Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Итальянская конница. XIV в.

В конце XIII — первой половине XIV вв. конница широко применялась во всех военных предприятиях. В это время имели место несколько крупных конфликтов общеевропейского характера. В первую очередь, надо отметить войну за сицилийский престол, закончившуюся битвой при Тальякоццо 1268 г., и Столетнюю войну, которая началась в 1337 г. Помимо затяжных полномасштабных войн в то же время происходили и многочисленные мелкие локальные столкновения. Характерным примером являются войны северо и центральноитальянских городов. В эти незначительные по территориальному охвату конфликты зачастую вовлекались силы и средства, которые сделали бы честь любой короне заальпийской Европы. Богатые города-государства могли позволить себе набирать и содержать многочисленные, прекрасно вооруженные армии. Не привнеся никаких решительных новшеств в развитие средневековой тактики, войны итальянских городов примечательны способами набора и комплектации армий, а также весьма разнообразным и развитым вооружением, которое использовалось противоборствующими сторонами. Вообще частые войны обеспечивали устойчивый спрос на вооружение. Это стимулировало быстрое развитие последнего, а также местное военное производство, которому суждено было стать ведущим в Европе, особенно в области защитного снаряжения.



В Италии практиковались интересные и самобытные способы набора войск и в том числе — конницы. Состав войск итальянских городов можно условно разделить на три категории.

Первая — ленное ополчение сеньора или самого города как субъекта феодального права. В XIV в. по всей Европе эта система набора войска окончательно уходит на второй план. Вместо нее выступает фьоф рента, когда вассал обязался служить бесплатно оговоренный срок только в пределах собственных владений (или иной оговоренной территории), за пределами которых он имел право на получение денежного содержания от сеньора. Кроме того, господин обязан был возмещать деньгами потери боевых и гужевых коней рыцаря и его свиты.

Вторая — призыв военнообязанных горожан. Долгое время сила армий итальянских городов зависела в основном от местного ополчения. В городах селилось множество профессиональных военных. Изза дефицита свободных земель рыцарство в Италии часто получало, как фьоф, различные доходные должности в городах. Вообще, весь город был обязан участвовать в ополчении. Приведем пример Флоренции. Все граждане мужского пола от 15 до 70 лет являлись военнообязанными. Болезнь или физическое увечье, по заверении городским врачом, освобождали от службы в армии. Злостное уклонение во время войны каралось смертью и конфискацией имущества. Служба в тяжелой коннице была уделом «жирных пополанов», то есть тех флорентийцев, которые имели доход свыше 500 флоринов в год. Им предписывалось иметь качественное снаряжение и боевого коня не дешевле 35—70 флоринов. Вместо себя «жирные» могли выставлять замену, вооруженную соответствующе. К 1320—1330 гг. описанная система комплектации войска уже почти не работала. По крайней мере, богатые горожане предпочитали торговать, преумножая свое благосостояние и богатство города, что позволяло покупать им услуги наемников. Конница, в лучшем случае, переходила на содержание богачей, но обычно полностью сменялась наемными контингентами. По инерции «жирный» народ обязался поставлять боевых коней для городской конницы. Еще в 1339 г. 600 граждан Флоренции содержали коней, хотя сами, естественно, не воевали. В 1325 г. во время войны, закончившейся битвой при Альтопашо, Флоренция выставила 2000 тяжелой конницы. Из этого числа 400 принадлежали коннице горожан. Это один из последних примеров действия старинного института тяжелой конницы «жирных пополанов».

Третьей категорией, как легко догадаться из вышесказанного, являются наемные отряды. Именно в XIV в. они приобретают решающее значение в итальянском военном деле. До этого периода компании наемников, несомненно, встречались, но только с начала XIV столетия им по совокупности причин досталась роль отличительной особенности местных армий. Рыцарей, получающих плату за службу по фьофренте, нельзя назвать наемниками в полном смысле слова. Их жалованье является скорее не платой, а возмещением убытков, неизбежных в случае дальнего похода. Таким образом, плата была лишь дополнением к доходам от фьофа. Для наемников, напротив, оплата службы была главным источником дохода. Кроме того, в отличие от рыцаря, который являлся на службу в одиночку с небольшой свитой, наемники действовали относительно крупными отрядами — компаниями. Только в этом случае они представляли реальную военную силу. Наемные компании действовали по всей Европе. Но нигде, кроме Италии, наемничество не приобрело такого размаха и строгой упорядоченной формы. В XIV в. роты наемников и их капитаны играли важную роль в политике городов и решающую роль в их военном деле. В XV столетии наемники стали влиятельной силой и в сфере политики. На итальянской почве наемничество приобрело весьма специфические черты. Капитаны наемников — кондотьеры — вливались в политическую жизнь Италии, получая верховную власть в городах и областях. Но это было делом будущего. В XIV в. предшественники кондотьеров сотрудничали со своими работодателями на несколько иной, менее упорядоченной основе, хотя бы потому, что наемники вербовались в основном из не итальянской среды.

