Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Эжен Эмманюэль Виолле-ле-Дюк.   Осада и оборона крепостей. Двадцать два столетия осадного вооружения

Глава 15. Город Ла Рош-Пон укрепляется Месье де Вобаном

   Родившийся в Сен-Лежер-де-Фушре, что в центре Бургундии, Вобан, любивший и хорошо знакомый с этой прекрасной провинцией, имел возможность несколько раз посетить Ла Рош-Пон. Местонахождение и стратегическое положение крепости привлекли его внимание и зародили в нем план соединить этот небольшой городок с линией, начинающейся в Безансоне, проходящей через Доль, Осон, Ла Рош-Пон, Лангр, Нёшато, Туль, Понт-а-Мусон, Мец, Тьонвиль, Лонгви, Монмеди, Седан, Мезьер (Шарлевиль-Мезьер), Рокруа, Авен, Мобёж, Валансьен, Лилль и заканчивающейся в Дюнкерке. Шел 1680 год; это была вторая линия. Если бы дело зависело от Всевышнего, она бы всегда удерживалась укреплениями, подогнанными под атакующие средства, но, если французы знают, как их взять, у них просто не хватает энергии на то, чтобы удержать то, что захвачено.

   Крепость Ла Рош-Пон была уязвима для нападения только с северного плато, и артиллерия времен Вобана могла произвести серьезное впечатление только на этой стороне, поскольку город был защищен с двух сторон, с востока и с запада, обрывами и двумя водными потоками. Батареи противника, если их разместить на холмах востока и запада, либо оказались бы под огнем артиллерии города, либо их пришлось бы устанавливать на дистанции 1800 ярдов – то есть за пределами их же дальнобойности, – чтобы достичь уровня бастионов. Поэтому Вобан решил построить за пределами старого города большое укрепление на севере, которое господствовало бы над плато.



   Рис. 65. Оборонительные сооружения Вобана



   В то же время – поскольку он экономил государственные деньги – он полагал, что может распорядиться частью укреплений, построенных Эрраром, особенно бастионами, которые тот инженер воздвиг на восточном и западном фронтах, и улучшить оборону крепости, которая стала бы тогда мощной твердыней. Кроме этого, Вобан запланировал укрепления, облицованные камнем лишь в основании, вдоль реки для защиты нижнего города. На берегу малой речки подобным же образом он спланировал фланкирующий фронт для мушкетеров, чтобы обезопасить эту сторону от апрошей и сохранить немного земли, пригодной для выращивания овощей на случай осады или для выпаса скота. Устроенная в устье малой речки плотина с подъемными щитами позволяла жителям заливать луга, расположенные на восточном склоне.

   На рис. 65 дается общий план укреплений, заложенных Вобаном. Поначалу он думал построить на севере перед оборонительной линией, укрепленной Эрраром де Бар-ле-Дюком, похожее на рог укрепление перед равелином, но тогда он не смог бы эффективно простреливать различные точки плато. А поэтому Вобан остановился на варианте плана, изображенном на рис. 65, использовав часть северных укреплений Эррара де Бар-ле-Дюка. Перед северной линией обороны вместо узких и стесненных укреплений Эррара (см. рис. 60) он построил большой равелин А (рис. 65) с клещами сзади и рядом с укреплением Б с бастионами, которое держало под обстрелом все плато. Что касается остальной части города, то, используя старые бастионы, Вобан сильно фланкировал их и обустроил цитадель (как это показано на плане) Г. Дороги верхнего города были расширены и улучшены, а дома отделены от крепостных валов. Древний мост в точке В был снесен половодьем и с тех пор не восстанавливался, но в точке Р в 1675 г. был построен новый каменный мост с предмостным земляным укреплением. В точке П в 1680 г. все еще существовал пешеходный мостик. Город снова разросся по левому берегу, и важность крепости, расположенной на возвышенности, уменьшалась.

   На рис. 66 в более крупном масштабе представлен план внешнего укрепления, спроектированного Вобаном. Перед тремя фронтами этого укрепления равелины с клещами позади защищали подступы к крепости.



   Рис. 66. Внешние укрепления Вобана



   В пунктах а были построены четыре казармы. На бастионах поднялись кавальеры и появились крытые переходы с плацдармами, оснащенными траверсами. В случае, если это передовое укрепление было бы взято противником, основной гарнизон крепости должен был продержаться еще несколько дней.

   На рис. 67 показаны поперечные разрезы этих укреплений. Укрепления были облицованы каменной кладкой и могли обеспечить надежную оборону, которую могла сломить только правильная и систематическая осада.



   Но также желательно отметить причины, которые определили проект этих укреплений, и метод, принятый этим блестящим инженером.

   Вобан укреплял объект в соответствии с его естественным положением и не относился к тем духовным рутинерам, которые, если некая система однажды подтвердила их претензии, настаивают на том, что ее следует применять во всех случаях.

   Крепости, подобные той, что стояла в Ла Рош-Поне, располагаются на оконечности мыса или выступа и дают осаждающей стороне лишь узкий фронт наступления, определенно предоставляя обороне некоторые преимущества, поскольку защитникам вряд ли стоит опасаться штурма в двух и более местах и крепость доступна лишь с одной стороны. Но такая позиция не лишена недостатков, особенно если, как в нашем случае, за пределами крепости простирается веерообразное плато; дело в том, что тогда осажденные простреливают оборону перекрестным огнем, которому осаждающие могут противопоставить лишь узкий фронт обороны, не обеспеченный достаточно мощными флангами.

