Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Дж. Пендлбери.   Археология Крита

А. Физико-географический обзор

Географическое положение Крита, лежащего почти на равном расстоянии между Европой, Азией и Африкой, с древнейших времен делало его промежуточным пунктом в сообщениях между этими континентами. Он лежит между 23°30' и 26°60' в. д. и между 84°50' и 35°4' с. ш.

Опознавательные приметы на суше всегда должны были оказывать существенную помощь мореходам, «одиноким в ночном море» — οίοι εν ορφνα, и характерные очертания критских гор давали им возможность с уверенностью направлять свой путь к имеющимся здесь гаваням. Юктас, одинокий холм на низменности между Идой и Диктой, вырисовывающийся, как профиль бородатого бога, находится за портовым городом Кноссом. Громада Иды и причудливый пик Кофина указывают [29] путешественнику путь из Египта к якорной стоянке Доброй гавани и к берегам Мессарской бухты. Цепь островов — Родос, Карпатос, Касос — дает пристанище кораблю, идущему от Анатолии, Кипра или Сирии, а треугольный холм Моди указывает путь к восточным гаваням. Белые горы, отмечающие расположение бухты Суда, видны от мыса Малеи. Вершина Дикты показывается на горизонте вскоре после того, как корабль покидает Южные Киклады, направляясь к гаваням Херсонеса или Милета или к закрытой бухте Спина-Лонга.

Главными портами на северном побережье являются в настоящее время Кания, Ретимн и Ираклион, или, как их до сих пор называют моряки Леванта, — Канеа, Ретимо и Кандия. Эти порты были искусственно улучшены, тогда как остальные порты острова были заброшены и пришли в упадок. Сития и Иерапетра еще ведут некоторую торговлю, как ведет ее с недавнего времени Агиос-Николаос, но конкуренция с тремя большими городами имеет катастрофические результаты для многих некогда процветавших портов.

Однако не только конкуренция была причиной того, что в сравнительно недавнее время торговля сосредоточилась на северном побережье. Тут сыграли свою роль еще и два других обстоятельства. Во-первых, современные суда нуждаются в якорной стоянке, их нельзя вытаскивать на берег, как это делалось в древности. Во-вторых, береговая линия существенным образом изменилась со времен римской эпохи. В VI веке произошло значительное изменение рельефа морского дна, при котором весь остров повернулся, как на оси. В результате его западная оконечность местами поднялась на 8 м выше уровня моря, так что искусственная гавань в Фаласарне, на западном побережье, теперь находится значительно выше уровня моря и передвинулась почти на 140 м в глубь суши, тогда как соответствующее опускание на востоке повело к исчезновению многих песчаных отмелей, на которые когда-то вытаскивались корабли, и частично поглотило древние города.1)

Если же принять в расчет величину поднятия или опускания суши и восстановить прежнюю береговую линию, то можно убедиться, что древние поселения всегда или имели хорошую отмель, или были защищены рифами, ныне [30]


1. Восточное Средиземноморье. [31]

погрузившимися в воду. Другие последствия землетрясений, от которых так часто страдал остров, будут отмечены ниже. Здесь достаточно указать, как существенно даже одно из них отразилось на всех физических условиях острова.2)

Крит имеет в длину около 250 км. Его наибольшая ширина от мыса Ставрос, к западу от Кандии, до мыса Кефала, древнего Леона, составляет 57 км. Но перешеек в Иерапетре имеет протяжение всего 12 км, а перешеек в Ретимне — 18 км.

Остров разделен на несколько частей большими горными цепями. Пожалуй, правильнее было бы сказать, что вдоль всего острова проходит одна горная цепь лишь с двумя значительными перерывами. В южной части горы подходят вплотную к морскому берегу, и некоторые селения находятся по соседству с дикими ущельями, перерезающими горную цепь. Тот, кто проезжал мимо Крита на пути из Египта, никогда не забудет угрожающего и неприступного вида этого берега (фото 2). От этих гор отходят к северу отроги, пересекающие более населенные области. На западе находятся Белые горы, древние Λευκα ορη (фото 3). Их вершины — Агиос-Теодорос, Сорос, Агион-Пневма, возвышающиеся до 2400 м, могут быть отнесены к числу наиболее диких мест в Европе. Дикий козел, или критский тур — αγρίμι, еще встречается в некоторых из недоступных ущелий (фото 1). В этих горах укрывались во времена турецкого господства и укрываются еще теперь, как я могу добавить на основании имеющихся у меня сведений, люди, за голову которых объявлена денежная награда. Люди из Сфакии, борцы критской революции, до сих пор составляют как бы особую породу. Я встретил там седобородого капитана — καπετάνιος, который участвовал в штурме расположенного близ деревни форта в 1866 г.

