Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Эдвард Вернер.   Мифы и легенды Китая

Глава 11. Восемь Бессмертных

Рождение легенды

Каждый из восьми даосских Бессмертных весьма почитаем в Китае, их изображения можно увидеть повсюду: на фарфоровых вазах, чайниках, чашках, веерах, свитках, вышивке. Изготавливают и фигурки из фарфора, глины, корней, дерева, металлов. Выражение «восемь Бессмертных» означает пожелание счастья.

Число «восемь» считается счастливым, почитаются соответственно восемь человек или восемь предметов, читаем о почитании «восьми духов столов», «восьми духов мостов», «восьми духов лапши», «восьми духов винной чаши», – об этом писал Ду Фу (712—770 гг. н. э.), известный танский поэт.

В песнях мы также часто встречаем это сакральное число, и оно становится особым предметом воспевания, например, говорится о «воплощении идеи совершенного, но воображаемого счастья, о котором мечтает китайский народ».

Трое из Бессмертных – Чжунли Цюань, Чжан Го, Лю Янь – были историческими персонажами, имена остальных встречаются только в сказках и песнях. Они представляют разные типы людей: старых, молодых, женщин, мужчин, гражданских лиц и военных, богатых, бедных, больных, образованных, знатных. В них отражаются разные исторические периоды – ранний, средний и поздний.

Легенда о восьми Бессмертных появилась не ранее династии Сун (960—1279 гг. н. э.), ее возникновение связывают с династией Юань (1279—1368 гг. н. э.). Как следует из даосских легенд, в то время уже поклонялись некоторым похожим святым.

Обычно их жития располагаются в зависимости от положения или возраста. Ниже мы приводим рассказы, которые изложены в «Иллюстрированном описании миссии восьми Бессмертных на Востоке», где последовательно рассказывается о том, как они стали Бессмертными.

Ли Тегуай

Он всегда изображается с железным посохом и сосудом из тыквы, полным волшебных снадобий. Его называли Ли Юань, а также Гун My и канонизировали как правителя Востока. Рассказывают, что обладал внушительным видом и представительной внешностью, в одиночестве изучал даосскую премудрость. Си-ван-му подарила ему железный посох и отправила в столицу, чтобы он изложил учение о бессмертии Хань Чжунли.

Его также отождествляют с Ли Нин-яном, к которому Лао-цзы спустился с неба, чтобы обучить его мудрости богов. Вскоре после завершения курса обучения его душа оставила тело и отправилась к Хуа Шаню. Некоторые говорят, что по распоряжению Лао-цзы он возглавил группу, направлявшуюся в страну Сию.

Поручив своему ученику Лан Лину охранять свое тело, он отбыл, добавив, что если он не вернется через семь дней, то его тело следует кремировать. К несчастью, когда прошло всего лишь шесть дней, ученика отозвали к умиравшей матери. Чтобы немедленно отправиться в путь, он кремировал тело, поэтому, когда душа Ли Тегуая вернулась с гор Долголетия, она обнаружила только кучу пепла.

Некоторые полагают, что тело не кремировали, а оно просто стало нежизнеспособным из-за пренебрежительного к нему отношения или из-за того, что душа покинула его на столь долгий срок. Тот, кто охранял тело, должен был не только позаботиться о том, чтобы ему не нанесли повреждений или чтобы его не украли, но и о том, чтобы в нем не поселилась другая душа.

В расположенном неподалеку лесу как раз тогда же умер от голода нищий. Обнаружив, что его тело никем не занято, блуждающий дух вошел в него через висок и обосновался в теле бродяги. Поняв, что теперь у него длинная и остроконечная голова, черное лицо, вьющиеся борода и волосы, необычайной величины глаза, что он хром на одну ногу, Ли Тегуай захотел выбраться из такого омерзительного тела. Но Лао-цзы посоветовал ему не делать этого и подарил ему золотую ленту, чтобы он смог подвязать волосы, а также железный посох для его увечной ноги.

Он обнаружил, что глаза огромные, как пуговицы. Вот почему его и прозвали Ли Кунму, или «Ли – ввалившиеся глаза». В народе он также известен как Ли Тегуай («Ли с железным посохом»). Точно неизвестно, в какое время он жил, но чаще его жизнеописание относят к династии Юань. В другом описании говорится, что его превратили в дракона, и именно в таком обличье он поднялся на Небеса.

