Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Русская конница. 1220 — 1240 гг.

Комплекс вооружения домонгольской Руси в основном соответствовал рыцарским стандартам Западной Европы. Конечно, об институте рыцарства на Руси серьезно говорить нельзя. Русский дружинник далек от понятия рыцаря, по крайней мере, от внутреннего наполнения этого термина. Тем не менее внешние атрибуты княжеских дружин заставляли европейских коллег — профессиональных воинов — признавать их равными себе, то есть рыцарями.

Западноевропейские письменные источники XIII в. то и дело именуют русских тяжеловооруженных дружинников термином «рыцарь». Например, в одной английской хронике русские князья названы «суровыми рыцарями». В самом деле, историческая аберрация близости не позволила бы современнику уловить тонкие отличия, доступные современному исследователю.
Защитное снаряжение полностью прикрывало жизненно важные области тела, не уступая западным аналогам ни надежностью, ни красотой отделки. Щиты, длинные копья, мечи и сабли — все это было приспособлено для решительной конной сшибки — традиционной тактики рыцарского боя. Следуя общеевропейским тенденциям развития военного дела и вооружения, Русь активно участвовала в этом эволюционном процессе. Так, многими деталями боевого снаряжения Европа была обязана именно Руси, как, например, колесцовым шпорам (шпорам со «звездочкой»), которые прослеживаются в отечественных археологических памятниках с первой половины XIII в.: на полвека раньше, чем где-либо.



Тактика боя и употребления всего комплекса боевых средств были отработаны в многочисленных войнах и стычках с самыми разными врагами — от германцев и шведов до литовцев и половцев и, конечно, со своими соседями из других княжеств. Тем не менее весь предыдущий опыт принес мало пользы в борьбе с монголами, самым опасным неприятелем из всех, с которыми приходилось встречаться русским городам-государствам. Первым сигналом о полной неготовности Руси к встрече с этой опасностью было сокрушительное поражение в битве на реке Калке 1223 г. Однако ни княжеско-боярская аристократия, ни вечевые собрания городов не обратили на это должного внимания, хотя, несомненно, знали о череде военных успехов монголов на востоке. И вот в 1230 гг. тумены хана Бату оказались на голову сильнее русских княжеских войск. Однако воинская честь не позволяла отступать перед врагом. Одна за другой дружины вступали в неравную схватку и оказывались разбитыми.

Крепости и города, не желавшие открывать ворот, брались приступом (монголы имели самую совершенную осадную технику, вывезенную из Китая, которой не могли противостоять деревянные укрепления, традиционные для русских), население вырезалось и частично угонялось в плен, «и был стон и плач по всей земле русской». Современные археологические исследования, как луч прожектора, высвечивают трагедии, разыгравшиеся в те годы.

Культурные слои зафиксировали и сохранили для нас свидетельства о последних часах жизни тысяч людей. На многих поселениях жизнь после погромов замерла, никто не вернулся, чтобы похоронить павших и, разобрав пожарища, отстроиться и жить дальше, потому что зачастую возвращаться было некому.

Ярким примером служит Городец Волынский — летописный Изяславль, разрушенный в 1237 г. На площадях найдены сотни костяков со следами насильственной смерти, изрубленных саблями и расстрелянных из луков. Интересно, что, зайдя так далеко на запад, монголы оказались настолько перегруженными добычей, что Изяславль не стали подвергать планомерному разграблению, о чем говорят ценные ювелирные украшения, не снятые с трупов.

Изяславльские раскопки (проводились в 1960 г. волынской экспедицией М. К Каргера) выявили редкое свидетельство воинского героизма и самопожертвования. В воротах, погребенный под развалинами сгоревшей надвратной башни, лежал скелет в кольчуге и шлеме с мечом в руках. Неизвестного воина археологи условно окрестили «сотником» из-за дорогого, позолоченного шлема, явно недоступного рядовому бойцу. Среди костей было обнаружено множество стрел, а меч был весь иззубрен и поведен от ударов. Нетрудно догадаться, что «сотник» в одиночку защищал ворота, давая возможность своим товарищам отступить к внутренним укреплениям. Изрубленный меч и наконечники стрел ясно указывают на то, что монголы долго пытались, но не смогли пройти мимо грозного воина в узких воротах, после чего расстреляли его из луков. Можно предположить, что враги, прорвавшиеся через пролом в стене (зафиксированный археологически), подобрались к нему сзади.



