Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. Антонель, А. Жобер, Л. Ковальсон.   Заговоры ЦРУ

5. Объект шпионажа — американские граждане

Материал подготовлен Аленом Жобером

Доклад комиссии Рокфеллера — плод работы совершенно особой комиссии по расследованию, члены которой были назначены самим президентом Джеральдом Фордом из числа наиболее высокопоставленных лиц США, — подвергся резкой критике. По мнению Виктора Маркетти, это была попытка «обелить ЦРУ»1. Как можно заметить, доклад комиссии Рокфеллера содержит сведения о многих незаконных акциях ЦРУ, но обходит молчанием некоторые тяжкие преступления, совершенные этой организацией. Так, в докладе, опубликованном в июне 1975 года, члены комиссии не упомянули о выявленных ими заговорах против глав иностранных государств. В то жe время они подготовили секретный доклад на 86 страницах для президента США, посвященный этому вопросу (в дальнейшем расследование в этом направлении было продолжено сенатской комиссией под председательством сенатора Фрэнка Черча). Упоминая об этих заговорах в интервью для телевидения, Нельсон Рокфеллер заявил в то время:
«Хотя я и не располагаю какими-либо доказательствами, но думаю, что Джон и Роберт Кеннеди могли быть в курсе этих проектов ЦРУ».
На что Эдвард Кеннеди, единственный из братьев оставшийся в живых, возразил:
«Поскольку г-н Рокфеллер оказался не в состоянии выполнить доверенную ему миссию по расследованию, ему пристойнее было бы помолчать, пока комиссии конгресса не завершат работу, которую надлежало выполнить ему».
Что это — предвыборные политические маневры, «обеление ЦРУ», попытки замять неприятные дела? Несомненно, в докладе Рокфеллера все это присутствует одновременно. Но в то же время в нем предается гласности большое число секретных мероприятий, а американская пресса, со своей стороны, предприняла в частном порядке дополнительные расследования и в конце концов заполнила многие пробелы.

В часть вторую мы включили полностью три главы доклада и выдержки из других его разделов. По мере необходимости мы вводили дополнительную информацию, почерпнутую из материалов американской прессы, опубликованных после июня 1975 года.

Безопасность ЦРУ



В период с 1965 по 1972 год, когда внутренние волнения охватывали всю страну, ЦРУ, как и другим правительственным службам США, пришлось столкнуться с угрозами насильственных действий и нападений со стороны демонстрантов и групп, которые именовали себя революционными.

Осенью 1968 года взрывом бомбы был разрушен вербовочный отдел ЦРУ в Энн Арборе (штат Мичиган). Неоднократно приходилось эвакуировать различные подразделения ЦРУ в связи с сигналами о том, что в их помещения подложены бомбы и они будут взорваны. Вербовщикам ЦРУ в университетских городках угрожали расправой, и иногда они даже подвергались реальной опасности.

Группы протеста организовывали массовые демонстрации, объявленная цель которых иногда состояла в том, чтобы помешать осуществлению мероприятий, предпринятых правительством.

Правительство решило энергично противодействовать в течение всего этого периода любым проискам, направленным на то, чтобы помешать функционированию его служб. Обеспечение защиты помещений, служащих и операций Центрального разведывательного управления было возложено на свой отдел безопасности.

Особое внимание комиссия по расследованию уделила трем программам действий:

— помощь вербовщикам в университетских городках;

— внедрение в группы протеста в районе Вашингтона,

— изучение и анализ деятельности движений протеста.

ПОМОЩЬ ВЕРБОВЩИКАМ ЦРУ

Исходя из того что во многих университетских городках царила атмосфера враждебности к ЦРУ, заместитель директора ЦРУ по административным вопросам в феврале. 1967 года поручил отделу безопасности разработать программу помощи вербовщикам ЦРУ. Местные отделения ЦРУ вступили в контакт с администрацией колледжей и университетов, чтобы определить общий уровень активности движений протеста в каждом университетском городке и особенно характер и размах действий, направленных против ЦРУ. Выявленные факты и выводы из них отдел безопасности доводил затем до сведения вербовщика, которому предстояло направиться в определенный университетский городок. У нас нет оснований думать, что для сбора сведений ЦРУ использовало не одни только общественные источники информации и беседы с представителями властей, ведающих в той или иной мере поддержанием законного порядка.

Если вербовщик предусматривал проведение работы в городке, где отмечались признаки беспорядков, отдел безопасности снабжал его средствами подслушивания и связи.

Если волнения вспыхивали в то время, когда вербовщик еще не закончил бесед с кандидатами, он получал специальные указания; кроме того, предупреждались службы, обеспечивающие поддержание порядка в этом районе, принимались все необходимые меры, чтобы позволить вербовщику завершить начатую работу и покинуть опасное место. Официально позиция ЦРУ состояла в том, чтобы избегать столкновений.

Если вербовщик решал не проводить беседы в том или ином университетском городке, отдел безопасности по возможности создавал ему условия для встреч с нужными лицами в помещении, не находящемся на территории городка. При необходимости помещение обеспечивалось средствами скрытой звукозаписи и связи. В некоторых случаях обстановка в университетских городках была столь враждебной, что посещения их вербовщиками отменялись.

Осуществление программы помощи вербовщикам было прервано в 1970 году. Применяемые ЦРУ методы вербовки претерпели к этому времени определенные изменения, в результате чего подобные меры безопасности стали излишними.

ВНЕДРЕНИЕ В ГРУППЫ ПРОТЕСТА

Другая программа отдела безопасности касалась действий движений протеста, и цель ее состояла в том, чтобы заблаговременно узнавать о готовящихся в районе Вашингтона демонстрациях и таким образом иметь возможность организовать защиту учреждений, служащих и операций ЦРУ. Программа была представлена на рассмотрение начальнику Информационного управления, который утвердил ее перспективные и исходные задачи.

Осуществление программы началось в феврале 1967 года2. Исходная задача состояла в «контролировании»3 демонстраций, которые на своем пути могли бы оказаться вблизи помещений, занимаемых службами ЦРУ. Но почти сразу же эта задача была изменена. Важнейшим ее элементом стало внедрение агентов в различные организации для получения информации о намечаемых демонстрациях, направленных против ЦРУ и его учреждений.

