Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Русские конные воины. 1260 — 1330 гг.

Монгольское нашествие оказалось страшным ударом для русских княжеств. Разрозненные войска городов-государств оказались бессильны перед сплоченными, спаянными железной патриархальной дисциплиной туменами монгол. Десятки поселений оказались разрушенными, население было частично уничтожено, частично угнано в полон. В первую очередь, объектами порабощения оказывались ремесленники, в которых остро нуждались завоеватели для обеспечения собственных нужд и поддержания экономики. Тем не менее даже в самые глухие годы ига с середины XIII по конец XIV вв. мы не наблюдаем упадка, деградации в военном производстве. Можно отметить лишь изменение географии оружейных центров, которые сместились на запад. Ремесленники спасались от татарской неволи, уходя в свободные западные земли — с этих пор и до конца XV в. одним из самых важных центров оружейного ремесла стал Господин Великий Новгород, не испытавший татаро-монгольского разорения.

Главными носителями развитого комплекса вооружения по-прежнему оставалась конница. Она же в основном влияла на эволюционные процессы, затрагивавшие защитное и наступательное снаряжения. Пехота, впервые после раннего средневековья вышедшая как самостоятельная сила на поля сражения в XIII в., почти не имела специального вооружения и довольствовалась снаряжением конных воинов, возможно, упрощенным и облегченным. Главной тенденцией в развитии русского воинского убора было упрощение и максимальная рационализация защитного вооружения. Этот процесс был вызван повышенным спросом на боевое снаряжение и невозможностью обеспечить рынок дорогим, богато украшенным оружием, столь популярным в эпоху расцвета Киевской Руси. Кроме того, в войска пришло множество «черных» людей (то есть постолюдинов), не имевших возможности покупать полные доспехи. В результате на первый план выходят доспехи, закрывающие только жизненно важные и наиболее поражаемые области тела — голову, торс, бедра и плечи. Отныне русский доспех массового употребления можно охарактеризовать не как «рыцарский», а как «рейтарский».



Вместе с тем конец XIII—начало XIV вв. это время пика утяжеления доспеха на Руси. Это время ускоренного перехода к пластинчатым системам защиты и отказа от кольчуги как самостоятельного защитного покрова, что ознаменовало закат «века кольчуги» и начало «века пластинчатого доспеха». Известные еще с раннего Средневековья чешуйчатые и ламеллярные панцири получают новое осмысление и распространяются повсеместно. Чешуйчатые доспехи, иначе называемые пластинчатонашивными, состояли из пластин, пришнурованных к матерчатой или кожаной подоснове. Новинкой явились чешуи с одной или несколькими дополнительными заклепками, которые страховали шнуровку, более жестко фиксируя пластину на несущей основе. Такой панцирь был практически непробиваем, ведь чтобы расторгнуть пластинчатый набор, требовалось вырвать страхующие заклепки или проломить поверхность пластины. И то, и другое представляется затруднительным, так как пластины заходили друг на друга наподобие черепицы и в местах взаимоналожения присутствовал двойной или четверной слой защитного покрова.

Подобные панцири надевались на корпус отдельно или поверх кольчуги, как и в Западной Европе того времени. Ламеллярные доспехи имели конструкцию пластин, соединенных непосредственно между собой без несущей основы посредством шнуровки через систему функциональных отверстий. Одной из первых в Европе Русь приняла на вооружение так называемые бригандинные доспехи с пластинами, приклепанными к изнанке матерчатых жилетов, того же покроя, что и чешуйчатые и ламеллярные доспехи. Корпусные панцири могли усиливаться при помощи круглых стальных пластин «зерцал», которые навешивались на ремнях поверх доспеха или крепились непосредственно на пластины посредством шнуровки или приклепывания. Выделяются специальные приспособления для защиты плечевого сустава и подмышек в виде чешуйчатых оторочек доспешных пройм или выпуклых кованых пластин — наплечников шарнирного крепления. Руки воинов закрывали створчатые наручи или длинные рукава кольчуг. Ноги прикрывались кольчужными чулками.

