Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Генрих Шлиман.   Илион. Город и страна троянцев. Том 1

§ VI. Зоология Троады

Баркер Уэбб пишет[363]: «Зона лесов, которыми окружена Гаргара, возможно, находится в том же самом диком состоянии, как это было и во время Троянской войны; даже на гораздо более высокой ступени цивилизации она сохраняла тот же самый вид, ибо Либаний сообщает нам, что на вершинах Иды обитает особенно дикая разновидность медведя[364]; и даже Кресконий Корипп в более поздний период описывает ту же самую дикую природу, которая существовала во времена Гомера и все еще существует сегодня[365]. В этих лесах обитают медведи, волки и какие-то звери, видимо шакалы, которые, как мы слышали, преследуют свою добычу стаями. Гора Ида – все еще «матерь зверей», и, если верить обитателям этой страны, здесь иногда даже видят тигров».
Я сделаю здесь несколько выписок из Чихачева[366] относительно зоологии Троады:
«Шакал – слово персидское. Волк, которого Аристотель и Плиний называют , – то же самое, что и шакал. Лев, который так хорошо был известен Гомеру, во времена Геродота[367] все еще обитал в стране между реками Нест[368] и Ахелой[369] (то есть между современными Миссолонги и Салониками), так что он говорит, что эти места просто кишат львами. Аристотель[370] указывает те же границы территории, обитаемой львами, что и Геродот. Парфений[371], который жил около 50 года до н. э., говорит, что охотник Эванипп охотился на львов и кабанов в Фессалии. Элиан[372], который писал в начале III века н. э., упоминает львов и медведей на горе Пангей во Фракии. В одном из гомеровских гимнов[373] упоминаются львы, барсы, медведи и волки на горе Ида. Согласно Элиану[374], львы водились в Армении. По сведениям Константина Багрянородного[375], львы водились и в Каппадокии. На медалях Тарса изображен лев, пожирающий быка. Представляется, что уже в правление Адриана (117–138 н. э.) львы оставили те области, в которых некогда обитали в Европе. В Малой Азии львов все еще видели в XVI веке н. э., но теперь они полностью оставили этот полуостров. Из Библии[376] мы узнаем, что львы были очень обыкновенны в Палестине и Сирии. Они были достаточно отважны, чтобы нападать не только на стада, охраняемые пастухами, но и на путников на дорогах, это очевидно потому, что львов убивали Самсон (Суд., 14: 5, 6) и Давид (1 Цар., 17: 34), а также потому, что лев убил строптивого пророка (3 Цар., 13: 24). В очень многих местах в Библии лев символизирует силу и отвагу, а также насилие и угнетение, в особенности в Книге Иова, псалмах, притчах и у пророков; он, кроме того, является символом племени Иуды и самого Мессии (Быт., 49: 9; Откр., 5: 5). С первого взгляда кажется гораздо труднее объяснить снижение численности львов, поскольку в тех странах, где он обитал, численность населения резко снизилась. Однако эта причина – в самом уменьшении числа населения и домашних животных. В Троаде уже нет пантер, однако их все еще можно видеть в окрестностях Смирны. Медведи очень часто встречаются во всех горах Фригии и в горах Троады, которая, как кажется, является одним из древнейших мест обитания этого толстокожего. Однако следует подчеркнуть, что наша домашняя свинья происходит не от Sus scropha, но от диких свиней Индии.
Лошадей в Троаде очень много. Из свидетельства Гомера мы знаем, что Малая Азия и Фракия славились своими лошадьми. Согласно Библии[377], у Соломона (1000 до н. э.) было 12 тысяч всадников; Исайя (700 до н. э.) говорит о кавалерии израильтян и упоминает о том, что лошадь употреблялась в сельском хозяйстве. Ослы, мулы, волы, козы, верблюды и овцы также в изобилии. Фригийская и милетская шерсть очень славилась в Античности, поскольку Аристофан трижды говорит о том, что афиняне ввозили шерсть для изготовления ткани из Фригии и Милета[378]. Геродот[379] рассказывает, что Фригия – самая богатая стадами страна в мире. Аппиан сообщает там, что на берегах Понта скот имеется в таком изобилии, что, когда Лукулл осаждал Амиз (Самсун), вол стоил 1 драхму (около 1 франка) и другие животные соответственно.
