Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Римский всадник легионной конницы. III — II в. до н. э.

Римская конница в те исторические периоды, относительно которых имеются надежные данные, всегда была слаба. Свидетельства о коннице раннего Рима носят по большей части легендарный характер. Тем не менее настойчивые упоминания о всадниках в легендарно исторической традиции должны, по-видимому, опираться на какие-то реальные основания. Не случайно герои ранней римской истории выступают как всадники — это и Гней Марций Кориолан (начало V в. до н. э.), и Марк Фурий Камилл, сражающийся верхом в битве с вольсками (30е гг. V в. до н. э.), и легендарный Марк Курций, бросившийся в пропасть в полном вооружении и на коне. Тяжелейшее сражение с войсками коалиции латинских городов при Регильском озере (496 г. до н. э.) было выиграно римлянами якобы лишь с помощью всадников, возглавленных божественными близнецами Кастором и Поллуксом. При разделе добычи после победы над Фиденами (426 г. до н. э.) только всадники получили по одному, а особо отличившиеся — по два раба. Складывается впечатление, что конница в период царей и ранней республики играла значительно более серьезную роль на полях сражений, нежели в позднейшее время.

Рельеф алтаря Домиция кгенобарба.1 в. до н. э.
Рельеф алтаря Домиция кгенобарба.1 в. до н. э.

Социальный состав ранней римской конницы реконструируется на основании отрывочных, но показательных упоминаний в исторической традиции. Так, после реформы Сервия Туллия (578—535 гг. до н. э.), создавшего новое войско вместо прежних родовых ополчений, представители первых имущественных разрядов (наиболее состоятельные) формировали тяжелую пехоту и конницу. Показателен и анекдот о Тарквиние Приске, вознамерившемся увеличить число всаднических подразделений. Это мероприятие преследовало цель укрепления царской власти путем создания неподконтрольных главам родов войсковых единиц. Однако первое место в коннице, по-видимому, играла именно патрицианская знать. Об этом свидетельствует, например, Дионисий, сообщая о юношах, возглавляющих торжественную процессию «на лошадях своих отцов, имеющих благодаря своей судьбе право быть всадниками»1. Аналогичным образом патрицианские всадники участвовали в процессии в честь Кастора и Поллукса. Показательно свидетельство Ливия о Луцие Тарквиции, представителе знатного, но обедневшего рода, служившем в пехоте. Л. Квинкций Цинциннат, диктатор 458 г. до н. э., назначил его начальником конницы, стремясь привести в соответствие его положение в войске и знатность.
Вместе с тем, пожалуй, не стоит преувеличивать тактическое значение этой конницы. Конкретные описания ее участия в боях показывают картину, близкую тактике греческих «ездящих гоплитов». В упомянутой битве у Регильского озера всадники бросились в первые ряды, спешившись. Примеры спешивания римских всадников в бою хорошо известны и для позднейшего времени. В битве при Каннах (216 г. до н. э.) римские всадники, атакованные иберийской и галльской конницей Ганнибала, стаскивали противников с коней, так что, по словам Ливия, сражение уже стало превращаться в пешее (Liv. XXII 47, 3). Всадники, окружавшие раненого консула Л. Эмилия Павла, спешились, вызвав недоуменную реплику пунийского полководца: «Лучше б, связав их, привел ко мне» (Liv. XXII 49, 3; пер. М. Е. Сергеенко).
С середины III в. до н. э. самую боеспособную конницу в римских армиях представляли союзнические контингенты, набираемые из луканов, кампанцев и других народов Центральной и Южной Италии2. В то время как римская легионная конница состояла из 300 воинов (на 4200 легионеров), союзническая превосходила ее втрое; соотношение пехоты и конницы в римском и союзническом легионах составляло, соответственно, около 1:14 и 1:63.
Легионная конница подразделялась на десять турм по 30 всадников; каждая турма, в свою очередь, делилась на три декурии (десятка) во главе с декурионами, старший из которых командовал всей турмой. Подразделения союзной конницы назывались алами (крыльями). В сражении римская конница занимала правый фланг боевого построения, а союзническая — левый.
Постепенное вытеснение собственно римской (то есть состоящей из римских граждан) конницы отрядами союзников, а позднее всадниковвар варов имеет серьезные причины, коренящиеся в тех же процессах, которые привели к изменению социального облика римской армии в целом. Еще в середине III в. до н. э. граждане, обязанные нести службу в коннице, предпочитали ей командные посты в пехоте. Тяготы кавалерийской службы все чаще (и охотнее) перекладывались на плечи союзников — италиков. В конце III—II вв. до н. э. полководцы республики больше полагаются на конницу союзных или вассальных правителей — Масиниссы в Северной Африке, Эвмена II в Малой Азии и т. д. Успешные действия нумидийцев при Заме и атака пергамской конницы при Магнесии во многом обеспечили победу римского оружия. Греческий историк Полибий, бывший со 169 г. до н. э. гиппархом (начальником конницы) Ахейского союза, всячески подчеркивает доблесть этолийских всадников, сражавшихся настороне римлян во II й Македонской войне (несмотря на то, что этолийцы были соперниками ахейцев). Гражданская же конница, пополняемая в основном аристократической «золотой молодежью», превратилась в некое подобие свиты главнокомандующего; при этом всадники норовили закрепить за собой положение контуберналиев («сопалатников»), не несущих никаких обязанностей ни в походе, ни в лагере, и приводили полководцев в отчаяние своим высокомерием и непослушанием. В последний раз как действующая часть армии эта конница упоминается в 140 г. до н. э. в Испании. С появлениемконных отрядов, формируемых в провинциях, роль римской гражданской конницы и вовсе сходит на нет. Само название — «всадники» — уже в III в. до н. э. переносится на представителей знати, имущество которых оценивается в 400 000 сестерциев; теоретически такой всадник был обязан нести кавалерийскую службу. Первоначально в этот разряд попадала и сенаторская знать, но особым законом совмещение звания сенатора со службой в коннице было признано недопустимым. Всадничество выделяется в самостоятельное сословие, объединившее после 218 г. до н. э. (закон Клавдия, запрещающий сенаторам торговлю) римскую финансовую аристократию. Получив ряд привилегий в результате законотворчества Г. Гракха, всадники утрачивают какуюлибо связь со своей изначальной функцией, сохранив, однако, традиционное наименование. Таким образом, обострившаяся во II в. до н. э. необходимость рекрутирования всадников из числа подвластных и союзных племен была обусловлена отсутствием у римлян собственной боеспособной конницы.

