Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Эдвард Вернер.   Мифы и легенды Китая

Глава 12. Страж небесных врат

Ли, носящий пагоду

В буддистских храмах можно увидеть фигуру роскошно одетого человека, держащего в руке модель пагоды. Это Ли – страж небесных ворот и отец Ночжи. Он был командующим во времена правления тирана Чжоу и правителем в крепости Чхэньтянгуань во время кровопролитной войны, завершившейся свержением династии Инь.

Ночжа является одним из популярнейших героев китайского эпоса. Обычно о нем пишут как об оруженосце Ю Гуана. Ростом Ли 20 метров; его три головы с девятью глазами увенчаны золотыми обручами. В каждой из своих восьми рук он держит волшебное оружие, изо рта вылетают голубые облака. Рассказывают, что от его громоподобного голоса содрогалась земля и сотрясались небеса. Ему подчинялись все демоны, которые опустошали мир.

О его рождении сообщают следующее. Инь Ши, жена Ли Чжина, родила троих сыновей, самым старшим был Чжинчжа, вторым Мучжа и третьим оказался Ночжа, обычно именуемый «третьим принцем». Однажды ночью Инь Ши приснилось, что в ее комнату вошел даосский монах. Она возмущенно заметила: «Как ты осмеливаешься войти в мою комнату в такое время?» Монах ответил: «Женщина, прими ребенка от единорога». Она не успела ничего сказать, как монах что-то вложил в ее чрево.

Обливаясь потом от страха, испуганная Инь Ши проснулась. Разбудив мужа, она рассказала ему о своем сне, и сразу же у нее начались схватки. Обеспокоенный и потрясенный, Ли Чжин удалился в соседнюю комнату. Вскоре к нему прибежали две служанки с криком: «Ваша жена родила редкостного уродца!»

Появление «жемчужины разума»

Ли Чжин схватил меч и вбежал в комнату своей жены. Она наполнилась красным светом и необычайным благоуханием. По полу катался шар из плоти, ударом сабли Ли Чжин рассек его, и оттуда появился младенец, вокруг которого было красное сияние. Его лицо было белоснежным, а правое его запястье охватывал золотой браслет. Младенец был одет в красные шелковые штанишки, от него самого исходили золотые пучки света.

Браслет означал «горизонт неба и земли», два драгоценных предмета раньше находились в пещере Чжин-куандун у монаха Тяй Чжэньженя, который даровал их младенцу, когда он явился своей матери во сне. Сам же ребенок был воплощением Лин Чжуцзы и назван «жемчужиной разума».

Наутро прибыл Тяй Чжэньжень и попросил у Ли Чжина разрешения увидеть новорожденного. «Его нужно назвать Ночжа, – заявил он, – и он станет моим учеником».

Мальчик-исполин

В семь лет Ночжа уже отличался исполинским ростом. Однажды он попросил у матери разрешения прогуляться за городом. Она ему позволила, но велела взять с собой слугу и посоветовала не задерживаться, иначе отец начнет волноваться.

В пятую луну месяца стояла необычайная жара. Ночжа не прошел и одного ли, как начал задыхаться. На некотором расстоянии он заметил заросли деревьев и устремился к ним. Устроившись в тени, он расстегнул ворот одежды и вздохнул с облегчением, почувствовав дуновение свежего ветра.

Перед собой он увидел реку с прозрачной зеленой водой, текущей между двумя рядами ив, ветви которых колыхались от ветра. Ребенок подбежал к берегу и заявил своим телохранителям: «Мне жарко, и я хочу искупаться». – «Но поторопитесь, – ответил слуга, – если отец вернется домой и не застанет вас, то рассердится».

Ночжа решил намочить в ручье свои красные шелковые штаны длиной в несколько футов и обтереть ими свое разгоряченное тело, но, как только опустил их в воду, она забурлила, небо и земля содрогнулись. Вода Цзюцюй-хэ – «реки девяти изгибов», соединявшейся с Восточным морем, стала совершенно красной, и дворец Лун Вана содрогнулся до самого основания.

Удивившись, что стены его хрустального дворца сотрясаются, дракон-правитель позвал к себе своих чиновников и спросил: «Что случилось, дворец вот-вот рухнет? Ведь это не землетрясение». Он тотчас послал подданного узнать, что случилось. Когда чиновник добрался до реки, то увидел, что вода в ней стала красного цвета, но не увидел никого, кроме ребенка, полощущего шелковую одежду. Чиновник подошел и сердито закричал: «Этого ребенка нужно бросить в воду за то, что он окрасил воду реки в красный цвет и заставил сотрясаться дворец Лун Вана». – «Кто ты такой и почему так груб со мной?» – спросил Ночжа.