Для внештатной работы в рамках этой программы было привлечено небольшое число лиц, использовавшихся ЦРУ либо непосредственно, либо через частные службы безопасности, а также кое-кто из их близких и знакомых. Вначале в рамках программы работали «по совместительству» лишь четыре-пять агентов. Перед ними была поставлена задача участвовать в демонстрациях и общедоступных открытых собраниях, собирать любую полезную информацию, образцы всей литературы и предупреждать ЦРУ в случае обнаружения малейших признаков готовящихся демонстраций против правительственных учреждений, и особенно против учреждений ЦРУ.

В апреле 1967 года были отобраны четыре организации в районе Вашингтона с целью внедрения в них агентов: «Женщины — борцы за мир», «Вашингтонский центр мира», «Координационный комитет студентов — противников насилия» и «Движение за расовое равенство». Агентам была поставлена задача присутствовать на собраниях этих организаций, проявлять интерес к борьбе, которую они ведут, вносить скромный денежный взнос, но не занимать в них руководящих или ответственных постов. Деньги на взнос давало ЦРУ. От агентов требовалась информация по следующим вопросам: число участников собраний и демонстраций, имена руководителей или ораторов, содержание их выступлений, проводимые и намечаемые мероприятия. Агенты регулярно представляли письменные донесения, обычно открытым текстом. Они не ограничивались информацией о намечаемых демонстрациях против правительственных учреждений, но сообщали также о численности и организационной структуре групп, указывали имена их руководителей и ораторов, анализировали их умонастроения.

В конце июня 1967 года ЦРУ пожелало получить подробные сведения об источниках финансирования и размерах бюджетов четырех указанных организаций. Одного агента направили для участия в собраниях представителей движения протеста в Нью-Йорке, Филадельфии, Балтиморе. Другому было поручено неотступно следить за всеми действиями некоторых революционно настроенных руководителей, как только они появлялись в Вашингтоне. Нескольким агентам была поставлена задача добывать время от времени точную информацию об отдельных лицах, группах или намечаемых демонстрациях.

Иногда для опознания руководителей и ораторов ЦРУ прибегало к фотографированию автомашин и их регистрационных номеров. В других случаях за такими людьми устанавливали слежку, «провожали» их до дома, а затем с помощью адресной книги устанавливали их личность. Фотосъемки производились также во время больших митингов в районе Вашингтона и во время демонстраций перед Белым домом.

В сентябре 1967 года в число контролируемых организаций был включен Национальный мобилизационный комитет за прекращение войны (во Вьетнаме. — Прим. ред.) в связи с его намерением организовать в октябре крупные демонстрации в районе Вашингтона. Агентам было предложено собрать биографические данные руководителей и членов организации, выявить, где размещается ее руководство, источники финансирования, какие другие организации могут принять участие в демонстрациях.

К середине августа 1968 года под наблюдение были взяты и другие организации: «Конференция христианского руководства Юга», «Школа афроамериканской мысли», «Вашингтонское этическое общество», «Ассоциация американских гуманистов», «Черные пантеры», «Лига сопротивления войне», «Единый черный фронт», «Вашингтонская организация мобилизации за мир», «Вашингтонская городская лига», «Черные мусульмане», общество «Негры».

Агенты получили указание сообщать в своих донесениях обо всех собраниях, на которых они присутствовали, называть имена ораторов и излагать существо их выступлений, упоминать любые угрозы в адрес членов американского правительства, анализировать моральный дух, тенденции, вероятные формы эволюции организации.

Полностью осуществить эту программу так и не удалось, так как не были выделены необходимые для этого средства и персонал. Документы ЦРУ и ряд свидетельских показаний, собранных комиссией, дают основание полагать, что за некоторыми из указанных организаций наблюдение так и не было установлено. Но, напротив, в другие из них агенты ЦРУ были внедрены еще до августа 1968 года.

Однажды агент, внедрившийся в одну организацию протеста, узнал, что эта организация получает финансовую помощь от иностранцев. Об этом были информированы директор ЦРУ и президент. Понимая, что, если расследованием этого дела по-прежнему будет продолжать заниматься ЦРУ, оно может оказаться втянутым в запрещенные для него действия внутри страны, директор ЦРУ договорился с ФБР и передал ему это дело вместе с имеющейся информацией и своим агентом. В дальнейшем этот агент никакой работы для ЦРУ не выполнял.

Добытая в ходе выполнения этой программы информация регулярно передавалась для использования в рамках операции «Хаос» (см. гл. 6). Как явствует из свидетельских показаний и косвенных доказательств, эта огромная масса информации фактически добывалась в интересах операции «Хаос» в связи с конкретными запросами, поступавшими в отдел безопасности.

К концу 1968 года вашингтонская городская полиция уже располагала соответствующей службой для добывания информации о группах протеста вашингтонского района, и отдел безопасности отказался от дальнейшего осуществления этой программы. Директор ЦРУ Хелмс в своих показаниях утверждал, что эти факты были взаимосвязаны. Отдел безопасности, однако, продолжал оставаться в контакте с вашингтонской полицией.

В период осуществления этой программы (с февраля 1967 по декабрь 1968 г.) максимальное число одновременно действовавших агентов достигало 12. Ни один из них не был разведчиком-профессионалом. Все они проживали в районе Вашингтона. Многие из них были лицами, занятыми физическим трудом. За свои услуги они получали незначительное вознаграждение — в большинстве случаев 100 долл. в месяц или меньше. Не считая нескольких домашних хозяек, которые нигде не работали, все остальные агенты имели основную работу с полным рабочим днем, никоим образом не связанную с группами или движениями протеста. Во время крупных демонстраций в районе Вашингтона некоторым из них приходилось выполнять задания ЦРУ в течение многих часов по вечерам, а также по субботам и воскресеньям, и за эту сверхурочную работу они получали лишь скромное почасовое вознаграждение.