Многообразие шлемов домонгольской Руси сменилось несколькими типами достаточно стандартизированных шлемов сферо-конической, куполовидной и шатровидной (цилиндро-конической) геометрии. Прикрытия лица в виде личин и наносников практически исчезают. Им на смену приходят укороченные по нижнему срезу венца шлема наносники, часто с подвешенной к ним бармицей, закрывавшей все лицо. Используются и шлемы с полями, которые, нависая сверху, защищали лицо от секущих ударов. Новые открытые шлемы были не так надежны, как прежние с прикрытиями лица, но зато обеспечивали ничем не стесняемый обзор, что оказалось первостепенным при борьбе с маневренными степными всадниками. Кольчужная бармица получила пластинчатые усиления в виде навесных наушей прямоугольной формы. От двух до трех таких пластин могли пришнуровываться к шлему с обеих сторон. Продолжали употребляться и шлемы с простой бармицей или без бармицы вовсе, особенно в среде легкой конницы. Декоративная отделка шлемов упрощается или исчезает совсем, что было связано со всеобщим удешевлением оружия.

Арсенал наступательного оружия значительно обновился. Появились полутораручные, а затем и двуручные мечи, позволявшие наносить более мощные удары. Невозможность разрубить пластинчатый доспех обусловила распространение с конца XIII в. акцентированно колющих мечей с клинками жесткого сечения четырехгранного (ромбического) или шестигранного вида.

В это время появляются булавы-шестоперы и секиры с утяжеленным обухом-молотком. Как основное средство тяжелоконной борьбы выступают копья с массивными наконечниками с гранеными жесткими втулками. Сабли исчезают из широкого обихода. По крайней мере, археология практически не располагает русскими саблями XIV в., тогда как в XII—начале XIII вв. они местами превалируют над мечами. Вместе с тем на изображениях они встречаются, то есть их ограниченное распространение все же можно предположить.



На рисунке первая фигура представляет тяжеловооруженного дружинника. Его облик реконструирован по тверским изобразительным и археологическим материалам. Общий комплекс вооружения воспроизводится по миниатюре иллюстрированного списка «Хроники» Георгия Амартола из Твери 1300х гг., изображающей поход Александра Великого на Иудею.

Шлем: сфероконическое наголовье конструктивно состоит из двух сегментов, соединенных паянными медью швами в налобной и назатыльной части. Тулью венчает навершие с фигурным краем и характерным сферическим окончанием. По низу идет приклепанный венец с глубокими надглазными выкружками и петлями под бармицу. Толщина изделия от 1,2 мм до 1,8 мм, вес без бармицы около 1,5 кг. (Конструкция и размерновесовые характеристики приведены по однотипному шлему из Государственного Эрмитажа.)

Доспех: чешуйчатый жилет с застежками на боках. Состоит из крупных пластин с дополнительной центральной заклепкой. Наплечники под треугольной формы с фестончатой мягкой оторочкой. Размеры пластин 65 мм/55 мм/1 мм(1,2 мм). Глубина изгиба от 5 до 10 мм. Количество пластин около 150 штук. Толщина основы (восстанавливается по длине стержней заклепок) около 3— 4 мм. Вес около 5—6 кг. (Пластины доспеха и наплечники приведены по материалам Тверского музея.)

Кольчуга: аналог европейского хауберга с длинными рукавами и приплетенными рукавицами. Уникальное для Руси изображение происходит с упомянутой миниатюры «Хроники» Георгия Амартола. Обычно воины отображались с незащищенными кистями рук, не знает находок боевых перчаток или рукавиц и археология.

Щит: миндалевидный, расписан чередующимися перевернутыми серебряными и червлеными стропилами и синей каймой. Защитный комплекс дополняет конский налобник, деталь, появившаяся приблизительно в это время и схематично изображенная на миниатюре «Хроники».
Меч: клинок шестигранного сечения. Длина около 800 мм, ширина 45 мм у основания и 30 мм у острия. Толщина в основании 7 мм, у острия 2—3 мм. Гарда S-образной формы. Новшество западноевропейского круга, отображено на миниатюре «Хроники» и соотносится с изображениями на фресках в Вестминстерском аббатстве 1280— 1300 гг. Навершие уплощенно-дисковидное. Вес около 1,6 кг. (Клинок приведен по находке в Рыдомле, Волынь, собрание Государственного Эрмитажа.)