Из восьми различных видов быков в Малой Азии встречаются только дикий бык (Bos taurus) и буйвол (Bos Bubalus). Даже в отрыве от слабого развития промышленности и сельского хозяйства в этом регионе, условия для жизни бычьего племени здесь не слишком благоприятные – из-за обилия гор и характера пастбищ. В основном на них растет более или менее короткая трава, которая превосходно подходит для коров, коз и даже лошадей, но не слишком хороша для быков и коров. Молоко, сыр и мясо здесь в основном получают от овец и коз, а использование быков и коров ограничивается нуждами сельского хозяйства; и, поскольку здесь оно слабо развито, количество быков и буйволов, естественно, также незначительно. Варрон[380] говорит об очень диких быках (Perferi boves) в Дардании (Троада), а также во Фракии и Мидии; однако это, конечно, никак не связано с современными быками Малой Азии, такими тихими и безобидными.
Элиан[381] говорит нам, что по законам Фригии к смерти приговаривался любой, кто убивал вола, предназначенного для плуга. Это доказывает либо большую редкость этого животного, либо значительное развитие сельского хозяйства. Варрон[382], Плиний[383], Валерий Максим[384] и Колумелла[385] также сообщают нам, что древние так почитали волов (поскольку они необходимы для сельского хозяйства), что приговаривали к смерти любого, кто убивал такого вола.
Буйвол весьма обыкновенен и часто вместо вола употребляется на сельскохозяйственных работах. Что касается верблюдов, то единственный вид, который можно найти здесь, – это Camelus Bactrianus. То, что этот вид был хорошо известен в Ассирии, которая была близко связана с Малой Азией, доказывают изображения двугорбых верблюдов среди дани, доставленной царю Салманасару III (840 до н. э.) на знаменитом черном обелиске в Британском музее. Это животное, судя по всему, в глубокой древности было неизвестно в Малой Азии и Греции, ибо Геродот приписывает победу Кира над Крезом при Сардах именно присутствию в персидской армии верблюдов, которые до тех пор были неизвестны, и потому вид их напугал лидийских кавалеристов.
Благородный олень (Cervus elaphus) встречается редко, в то время как ланей (Cervus dama) и косуль (Cervus capriolus) очень много. Что касается газелей, то наиболее распространена Antilope Dorcas. Орнитологическая фауна весьма богата, но не очень хорошо известна. Вор?ны, в?роны, куропатки (как красные, так и серые), перепелки, а также аисты встречаются в большом количестве. Аист является неотъемлемой частью пейзажа – прежде всего поскольку его очень уважают, и уважение это таково, что он везде неприкосновенен, а его присутствие считается добрым знаком. Согласно Розенмюллеру, слово Chasidah, которым аист обозначается в Библии, означает «благочестивый».
Однако я должен упомянуть, что аисты строят свои гнезда только на домах турок или на стенах и деревьях и никогда на домах христиан; поскольку, в то время как у первых существует своего рода почитание аиста, вторые зовут его священной птицей турок и не позволяют ему строить гнезда на своих домах. Для турка же, напротив, гнезд аиста на его доме не может быть слишком много. В Бунарбаши есть дома, где на одной и той же плоской крыше четыре, шесть, восемь, десять, а то и двенадцать аистиных гнезд.
Журавли не остаются в Троаде на лето, а переселяются на север огромными стаями в марте и возвращаются в августе в более комфортный климат. Поскольку Гомер никогда не упоминает об аистах, хотя их во все времена должно было быть в Троаде множество, я склонен думать, что словом он именует как аистов, так и журавлей. Не может быть ничего более прекрасного, чем описание пролета этих птиц:

Трои сыны устремляются, с говором, с криком, как птицы:
Крик таков журавлей раздается под небом высоким,
Если, избегнув и зимних бурь, и дождей бесконечных,
С криком стадами летят через быстрый поток Океана,
Бранью грозя и убийством мужам малорослым, пигмеям…[386]

На Троянской долине обитают различные виды грифов, но только один вид орлов. У него очень темное оперение, почти черное, и поэтому месье Бюрнуф считает, что он идентичен гомеровскому «черному ловцу» , о котором поэт говорит:

Так умолял, – и услышал его промыслитель Кронион;
Быстро орла ниспослал, между вещих вернейшую птицу,
Темного, коего смертные черным ловцом называют[387].

На долине обитает также маленькая птичка с прекрасным оперением, которую месье Бюрнуф считает идентичной с гомеровской киминдой, которую боги именуют халкидой. Читатель вспомнит, что Сон в виде этой птицы сидел, спрятавшись в листве среди ветвей сосны[388]. Сов здесь еще больше, чем в Афинах. У некоторых видов сов чудесное оперение; они нередко вили гнезда в отверстиях моих траншей и очень докучали нам, особенно по ночам, своими скорбными и противными воплями.
Змеи встречаются в Троаде очень часто; фактически здесь их столько, что если бы их не поедали аисты, то долина просто кишела бы ими. Здесь обитает множество различных видов змей, и среди них многие очень ядовиты; однако, как мы уже говорили, самой ядовитой из них является, как говорят, маленькая, не больше червяка, гадюка, которую современные троянцы называют , возможно, потому, что они воображают, что человек, укушенный ею, может дожить только до заката. Пруды на Троянской долине изобилуют водяными змеями, некоторые из которых, как говорят, ядовиты. Поскольку черепах тут не едят, то и земных, и водяных черепах очень много; на самом деле было бы легко ловить их сотнями в день.
Все пруды на Троянской долине также изобилуют пиявками-кровососами, особенно медицинскими пиявками и лошадиными пиявками; первых действительно настолько много, что ока (21/2 тройских фунта) продается за 10 франков (8 шиллингов), так что фунт пиявок будет стоить только 3 шиллинга 2 пенса.
Всепожирающая саранча (Grillus migratorius) очень обычна. Иногда она совершает свои опустошающие визиты несколько лет подряд. Очень обычен также кермесовый червец, который обитает на каменном дубе (Quercus ilex) и дубе кермесоносном (Quercus coccifera).
Я обязан профессору Вирхову за следующий отчет о раковинах, которые он привез из Троады. Он собрал их отчасти во время своих экскурсий по Троаде, отчасти в моих раскопках. Отчет был прочтен 17 июня 1879 года г-ном фон Мартенсом на заседании Общества друзей-натуралистов в Берлине.
«1. Наземные улитки. Hyalina hydatina (Rossm.), найдена в Кум-Кале у устья Скамандра. Helix vermiculata (M?ll.), Helix Taurica (Kryncki; Radiosa, Ziegler; Rossmassler, fig. 456), с гор Иды. Helix figulina (Parr), Helix variabilis (Drap). Еще один Helix из группы ксерофилов. Helix Cantiana (Montague), близ Кум-Кале. Buliminus t?berculatus (Turton), также из Кум-Кале. Buliminus Niso (Risso; Seductilis, Ziegler): раньше считалось, что этот вид не водится в Малой Азии. Stenogyra decollata (L.).
2. Пресноводные улитки (гастроподы). Limnaea auricularia (L.) из Скамандра. Melanopsis praerosa (L.), var. Ferussaci (Roth.); в большом количестве встречаются в Бунарбаши-Су. Melanopsis costata (Oliv.), найдены на побережье Геллеспонта близ Ретия. Neritina Syriaca, var. Trojana (Charpentier); найдена в Бунарбаши-Су вместе с M. Praerosa.
3. Морские моллюски (лопатоногие и двустворчатые). (Г. = найдены на берегу Геллеспонта близ Ретия; А. = собраны живыми у залива Адрамиттий близ Асса). Г. Conus Mediterraneus (Hwass). Г. Columbella rustica (L.). Г. А. Nassa neritea (L.). Г. Cerithium vulgatum, var. Pulchellum (Phil.). Г. Cerithium mediterraneum (Desh.). Г. Cerithium scabrum (Olivi). Г. А. Trochus articulatus (Lamarck как Mondonta). А. Trochus divaricatus (L.). Г. Trochus albidus (Gmelin; Biassolettii, Phil.). Г. Trochus Adriaticus (Phil.). Г. Patella Tarentina (Salis; Lam.). Г. Dentalium Tarentinum (Lam.). Г. Anomia cepa (L.). Pecten glaber (L., из Дарданелл). Г. А. Mytilus edulis (L.). Г. Mytilus minimus (Poli). А. Cardita sulcata (Brag.). Г. Cardium edule (L.), var. Rusticum (Lam.). Г. Lucina leucoma (Turt.; Lactea, auct.). Г. Cytherea Chione (L.). Г. Venus verrucosa (L.). Venus gallina (L.) в песке у сераля в Константинополе. Г. Tapes decussatus (L.). Tapes aureus (Maton). Г. Mactra stultorum (L.). Г. Donax trunculus (L.). Г. Tellina tenuis Dacosta, устье Скамандра. Г. Tellina fragilis.