ИЗУЧЕНИЕ И АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДВИЖЕНИЙ ПРОТЕСТА

В 1966 и 1967 годах заместитель директора ЦРУ по административным вопросам поручил отделу безопасности провести ряд исследований о группах протеста и их участниках. Одно из этих исследований касалось лиц и групп, обвинявших в то время ЦРУ в причастности к убийству руководителя «Черных мусульман» Малькольма Икса. В ходе этого исследования удалось получить важную информацию о тех, кто выступал с обвинениями против ЦРУ4.

Некоторое время спустя заместитель директора по административным вопросам потребовал провести новое исследование о движении протеста вообще. Это исследование было выполнено на основе материалов, почерпнутых главным образом из средств массовой информации.

В декабре 1967 года отдел безопасности приступил к осуществлению долгосрочной программы систематических исследований деятельности движений протеста на всей территории США. Официально цели этой программы состояли в выявлении источников угроз для персонала, мероприятий и учреждений ЦРУ, в определении, в какой мере группы протеста действуют по указке или при поддержке из-за границы.

Всем местным отделениям ЦРУ было дано указание передавать в штаб-квартиру любые полезные сведения, которые они могут добывать в своих географических зонах. Источниками таких сведений должны были являться сообщения добровольных информаторов, газеты и другие публикации. Таким образом, никаких операций по проникновению, внедрению в организации или скрытному их подслушиванию проводить не предполагалось.

С начала 1968 года в штаб-квартиру хлынул значительный поток материалов, главным образом в виде вырезок из газет. До этого времени в отделе безопасности изучением и оценкой важности поступающих материалов занимался всего один сотрудник. Вскоре он оказался совершенно не в состоянии справиться с захлестнувшей его лавиной поступавшей корреспонденции. Поэтому очень скоро отделу пришлось создать специальную службу, чтобы справиться с этой задачей. Служба начала функционировать в мае 1968 года. Объем ее работы был неодинаков в разное время, но обычно в ней было занято четыре-пять сотрудников. Перед службой стояла задача классифицировать и изучать материалы, поступающие из местных отделений, но она также и самостоятельно собирала информацию, используя разные источники, а именно:

— крупные газеты, издающиеся в Вашингтоне, Нью-Йорке, Чикаго;

— газеты, относящиеся к местной прессе, например «Лос Анджелес фри пресс», «Беркли Барб»;

— коммунистическую прессу — «Уоркер», «Пиплс уорлд»;

— публикации различных организаций, таких, например, как «Черные пантеры»;

— все университетские газеты, которые служба могла достать и имела время прочитать;

— любые вырезки из прессы, представляющие интерес;

— периодические издания информационного характера;

— книги и статьи вообще.

В этих материалах содержались сведения о мероприятиях и планах групп протеста, о руководителях и представителях этих групп и их передвижениях, об их умонастроениях и намерениях. Группа отдела безопасности, занимавшаяся в 1967 и 1968 годах контролем организаций протеста в районе Вашингтона, не оказывала или почти не оказывала помощи этой службе. Служба не пользовалась такими методами, как проникновение, внедрение или подслушивание. Время от времени она запрашивала у офицеров разведки местных органов полиции информацию о деятельности движений протеста, и эти офицеры всегда охотно оказывали ей содействие. Служба получала также протоколы совещаний офицеров разведки полиции вашингтонского района. Такие периодические совещания проводились для выработки методов действий во время демонстраций и для выявления угрозы возникновения бунтов. Наконец, служба постоянно получала отчеты ФБР о деятельности групп протеста и их активистов.

Каждую неделю служба выпускала специальные обобщенные сводки, именовавшиеся Информационными сводками об обстановке (Situation Information Reports). Они обычно состояли из двух частей: анализа происшедших событий и календаря ожидаемых событий. Информационные сводки выходили еженедельно почти регулярно, но постоянным получателем их полного комплекта кроме отдела безопасности был только руководитель операции «Хаос». Регулярно в ЦРУ прибывал представитель американской секретной службы и получал там экземпляр календаря ожидаемых событий. Если данные о дне и часе события, приведенные в календаре, не совпадали со сведениями, которыми располагал этот представитель, проводились совещания работников службы с его участием.

В ФБР и в управления местной полиции информационные сводки не направлялись. Они также не передавались прессе и никоим образом не предавались гласности.

Поступавшие материалы использовались не только в информационных сводках, но и для различных других нужд:

1. Отдел безопасности получал возможность лучше узнать, что представляют собой группы протеста и их активисты. Он был в состоянии выявить некоторых лиц, участие которых в демонстрации указывало на то, что она может оказаться не мирной. Он анализировал связи между отдельными лицами и группами, следил за изменениями и реорганизациями, происходящими в некоторых группах.

2. Отдел безопасности вел подробные досье на группы протеста и их руководителей. Эти досье, между прочим, должны были использоваться и при решении вопросов о выдаче (или невыдаче) свидетельств о благонадежности лицам, намеревающимся поступить на службу в ЦРУ. (По заявлению чиновника, ведавшего выдачей свидетельств, факт участия кандидата в прошлом в деятельности какой-либо организации протеста, в том числе прибегавшей к насильственным действиям, не обязательно означал автоматический отказ в приеме его на работу, даже когда считали, что это могло сказаться на его объективности и способности подчиниться требованиям безопасности и дисциплине ЦРУ.)

3. Отдел безопасности получал информацию, позволявшую ему оценивать степень опасности, которой подвергались учреждения, вербовщики, агенты и внештатные сотрудники ЦРУ в связи с волной манифестаций и действиями организаций протеста.

Хотя мнения относительно числа заведенных досье несколько расходятся, можно считать, что было заведено от 500 до 800 досье на организации протеста и на лиц, так или иначе замешанных в деятельности движений протеста. Начальник специальной службы «полагал», что в этих досье значилось от 12 тыс. до 16 тыс. человек.

Огромное большинство лиц и организаций, занесенных в картотеку или на которых были заведены досье, составляли участники движений и групп протеста. Но это не было общим правилом. Случались и исключения, например, д-р С. И. Хаякава из колледжа штата Сан-Франциско и преподобный отец Теодор М. Хесберг из университета Нотр-Дам, публично выступившие в защиту некоторых акций протеста.

