Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Г. А. Порхунов, Е. Е. Воложанина, К. Ю. Воложанин.   История Сибири: Хрестоматия

О терроре в годы Гражданской войны

С началом иностранной интервенции весной 1918 г. и падением советской власти в большинстве регионов страны внутренняя контрреволюция первой развязала террор против руководителей народной власти и ее сторонников. Были убиты известные деятели большевистской партии М. С. Урицкий и В. В. Володарский. 1 января 1918 г. была предпринята попытка убийства В. И Ленина, а 30 августа он был тяжело ранен. Террор против сторонников советской власти применялся повсеместно.

2 сентября 1918 г. ВЦИК по докладу Я. М. Свердлова о покушении на В. И. Ленина принял резолюцию, в которой говорилось, что на «белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят террором против буржуазии и ее агентов». Совет Народных Комиссаров объявил 5 сентября 1918 г., что все лица, причастные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам, подлежат расстрелу. Среди репрессированных тогда были крупные деятели монархического лагеря: директор III департамента полиции С. Белецкий, министр внутренних дел A. Хвостов, министр юстиции И. Щегловитов, ряд служащих жандармерии и охранных отделений.

Народный комиссар внутренних дел Г. Петровский своим распоряжением потребовал от местных властей положить конец расхлябанности и миндальничанью с врагами революции, применявшими массовый террор против рабочих и крестьян. Вводилась практика заложников из числа буржуазии и офицерства В. И. Ленин одобрял террор как ответные меры на контрреволюцию.

Иностранный исследователь Эдвард Карр в книге «История Советской России» пишет: «Перед лицом широкомасштабного предательства в тот момент, когда силы союзников высадились в Мурманске и Владивостоке, когда чехословацкий корпус открыто выступил против большевиков и когда угроза войны подступила со всех сторон, Советское правительство не склонно было к полумерам». После подавления мятежа в Ярославле было расстреляно 350 человек. В Муроме расстреляно 10 руководителей восстания. В Нижнем Новгороде арестовали 700 офицеров и бывших жандармов. Многих из них расстреляли. Расстреляна царская семья в Екатеринбурге, многие члены династии Романовых (всего 18 человек).

По неполным сведениям, органами БЧК с весны 1918 г. по декабрь 1919 г. было расстреляно «за контрреволюционную деятельность» свыше 9,6 тыс. человек. Тем не менее, массовым и жестоким был белый террор. Один из командиров деникинской армии генерал Кутепов приказывал: «Нечего заводить судебную канитель, расстреливать и все». «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать и вешать», – вещал в своем приказе в ноябре 1918 г. красновский есаул. Петроградский профессор Кузьмин-Караваев величал белогвардейского генерала Булак-Балаховича героем: «Да, правда, любит сам вешать, любит, любит этак подвешивать, есть грех, но герой».

В дни господства в Одессе деникинцы расстреляли и повесили

3 тыс. человек. В Харькове расстреляно свыше 2 тыс. На Константиновском и Краматорском заводах расстрелян каждый десятый рабочий. Колчаковцы расстреляли в Екатеринбурге и губернии 25 тыс. человек. На Кизиловских копях расстреляно 3 тыс. рабочих, в Тагильском и Надеждинском районах расстреляно 10 тыс. рабочих.

В. Г. Короленко, мужественно выступавший против беззакония в царской России, так же мужественно протестовал против «красного» террора. В своих дневниках он отмечал многочисленнные случаи беззакония и террора которые ему приходилось наблюдать в Полтаве. Но вот когда в город вошли «добровольцы» Деникина, В. Короленко записал: «Эти три дня прошли в сплошном грабеже. Казаки повсюду действовали так, как будто город отдан им на разграбление. Во многих местах они так и говорили. Деникинцы все время вели себя так, что ни в ком не оставили по себе доброй памяти».

Их настрой писатель выразил формулой: «Мстить, расстреливать, подавлять, устрашать». И, наконец, заключение: «Смотришь кругом – не видишь, откуда придет спасение несчастной стране. Добровольцы (деникинцы – авт.) вели себя гораздо хуже большевиков и отметили свое господство, а особенно отступление, сплошной резней еврейского населения (особенно в Фастове, да и во многих других местах), которое должно было бы покрыть деникинцев позором в глазах европейских благожелателей».

Жестокость была присуща белой армии. Не отрицали это и идейные вдохновители белого движения. Владимир Шульгин писал: «Белое движение было начато почти что святыми, а кончили его почти что разбойники. Утверждение это исторгнуто жестокой душевной болью, но оно брошено на алтарь богини правды». Среди прозревших белых офицеров все понятнее становилась истинная цель движения – высшее офицерство идет на большевиков для того, чтобы «вернуть усадьбы, квартирное имущество, вешать комиссаров и наказать „сволочь-народ“». О России мало кто думал.

(Порхунов Г. А. «Священная война угнетенных» или кризис общественного развития России? // Коммерческие вести. 1995. 20 декабря)

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Николай Непомнящий.
100 великих загадок XX века

Лэмб Гарольд.
Чингисхан. Властелин мира

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 2. Древний Рим
e-mail: historylib@yandex.ru
X