Во многих местах рассказывают о том, как, войдя в тело хромого нищего, Ли Тегуай великодушно решил оживить мать Яна, своего нерадивого ученика. Опершись на железный посох, водрузив на спину наполненный снадобьями сосуд из тыквы-горлянки, он отправился в дом Яна, где уже все было готово для погребения. Влив в рот умершей несколько капель из своего волшебного сосуда, он оживил женщину. Потом объявил, кто он такой, дал ей другой порошок и исчез вместе с порывом ветра. Спустя три сотни лет он содействовал тому, чтобы его ученик стал Бессмертным.

Во времена своих земных странствий он ночью обычно вешал бутылку на стену и прыгал в нее, появляясь только на следующее утро. Часто он возвращался на землю и иногда пытался осуществить переселение других душ.

Рассказывают, что однажды в холодную ночь он вошел в раскаленную печь и пригласил стражника Чаоду, которого считал очень достойным, следовать за собой в раскаленную печь. Ужаснувшись, тот отказался. Тогда Ли Тегуай велел ему взойти на лист бамбука, плававший по поверхности реки, сказав, что это лодка, которая легко перевезет его на другой берег. И снова Чаоду отказался, тогда Ли Тегуай заявил, что стражник слишком отягощен земными заботами и не сможет перейти в стан Бессмертных. Сказав это, он вступил на лист и исчез.

Ли Тегуай считается покровителем волшебников.

Чжунли Цюань

Известно несколько описаний происхождения и жизни этого Бессмертного. В одном говорится, что их семейным именем было Чжун Ли и что он жил во времена династии Хань, таким образом, его полное имя было Хань Чжунли. Его прозвище было Цюань, имя писалось как Чжидао, титул – Юньфан.

Он родился в области Сяньянсян (супрефектуре древней столицы Сианьфу) в Шэньси. Он стал полководцем империи в циклический 2496 год. В старости сделался отшельником на Горе трех вершин, расположенной в Пиньяне в Шэньси. Обычно к нему относили титул правитель Истинного живого начала.

В другом сообщении Чжунли Цюань описан как вице-маршал, находившийся на службе во времена династии Чжоу. Он проиграл битву и спасся бегством, а затем встретился с Пятью героями, цветками Востока, которые научили его, как стать Бессмертным. Он обучил этому Лю Дун-биня (о нем рассказывается в особой главе) и принял пышный титул Единственного независимого в Поднебесной.

В третьей версии говорится, что Хань Чжунли – это название страны, а не имя человека. Рассказывают также, что он был даосским священником и его звали Чжун Ли-цзы, что он был нищим по имени Чжунли, который дал некоему Лао-цзы пилюлю бессмертия. Проглотив ее, тот сделался безумным, оставил свою жену и поднялся на Небо.

Во время великого голода он превращал медь и олово со свинцом в серебро и раздавал бедным – таким образом ему удалось спасти тысячи жизней.

Однажды, когда он медитировал, каменная стена его жилища в горах раздвинулась и из трещины выпала нефритовая шкатулка. В нем оказалось тайное наставление о том, как стать Бессмертным. Он выполнял его, и однажды его комната наполнилась разноцветными облаками, затем послышалась музыка, появился небесный аист и перенес его на спине к Бессмертным.

Иногда его изображают с веером, которым, по даосским верованиям, можно возвращать жизнь умершим. Иногда в другой руке у него персик бессмертия. Поскольку его относят к богам, то иногда он появляется на земле в разные времена как посланец Небес. Во время выполнения одного из подобных поручений он встретился с Лю Янем, о чем мы расскажем ниже.

Лань Цайхэ

Полагают, что она была женщиной или гермафродитом. Она также была бродячей певицей и развлекала Бессмертных. Обычно она играла на флейте или на кимвале[13]. Неизвестно, откуда она родом, ее личное имя, скорее всего, Ян Су. Одевшись в лохмотья из голубой ткани, подпоясавшись черным деревянным поясом шириной в три цуня, она бродила повсюду. Одна нога ее была обута, другая – босая. Зимой она спала на снегу, во время сна выдох превращался в блестящее облако, похожее на пар, выходивший из кипевшего котелка.