В раскопках Трои были найдены: Murex trunculus (L.), Purpura haemastoma (L.), Columbella rustica, Cerithium vulgatum, var. Spinosum (Philippi), Cypraea lurida (L.), Trochus articulatus (Lam.), Patella caerulea (L.), Ostrea lamellosa (Brocchi), Spondylus gaederopus (L.), Pecten glaber (L.), Pecten glaber, var. Sulcatus (Born), Pectunculus pilosus (L.), Pectunculus violascens (Lam.), Mytilus edulis (L.), var. Galloprovincialis (Lam.), в очень большом количестве; Cardium edule (L.), var. Rusticum (Lam.), в очень большом количестве; Venus verrucosa (L.), Tapes decussatus (L.), Solen marginatus (Pulteney; vagina, auct.).
Murex trunculus и Purpura haemastoma, возможно, служили для изготовления пурпура. Это более вероятно, поскольку эти две раковины встречаются в своеобразных острых угловатых осколках, которые не встречаются в настоящее время на берегу или в кухонных отбросах. Однако, как ясно говорят Аристотель и Плиний, пурпурные ракушки с силой разбивали для изготовления пурпура. Murex trunculus оказался того же вида, что был уже найден в 1811 году лордом Валентией и позднее – доктором Уайлдом (1839–1840) в руинах Тира и определен как багрянка; кроме того, он был найден в Морее Бори Сент-Винсентом. Purpura haemastoma до сего дня служит рыбакам Минорки при изготовлении рубашек. Она была использована Лаказ-Дютьером для его хорошо известных исследований о пурпуре; однако, насколько мы знаем, до сих пор еще не было известно ни одного ее образца, сохранившегося с древности. Итак, этот троянский образец представляет исключительный интерес. Из слов Аристотеля[389] мы можем заключить, что индустрия окраски тканей в пурпур процветала на берегу Троады и что крупный вид багрянок встречался близ Сигея. Знание пурпура у греков восходит к очень отдаленному периоду, как доказывают многочисленные пассажи в гомеровских поэмах, где упоминается пурпур, иногда в прямом смысле – как окраска ткани, иногда, в некоторых хорошо известных пассажах, – как цвет самых различных предметов.
Большая часть других брюхоногих (Cochleae) и двустворчатых моллюсков (Conchylia), обнаруженных в раскопках, несомненно, служили троянцам или илионцам в качестве еды. Церитии (Cerithium), трохиды (Trochus), блюдечки (Patella), устрицы (Ostrea), спондилюсы (Spondylus), морские гребешки (Pecten), сердцевидки (Cardium), венусы (Venus), петушки (Tapes), черенки (Solen) – это именно те виды, которые обитатели побережий Средиземноморья до сих пор используют для еды, как и жители островов в Эгейском море[390], Далмации, восточного побережья Италии и юга Франции. В некоторых областях Верхней Адриатики сохранились даже древние греческие названия этих улиток и раковин. Так, Cerithium vulgatum на рыбном рынке Спалатро именуется strombolo. Strombos у древних греков обозначал именно этот вид, а не общее понятие раковины с спиральными завитками. Поэтому очень интересно то, что Ceritihium был найден среди троянских древностей. Древние авторы брали свои сведения о морских животных в основном у рыбаков и любителей деликатесов; однако и те и другие знают и именуют особым образом только то, что представляет для них практический интерес. Насколько важны были улитки и ракушки как еда для древних греков, мы видим из комедий, а также из «Пира мудрецов» Афинея. С другой стороны, кажется странным, что ни те ни другие не упоминаются в «Илиаде» и «Одиссее». Пассаж в «Илиаде»[391], где смертельно раненный Кебрион, падающий с колесницы, сравнивается с ныряльщиком, ищущим , действительно был отнесен к устрицам; но поскольку это слово больше не встречается у Гомера, в то время как очень похожее у Аристотеля и других авторов означает только асцидии (, безголовые моллюски), которые все еще служат на побережье Средиземноморья пищей для людей, то эта интерпретация по меньшей мере сомнительна. Гомеровские поэмы описывают в основном праздничные царские обеды из жертвенного мяса, а не повседневную пищу обычных людей. У нас есть сомнения, что раковины служили в качестве еды, только относительно Columbella из-за ее малых размеров, Trochus articulatus, поскольку он очень хорошо сохранился, а также Pectunculus, поскольку в нем были отверстия, которые могут быть искусственными. Эти виды могли использоваться как украшения или игрушки».
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок истории

Игорь Муромов.
100 великих авантюристов

Игорь Мусский.
100 великих актеров

Тамара Т. Райс.
Византия. Быт, религия, культура

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 2. Древний Рим
e-mail: historylib@yandex.ru
X