Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Э. С. Мугуревич.   Восточная Латвия и соседние земли в X-XIII вв.

1. Меновая торговля и культурные связи до X в. н. э.

Меновая торговля на территории Латвии существовала уже в эпоху неолита. Несмотря на то что в это время каждая родовая община вполне самостоятельно разрешала хозяйственные вопросы, производя все необходимое собственными силами, некоторые предметы и сырье приходилось выменивать у соседних общин. Этот обмен не имел большого экономического значения и происходил между общинами, а не между отдельными лицами, которые не имели, таким образом, возможности обогащаться.

Положение мало изменилось и в эпоху бронзы, когда наряду с орудиями труда и оружием из камня, кремня и кости появлялись изделия из бронзы. Первые бронзовые предметы в Латвии датируются серединой II тысячел. до н.э. Бронзовые орудия труда и оружие бытовали около 1000 лет, после чего их сменили изделия из железа.

В начале нашей эры для изготовления орудий труда стали использовать местную железную руду, что стимулировало как производительность, так и разделение труда. В результате этого процесса товарообмен стал не только регулярным, но и жизненно необходимым фактором в экономической жизни того времени.1) Об интенсивности обмена и его значении свидетельствует большое количество бронзы, привозимой в этот период на территории Латвии, в том числе и римских монет, найденных на берегах Даугавы и в других местах. Из привозной бронзы изготовлялись такие предметы украшения, как шейные гривны, браслеты, фибулы, перстни и пр. Кроме римских монет и отдельных бронзовых изделий из римских провинций в это время в Латвию проникли стеклянные бусы и украшения с эмалью.

По мере освоения территорий, удаленных от водных путей, и перемещения поселений в возвышенные районы, большее значение, по-видимому, приобретают сухопутные дороги.

На основании находок монет и привозных предметов X. Моора наметил важнейшие пути сообщения в первые века нашей эры.2) Помимо водных путей по Даугаве и Гауе существовали сухопутные дороги вдоль Курземского побережья и через всю Курземе по направлению к Рижскому заливу в район устья Даугавы, дорога в Эстонию вдоль Видземского побережья, а также дорога через Аугшземскую возвышенность, которая продолжалась вдоль Айвиексте.

Рассматривая импорт этого периода в Латвию, В. Гинтер перечисляет несколько путей, по которым эти изделия могли поступать.3) Большая часть их (фибулы из римских провинций) , поступала из Паннонии по реке Висле через Восточную Пруссию. Другой путь вел из Рейнской области по Балтийскому морю и связывал Прибалтику с западными римскими провинциями. Весьма оживленными были связи с южнорусскими областями по Днестру — Бугу — Висле. Не следует забывать также водный путь Днепр — Зап. Двина (Даугава), который отмечает X. Моора.4)

За привозные украшения и металл платили пушниной, все большую роль приобретал также балтийский янтарь.5) Достаточно вспомнить цитируемые часто слова Тацита об айстах (балтийское племя), которые, собрав янтарь, не использовали его сами, а продавали в необработанном виде другим.6) В V в. янтарь доставляли даже в Равенну королю остготов Теодориху.7) Некоторые римские писатели очень высоко оценивали янтарь и его свойства. Неудивительно поэтому, что в обмен на янтарь можно было получить бронзу и ценные украшения.

Топография находок из янтаря показывает, что основным путем в южном направлении, по которому он вывозился, была Висла, а также сухопутная дорога через Судетские горы, Моравию и Северную Италию до Адриатического моря.

Во второй половине I тысячел. н.э. обмен стал еще более оживленным. Этот период отличается значительным ростом производительных сил и развитием пашенного земледелия, что приводит к резкому увеличению имущественной и социальной дифференциации и возникновению классовых отношений. Развитию этого процесса значительно способствовало то обстоятельство, что ремесленное производство во все большей мере превращалось в занятие отдельных мастеров, выделившихся из общины и работавших самостоятельно, выполняя иногда заказы даже соседней общины.8) Возросшие связи из межплеменного обмена переросли в непосредственную торговлю с отдельными районами и центрами.9) Отдельные изделия куршей и земгалов встречаются даже в центральной части современной Литвы, на востоке Латвии, на острове Готланд, в Финляндии и в Поднепровье.

В V—IX вв. предметы украшения в основном изготовляются из бронзы, однако в это время появляются и местные изделия из серебра,10) очень редкие в предыдущий период.

Серебро V—IX вв. в Латвии попадается чаще всего в кладах. Что могли местные племена дать в обмен на привозную бронзу и серебро? Вероятно, значительную роль в торговле играли меха, мед, воск, а также янтарь, как это имело место и в предыдущие периоды.

Несмотря на то что об этих категориях экспорта мы можем судить лишь весьма приближенно, известную точку опоры могут дать исследования городищ этого периода. Например, анализ костного материала городища Кентескалнс показывает, что из костей, обнаруженных во время раскопок, 18% на городище и 6,7% в поселении принадлежат диким зверям, мех которых можно было использовать для экспорта.11) [21]

Главные направления дорог этого периода могут быть определены не только по топографии привозных предметов, но также и по расположению археологических памятников того времени.12) Перечисляя пути сообщения второй половины I тысячел. н.э., следует учитывать также такой важный путь, как Даугава и ответвления от него в районе впадения Айвиексте, как в южном, так и в северном направлении. Судя по расположению могильников и других археологических памятников, уже во II—IV вв. можно говорить о сухопутной дороге, которая вела из района Плявиняс — Кокнесе и пересекала западную часть Центрально-Видземской возвышенности по направлению к Цесису. Важную роль играл путь по Гауе. Расположение археологических памятников V—IX вв. свидетельствует о значении пути на Псков через Рауну.

В переходный период от первобытнообщинного строя к раннему феодализму обмен был сосредоточен в руках отдельных людей. Этот фактор сыграл большую роль в процессе распада первобытнообщинных отношений. Ввиду того что в руках отдельных лиц сосредоточивались большие богатства, первоначальное равенство исчезло. Обмен стал одним из важнейших факторов в накоплении богатств и появлении частной собственности, что привело к распаду общинных отношений и возникновению классового общества.

В I тысячел. н.э., но частично и до нашей эры определились также основные направления экономических связей. Главными путями, по которым осуществлялись торговые связи, стали Даугава, Гауя, Лиелупе; развивались также сухопутные торговые пути.


1) Мооrа, 1952, стр. 86.

2) Мооrа, 1938, стр. 648.

3) Ģinters, 1936в, стр. 57, 58.

4) Moora, 1938, стр. 651.

5) Spekke, 1957а, стр. 56. — Ошибочным является утверждение А. Спекке, что латышские племена в это время имели непосредственную связь с Римом.

6) LVA, 1937, № 1.

7) LVA, 1937, № 3.

8) Stubavs, 1957, стр. 28.

9) Moora, 1952, стр. 90.

10) Urtāns, 1962б, стр. 75.

11) Стубав, 1959, стр. 202.

12) Urtāns, 1962а, стр. 46.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Иван Клула.
Екатерина Медичи

Любовь Котельникова.
Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

А. Л. Мортон.
История Англии

С. П. Карпов.
Трапезундская империя и Западноевропейские государства в XIII-XV вв.

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.
Всадники войны. Кавалерия Европы
e-mail: historylib@yandex.ru
X