В таком обличье она зарабатывала себе на жизнь, распевая на улицах, отсчитывая время по трехфутовой палке. Иногда ее принимали за лунатика, она пела непристойные стихи, в которых высмеивала сплетников, о быстротечности жизни и о ее суете. Когда ей давали деньги, она нанизывала монеты на веревку и позванивала ими во время выступления или разбрасывала по земле, чтобы они достались бедным.

Однажды в трактире Фэнянфу в Аньхое она почувствовала, что ее опоили, и она исчезла на облаке, оставив на земле свою обувь, одежду, пояс и бубенчики.

Говорят, что на небе Лань Цайхэ стала одной из Бессмертных по имени Хэ Сянь-гу. Ее изображают в виде девушки или юноши примерно шестнадцати лет, держащей корзину с фруктами и флейту.

Чжан Го-лао

Чаще всего с именем Чжан Го-лао связывают период с VII до VIII века. Став отшельником, он жил в Чжунтяошане в префектуре Биньянфу в Шэньси. Императоры Тай Цзун и Гао Цзун династии Тан часто приглашали его ко двору, но он постоянно отказывался покинуть свою гору. Наконец, когда после настойчивых уговоров императрицы By он согласился покинуть свое убежище, добравшись до столицы, он скоропостижно умер прямо перед воротами храма Ревнивой женщины. Его тело начало разлагаться и было почти съедено червями, когда неожиданно его снова увидели живым и невредимым в горах Хэнчжоу в Биньянфу. Он ехал на белом муле, который за день двигался на несколько десятков тысяч ли.

После завершения путешествия животное сворачивалось, как лист бумаги, и Чжан Го помещал его в свой мешок. Когда снова требовались услуги мула, следовало сбрызнуть его водой – и животное тотчас принимало прежний облик.

Чжан Го также гадал и однажды рассказал, что в прежней жизни был первым министром императора Яо (2357—2255 гг. до н. э.).

В 23 году (735 г. н. э.) периода правления Кай Юаня, императора Сюань Цзуна из династии Тан, его призвали в Лоян и избрали главой Императорской академии, присвоив почетный титул Самого проницательного наставника.

В то время особым расположением двора пользовался известный даос ? Фашань за свое умение прорицать. Император спросил у него, кто такой Чжан Го-лао (обычно к его имени добавляли «лао» – «пожилой, почтенный, уважаемый»). «Я знаю, кто он такой, – ответил волшебник, – но если я назову его вашему императорскому величеству, то тотчас паду замертво. Поэтому, прежде чем я заговорю, я хочу, чтобы ваше величество пообещали мне, что вы отправитесь к Чжан Го босым, с непокрытой головой и попросите его, чтобы он простил меня. Тогда я тотчас оживу».

Император пообещал, и тогда ? Фашань сказал: «Чжан Го – это Белая летучая мышь, появившаяся из первобытного хаоса». Произнеся эти слова, он упал замертво у ног императора. Обнажив голову и сняв обувь, Сюань Цзун отправился, как и обещал, к Чжан Го. Выслушав императора, тот брызнул водой в лицо ? Фашаню, и тот ожил. Вскоре после этого Чжан Го заболел и отправился умирать в горы Хэнчжоу. Это произошло между 742-м и 746 годами. Однако когда ученики вскрыли его гробницу, то увидели, что в ней никого нет.

После этого Чжан Го часто видели верхом на белом муле, иногда он сидел прямо, иногда лицом к хвосту животного. Одновременно он держал в руках бамбуковый сосуд для кистей, поскольку считался покровителем искусств.

Пока Чжан Го был жив, он забавлял «императора различными трюками, превращаясь в невидимку, выпивая чашу с ядом, указывая пальцем, заставлял падать птиц и цветы. Он отказался от женитьбы на дочери императора и объявил, что хочет, чтобы его изображение поместили в Зале достойнейших».

На изображениях Чжан Го, популярных в народе, он сидит на муле и протягивает новобрачным младенца. Эти рисунки вешают в спальнях. Считается, что Чжан Го покровительствует также молодым супругам и рождению детей.

Хэ Сянь-гу

Символом индивидуальности считается девушка, держащая в своей руке волшебный распустившийся лотос, символ добродетели, или персик бессмертия. Лю Дун-бинь передал его девушке в горном ущелье. Иногда она изображается играющей на шэне, или тростниковой дудочке, в ряде случаев показано, как она пьет вино. Такой китайцы представляли бессмертную Хэ Сянь-гу.

