Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Галина Ершова.   Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка

Все беды – от грамотности?

   Образование в Тауантинсуйю зависело от социального статуса человека мужского пола. Выходцы из слоев знати получали образование в специальных заведениях, где изучались теология, история, математика, география, инженерное искусство, экономика. Дети общинников обучались у родителей и мудрых стариков.

   Хорошо известно, что для хранения информации инки использовали кипу — разноцветные шнурки, подвешенные к единой веревке-основе. Шнурки изготовлялись из шерсти лам или из хлопка. На шнурках завязывались петельки и узелки различной конфигурации и цвета. Узлы могли быть «простыми», «сложными» и «фламандскими». Судя по тому, что количество сгруппированных узлов не превышает девяти, инки использовали десятичную систему счисления. Что касается цветовой гаммы, то специалисты насчитывают примерно 60 применявшихся цветов (включая оттенки). В настоящее время зарегистрировано около 400 сохранившихся кипу.

   Узелковое письмо позволяло сохранять и передавать различную хозяйственную информацию – численность трудоспособных общинников, урожаев, податей, количество лам, зерна, картофеля, деревьев, оружия и т. д. Возможно, так же, с помощью узелков, производилась и «перепись» населения империи. Помимо чисто статистических данных, кипу могло служить, без сомнения, в качестве приспособления для воспроизведения традиционных сюжетов, таких как баллады, генеалогические анналы и даже исторические хроники. Так, исследователь Н. Ракуц приводит пример, показывающий, как с помощью кипу можно было передать такое сложное сообщение: «Когда маркиз Писарро отправился из Бомбона в Кахамарку, мы дали ему 826 индейцев, и все они погибли в ходе этой экспедиции». Однако предполагается, что «исторические» кипу могли интерпретировать немногие, а цифровые – любой прошедший курс обучения кипу камайок. Современные перуанские скотоводы предпочитают пользоваться упрощенным кипу даже в наши дни.





   Илл. 107. Неприступная крепость Саксауман. Сохранилось только основание круглой башни

   Илл. 108. Одна из дворцовых резиденций правителя Пачакути

   Илл. 109. Предположительно место для проведения церемоний и жертвоприношений



   Кроме того, сохранились свидетельства об использовании индейцами Анд сходной мнемонической системы: особых жезлов, на которых сообщения сохранялись путем нанесения разноцветных полос. Правда, для понимания этой информации требовались специальные толкователи, а также подтверждения на кипу.

   Есть сведения и еще об одной мнемонической системе, заменявшей у андских индейцев кипу. Согласно описаниям Акосты, они пользовались камешками и маисовыми зернами, которые располагали в определенном порядке, а затем передвигали. Так древние перуанцы не только считали, но и заучивали молитвы. По другим данным, включающим не только хроники, но и археологические находки, для размещения камешков и зерен использовались специальные размеченные доски. Эта счетная система была названа юпана. Надо заметить, что и на изображениях дворцовых сцен майя появляются персонажи, занятые подсчетами с помощью камешков или фасолин. Видимо, все народы так или иначе приходили к изобретению счетов, принцип действия которых в общем-то сходен.





   Илл. 110. Для хранения информации инки использовали кипу – разноцветные шнурки с узелками и петельками



   Откуда же появилось кипу? Некоторые исследователи предполагают, что оно развилось из юпаны. Другие обнаруживают пути заимствования инками узелкового письма от своих культурных предшественников и соседей. Достоверно известно, что уже в VII веке кипу использовалось в государстве Уари.

   Впрочем, сохранились отрывочные сведения о том, что некогда у инков существовало фонетическое письмо, называвшееся килька, что, собственно, означает на языке кечуа-аймара «рисунок, изображение». Как описывали испанские хронисты, это были рисунки на коже, полотне, а также на камне. Некоторые авторы, в том числе и Сармьенто де Гамбоа, упоминали о «рисованных полотнах в золотых рамах». Считается, что этим письмом пользовались лишь «посвященные»: инки по крови, высшие чиновники и жреческое руководство.

   Но это письмо, если верить хронисту Монтесиносу, по совету оракула пришлось запретить, так как оказалось, что оно «вызвало страшные эпидемии». Согласно преданиями, дощечки с текстами были уничтожены. Современные ученые бьются над тем, чтобы обнаружить следы этого «вредного» письма.

   Особое место в инкском обществе занимали поэты. Самым распространенным жанром считался хайльи — религиозные песнопения, наподобие гимнов. Вот одно из них в переводе Ю.А. Зубрицкого:

 

О Тикси Виракоча,

Определяющий:

Это пусть будет мужчиной,

Это пусть будет женщиной.

Светлый господин

Рождающегося света!

Пачакамак!

Кто ты?

Где ты?

Я не могу тебя видеть?

В верхнем мире,

Или в нижнем мире,

Или рядом с миром…

 

   У инков, как и у других народов, очень развит был жанр жалостных любовных страданий:

 

Ушла, голубка, ушла, родная.

Голубка, где ты?

Тебя зову я, не уставая,

Но нет ответа…

 

   Сохранились даже образцы древнекечуанской драматургии. Это две драмы – «Апу-Ольянтай» и «Уткха Паукар». «Апу-Ольянтай» посвящена военным событиям периода правления Пачакутека и Тупак Иупанки. «Уткха Паукар» представляет собой любовную драму двух братьев, влюбленных в одну девушку.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Генрих Шлиман.
Троя

Чарлз Патрик Фицджералд.
История Китая

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

Генрих Шлиман.
Илион. Город и страна троянцев. Том 1

Александр Игоревич Ермаков.
Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах
e-mail: historylib@yandex.ru
X