Рельеф монумента Эмилия Павла в Дельфах. II в. до н. э.
Рельеф монумента Эмилия Павла в Дельфах. II в. до н. э.

Реформы Мария, так называемая Союзническая война, законы о союзниках, Гражданская война 80х гг. до н. э. привели к серьезным социально-политическим переменам и, соответственно, к важным переменам в комплектовании римской армии. Союзники получают права римского гражданства. Теперь не только Рим и избранные общины, но вся Италия поставляет воинов в легионы, а провинции комплектуют так называемые вспомогательные войска (auxilia), в том числе и конные формирования. Испания, Галлия, Нумидия малопомалу превращаются в основные источники пополнения римской конницы. В I в. до н. э. эта тенденция становится нормой. Так, в 82 году до н. э., во время гражданской войны Сул ла разбил в долине реки Кланис (в Этрурии) испанскую конницу консула Гнея Карбона. Спустя менее тридцати лет в войсках Цезаря практически вся конница будет укомплектована союзниками — галлами (впрочем, в этом случае не всегда можно ясно заключить, где союзники, где наемники, а где заложники). Эти галльские всадники сражались и при Каррах в 53 г. до н. э.: их привел М. Лицинию Крассу его сын Публий, офицер армии Цезаря. Сам Цезарь, оставшись без кавалерии во время Великого галльского восстания, привлек к себе на службу всадников — германцев.
На римской службе отряды галльской и германской конницы часто выступали под началом собственных вождей, на правах союзников, или под командованием римских офицеров. Однако, до окончательного подчинения Галлии, у римских военачальников не было полной уверенности в преданности всадников-галлов и их предводителей. Так, отправляясь на переговоры с германским вождем Ариовистом, Цезарь не решился довериться галльским всадникам и «признал наиболее целесообразным спешить всю галльскую конницу, на ее коней посадить своих легионеров X-го легиона, на который он безусловно полагался, чтобы в случае необходимости иметь при себе самую преданную охрану» (Bell. Gall., I, 42; пер. М. М. Покровского). Вооружение и снаряжение римских всадников республиканского периода известно, главным образом, по сравнительно немногочисленным иконографическим источникам. Подвиг легендарного М. Курция изображался на геммах по меньшей мере с III в. до н. э., причем герой показан верхом, в полном снаряжении (шлеме с волосяным султаном, панцире с птеригами) и с круглым щитом. Аналогичным образом Курций изображен на рельефе периода империи, восходящем к раннему образцу. Щит имеет умбон («омфал»), упоминаемый Полибием. По словам греческого историка, раннее всадническое вооружение римлян было малопригодным, и они переняли эллинское, в частности — копье с железным заостренным подтоком, пригодным для нанесения удара (Polyb. VI, 25, 9). Облик всадника II в. до н. э. представлен на рельефе монумента Эмилия Павла в Дельфах: воин облачен в кольчугу с оплечьем, отличным от галльского; любопытную особенность представляет подол кольчуги с треугольным «вырезом», облегчающим посадку на коня. Другой изображенный на том же памятнике всадник носит круглый галльский щит с вертикальным ребром Оружием конных воинов были копье и меч. В период поздней республики шлемы римских всадников, по-видимому, отличались большим разнообразием, причем преобладали формы грекоиталийского или восточно-средиземноморского происхождения. Последнее, очевидно, отражало характерные для этого времени тенденции. На изображениях можно видеть эллинистические шлемы со сфероконической тульей и выгнутыми полями, с нащечниками или без, украшенные волосяными султанами. Во времена Цезаря, в I в. до н. э., всадники римских армий, набиравшиеся в провинциях, выступали в традиционном вооружении. Железные галльские шлемы, кольчуги, большие овальные щиты определяют характерный облик конного воина заката республики4.



1Цит. по: В. Н. Токмаков. Военная организация Рима ранней республики (VI—IV вв. до н. э.). М., 1988. С. 147.
2К числу союзников наряду с италиками принадлежали некоторые греческие города Великой Греции: Тарент, Кротон, Локры и др. Тарентинские всадники на римской службе упоминаются, в частности, в связи с событиями II-й Пунической войны.
3Союзнический легион состоял примерно из 5000 пехотинцев. В обеих консульских армиях на два римских легиона приходился один легион союзников, то есть в совокупности союзническая конница была в полтора раза более многочисленной.
4Отряды конницы, набиравшиеся в восточных провинциях или предоставляемые союзными правителями, также имели традиционное вооружение.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Гельмут Кенигсбергер.
Средневековая Европа 400-1500 годы

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

Любовь Котельникова.
Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках
e-mail: historylib@yandex.ru
X