До конца XIV столетия длилась в Италии эпоха компаний. В своей основе они имели не итальянские элементы, от командиров до рядового состава В 1334 г. в Центральной Италии действовала компания «рыцарей голубя», состоявшая из германцев. Затем с 1342 по 1380 гг. были отмечены деятельностью четырех «Великих компаний» — германцев Вернера фон Урслинегена и Конрада фон Ландау, маркиза Монферратского на службе у графа Савойского и, наконец, бретонца Сильвестра Бюда1. Далее, три ««Компании св. Георгия» — германская 1339 г. на службе Лодрицио Висконти, английская, с которой сотрудничал Джон Хоквуд, и компания Альбериго де Барбиано, разбившая «Великую компанию» Бюда в1380 г. при Марино. Наконец, вспомним знаменитый «Белый отряд» Джона Хоквуда, который с1360 по 1394 гг, то есть до самой смерти, был одним из самых грозных капитанов в Италии2.

Кинжал. Италия, первая половина XIV в. Частная коллекция. По каталогу аукциона Германа Хисторика
Кинжал. Италия, первая половина XIV в. Частная коллекция. По каталогу аукциона Германа Хисторика

Фреска церкви Сан-Франческо. Ассизы, работа Симона Мартини
Фреска церкви Сан-Франческо. Ассизы, работа Симона Мартини

Несение Креста. Симоне Мартини
Несение Креста. Симоне Мартини

Со смертью этого замечательного человека завершается целая эпоха в истории наемничества в Италии. В XV в. большинство наемников будут иметь итальянское происхождение. Феодальная верхушка государств будет сознательно укреплять и расширять свои связи с капитанами, ассимилируя их в своей среде. Таким образом, время вольных компаний сменяется временем кондотьеров. Капитан «Великой кампании» был главарем банды, в то время как кондотьер являлся генералом на службе у города, который становился ему родным.

Отношения между компанией и городом регулировались договором о найме — «кондоттой». В XIV в., особенно в первой половине, кон дотта не приобрела еще классической формы, известной на примерах XV столетия. Тем не менее основные юридические принципы и содержание кон дотты сложились именно в рассматриваемый период.

В сознании обывателя, не знакомого с военной историей, часто происходит подмена средневекового понятия «наемник» и понятия «ландскнехт», таким образов, наем ник превращается преимущественно в пехотинца. Это ошибочное представление всячески укрепляется современным кинематографом и литературой, например, знаменитым романом Конан Дойля «Белый отряд». На самом деле, в XIV столетии наемные роты в качестве главной ударной силы использовали тяжелую конницу и нередко состояли в основном из конницы. Это неудивительно. Во-первых, в этот период рыцарская конница (имеется в виду не социальный состав, а способ действий на поле боя) оставалась наиболее эффективным средством прямого боевого контакта. Хорошую тяжелую пехоту в этот период найти можно было лишь в Швейцарии и Южной Германии, кроме того в рассматриваемое время вряд ли ктото в полной мере осознавал все перспективы использования и развития этого рода войск. Во-вторых, немалый процент наемников составляли выходцы из рыцарского сословия. Множество капитанов были рыцарями или даже принадлежали среде высшей аристократии. То есть они не были знакомы с иным способом ведения боя, кроме рыцарского. Конечно, компании имели в своем составе и пехоту, процент которой мог быть очень велик. Это объясняется необходимостью вести многочисленные осадные действия или, наоборот, защищать укрепленные пункты. Кроме того, стрелки — лучники и арбалетчики, прикрытые тяжелой пехотой, — выступали эффективной опорой коннице на поле боя. Вспомним триумф английских лучников в сражениях Столетней войны. К тому же после мира в Бретиньи 1360 г. оставшиеся не у дел английские солдаты пополнили многие наемные компании, в том числе в Италии. Таким образом, состав вольных рот по родам войск был весьма неоднородным, конница, однако, имела определяющее значение.