Она была дочерью Хэ Тая, жившего в Гуандуне. Согласно другой версии, ее отцом был владелец магазина в Линлине в Хэнани. Она жила во времена незаконно захватившей трон императрицы By (684—705 гг. н. э.) из династии Тан.

При рождении у Хэ Сянь-гу на макушке нашли шесть волосков, в описании говорится, что больше у нее на голове так ничего и не выросло, хотя на изображениях она показана пышноволосой. Хэ Сянь-гу решила жить в Юньмулине, расположенном в двадцати ли к западу от Цзянчэнсяня. На этой горе обнаружили камень, названный Юньмуши «прародительницей жемчуга».

Однажды Хэ Сянь-гу увидела во сне духа, который велел ей растереть жемчуг в порошок и съесть его, – тогда она смогла бы обрести быстроту перемещений и бессмертие одновременно. Поступив так, как ей приказали, она также обрекла себя на безбрачие и одиночество, перелетая днем с одной вершины на другую, легкая, невесомая, вечером же приносила матери собранные фрукты. Постепенно она обнаружила, что ей вовсе не нужно поддерживать себя пищей.

Слава о Хэ Сянь-гу дошла до императрицы, она пригласила девушку ко двору, но во время путешествия та неожиданно исчезла и превратилась в Бессмертную. Рассказывают, что Хэ Сянь-гу снова увидели в 750 году, когда она проплывала на многоцветном облаке у храма известной даосской волшебницы Ма Гу. Спустя несколько лет ее видели в Кантоне.

Обычно Хэ Сянь-гу изображали очень красивой девушкой; она примечательна тем, что занимает ведущее положение в культе, не предполагающем женский аскетизм.

Хэ Сянь-гу покровительствовала домашнему очагу и могла предсказывать судьбу.

Лю Дун-бинь

Лю Дун-бинь родился в 798 году в префектуре Юн-лосянь в Шэньси. Он происходил из семьи чиновников, его дед возглавлял министерство церемоний, а отец был префектом.

Он выглядел невысоким, всего пять футов и два дюйма ростом, и в двадцать лет оставался неженатым. В то время он предпринял путешествие в Лушань, где встретился с Огненным драконом, который подарил ему волшебный меч.

Во время путешествия в столицу Шэньси Чаньань он повстречался с Бессмертным Чжунли Цюанем, который научил его тайнам алхимии и приемам изготовления эликсира жизни. Возродившись в образе Юнь-фана Сяньшэна, он выразил настойчивое желание помочь человечеству обрести истинное учение, но сначала он сам должен был пройти через десять испытаний.

Когда он успешно прошел их, то стал обладать сверхъестественной силой и магическим оружием, с помощью которого перемещался по империи, убивая драконов и избавляя землю от зла. И все это продолжалось около четырехсот лет.

По другой версии, однажды Лю Дун-бинь остановился в трактире и поставил подогреваться кувшин с рисовым вином и заснул. Во сне ему было обещано, что он получит высокий пост и в дальнейшем ему будет сопутствовать удача во всех его начинаниях. Так и случилось и продолжалось в течение пятидесяти лет, когда в результате серьезного промаха Лю Дун-биня приговорили к изгнанию, а его семью уничтожили. Проснувшись, Лю Дун-бинь горестно вздохнул, но понял, что увиденное – всего лишь сон и он еще может начать все сначала. Все рассказанное промелькнуло так быстро, что вино не успело согреться.

Об этой истории в китайской литературе рассказывают, употребляя выражение «сон от рисового вина». Убедившись в тщетности мировых ценностей, он последовал вслед за Хань Чжунли в горы Холин, находившиеся в Шэньси, где его посвятили в божественные таинства, а потом он стал Бессмертным.

В 1115 году император пожаловал ему титул Героя удивительной мудрости, позже его провозгласили Защитником империи.

Таковы разнообразные версии легенды о Лю Дун-бине. В одной из них говорится, что для того, чтобы выполнить свое обещание, данное Чжунли, помочь в обращении его последователей в истинную веру, он отправился в Юэян под видом продавца масла, намереваясь делать Бессмертными всех, кто не станет добиваться выгоды при покупке.

В течение года он встречался только с эгоистичными и жадными покупателями. Только одна женщина не запросила у него меньшую цену за масло. Тогда он отправился в ее дом и, увидев колодец во дворе, бросил в него несколько зернышек риса. Вода чудесным образом превратилась в вино, и, торгуя им, женщина необычайно разбогатела.