С Белыми горами связаны посредством низких гряд, идущих к северо-западу, два обрывистых отрога — Боуса и Спада, древние Корик и Титир. В западном направлении пересеченная местность снижается к морскому побережью и к незащищенным от ветров долинам Эннеахории. К северу расположена плодородная долина Кании, «прекраснейший уголок, жемчужина и цветник всего Крита», как называет ее Литгоу.

К востоку от Белых гор сравнительно низко расположенная холмистая область простирается до другого большого горного массива, центром которого является Ида, нынешний [32] Псилорити (ύψηλον ορος) (фото 4). Впереди, неподалеку от южного побережья, возвышается одинокая гора Кедрос. Между нею и Идой лежит плодородная долина Амари. Сама Ида имеет более 2400 м высоты. С ее вершины открывается чудесная панорама всего острова. К северу от Иды находится долина Милопотамоса, отделенная от моря грядой Кулукунас, древний Таллеон, круто спускающейся к скалистому берегу.

К востоку от Иды местность снова становится низкой и холмистой. Водораздел поднимается менее чем на 600 м над уровнем моря, и единственной заметной возвышенностью является Юктас. К югу расположена богатая водой долина Мессары, одна из наиболее плодородных и производительных областей Крита. Она отделена от Ливийского моря Астерусийской грядой, ныне называемой Кофином, которую местами пересекают дикие ущелья, доходящие до обрывистого берега.

Далее идет большой массив Дикты — нынешняя Ласитиотика Вуна (фото 4), с высоким плоскогорьем в центре, которое в древние времена было густо заселено. Вдоль северного побережья тянется ровная полоса земли, где произрастают рожковые деревья, но к югу, за исключением долины Вианоса, местность скалиста и негостеприимна.

К востоку от Дикты находится узкий перешеек Иерапетры, плоский и низменный, далее на восток к нему примыкают горы Трифти (фото 5). Он образует своего рода трубу, по которой в мае проносятся горячие вихри сирокко. Горы между перешейком и Ситией пересекают остров, образуя одну из его наиболее диких областей. За Ситией расположено высокое известняковое плоскогорье, доходящее до восточного побережья (фото 10, 11).

Особенностью страны, о которой еще не было упомянуто, являются многочисленные плоскогорья. Большая часть их сплошь окружена холмами, и вода и снег, собирающиеся здесь в течение зимы, уносятся через естественные горловины — χωνοι, как они здесь называются. На более высокие из этих равнин только летом поднимаются пастухи. В Белых горах находится равнина Омалос (около 1000 м над уровнем моря), расположенная слишком высоко, чтобы быть обитаемой в другое время года, кроме лета, которое начинается в апреле, когда пастухи пригоняют туда свои стада. Ее можно достигнуть через крутое ущелье Агиа-Румели, а также через более доступные проходы от Селина и с севера. Поблизости расположен Анополис, возвышающийся всего на 600 м над уровнем моря, с древним городом того же названия на гребне, идущем в южном направлении (фото 8). Далее лежит равнина Нида, в наименовании которой еще сохранилось древнее название Иды (фото 7). Она лежит на высоте около 1500 м [33] над уровнем моря; на этой равнине имеется много сыроварен, к которым около середины мая сходятся пастухи. Прямо над ней находится пещера Зевса. Крутые козьи тропы спускаются к Аногее, близ древнего Аксос-Крусонаса, воротам Иды и месту, служившему населению убежищем во времена турецкого владычества, к Гергери, Камарес; затем тропой, ведущей прямо к священной пещере, можно достичь долины Амари и долины Милопотамоса.

Долина Ласити, или Психро, поднимается менее чем на 900 м над уровнем моря и в настоящее время, как и в древности, густо заселена (фото 6). Она доступна со всех сторон и, хотя представляет собой замкнутую область, в древности отнюдь не была, как мы это увидим, отрезана от окружающих культурных областей. Долина эта, в которой в древнейшие времена развилась самобытная культура, не была отсталой и не была лишена связей с внешним миром.3) Как одно целое с Ласити можно рассматривать две меньшие равнины: Катарос и Лимнаркарос. Обе они лежат на высоте около 1200 футов и возделываются, но постоянного населения не имеют.

В горах полуострова Ситии много таких небольших равнин; большинство из них — Зирос, Каталиони, Ламниони и многие другие — расположены достаточно низко, чтобы быть обитаемыми круглый год. О том значении, которое имели эти равнины, во всяком случае в минойские времена, можно судить хотя бы по тому, что все они к востоку от Иды бдительно охранялись рядом укреплений.