Обнаружив, что незнакомец собирается схватить его, мальчик ловко отскочил в сторону и подбросил свой золотой браслет. Он упал на голову чиновника, и тот умер, раздавленный его тяжестью. Ночжа подобрал свой браслет и невозмутимо сказал: «Кровь этого человека запачкала мою одежду» – и выстирал ее в реке.

Убийство сына правителя-дракона

«Что случилось, почему посланный мною чиновник не возвращается?» – спросил Лун Ван. Вскоре явились слуги, чтобы сообщить, что тот убит мальчишкой.

Тогда во главе войска обитателей вод выступил Ао Бин – третий сын Лун Вана. Вооружившись трезубцем, он покинул дворец и ворвался в реку со своими воинами, вздымая в ней волны высотой в гору. Увидев это, Ночжа поднялся на скалу и столкнулся с Ао Бином, сидевшим на морском чудовище.

«Кто заколол нашего подданного?» – закричал воин. «Я», – ответил Ночжа. «Кто ты такой?» – продолжал грозно вопрошать Ао Бин. «Я Ночжа, третий сын Ли Чжина, правителя Чжэньтянгуаня. Я хотел лишь освежиться, а ваш посланник явился и начал поносить меня, тогда я убил его». – «Дерзкий! Ты убил посланца правителя Неба и не раскаиваешься в содеянном!»

Ао Бин бросил в мальчика свой трезубец, но Ночжа мгновенно отразил удар и спросил в свою очередь: «А кто такой ты?» – «Я Ао Бин, третий сын Лун Вана». – «Но ты еще и забияка, – язвительно заметил мальчик. – Смотри: если только опять попытаешься дотронуться до меня, я продырявлю шкуру и тебе, и твоим воинам».

Ао Бин вновь бросил свой трезубец.

Разъярившись, Ночжа поднял вверх свои шелковые штаны, и из них вылетели тысячи огненных шаров, которые градом посыпались на Ао Бина, после чего Ночжа поставил ногу на голову поверженного врага и ударил его своим волшебным браслетом, после чего тот обрел свое истинное обличье – превратился в дракона. «Из твоих жил, – заявил Ночжа, – я изготовлю ремень для моего отца, им он будет подпоясывать свою кольчугу».

Ночжа убил Ао Бина; побежденные воины вернулись во дворец и доложили Лун Вану о судьбе его сына. Дракон-правитель разгневался и отправился к Ли Чжину.

А тот, не ведая о произошедшем, уже разыскивал пропавшего Ночжу.

Непокорный сын

В это время Ночжа уже сидел в саду и мастерил пояс из драконьих жил. Легко представить ярость Ли Чжина. «Ты навлек на нас несчастья, – сердито сказал отец. – Иди и объяснись сам с Лун Ваном, если только он захочет тебя слушать». – «Не бойтесь, – надменно ответил Ночжа. – Я верну все, что осталось от его сына».

Лун Ван прибыл во дворец, Ночжа приветствовал правителя-дракона, попросил у него прощения и предложил ему вернуть останки сына. Лун Ван горько заметил Лу Чжину: «Ваш сын виновник смерти моего сына! Завтра я расскажу обо всем Ю Гуану».

Ли Чжин был уничтожен случившимся; жена услышала его стенания и вошла в комнату мужа. «Какое же отвратительное существо ты привела в этот мир! – вскричал правитель. – Он убил двух духов, сына Лун Вана и его подданного. Завтра правитель-дракон собирается передать жалобу Ю Гуану, и через несколько дней нас всех уничтожат». – «Неужели, – зарыдала мать, – тот, ради кого я так страдала, способен стать причиной нашей гибели!»

Заметив, как горюют его родители, Ночжа упал перед ними на колени и сказал: «Позвольте мне все рассказать вам. Я не простой смертный, а ученик Тяй Чжэньженя, и от него я получил свое волшебное оружие, вот почему меня так ненавидит Лун Ван. Но я непобедим. Сегодня же отправлюсь к своему наставнику и попрошу у него совета. Несправедливо, чтобы вы, мои родители, терпели страдания из-за меня».

Решительные меры

После этого Ночжа отправился в Чжиньюаньшань и вошел в пещеру своего наставника Тяй Чжэньженя, которому и поведал обо всех своих злоключениях. Тот терпеливо выслушал юношу, а затем велел ему обнажить грудь. Пальцем он начертал на коже магический знак, после чего дал ему тайное поручение.