   На восточной стороне крепости находился большой бастион, в середине которого Вобан оставил стоять башню XV в., которая, таким образом, дала ему хорошую обвалованную боевую площадку, достаточно надежно защищал с фланга восточный выступ плато; но на западной стороне такого флангового обеспечения не было совсем из-за изгиба плато. Чтобы избавиться от этих недостатков, Вобан создал соответствующий изгиб укреплений (см. рис. 60).

   Поначалу он намеревался опустить южные фланги этих двух крайних бастионов, но в таком случае внешние стороны восточного и западного фасов этих бастионов были бы расположены под слишком острым углом, чтобы эффективно обстреливать плато, а вот две куртины отвечали этой цели. Кроме того, тогда враг не мог бы без риска для себя начать рытье траншей на этих склонах плато и быстро подойти к оборонительным сооружениям, недостаточно прикрытым с флангов.



   Рис. 68. Планирование внешних укреплений



   Поэтому Вобан разработал план большого укрепления в соответствии со следующим методом (рис. 68). С внешней стороны ширина укрепления – 180 туазов, или 1156 футов (352,35 метра). С западной стороны ав – 1120 футов (341,4 метра); с восточной вг – 1054 фута (321,26 метра) – то есть он поместил точки a и б на краю плато; углы в точках a и б были равными. В центре стороны этого многоугольника он возвел перпендикуляр де, по длине равный одной шестой части aб. Из этой крайней точки е были проведены линии обороны aж, бз, на которых протяженности фасов бастиона an, би были установлены равными двум седьмым внешней стороны аб. Чтобы найти фланги этого бастиона, согласно методу, обычно используемому в такого рода оборонительных сооружениях, то есть точки л и и, он описал дугу лм, взяв ил за радиус. Точка пересечения этой дуги с линией бз дает длину и направление фланга бастиона; не будучи в состоянии начертить правильный полувосьмиугольник, а углы a и б получаются менее тупыми, чем в правильном восьмиугольнике, действуя таким образом, мы получим горловины (горжи) бастионов слишком сжатыми. Поэтому, чтобы установить фланг бастиона, из точек и и л он опустил перпендикуляры к линиям обороны am, бз, а точка з дала угол входа в куртине зж, параллельной стороне аб. Это чуть более нужного обнажало фланги, но позволяло им более эффективно простреливать окружающее пространство, а в нашем конкретном случае это было принципиальным соображением.

   Ширина рва у основного укрепления была определена в 112 футов 7 дюймов (34,3 метра) до закругления контрэскарпа; и эта величина определялась касательной к этому закруглению, проведенной из угла плеча противоположного бастиона.



   Рис. 69. Облицовка бастионов



   В сухих рвах Вобан проделал сточные канавы в середине шириной 23 фута 4 дюйма (7,11 метра) и глубиной 6 футов 8 дюймов (2,03 метра). Двойные капониры соединяли клещи с равелинами. Равелин был спроектирован следующим образом: берем жл в качестве радиуса и чертим дугу лн. Ее пересечение с продолжением перпендикуляра де дает точку пересечения н, выступ равелина. Из точки н фас но направлялся в точку п, взятую на фасе бастиона в 31 футе 3 дюймах (9,52 метра) от угла вала и. Ширина крытого перехода устанавливалась в 31 фут 3 дюйма, а гласиса (земляная пологая насыпь впереди наружного укрепления) – 124 фута 4 дюйма (37,9 метра). Внутренние плацдармы были 100 футов (30,5 метра) поперек полугоржи и 133 фута 4 дюйма (40,6 метра) вдоль фасов. Эти плацдармы были закрыты траверсами. Ров равелина был шириной 89 футов 7 дюймов (27,3 метра). Клещи ж, построенные в направлении оборонительных линий, были шириной 43 фута 9 дюймов (13,34 метра) у своего основания.

   Для обеспечения удобного обзора склонов плато на бастионах были обустроены боевые позиции, защищенные валом. Их фасы и бока, параллельные сторонам бастионов, должны были располагаться на значительном удалении от артиллерийских насыпей для того, чтобы необлицованное внешнее подножие ската оставляло достаточно пространства для удобства действий артиллерийских орудий (см. рис. 67, разрез по ДЕ).

   Тот же метод использовался для сторон и бг. Ширина рва была увеличена до 100 футов (30,5 метра), а большой равелин был сформирован таким образом, что его фасы имели длину 332 фута (101,2 метра), а узкие стороны – 66 футов (20,1 метра). Восстановленные и расширенные старые бастионы (хц) были оснащены боевыми позициями с валами, а эскарп этих бастионов был на 6 футов 6,5 дюйма (2 метра) выше, чем у бастионов внешних укреплений (см. рис. 67, разрезы по линии ЖЗ и ИЛ), и этой разнице благоприятствовала структура почвы в этом месте.

   Все эскарпы и контрэскарпы были облицованы прочной каменной кладкой с контрфорсами, как это показано на разрезе на рис. 67 и 69.

   Укрепления сообщались между собой с помощью подземных ходов. Поскольку крепость Ла Рош-Пон была доступна лишь с одной стороны, количество необходимых для ее защиты орудий могло, как представлялось, быть относительно ее размеров незначительным. Их число доходило до тридцати двадцатичетырехфунтовых пушек, десяти двенадцатифунтовых и четырехфунтовых пушек для того, чтобы оснастить равелины.

   В конце правления Людовика XIV усилия коалиции были направлены на северо-восточные границы, а гарнизон Ла Рош-Пона противника не видел. Тем не менее в течение XVIII столетия эта крепость содержалась в сносном состоянии.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юлия Белочкина.
Данило Галицкий

Игорь Мусский.
100 великих актеров

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

Рудольф Баландин.
100 великих гениев

Михаил Шойфет.
100 великих врачей
e-mail: historylib@yandex.ru
X