До начала работы комиссии были уничтожены лишь очень немногие досье, заведенные в рамках этой программы. ЦРУ желает сохранить эти досье до завершения проводимых расследований, а затем уничтожить их в соответствии с требованиями закона.

В январе 1971 года местным отделениям было дано указание ограничить работу в рамках этой программы только отправлением газетных вырезок и публикаций организаций протеста. В конце 1972 года была прекращена публикация информационных сводок в связи с тем, что активность групп протеста быстро шла на убыль. В июне 1973 года закончилось осуществление всех мероприятий программы, связанной с группами протеста и лицами, участвовавшими в движении.

За время существования программы (конец 1967 — середина 1973 г.) отдел безопасности неоднократно пользовался ее услугами:

1. Персонал службы подготовил специальный доклад, в котором рассматривался вопрос о том, в какой мере сторонники акций протеста могли помешать осуществлению проектов ЦРУ, касавшихся заключения контрактов примерно в 20 университетах.

2. По меньшей мере в одном случае офицер службы информировал органы полиции графств Арлингтон и Ферфакс в Вирджинии о готовящихся в районе Вашингтона крупных демонстрациях.

3. На одном из совещаний офицер службы информировал лиц, ведающих вопросами безопасности в комиссии по атомной энергии, о том, что группы протеста были замешаны в нелегальной деятельности по обучению способам кустарного изготовления бомб.

4. Персонал службы привлекался для работы на оперативном пункте отдела безопасности во время ряда крупных демонстраций с целью непрерывно анализировать ход событий и оценивать степень опасности, которую они представляли для персонала и учреждений ЦРУ.

В тот же период свою собственную программу изучения деятельности движений протеста осуществляло и ФБР. Однако, по заявлению чиновников ЦРУ, в докладах ФБР делалась попытка определить главным образом, носит ли деятельность какого-либо лица или организации подрывной характер, тогда как интересы отдела безопасности выходили далеко за рамки только понятий лояльности и подрывной деятельности. Это было вызвано тем, что отдел безопасности должен был тщательно изучать кандидатов для решения вопроса о приеме их на работу, а также определять, в какой степени организация или группа организаций представляют опасность для учреждений и операций ЦРУ. Эти замечания, имеющие целью объяснить, почему ЦРУ предпочло черпать информацию не из докладов ФБР, а создать свою собственную службу, не вызвали возражений со стороны ФБР.

Разносторонняя деятельность ЦРУ



В этом разделе мы собрали многочисленные выдержки, преимущественно короткие, из разных глав доклада Рокфеллера. Доклад этот был опубликован в июне 1975 года. С тех пор комиссия палаты представителей и комиссия Черча провели более глубокое расследование деятельности американских секретных служб. Поэтому там, где это представлялось целесообразным, мы включили дополнительную информацию.

РАССЛЕДОВАНИЯ С ЦЕЛЬЮ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ УТЕЧКИ ИНФОРМАЦИИ

Наряду с рутинными расследованиями отдел безопасности ЦРУ проводил на территории США изучение конкретных случаев, связанных с угрозой раскрытия источников информации или методов разведки. В большинстве таких случаев расследование велось обычными методами: проверка с помощью картотек, опрос заинтересованных лиц и т. п.

В довольно ограниченном числе случаев применялись более неблаговидные методы, которые в отделе безопасности принято условно называть «специальным мероприятием» (слежка с применением и без применения электронной аппаратуры, тайные обыски квартир, перлюстрация корреспонденции, изучение сведений о доходах для служб налогообложения). Хотя комиссия не может утверждать, что ею были вскрыты все случаи исследования «специальных мероприятий» в США за последние 28 лет, она полагает, что большинство значительных операций ей удалось выявить.

В связи с анализом всех этих случаев возникают два вопроса:

1. Правомочно ли ЦРУ проводить эти расследования любыми средствами?

2. Были ли законными применявшиеся методы расследования?

Преобладающее число таких расследований касалось служащих или бывших служащих ЦРУ. Мы обнаружили в общей сложности 76 случаев расследований, затрагивавших 90 человек, в ходе которых в той или иной степени использовались «специальные мероприятия». Почти все лица, находившиеся под наблюдением, были американскими гражданами.

Примерно четверть всех дел, касавшихся служащих или бывших служащих ЦРУ, возникла в результате получения информации, которая давала повод предполагать, что некоторые сотрудники ЦРУ могли работать на иностранные секретные службы. Почти все остальные расследования были предприняты в случаях, когда вызывали подозрения действия некоторых служащих ЦРУ, имевших доступ к совершенно секретной информации. Так, например, проводились расследования дел некоторых сотрудников, поддерживавших отношения с лицами, которые были известны как иностранные агенты или подозревались таковыми, сотрудников, расходовавших деньги не по средствам, сотрудников, подозревавшихся в неправильном поведении, в результате которого они могли стать жертвами шантажа или быть скомпрометированными.

Несколько расследований, объектами которых являлись ценные работники с очень большим стажем работы в ЦРУ, были предприняты, с тем чтобы снять лежащие на них подозрения и в то же время чтобы удостовериться в том, что они не представляют угрозы для безопасности ЦРУ5.

Всех сотрудников ЦРУ уже при первом рассмотрении их кандидатуры для работы в этом учреждении полностью информируют о том, что их деятельность может стать предметом тщательного наблюдения, если когда-либо они окажутся под подозрением как лица, представляющие угрозу для безопасности.

Другая большая группа рассмотренных случаев касалась 49 иностранцев, проживающих в США; 38 из них были агентами ЦРУ, a 11 — перебежчиками. В большинстве этих случаев отдел безопасности проводил расследования по просьбе какой-либо оперативной службы ЦРУ. Повод для расследования в различных случаях был разным: установить, не выполняет ли подозреваемый заданий иностранной секретной службы; проверить источники информации данного лица; удостовериться в искренности перебежчика; оценить пригодность данного лица для использования в предстоящих операциях.

В небольшом числе случаев «специальные мероприятия» проводились во время волнений для обеспечения безопасности офицера местного отделения ЦРУ или для получения магнитной записи разговора с целью последующего ее анализа. Во многих случаях служащий или агент находился под наблюдением лишь один-два дня или подслушивались один-два его конкретных телефонных разговора. В других случаях наблюдение продолжалось в течение более длительного времени.