«Теперь, – заметил Тяй Чжэньжень, – отправляйся к Небесным вратам и жди прибытия Лун Вана, который собирается выдвинуть против тебя обвинения перед Ю Гуаном, после чего ты должен снова прийти ко мне, и я дам тебе совет, как избежать последствий для твоих родителей».

Когда Ночжа приблизился к Небесным вратам, они оказались закрытыми. Но спустя некоторое время юноша заметил, что Лун Ван приближается. Он не видел Ночжи: знак на груди сделал юношу невидимым. Как только Лун Ван приблизился к воротам, Ночжа подбежал к нему и ударил его так сильно своим золотым браслетом, что тот упал на землю, а Ночжа продолжал бить его, одновременно понося.

Тогда правитель-дракон узнал своего обидчика и с негодованием вспомнил все его прегрешения, но получал только пинки и удары. Немного приподняв плащ Лун Вана и отведя в сторону его щит, Ночжа сорвал с его тела почти сорок чешуек. Хлынула кровь; не в силах переносить боль, правитель-дракон начал молить о пощаде. Ночжа внял мольбам, но заставил поклясться, что Лун Ван оставит свое намерение жаловаться Ю Гуану. «Теперь же, – продолжал Ночжа, – превратись в маленькую змею, чтобы я смог отнести тебя обратно, не опасаясь, что ты сбежишь по дороге».

Лун Ван превратился в маленького голубого дракона и послушно последовал вслед за победителем в дом его отца. Во дворце Лун Ван принял прежнее обличье и обвинил Ночжу в нанесении побоев и поношении. «Я вместе со всеми драконами-правителями отправлюсь к Ю Гуану и выдвину обвинение против вашей семьи», – сказал он. Затем превратился в ветер и исчез.

Ночжа получает волшебный лук

«Дела идут все хуже и хуже», – вздохнул Ли Чжин. Однако Ночжа попытался его успокоить: «Прошу тебя, отец, не поддаваться страху. Я избран богами. Мой наставник Тяй Чжэньжень заверил меня, что без труда защитит нас».

Расставшись с отцом, Ночжа поднялся на надвратную башню крепости. Там он нашел удивительный лук и три волшебных стрелы. Ночжа не знал, что это было волшебное оружие. «Мой наставник сообщил, что мне суждено сражаться с будущей династией Чжоу, следовательно, я должен научиться в совершенстве владеть этим оружием. Мне представилась прекрасная возможность сделать это заранее».

Подняв лук, Ночжа выстрелил из него на юго-запад. Стрела в полете оставляла за собой красный след. Так случилось, что в это время у подножия Кхулушань (горы Скелетов) перед пещерой, где жила Шичи Няннян, стоял ее слуга Би Юнь. Стрела пронзила ему горло, и он упал замертво, захлебнувшись собственной кровью. Шичи Няннян вышла из пещеры и, внимательно изучив стрелу, обнаружила на ней надпись: «Стрела, которая поражает небо». Так она узнала, что стрела прилетела из Чхэньтян-гуаня, где хранился волшебный лук.

Новая встреча

Богиня села на своего голубого феникса, полетела в крепость, похитила Ли Чжина и отнесла его в свою пещеру. Там она заставила его преклонить перед ней колени и напомнила, как защищала его, чтобы он смог обрести славу и почести на земле, до того как обрести бессмертие. «Так-то ты отплатил мне за все, что я для тебя сделала! Ты убил моего слугу», – добавила она.

Ли Чжин поклялся, что невиновен, но стрела лежала как неопровержимое доказательство. Ли Чжин умолял богиню отпустить его, чтобы найти виновного и привести его к ней. «Если же я не смогу этого сделать, – прибавил он, – то моя жизнь в ваших руках».

Ночжа снова признался отцу в совершении преступления и последовал за ним в пещеру Шичи Няннян. Когда юноша приблизился к входу, один из слуг упрекнул его в совершении убийства, в ответ Ночжа сильно ударил его. Разъяренная богиня набросилась на Ночжу с саблей в руке, а затем отобрала у него браслет и волшебные красные штаны.

Лишившись волшебного оружия, Ночжа вновь предстал перед своим наставником. Богиня преследовала его. Между противниками разгорелся ужасный спор и продолжался до тех пор, пока Тяй Чжэнжень не подбросил в воздух свой шар девяти драконов. Упав на Шичи Няннян, он окутал ее облаком, а когда оно растаяло, на этом месте оказался камень.