Распятие. Симоне Мартини
Распятие. Симоне Мартини

Меч полуторный. Италия, середина XIV в. Арсенал Александрии
Меч полуторный. Италия, середина XIV в. Арсенал Александрии

Большой шлем. Италия, первая половина XIV в. Частная коллекция. По каталогу аукциона Германа Хисторика
Большой шлем. Италия, первая половина XIV в. Частная коллекция. По каталогу аукциона Германа Хисторика

Сказать что-либо об особенностях тактики наемников в Италии трудно. Видимо, им был доступен весь перечень боевых приемов, известных европейскому военному делу. Можно сказать только, что боеспособность наемной конницы, да и наемных войск вообще, с годами повышалась. Постепенно компании превратились в спаянные боевые единицы с крепкой дисциплиной и системой внутренней субординации. Зачастую наемники оказывались более дисциплинированными, чем феодальное ополчение. Пока им регулярно выплачивалось жалованье, они не грабили местное население и легко подчинялись приказам. В то же время рыцари и их свиты могли наносить серьезный урон хозяйству, стремясь максимально снизить собственные траты во время службы. При этом не играло большой роли, в какой местности они находятся. Объектами грабежа могли в равной мере стать крестьяне своей собственной страны во время постоя и чужие во время похода. Наемникам, напротив, грабить местность, в которой они служат, было невыгодно, так как это подрывало то хозяйство, за счет которого им выплачивалось жалованье. Другое дело — если деньги не поступали вовремя. Тогда компании, не имевшие иных сдерживающих факторов, силой брали то, что им полагалось по договору, и даже более того. Известны случаи, когда капитаны вынуждали города выплачивать огромные контрибуции. Когда война заканчивалась, оставшиеся без дела наемники могли начать собственные военные действия. Например, Джон Хоквуд после окончания конфликта Милана и Рима в 1373г. вторгается на земли Флоренции и вымогает под угрозой грабежа выкуп в несколько десятков тысяч флоринов. В 1375 г. уже на службе у Папы Хоквуд, ведя войну в Тоскане, получает от Флоренции выкуп в 130 тысяч флоринов. Никогда не было гарантии, что компания не перейдет на службу к противнику, если тот заплатит больше. Все это постепенно навело на мысль об отказе от услуг иностранных наемников, что вывело на первый план итальянских кондотьеров.



Реконструкция рыцаря в итальянском доспехе. Реконструкция основана на североитальянских материалах.
Прикрытие головы: большой шлем, надетый поверх кольчужного капюшона или, возможно, бацинета с бармицей. Кольчужная пелерина имеет фигурный край, выполненный в виде треугольных фестонов. Шлем конструктивно состоит из трех деталей — венца, тульи и крышки. Все соединения осуществлены посредством потайной клепки. Все вертикальные соединительные швы расположены сзади. Глубокий венец практически опирается на плечи. Имеет форму усеченного конуса, с незначительной степенью расширения к верху. Тулья также усеченноконическая. Выпуклая крышка закрыта наметом и на шлемной фигурой в виде крыльев и собачьей головы с шипастым ошейником. В месте соединения тульи и венца спереди помещена выраженная горизонтальная амбразура со значительной степенью выпуклости. В ней расположена серия вертикальных смотровых отверстий, образующих конструкцию наподобие решетки. Ниже расположены вертикальные прямоугольные дыхательные отверстия, а также крестообразные крепежные отверстия для крепления к нагруднику доспеха посредством цепей со шкворнями. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг, Генуя, собрание Государственного Эрмитажа)

Прикрытие корпуса: бригандина с застежкой вдоль спины. Перед, видимо, изготовлен из горизонтальных стальных полос. Спина набрана из серии прямоугольных и трапециевидных стальных пластин, каждая из которых зафиксирована на изнанке несущей основы посредством трех заклепок. Подол бригандины расклешен от талии. Под бригандиной имеется кольчуга с подолом до середины бедра и рукавами ниже локтя. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг., Генуя, собрание Государственного Эрмитажа).

Прикрытия рук: состоят из наплечников, плечевых щитков, налокотников, наручей и перчаток.
Наплечники: стальные дисковидные пластины со значительной степенью выпуклости. Окантованы по периметру фигурной кожаной полосой, предохраняющей основу плечевых щитков от повреждения краем наплечника. Крепятся к бригандине посредством навесных петель. (Надгробие Жерардуччио де Жерарди ни. 1331 г.)

Плечевые щитки: бригандинные. Основа имеет подпрямоугольную форму с полукруглым верхним краем для лучшей стыковки с проймой бригандины и наплечником. Закрывает плечо сверху и с боков. Зафиксирован поверх кольчужного рукава посредством шнуровки. Пластинчатый набор конструктивно состоит из длинных прямоугольных стальных полос, уложенных вдоль основы со взаимным перекрытием в горизонтальной плоскости. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг, Генуя, собрание Государственного Эрмитажа.)