Одно расследование, проводившееся отделом безопасности в конце 40 — начале 50-х годов, продолжалось около восьми лет. Находившийся под наблюдением служащий подозревался в участии в деятельности Коммунистической партии в 30-х годах, и, как полагали, он продолжал поддерживать контакты с лицами, симпатизирующими коммунистам. Для наблюдения за ним использовались время от времени такие приемы, как слежка, подслушивание телефонных разговоров, установка микрофонов. Дважды его квартира подвергалась тайному обыску. Сам директор ЦРУ внимательно следил за ходом дела, которое кончилось увольнением подозреваемого сотрудника.

К каким эксцессам могут привести такие расследования, хорошо иллюстрирует случай, происшедший в конце 60-х годов. Один служащий ЦРУ, располагавший чрезвычайно секретной информацией, присутствовал на собрании группы левых, которую ЦРУ подозревало в том, что она поддерживается из-за границы. Слежка за ним велась почти год. Чтобы подслушивать разговоры во всех комнатах его квартиры, были установлены семь микрофонов. Для этого потребовалось проделать отверстия в стенах смежной квартиры. В течение двух месяцев, а в другой период в течение пяти месяцев вся его корреспонденция подвергалась перлюстрации. Были тщательно изучены несколько его досье в налоговой службе. Но в результате расследования никаких признаков предательства обнаружить не удалось. [...]

В другом случае директор ЦРУ Ричард Хелмс лично дал разрешение в 1971 году ограбить жилище бывшей служащей ЦРУ Деборы Фитцджеральд. Ограбление было совершено через некоторое время, после того как она уволилась из ЦРУ, «чтобы закрыть расследование», как заявили ответственные работники ЦРУ. Тайное вторжение произошло всего лишь через несколько часов, после того как Ричард Хелмс дал на него разрешение, хотя не было ни критической ситуации, ни абсолютной срочности, которые оправдывали бы такие действия. Результат был отрицательным, расследование не подтвердило версии о ее связи с подозрительными лицами из числа кубинских эмигрантов.

Что же касается ФБР, то его агенты принимали участие во многих сотнях ограблений и тайных обысков.


ХОРОШО ИНФОРМИРОВАННЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ

Комиссией было обнаружено два случая расследований, при которых велось систематическое подслушивание телефонных разговоров трех журналистов, с тем чтобы попытаться выявить источники, из которых они получали секретную информацию. Эти случаи имели место соответственно в 1959 и 1962 годах. Роберт Кеннеди, в то время министр юстиции, как представляется, был в курсе этих дел и дал свое согласие. Три других случая расследований касались репортеров и имели целью вскрыть их источники информации. Эти факты относятся к 1967, 1971 и 1972 годам.

С самого основания ЦРУ при каждой администрации президенты всегда настоятельно требовали от него выявлять источники информации и любыми средствами пресекать утечку сведений. Кроме того, специальная комиссия, занимавшаяся в прошлом расследованием случаев просачивания информации в прессу, не приняла никаких конкретных мер для разрешения этой проблемы.

В 60—70-х годах ФБР не добилось каких-либо изменений в существовавшем положении. Оно никогда не бралось за расследование случаев утечки информации без специального разрешения министра юстиции. В таких случаях оно действовало следующим образом: запрашивалось мнение министра, и до получения его согласия и указания о проведении расследования ничего не предпринималось.

Ввиду такого положения ЦРУ встало на путь проведения собственными силами расследований случаев утечки информации, устанавливая для этого наблюдение за журналистами различными методами, от физической слежки до применения электронной аппаратуры, с тем чтобы вскрыть их источники информации.

В докладе комиссии Рокфеллера поразительно мало сказано о наблюдении ЦРУ за журналистами. Но можно с уверенностью утверждать, что число журналистов, телефоны которых подслушивались и за которыми слежка ведется по сей день, далеко не ограничивается лишь несколькими, упоминавшимися выше, отдельными случаями. Ведь в течение нескольких последних лет количество журналистов, которые пишут статьи о ЦРУ, его тайных операциях за границей и операциях в США, непрерывно увеличивается.

Сейчас в американской прессе постоянно появляется немало сообщений, разглашающих какие-то мелкие факты, сведения секретного характера и даже представляющие государственную тайну.

Это — новое явление, поскольку до сих пор пресса, за редкими исключениями, в общем-то безропотно следовала указаниям хранить молчание, когда они исходили от ЦРУ. Само же ЦРУ, не стесняясь, распространяло точную и целенаправленную информацию, служащую интересам его политики6. Этому изменению отношения прессы к ЦРУ способствовали война во Вьетнаме, уотергейтское дело и несколько скандалов, ставших достоянием общественности.

Представление о том, как правительство США осуществляет наблюдение за журналистами, дает другой доклад о деятельности разведывательных служб. Доклад об использовании услуг ФБР американским правительством в разные периоды был опубликован в начале декабря 1975 года комиссией Черча. Из него можно узнать, что Роберт Кеннеди в свою бытность министром юстиции поручил ФБР подслушивать телефоны корреспондентов газеты «Нью-Йорк таймс» и журнала «Ньюсуик», чтобы выявить их источники информации. Президент Джонсон, со своей стороны, затребовал от ФБР дела семи журналистов, в числе которых были: Питер Арнетт из агентства Ассошиэйтед Пресс, автор редакционных статей Джозеф Крафт, Питер Лисагор из «Чикаго дейли ньюс», Джон Чэнселлор и Дэвид Бринкли из телевизионной компании Эн-Би-Си. Что же касается Ричарда Никсона, то он потребовал от ФБР представить ему отчеты о подслушивании телефонных разговоров и дело Даниэля Шорра из радиовещательной корпорации Си-Би-Эс. Но после уотергейтского дела стало известно, что, по требованию Никсона, наблюдение велось не только за одним этим журналистом7.