«Теперь ты спасен, – сказал Тяй Чжэнжень, – но возвращайся быстрее, потому что четыре правителя-дракона выдвинули свои обвинения перед Ю Гуаном, и они собираются унести твоих родителей. Поспеши, и тогда ты сможешь избавить мать и отца от грозящей им беды».

Ночжа совершает харакири

Вернувшись, Ночжа обнаружил, что четыре правителя-дракона собираются похитить его родителей. «Это я, – заявил он, – убил Ао Бина, и я отвечу за преступление. Мать и отец ни в чем не виновны».

Лун Ван не стал этого оспаривать. Тогда Ночжа взял саблю, отрубил себе руку, распорол живот и упал без сознания. Освободившись, его душа с порывом ветра отправилась прямо в пещеру к Тяй Чжэньженю. Обезумевшая от горя мать начала готовить тело сына для церемонии похорон.

«Твоя обитель не здесь, – ответил душе Ночжи наставник, – возвращайся в Чжэньтянгуань и уговори мать построить храм на горе Цуйбиншань в сорока ли от него. Пусть в течение трех лет там воскуривают тебе фимиам, и в конце этого срока ты возродишься».

Обитель души

В течение ночи, ближе к третьей страже, в то время, когда его мать спала глубоким сном, ей явился Ночжа и молил: «Мама, пожалей меня. После смерти моя душа бродит неприкаянная. Прошу тебя, построй храм на горе Цуйбиншань, пусть там воскурят фимиам, и через три года я смогу возродиться». Женщина проснулась в слезах и рассказала о сновидении мужу, который принялся упрекать ее в такой слепой любви к сыну-чудовищу, причинившему всем столько горя.

В течение пяти или шести ночей сын продолжал являться, обращаясь к ней с одной и той же просьбой, в последний же раз даже пригрозил: «Не забывай, что нрав мой жесток, если ты откажешь в просьбе, то пожалеешь».

Тогда женщина направила строителей к горе, чтобы они воздвигли храм в честь Ночжи и установили в нем статую ее сына. Здесь не ожидали особенных чудес, и все же количество паломников становилось все больше и больше.

Ли Чжин уничтожает статую своего сына

Однажды, когда Ли Чжин проходил здесь вместе со своим войском, то увидел на дороге толпы паломников, как мужчин, так и женщин. «Куда вы направляетесь?» – спросил он у них. «В течение последних шести месяцев в храме, расположенном на этой горе, постоянно происходят чудеса. Люди стекаются отовсюду, чтобы поклониться духу в этом храме и попросить выполнить их желания», – ответили ему. «Как зовут этого духа?» – продолжал расспрашивать Ли Чжин. «Все называют его Ночжа», – услышал он в ответ. «Ночжа? – переспросил правитель. – Я сам хочу во всем убедиться».

Разгневанный Ли Чжин вошел в храм и начал рассматривать статую, которая оказалась точной копией его сына. С обеих сторон от нее были расставлены изображения его слуг. Тогда Ли Чжин вынул кнут и начал хлестать статую, сопровождая это проклятиями. «Тебе было мало, что ты постоянно подставлял нас под удар, – приговаривал он, – а теперь ты даже после своей смерти продолжаешь вводить в заблуждение тысячи верующих».

Он хлестал статую до тех пор, пока она не рассыпалась на куски, потом он уничтожил и изображения слуг, лишь тогда покинул храм, предостерегая собравшихся от их заблуждений. Храм же сожгли по его приказу дотла.

Когда Ли Чжин вернулся в город, то вновь повторил жене: «Ты родила чудовищное создание, которое стало для нас сущим наказанием, а после его смерти ты еще и построила ему храм, где несчастные паломники обманывались, принимая зло за добро. Почему ты упорно хочешь навлечь на меня позор? Ведь мы поощряем поклонение ложным богам. Я уничтожил храм, а если ты снова вздумаешь обманывать меня, я выгоню тебя!»

Ночжа советуется с наставником

Во время визита Ли Чжина души Ночжи не было в храме. Вернувшись, он увидел только дымящиеся развалины. «Кто разрушил мой храм?» – спросил он слуг. «Ли Чжин», – ответили они. «Он не имел на это права, – заявил Ночжа. – Я вернул ему все имущество, которое получил от него, почему же он разрушил мой образ-статую?»