Реконструкция воспроизводит возможный облика неизвестного героя изяславльской дружины. Шлем: корпус шлема (обнаруженного в обломках) имел куполовидную форму, конструктивно состоявшую из трех подтреугольных сегментов (один образовывал налобную часть, два других — на затыльную; классическая конструкция шлемов данного типа), соединенных посредством пайки бронзовым припоем. Тулья шлема имела значительную глубину, закрывая виски и образуя спереди прямоугольный лицевой вырез, закрытый полумаской. Полумаска укреплена на корпусе посредством трех заклепок в центре и по бокам. Она имеет выраженные надглазные выкружки, профилированные наносник и брови. Наносник достаточной длины, чтобы закрыть лицо до рта. К нему, вероятно, подвешивалась кольчужная бармица. Весь шлем был покрыт позолотой, полумаска, видимо — серебрением. Толщина изделия колебалась от1 до1,5 мм. Вес без бармицы составлял около 1,5 кг (Государственный Эрмитаж).

Кольчуга: имела вид рубахи с подолом до колен и рукавами до локтя. Предположительно была снабжена расстежным воротом с невысокой стойкой. Кольца набраны по традиционной схеме: одно в четыре. Сечение колец плоское. Вероятно, ряд колец клепался «на гвоздь», ряд — паялся. Внешний диаметр колец 12 мм, толщина, 1,5 мм. Предположительный вес кольчуги— 10—12 кг (Государственный Эрмитаж).

Наручи: в комплекте вооружения «сотника» обнаружены не были, приводятся гипотетически по находке наручей в селе Сахновка Киевской области (слой монгольского погрома 1237 г.). Сахновская находка конструктивно состоит из двух основных деталей — створок полуцилиндрической формы. Основная пластина закрывала предплечье снаружи от кисти до локтя, незначительно расширяясь к окончанию. В области локтя пластина имеет приостренную форму и выкована в виде объемной чашки для лучшего облегания руки. Внутренняя створка — «черевица» — приблизительно в два раза короче и соединяется с основной пластиной посредством двух стальных навесных петель. Вокруг кисти обе створки имеют незначительную отбортовку для придания жесткости и предохранения кисти от возможного натирания жестким краем наруча. Толщина всего изделия около 1,2 мм. Вес около 450 г (Государственный Эрмитаж).

Боевая личина из Серенска. Первая треть XIII в. ГИМ
Боевая личина из Серенска. Первая треть XIII в. ГИМ

Фрагмент ламеллярного доспеха XII—XII вв. Украина, Китаев, Киевской области. По А. Н. Кирпичникову
Фрагмент ламеллярного доспеха XII—XII вв. Украина, Китаев, Киевской области. По А. Н. Кирпичникову



Боевая личина из Изяславля. Первая треть XIII в. Государственный Эрмитаж
Боевая личина из Изяславля. Первая треть XIII в. Государственный Эрмитаж

Шлем 1200—1240-е гг. из Киева. КИМ
Шлем 1200—1240-е гг. из Киева. КИМ

Поножи: как и наручи, приводятся гипотетически. Исходный материал — находка в Новгороде в слоях 1200—1230 гг. Обнаружены узкие пластины с фигурным краем, соединенные между собой посредством склепывания. Внизу поножи имели от вальцовку для придания жесткости всей системе и предохранения ног от натирания жестким краем. Изнутри могла подклеиваться амортизирующая подкладка. Поножи имели прямоугольную или трапециевидную форму и закрывали голень спереди, фиксируясь на ней посредством ремней и пряжек. Толщина пластин 1 мм(в местах взаимоперекрытия — 2 мм) (Новгородский музей).

Щит: не сохранился, видимо, сгорел в пожаре. Сохранившиеся европейские аналоги состоят из цельной колотой доски (чаще всего липовой) толщиной около 7—10 мм, иногда усиленной изнутри тонкими вертикальными рейками (около 5 мм). Для увеличения упругости щит изгибался в горизонтальной плоскости. После придания формы щит оклеивался плотной тканью или кожей с обеих сторон. Затем поверхность щита грунтовалась и расписывалась теми или иными эмблематическими изображениями. Судя по имеющемуся материалу, на Руси были популярны также монотонные красные щиты, необычные для западной практики. Слой грунтовки и краски должен был иметь достаточную толщину, чтобы создавать дополнительное препятствие холодному оружию. Кромка щита никогда не усиливалась стальными элементами во избежание его излишнего утяжеления. Изнутри после покраски монтировалась система локтевых ремней для удержания и манипулирования щитом. Для удобства ношения и более жесткой фиксации в момент копейной сшибки щит оснащался нашейным ремнем. Под локтевые ремни подводилась стеганая амортизирующая подушка.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Я. С. Гросул.
Карпато-Дунайские земли в Средние века

Аделаида Сванидзе.
Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)

Жорж Дюби.
Трехчастная модель, или Представления средневекового общества о себе самом

Анри Пиренн.
Средневековые города и возрождение торговли

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X