Лю Дун-бинь оказался весьма искусным в фехтовании и часто изображается поражающим демона своим волшебным мечом. В другой руке он держит летающую метелку – «пастуха облаков» – популярный даосский символ. Он указывает на способность перемещения по воздуху и свободного хождения по небесным облакам. Как и Чжан Го-лао, его изображают с младенцем мужского пола на руках, что указывает на обещание даровать многочисленное потомство, путь в образованное общество и карьеру. Почитается как покровитель ученых.

Хань Сян-цзы

Обычно его изображают с букетом цветов или корзиной с персиками бессмертия в руках. Рассказывают, что он являлся внучатым племянником Хань Юя (768—824), великого государственного деятеля, философа и поэта династии Тан, и ревностным сторонником учения о перевоплощении. Его личное имя было Цин Фу. Ребенком его передали дяде, чтобы тот обучил его и подготовил к публичным экзаменам.

Хань Сян-цзы превзошел своего учителя в образованности, он также стал известен своими чудесными поступками: например, однажды вырастил в небольшом горшочке чудесные цветы, на листьях которых появились написанные золотом стихи:




Облака закрыли гору Циньлин —

Куда деваться?

Ланьгуань вся в снегу —

Ни пройти, ни проехать.




«Что означают эти строки?» – спросил его дядя. «Всему свое время», – ответил Хань Сян-цзы.

Через некоторое время Хань Юй впал в немилость и был сослан в префектуру Чжаочжоу, находившуюся в Гуандуне. У подножия горы Ланьгуань толщина снежного покрова не позволила ему продвинуться дальше. Тогда появился Хань Сян-цзы. Разметав снег, он проложил тропинку для своего дяди. Тогда Хань Юй и понял пророчество, содержавшееся в стихах своего ученика.

Покинув дядю, Хань Сян-цзы оставил ему следующее послание: «Многие выдающиеся люди служили своей стране, но кто из них сравнится с вами знанием литературы? Когда вы достигли высокого положения, судьба обошлась с вами неблагосклонно, и вам суждено быть похороненным в сырой и мрачной земле».

Хань Юй также напутствовал своего ученика в прощальном стихотворении: «Не многие могут похвастаться тем, что их окружала любовь близких и богатство. Оставайся одиноким и осторожным, тогда ты пойдешь по правильному пути. Время придет – и ты переместишься на Небо, и тогда в вечной голубизне перед тобой откроется божественный путь».

Хань Юй понимал, что в сыром климате, куда он был сослан, проживет недолго.

Успокаивая его, Хань Сян-цзы заметил: «Вы не только вернетесь домой здоровым, но вас восстановят в прежней должности». Все так и случилось.

В другой истории рассказывается о том, что Хань Сян-цзы стал учеником Лю Дун-биня. Когда духи подняли его к божественному персиковому дереву, он упал с его веток, но во время падения стал Бессмертным. Согласно другому источнику, во время падения он умер, переродился и тогда совершил те многочисленные подвиги, о которых мы рассказали выше.

Хань Сян-цзы обычно изображают с корзиной цветов или фруктов и считают покровителем садовников.

Цао Го-цзю

Рассказывают, что он был связан с императорской семьей Сун, отчего его изображают с пайцзе[14], дающей доступ ко двору. Он стал одним из восьми Бессмертных, потому что остальные семеро, занимавшие семь из восьми гротов Верхней сферы, захотели, чтобы восьмой никто не занял, и предложили его, потому что «своим обликом он напоминал духа».

В легенде рассказывается о том, что у императрицы Цао, жены императора Чжень Цзуна, было два младших брата. Старший из них, Чжин Сю, не был связан с делами государства, младший же, Цзин Чжи, был известен своим непристойным поведением. Несмотря на многочисленные увещевания, он не внимал им, был обвинен в убийстве, а затем казнен.

Устыдившись поступка брата, второй уединился в горах, где оделся в листья диких растений, и решил вести жизнь отшельника. Однажды Лю Дун-бинь и Чжунли Цюань нашли его в убежище и спросили, что он делает. «Я занят изучением пути», – ответил он. «Какого пути и где он находится?» – спросили они его. Тот указал на небо. «Где это небо?» – продолжали выспрашивать его. Тот указал на свое сердце. Посетители улыбнулись и сказали: «Сердце – это небо, и небо – это путь дао, ты правильно понимаешь суть вещей». Потом они научили его способу достичь совершенства, пообещав, что он займет свое место среди Бессмертных. И всего через несколько дней он сумел достичь цели.