Миниатюры Симоно-Хлудовской Псалтири. 1270-е гг.
Миниатюры Симоно-Хлудовской Псалтири. 1270-е гг.

Св. Феодор Стратилат. Миниатюра форзаца Федоровского Евангелия. 1327 г.
Св. Феодор Стратилат. Миниатюра форзаца Федоровского Евангелия. 1327 г.

Миниатюры Тверской Хроники Георгия Амартола,. 1300-е гг.
Миниатюры Тверской Хроники Георгия Амартола,. 1300-е гг.

Вторая фигура представляет воина в облегченном вооружении. Реконструкция проведена по материалам миниатюр Силивестровского списка «Жития ев. Бориса и Глеба» XIV в. и Федоровского Евангелия, 1320е гг.

Шлем: куполовидное наголовье с бармицей, усиленной пластинчатыми наушами. Подобных шлемов XIV в. на Руси не сохранилось, но единовременные европейские аналоги позволяют говорить о том, что конструктивно тулья состояла из двух кованых сегментов, соединенных кузнечной сваркой. Предположительная толщина от 1,5 до 2 мм, вес около 2 кг (облик шлема воспроизведен по миниатюрам «Жития св. Бориса и Глеба»).

Доспех: ламеллярный жилет, набранный из мелких прямоугольных пластин с закругленным верхним краем. Взаимоналожение пластин идет в направлении снизу вверх.

Между рядами проложены узкие кожаные полосы, все края доспеха также обшиты кожаными выпушками. Область солнечного сплетения и диафрагмы закрывает зерцальная бляха с чеканным лепестковым орнаментом. Подобные ламеллярные пластины известны на территории Руси с XVIII—IX вв., самые ранние найдены на месте древнего поселения Хотомель. Схожие пластины в слоях XIII в. найдены в Гомеле, Новогрудке и др. На данной реконструкции предлагаются пластины следующих размеров: 75/30/1 (0,8) мм. Количество пластин в составе корпусного доспеха — около 300 штук. Вес 5—6 кг.

Зерцало: подобных зерцал не обнаружено. Приводится по миниатюре с форзаца Федоровского Евангелия.

Прикрытия рук и ног: руки закрыты от плечевого сустава до локтя шинным плечевым щитком. Он конструктивно состоит из длинных стальных пластин, зафиксированных на мягкой подоснове посредством приклепывания по верхнему и нижнему краю со взаимным наложением. Протектор имел форму замкнутой трубы с арковидными вырезами под мышкой и над локтевыми сгибами. Данный элемент доспеха крепился на руке посредством шнуровки к поддоспешной одежде или пристегивания к пройме доспеха. Подол также шинный. Состоял из двух трапециевидных деталей подосновы с укрепленными на них пластинами. Они фиксировались на едином несущем поясе с декоративной фестончатой отделкой, образовывая спереди и сзади медиальные разрезы. Линии разрезов могли при необходимости смещаться на бока поворотом подола на девяносто градусов (особенно при спешивании всадников). Длинные стальные полосы, предположительно относящиеся к наборам подолов и плечевых щитков, были найдены в Орешке, Пскове, под Торжком, в Гомеле. Размеры пластин: длина до 250 мм, ширина до 50 мм, толщина от 1 до1,5 мм. Прослеживается также множество изображений. Данные приспособления восстановлены по миниатюрам «Жития св. Бориса и Глеба».

Копье: имеет вытянутотреугольное перо четырехгранного сечения и восьмигранную втулку. Длина общая — 320 мм, длина пера — 210 мм, диаметр втулки — 35 мм.

Меч: романский клинок с полутораручной рукоятью и дисковидным навершием с фигурным краем. Имеет несколько западных аналогов. Относится к распространеной группе клинкового оружия второй половины XIII—начала XIV вв.

Секира: одноручная секира, железко имеет полукруглое (луновидное) лезвие. Аналогичная секира была найдена под Торжком.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Аделаида Сванидзе.
Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)

Вильгельм Майер.
Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.

А. Л. Мортон.
История Англии

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами

С. П. Карпов.
Трапезундская империя и Западноевропейские государства в XIII-XV вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X