Главное изменение в природе Крита с древних времен заключается в истреблении лесов острова. Катастрофа VI века н. э. не имела иных последствий, кроме того, что заставила мореходов искать новых гаваней. Но безудержное истребление лесов изменило всю природу острова. Как мы увидим, весьма вероятно, что в минойские времена вся часть острова, по крайней мере к западу от Иды, представляла собой большой девственный лес, который препятствовал распространению культуры во внутренних районах острова. Еще во времена Плиния Крит был исконной родиной кипариса, и строительный лес, который доставляли Тутмосу III корабли кефтиу, оставался обычным материалом для постройки кораблей во всем Средиземноморье. Но истребление лесов, начавшееся, вероятно, уже с первым появлением человека, непрерывно продолжалось, чему содействовало не только безразличное отношение к этому факту со стороны [34] населения во время венецианского и турецкого господства, но также и ревностное участие коз, объедавших молодые побеги, так что в настоящее время от кипарисов осталось лишь несколько деревьев в западной части острова и незначительные новые насаждения в областях Ласити и Вианоса. В результате зимние потоки размыли всю почву, ранее предохранявшуюся от размыва деревьями. Например, в долине Ласити почвенный слой достигает чрезвычайной мощности только потому, что окружающие холмы остались совершенно обнаженными. Крит, который когда-то был одним из наиболее плодородных и цветущих островов Средиземного моря, превратился теперь в один из наиболее скалистых и бесплодных.

Той же причине надо приписать и недостаток воды. Лишь немногие реки на Крите летом представляют собой нечто большее, чем текущие тонкой струйкой ручьи, в то время как большая часть их пересыхает. Платаниас, к западу от Хании, — древний Иардан; Газан, к западу от Кандии, — древний Тритон; Метрополитан в Мессаре, — древний Летей; Анаподари, текущая от Мессары к южному берегу, древний Катарракт, и Милопотамос, древний Оакс, — единственные реки, которые никогда полностью не пересыхают.

Родники исчезли, и такие места, как Омалес, к северу от Дикты, имевшие в древние времена, повидимому, многочисленное население, теперь совершенно покинуты, если не считать нескольких «мандр» — пастушеских хижин, к которым воду приходится доставлять издалека.

Однако ни одна из критских рек не была судоходной даже в древности, и естественным средством сообщения всегда служили горные тропы, во многих случаях доступные только пешеходам. Только при появлении колесного транспорта, притом быстроходного, когда приходится принимать во внимание крутизну уклона, начинают прокладывать искусственные дороги; «кальдеримы», грубо вымощенные дороги, проложенные римлянами, венецианцами или турками для военных целей, только следовали направлению этих доисторических троп, и хотя минойские насыпи или греческие мосты уцелели лишь в немногих случаях, мы вправе полагать, что средства сообщения между древними населенными пунктами были те же, что и ныне, или, вернее, те же, что и существовавшие до того, как начала возникать сеть автомобильных дорог.


1) Первым обнаружил это обстоятельство Спратт (Spratt, II, 230 и сл.). Что касается точной датировки события, то, как сообщил мне профессор Ньюберри, у арабского историка Масуда есть упоминание, что в 535 году н. э. в дельте Нила произошло большое землетрясение, в результате которого опустилась почва и море хлынуло на сушу, разрушая многие города и образуя соленые озера. Поднятие западной оконечности Крита является причиной того, что в настоящее время существует только один из Мусагорских островов — Элафониси; другими двумя, несомненно, были ранее мысы Палеохора-Селину и Трахила. На востоке остров Мохлос когда-то составлял часть суши Крита, и перешеек, ныне скрытый под водой, образовывал две гавани.

2) Несомненно, водоснабжение также изменялось в различные периоды времени. В Псире в настоящее время нет источников. Древнейшие цистерны относятся к греко-римскому времени, но тем не менее уже с древнейших минойских времен здесь было цветущее поселение, хотя оно отстоит от берега свыше 3 км и часто бывает на несколько дней отрезано бурями от всяких сообщений.

3) Было высказано предположение (см., например, В. S. Α., VI, 115), что эта равнина до С. М. времен представляла собой озеро, истоком из которого служила Диктейская пещера. Это опровергается тем фактом, что неолитическое поселение в Трапезе находится на более низком уровне, чем пещера.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности

Франк Коуэл.
Древний Рим. Быт, религия, культура

Уильям Тейлор.
Микенцы. Подданные царя Миноса

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X