Заметим мимоходом, что президенты (и, разумеется, другие высокопоставленные чиновники) могут использовать подслушивание и в своих личных интересах. Известно, что это делал Линдон Джонсон, а Ричард Никсон якобы прибегал к подслушиванию телефонных разговоров некоторых финансистов, чтобы успешнее вести свои биржевые дела.


НА КОГО НАВОДИТ СТРАХ ДЖЕЙН ФОНДА?

Здесь нужно открыть скобки и кое-что пояснить. В «разведывательном сообществе», как его называют в США, ЦРУ не единственный правительственный орган, занимающийся шпионажем внутри страны. Среди таковых прежде всего следует назвать ФБР, которое еще до создания ЦРУ выполняло контрразведывательные и некоторые разведывательные задачи в дополнение к операциям и расследованиям в интересах внутренней безопасности. Существуют также разведывательные службы трех родов вооруженных сил, возглавляемые Разведывательным управлением министерства обороны (Defense Intelligence Agence)8. В ходе расследования, проводившегося в 1971 году комиссией сената под руководством одного сенатора-демократа из штата Северная Каролина, стало известно, что разведка армии тоже вела картотеку, в которую были занесены многие тысячи американских граждан. Интерес к такого рода действиям родился, по-видимому, в 1967 году, когда на армию было возложено поддержание порядка в городах в случае волнений.
«По словам одного военного «разведчика», который провел несколько месяцев в разведывательном подразделении, дислоцировавшемся в штате Иллинойс, а ныне покинул военную службу, армия постоянно следит за 800 видными лицами в этом штате. В их числе, разумеется, руководители «Черных пантер» и белых ультрарадикалов, например организации «Уэзермэн». Но наряду с этими лицами, ведущими активную работу, здесь можно встретить столь мирных людей, как новый сенатор штата, сын Эдлая Стивенсона. Внимание военных привлекает также один депутат палаты представителей, а также бывший губернатор штата Иллинойс, а ныне федеральный судья Отто Кернер»9.


Но самая секретная организация — это Агентство национальной безопасности — АНБ (National Security Agency), в котором работают 24 тыс. человек, а бюджет его достигает 1,2 млрд. долл. Это — военная организация, выполняющая ряд конкретных задач: осуществление шифросвязи и обеспечение секретности правительственной связи вообще, расшифровка перехваченных сообщений и раскрытие всевозможных шифров иностранных армий и правительств, наблюдение за любыми линиями связи во всем мире и их подслушивание. Штаб-квартира его находится в Форт-Миде, штат Мэриленд, но АНБ располагает, кроме того, многочисленными станциями подслушивания во всем мире и в самих Соединенных Штатах. Уже в течение нескольких лет АНБ занимается на территории США операциями, далеко выходящими за законные рамки возложенных на него функций. Оно вело шпионаж против иностранных посольств, находящихся на территории США, прибегая не только к подслушиванию телефонных разговоров, но, по-видимому, также к вторжению со взломом в их помещения.

Агентство национальной безопасности проявляло также большой интерес к противникам войны во Вьетнаме. Так, за актрисой Джейн Фонда, после того как она публично заявила о своей позиции и встала на путь активного участия в антивоенной кампании, установили наблюдение одновременно ФБР, ЦРУ, различные военные разведывательные службы и Агентство национальной безопасности. Ее почтовую корреспонденцию регулярно перлюстрировали, контролировали ее счета в банке, перехватывали все телефонные разговоры10. Ее беседы с доктором Бенджамином Споком в 1969 и 1971 годах, при подготовке широких кампаний демонстраций против войны во Вьетнаме, были перехвачены службами агентства, и записи их были переданы как особо секретные документы самым высшим официальным лицам американского правительства. Около 150 телефонных и телеграфных сообщений, иногда абсолютно безобидных, а в большинстве своем касавшихся организации пацифистских манифестаций, были помечены грифом «гамма», применяемым для самых секретных сообщений11.

Во время слушания доклада комиссии Черча в октябре 1975 года достоянием гласности стала информация о том, что агентство имеет охватывающую весь мир сеть подслушивания, электронная аппаратура которой может одновременно регистрировать миллионы переговоров. В ней используются ЭВМ, в программы которых введены определенные ключевые слова, и они немедленно реагируют, как только какое-либо из этих слов произносится. Методы перехвата переговоров считаются сверхсекретными. По словам одного очень крупного деятеля американской разведки, применяемая для этого техника намного опередила все, что уже известно. Как предполагают, используемая агентством техника позволяет подслушивать телефонные разговоры, не подключаясь к линии. Кроме того, в распоряжении агентства имеется несколько искусственных спутников-ретрансляторов12.

ЦРУ ПОД ПРИКРЫТИЕМ КОММЕРЧЕСКИХ ФИРМ

Кроме принадлежащих ЦРУ фирм, созданных специально в качестве прикрытия для некоторых его работников, оно использовало также и другие фирмы для осуществления большого числа своих разнообразных операций. Они использовались как для «прикрытия» и поддержки тайных операций, так и для осуществления административных задач, не свойственных ЦРУ. Некоторые из фирм, принадлежащих ЦРУ, обвинялись в использовании государственных средств для проведения в широких масштабах конкуренции с частными американскими предприятиями. Важнейшим элементом в коммерческой деятельности ЦРУ является эксплуатация группы авиакомпаний, включающей компании «Эйр Америка», «Саутерн эйр транспорт» и «Интермаунтин авиэйшн». Эти компании, капитал которых в определенное время превышал 50 млн. долл., обеспечивали как материально-техническую и оперативную поддержку, так и функции прикрытия при проведении тайных мероприятий ЦРУ за границей, особенно в Юго-Восточной Азии.

Расследование показало, что в предоставлении некоторых услуг эти авиакомпании конкурировали с частными фирмами как внутри Соединенных Штатов, так и за рубежом. Однако большинство из этих авиакомпаний были ликвидированы или перепроданы, а оставшимся уготована та же участь в ближайшее время. Этим будет положен конец коммерческой деятельности ЦРУ в области авиации. Доход от ликвидации и перепродажи указанных фирм поступает не в кассу ЦРУ, а в государственное казначейство США по статье «разные поступления».