В другой версии обнаружим иные подробности, связанные с Бессмертным. Сюцай по имени Юань Вэнчен из Чжаоянсяня ехал вместе со своей женой в столицу, чтобы принять участие в императорских экзаменах. Там женщину увидел Чжин Чжи и был поражен ее красотой. Чтобы удовлетворить свою похоть, он пригласил сюцая вместе с его юной женой во дворец, где задушил мужа и попытался заставить жену вступить с ним в связь. Она резко отказала ему, и тогда ему не оставалось ничего другого, как заключить ее в зловонную темницу.

Тем временем душа сюцая предстала перед императорским цензором Бао Лао-е, известным своей честностью, и стала умолять его отомстить за столь отвратительное преступление. Старший брат Чжин Сю, увидев, что дело передано в руки честного цензора, посоветовал брату убить и женщину, чтобы она ни о чем не смогла свидетельствовать и дело прекратилось само собой. Тогда юный сластолюбец повелел, чтобы женщину сбросили в глубокий колодец, но дух звезды Тайбо Цзинсин превратился в старика и вытащил ее оттуда.

Пытаясь бежать, она встретила на пути официальную процессию, которую приняла за кортеж Бао Лао-е. Подойдя к носилкам, она выдвинула свои обвинения. Однако это оказался старший брат убийцы. Испугавшись, он не мог не принять жалобу. Притворившись, что женщина не проявила должного уважения к нему, не заняла подобающего места, чтобы кортеж мог проехать, он велел побить ее железными кольями с шипами; затем ее бросили умирать на дороге.

И на этот раз она выжила и побежала, чтобы доложить обо всем случившемся Бао Лао-е. Он немедленно распорядился, чтобы убийцу арестовали и заковали в кандалы. Не теряя времени, он послал приглашение второму брату и, когда тот прибыл, устроил очную ставку с женой сюцая, которая тотчас обвинила его. Бао Лао-е поместил и его в тюрьму, не слушая никаких доводов императора и императрицы в его защиту.

Спустя несколько дней убийцу препроводили к месту казни, и его голова скатилась в грязь. Теперь нужно было извлечь Чжин Сю из рук ужасного цензора. Чтобы угодить императрице, император Чжень Цзун объявил всеобщую амнистию, и всех заключенных освободили. Получив соответствующий вердикт, Бао Лао-е освободил Чжин Сю и отпустил его. Как восставший из мертвых, он предался самосовершенствованию и, следуя наставлениям Бессмертных, стал одним из них.

Путешествие восьми Бессмертных (Ба Сянь гохай)

Фраза «Ба Сянь го хай» («Восемь Бессмертных пересекают море») напоминает о легендарном путешествии восьми даосских Бессмертных за сокровищами моря, которых не было даже на небесах.

Лю Дун-бинь предложил отказаться от обычного способа путешествия на облаке, считая, что по морю они могут передвигаться быстрее. Тогда Ли Тегуай бросил на воду свой посох и, встав на него, стремительно заскользил по волнам. Чжунли Цюань проделал то же самое, использовав свой веер, Чжан Го-лао воспользовался своим белым бумажным мулом, Лю Дун-бинь применил свой меч, Хань Сян-цзы – цветочную корзину, Хэ Сянь-гу – свой цветок лотоса, Лань Цайхэ – флейту, а Цао Го-цзю – пайцзе, подтверждающую, что его допустили ко двору.

На народных картинках часто изображается, что большинство этих предметов превращаются в морских чудовищ. Музыкальный инструмент приметил сын дракона-правителя из Восточного моря. Алчный принц решил воспользоваться ситуацией – украсть инструмент, а затем заточить Лань Цайхэ в темницу.

Тогда Бессмертные объявили войну, о чем подробно рассказали китайские авторы. В результате сражения дракон-правитель потерпел сокрушительное поражение. После этого восемь Бессмертных еще какое-то время продолжали совершать свои морские подвиги, им удалось пережить невероятное количество приключений. Но здесь, несомненно, автор допускает вымысел, и такого рода литература уже находится вне поля зрения настоящего исследования.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Ричард Теймс.
Япония. История страны.

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.
e-mail: historylib@yandex.ru