Ночжа уже начал возрождаться и поэтому решил пойти к наставнику и просить его о помощи. «Оказываемые тебе здесь почести, – заявил даос, – не должны были задеть твоего отца, это не имеет к нему никакого отношения. Он был не прав. Вскоре Цзян Цзы-я спустится с неба, чтобы положить начало новой династии, и, поскольку твоя судьба связана с ним, я попробую помочь тебе».

Новый Ночжа

Тяй Чжэньжень распорядился, чтобы ему доставили два стебля водяной линии и три листа лотоса. Затем он разложил их на земле в форме человека, разместил душу Ночжи в середине и начал произносить магические заклинания. Наконец Ночжа вернулся к жизни, во плоти, с красными губами, живым и острым взглядом и ростом 5 метров.

«Следуй за мной в мой персиковый сад, – распорядился Тяй Чжэньжень, – и я отдам тебе твое оружие». В саду наставник протянул Ночже огненное копье, очень острое, и два огненно-ветряных колеса. Если встать на них ногой, то они превращались в колесницу. Волшебным оружием был брусок золота, находившийся в сумке из шкуры пантеры. Воин поблагодарил своего наставника, взобрался на колесницу и вернулся в Чжэньтянгуань.

Сражение между отцом и сыном

До Ли Чжина дошла весть, что его сын возродился и угрожает отомстить ему. Поэтому он взял оружие, оседлал лошадь и двинулся навстречу Ночже. Осыпая друг друга оскорблениями, они вступили в битву, но Ли Чжин был побежден, и ему пришлось спасаться бегством. Ночжа преследовал отца и, когда почти догнал, появился Мучжа и начал обвинять брата в том, что тот забыл о своем сыновнем долге – проявлять уважение к отцу. «Ли Чжин больше мне не отец, – ответил Ночжа. – Я отрекся от него, потому что он сжег храм и разбил статую».

Мучжа приготовился защищать отца, но получил удар в спину золотым слитком и упал без сознания. Ночжа продолжал преследовать Ли Чжина. Чувствуя, что силы его покидают и что сын вот-вот погубит его, Ли Чжин вынул саблю и собрался покончить с собой, но тут услышал голос даоса: «Иди в мою пещеру, и я смогу защитить тебя».

Ночжа, не увидев Ли Чжина, потребовал, чтобы даос выдал ему противника. Но теперь юноше пришлось иметь дело с тем, кто сильнее его, ибо даосом оказался Вэньчу Тяньцзун, которого послали, чтобы проучить Ночжу. Даос взмахнул рукой, и Ночжа почувствовал, как вокруг его шеи сжалось золотое кольцо, ноги опутали две цепи, а сам он оказался прикованным к золотому столбу.

Установление желанного мира

В этот момент, будто случайно, появился Тяй Чжэнь-жень. Наставник поставил Ночжу перед Вэньчу Тяньцзуном и Ли Чжином и велел им примириться, но воинственный юноша по-прежнему попрекал отца за то, что он сжег его храм на горе Цуйбиншань. Тогда наставник велел Ли Чжину отправляться домой, а Ночжа приказал следовать за собой в пещеру. Но не в силах сдержать гнев, порываясь рассчитаться, Ночжа продолжал преследовать отца. Но перед ним снова появился даос и начал защищать Ли Чжина.

Как разъяренный тигр, Ночжа теперь бросился на даоса и попытался проткнуть его копьем, но изо рта даоса появился белый цветок лотоса, который остановил оружие. Ночжа не унимался, продолжал угрожать, тогда даос вынул из рукава таинственный предмет, который поднялся в воздух и, упав к ногам Ночжи, окутал его пламенем. Тогда юноша попросил пощадить его. Согласившись, даос заставил его поклясться жить в согласии со своим отцом и опуститься на колени в знак того, что овладел собой.

После того как установился мир, Вэньчу Тяньцзун велел Ли Чжину оставить свои мирские обязанности, чтобы стать Бессмертным и приложить все усилия, чтобы служить новой династии Чжоу, которая вот-вот будет установлена. Подтверждая, что мир будет длиться вечно, стремясь сделать все, от него зависящее, чтобы Ночжа отказался от мести, он дал Ли Чжину волшебный предмет, с помощью которого он сам чуть не сжег Ночжу.

Это была золотая пагода, которая стала отличительным оружием Ли Чжина, поэтому его и стали называть Ли, носящий пагоду. Со временем Ю Гуан назначил его командующим Двадцати шести небесных офицеров, Великим полководцем Небес, Стражем небесных врат.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая
e-mail: historylib@yandex.ru