Другой большой областью деятельности ЦРУ является руководство радиовещательными системами — радиостанциями «Свободная Европа» и «Свобода», ведущими направленные передачи на Восточную Европу. Эти радиостанции, принадлежащие ЦРУ и им же управляемые, первоначально служили ему базой и прикрытием для осуществления различных мероприятий. Хотя станции эти создало ЦРУ, они привлекали для своего финансирования общественные средства и тщательно скрывали свою связь с ним. Сейчас, однако, станции переданы в собственность и под контроль государственного департамента, который отныне управляет ими, не скрывая их связи с американским правительством.

Основная оставшаяся у ЦРУ форма коммерческой деятельности состоит в управлении группой финансовых фирм. Они позволяют ему скрытно осуществлять финансовые операции, связанные с ценными бумагами, рентой, контрактами, страхованием, а также прочими доходами и вознаграждениями офицеров и вольнонаемных служащих ЦРУ при сохранении в тайне истинного источника капиталов. В настоящее время их активы составляют примерно 20 млн. долл., но капиталы таких фирм постепенно сокращаются. В большинстве своем эти средства вложены за границей на срочные или другие доходные вклады. Менее 5% этих средств вложены в ценные бумаги, свободно котирующиеся на биржах США, но эти капиталовложения сейчас ликвидируются, а доходы от их продажи поступят в государственную казну. Ни отдельная фирма, ни группа таких фирм никогда не обладали контрольным пакетом акций какой-либо компании, ценные бумаги которой свободно продаются на рынке.

По-прежнему ЦРУ руководит также ограниченным количеством мелких предприятий. Цель их состоит прежде всего в обеспечении прикрытия для деятельности некоторых агентов, офицеров и вольнонаемных служащих ЦРУ, а также в выполнении роли посредников для приобретения различного оборудования и услуг, если ЦРУ при этом желает остаться в тени. Это не фиктивные фирмы, поскольку они действительно занимаются соответствующей коммерческой или профессиональной деятельностью, хотя и в скромном объеме. Обычно это предприятия, насчитывающие менее 10 работников. ЦРУ предоставляет также небольшие суммы денег и капиталовложения оперативного характера фирмам, действующим за рубежом и нужным ему для выполнения своих задач.

Не считая нескольких редких исключений, фирмы, принадлежащие ЦРУ, прибылей не приносили даже, и напротив, нуждались в постоянном субсидировании. Доходы от их операций значительно перекрывались расходами на них. Только две фирмы заявили довольно существенные прибыли: «Эйр Америка» благодаря контрактам, заключенным с американским правительством на выполнение для него транспортных операций в Юго-Восточной Азии, и группа финансовых фирм. В этих двух случаях в прошлом прибыль оставалась в руках у фирм, хотя, по мнению юрисконсульта ЦРУ, эти средства надлежало вернуть в государственную казну.

Вопросы создания, деятельности и ликвидации таких фирм непосредственно контролируются высшими чиновниками ЦРУ. Любые проекты подобного рода должны быть утверждены начальником Оперативного управления или его заместителем. В особо деликатных случаях или когда речь идет о крупных мероприятиях требуется, кроме того, одобрение директора ЦРУ. Для каждой из таких операций подготавливается административный план, который утверждается заместителем начальника Оперативного управления, юрисконсультской группой, финансовым отделом и рядом руководящих работников. Расходы и объем финансирования подлежат утверждению ответственным офицером-руководителем и офицерами — распорядителями финансов. Все проекты, поскольку они расцениваются как бюджетные мероприятия, подлежат налогообложению и регулярным финансовым ревизиям.

Близким к вышеуказанным мероприятиям ЦРУ была финансовая поддержка различных фондов, и в первую очередь азиатского фонда, который служил как инструментом, так и прикрытием для операций ЦРУ за границей в области образования и культуры. Отношения между ЦРУ и этим фондом были прерваны.

Менее значительную поддержку ЦРУ оказывало в прошлом также ряду других фондов и ассоциаций, которые, на его взгляд, могли быть ему полезными. Первой среди них можно назвать Национальную ассоциацию студентов, руководителями которой были американские студенты, принимавшие участие в международных мероприятиях и встречах. ЦРУ оказывало поддержку этой организации до 1967 года, когда журнал «Рэмпартс» предал гласности факт связи между ЦРУ и ассоциацией. Это послужило поводом к расследованию, проведенному комиссией во главе с Николасом Катценбахом, в то время заместителем министра юстиции. В результате заключительный доклад комиссии предписывал ЦРУ прекратить оказание любой поддержки американским фондам и ассоциациям. ЦРУ подчинилось этому предписанию, разумеется, в пределах фактов, вскрытых комиссией.

«ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЕ ЛИЦА»

Секретные планы политики американского правительства: «план Маршалла» после второй мировой войны, необычайное развитие многонациональных корпораций в 50-х годах, валютная политика США в отношении их европейских партнеров, политика вмешательства во внутренние дела и протекционизма во многих развивающихся странах мира почти всегда встречали поддержку и даже проводились американскими фирмами, чему способствовало немало факторов. Трудно, естественно, определить точную меру участия ЦРУ в мировых политических и экономических манипуляциях. Ответственность за переворот в Гватемале в 1954 году в равной степени несут фирма «Юнайтед фрут» и ЦРУ, за переворот в Чили в 1973 году — фирма ИТТ и ЦРУ. Можно найти десятки других примеров...

Дэвид Уайз и Томас Б. Росс в своей книге «Шпионаж» показывают, что ЦРУ с момента его создания пользовалось поддержкой многочисленных «высокопоставленных лиц» — деловых людей, юристов, финансистов — тех, кто является верхушкой американского истэблишмента и, как считают, оказывает большое влияние на американскую политику.

«Моррис Хэдли, в прошлом директор фонда Карнеги, сын Артура Туайнинга Хэдли, бывшего президента Йельского университета, одного из основных компаньонов знаменитой юридической фирмы Уолл-стрита «Мильбэнк, Твид, Хэдли и Макклой», предоставил в распоряжение ЦРУ канал фонда Рубикон, принадлежащего его семье.