Налокотники: стальные дисковидные пластины с незначительной степенью выпуклости. Зафиксированы на поверхности кольчужного рукава посредством шнуровки через два центральных крепежных отверстия. (Надгробие Луиджи де Ка пене, 1348 г., Сиена.)
Наручи: шинные, конструктивно состоят из длинных прямоугольных стальных полос, уложенных вдоль трапециевидной основы и укрепленных на поверхности посредством серии заклепок.

Фиксируются на руке посредством застежек на ремнях и, возможно, шнуровки к рукаву акетона. (Надгробие Филиппо деи Дезидери, 1315 г., Болонья; надгробие Лоренцо ди Николо Аччиаюо ли, 1353 г., Флоренция.)

Перчатки: бригандинные с длинной крагой. («Коронация Девы» Симона деи Кроцефиссио, 1340—1350 гг, Национальная пинакотека Болоньи.)

Защита ног: состоит из набедренников, наколенников, наголенников и сабатонов.
Набедренники: латные одностворчатые. Незначительно расширяются вверх, имеют полуцилиндрическую форму и выраженные отвальцовки наружу по верхнему краю. Крепятся посредством шнуровки к акетону и застежек на ремнях вокруг ноги. (Конная статуя Мастино II делла Скала, 1340—1350 гг.; аллегорическая фигура планеты Марс, 1342—1347 гг, Флоренция, часовая башня собора.)

Бацинет. Италия, первая половина XIV в. Внизу — фрагмент фрески из церкви Сан-Аббондио, изображающий аналогичный бацинет
Бацинет. Италия, первая половина XIV в. Внизу — фрагмент фрески из церкви Сан-Аббондио, изображающий аналогичный бацинет

Наколенники: закрывают ногу с трех сторон. Обводы профиля формируются двумя образующими с незначительной степенью выпуклости, которые, идя сверху и снизу, соединяются под тупым углом в центре по линии горизонтального ребра жесткости, наведенного методом чеканки. Крепятся ремнями вокруг ноги и, возможно, изнаночными ремнями на заклепках к нижнему краю набедренника. Внизу наколенник продолжен кольчужной подвеской в виде замкнутой круговой прямоугольной полосы, укрепленной посредством шнуровки на нижнем окончании стеганых набедренников, подведенных под наколенник и латный набедренник. (Конная статуя Мастино II делла Скала, 1340—1350 гг.; аллегорическая фигура планеты Марс, 1342—1347 гг., Флоренция, часовая башня собора.)

Наголенники: двухстворчатые анатомические. Изготовлены из вываренной кожи со стилизованным растительным орнаментом, наведенным золотом методом тиснения. Створки крепятся друг с другом посредством кожаных петель на внешней стороне и ремней с пряжками на внутренней. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг., Генуя, собрание Государственного Эрмитажа.)

Сабатоны: бригандинные, конструктивно состоят из серии прямоугольных пластин и выпуклого треугольного прикрытия носка, а также серии пластин, прикрывающих пятку. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг., Генуя, собрание Государственного Эрмитажа.)
Щит: сложнофигурный тарч. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг., Генуя, собрание Государственного Эрмитажа; конная статуя Мастино II делла Скала, 1340—1350 гг.)
Меч: одноручный меч с четырехгранным вытянутым клинком. (Парадный щит с фигурой св. Георгия, 1320—1340 гг., Генуя, собрание Государственного Эрмитажа; меч, 1300—1330 гг., из частной коллекции.)

Кинжал: так называемый «базилард». Все стальные детали эфеса монолитны с клинком. Поверх через серии крепежных отверстий посредством заклепок укреплены боковые костяные накладки, формирующие эфес. (Надгробие Луиджи де Ка пене, 1348 г., Сиена.)
Снаряжение коня: по конной статуе Масти но II делла Скала, 1340—1350 гг.



1«Белый отряд», вопреки мнению Ф. Контамина, получил свое название не потому, что его солдаты носили «белые», т. е. не покрытые тканью, доспехи. В 1360-х гг, когда отряд появился, «белого» доспеха еще не существовало. Видимо, отряд, состоявший преимущественно из англичан, в качестве униформы использовал традиционные для Англии белые котты с красным крестом св. Георгия.
2Конрад фон Ландау сменил на посту капитана фра Мориале — бывшего госпитальера из Прованса. Последний был казнен в Риме во время восстания Кола ди Риенцо.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жорж Дюби.
История Франции. Средние века

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)
e-mail: historylib@yandex.ru
X