодня третьим поездом выезжает [в] Тюмень. 32.

Член губпродколлегии Маерс.

ГАТО. Ф. р. 2. Оп. 1. Д. 43. Л145 а. Телеграфный бланк.

(Шишкин В. И. «Разбейся в доску – сдай разверстку»! // Гуманитарные науки в Сибири. 1999. № 2. С. 61–68)

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Мусский.
100 великих диктаторов

Константин Рыжов.
100 великих библейских персонажей

Игорь Муромов.
100 великих авиакатастроф

Анна Ермановская.
50 знаменитых загадок древнего мира

Елена Кочемировская.
10 гениев, изменивших мир
e-mail: historylib@yandex.ru
X