Эли Уитни Дебевуаз, бывший заместитель Верховного комиссара в Германии, компаньон крупной юридической фирмы Уолл-стрита «Дебевуаз, Плимптон, Лайонс и Гейтс», был одним из руководителей Американского совета содействия Международной комиссии юристов — еще одного канала ЦРУ.

Его компаньон Фрэнсис Т. П. Плимптон, бывший заместитель представителя США в Организации Объединенных Наций, руководил фондом по делам молодежи и студентов, субсидировавшимся ЦРУ. А президентом этого фонда был Артур Эмори Хоугтон, президент фирмы «Стейбен гласс», директор фирмы «Корнинг гласс Йоркс» и «Ю. С. стил корпорейшн», президент Метрополитэн-музея и уполномоченный фонда Рокфеллера.

Джон Хей Уитни, бывший посол в Великобритании и владелец газеты «Нью-Йорк геральд трибюн», основал филантропическую организацию «Трест Уитни», частично финансируемую фондом Грейнери, также являющимся каналом ЦРУ.

(...) Издатель газеты «Пост» в Хьюстоне и бывший министр здравоохранения в правительстве Эйзенхауэра Отива Калп Хобби позволил ЦРУ использовать в качестве канала фонд Хобби. Джон У. Миком — нефтяной воротила — был одним из создателей фонда Сан-Джасинто, тоже канала ЦРУ. Федеральный судья Сара Т. Хьюз, принимавшая присягу при вступлении на пост президента Джонсона, была одним из администраторов фонда Хоблитцелла, использующего средства ЦРУ, а Леон Яворски, юрист и друг президента, занимал такой же пост в фонде М. Д. Андерсона, который также пользовался деньгами ЦРУ».


САМОЛЕТЫ И ОРУЖИЕ

Уже давно было известно, что ЦРУ является владельцем авиакомпаний. Можно даже сказать, что эти компании были предшественниками ЦРУ, поскольку первым органом тайного американского вторжения была авиаэскадрилья «Летающие тигры» генерала Ченно (Chennault), поддерживавшая действия Чан Кайши в Китае в 1946 году. Она входила в авиакомпанию «Сивил эйр транспорт» (СЭТ), продолжавшую после 1949 года действовать с территории острова Тайвань. В 1950 году СЭТ влилась в фирму «Пасифик корпорейшн» — дочернее предприятие ЦРУ13. В докладе генерала Лэнсдейла, опубликованном в «Досье Пентагона», говорится:
«„Сивил эйр транспорт" доказала свою способность действовать в самой разнообразной обстановке и выполнять долгосрочные задачи, поставленные правительством США. За последние десять лет она записала в свой актив блестящие операции, в их числе оказание поддержки силам китайских националистов во время их эвакуации с континента, выброска на парашютах снаряжения французским войскам, окруженным в Дьен-Бьен-Фу, полное обеспечение снабжения по воздуху и тактической поддержки в ходе индонезийской операции, более 200 полетов над территорией Китая и Тибета, постоянное обеспечение операций в Лаосе в период нынешнего кризиса».


Позднее «Сивил эйр транспорт» разделилась на три ветви: «Эйр Эйша», «Эйр Америка» и собственно «Сивил эйр транспорт». «Эйр Америка» осуществляла, в частности, материально-техническое обеспечение секретной войны в Лаосе и вспомогательных операций военного характера в Таиланде и Южном Вьетнаме. В 1972 году компания имела 125 собственных самолетов и 40 арендовала, ее персонал насчитывал 5 тыс. человек. «Эйр Эйша», базировавшаяся на Тайване, имела 8 тыс. служащих. У других авиакомпаний — «Сазерн эйр транспорт» и «Интермаунтин авиэйшн» — задачи были иные. Первая должна была в Латинской Америке играть ту же роль, что и «Эйр Америка» и «Эйр Эйша» в Азии. По словам Маркса и Маркетти,
«она представляла собой силу воздушного вторжения, всегда готовую к непосредственным действиям для оказания поддержки любым акциям, предпринимаемым против повстанческого движения или для свержения враждебного правительства».
Действовавшая с базы Таксон в штате Аризона авиакомпания «Интермаунтин авиэйшн» использовалась для подготовки тибетских «повстанцев» в 1958 — 1960 годах, а также во время событий в Конго в 1960 году; она же перепродавала Португалии в 1965 году бомбардировщики Б-26.

В разных районах мира для выполнения конкретных оперативных задач создавались многочисленные другие авиакомпании. Упомянем «Дабл чек корпорейшн» и «Карибиен марин эйр корпорейшн» («Карамар»), которые были созданы для поддержки операций против Кубы. Фирмы «Пасифик инджиниринг корпорейшн» и «Интерпрогресс лимитед» связаны с «Пасифик корпорейшн». «Интерпрогресс», организующая коммерческие ярмарки в Европе и странах Востока, связана с посреднической фирмой «Роберт М. Муллен энд компани», которая упоминалась в связи с уотергейтским делом, и играет, по-видимому, очень большую роль в качестве прикрытия для деятельности ЦРУ благодаря своим филиалам во всем мире. Эпизодически в роли посредников и для прикрытия финансовых операций ЦРУ появляются и другие фирмы: в 1960 году авиакомпания «Сазерн эйр транспорт» была приобретена при посредничестве фирмы «Сюйдем энд компани». Финансирование этой авиакомпании осуществлялось через другую фирму, служащую коммерческим прикрытием для ЦРУ,— «Актус текнолоджи». Компания же «Мэнюфэкчурерз Хановер» известна как один из основных хранителей денежных фондов ЦРУ.

Всемирную известность приобрела еще одна фирма, принадлежащая ЦРУ,— «Интерармко». Она была основана в 1953 году агентом ЦРУ Сэмом Каммингсом, отличившимся во время войны в Корее. Эта компания со штаб-квартирой в штате Вирджиния и многочисленными филиалами (Монте-Карло, Манчестер, Претория, Сингапур и т. д.) поставляет оружие для армий, полиции и наемников во всем мире. Таким образом, ЦРУ держит в своих руках определенную часть мировой контрабанды оружием. Снаряжение для проведения своих тайных операций ЦРУ получает также через «Интерармко»14.

Радиостанции «Свободная Европа» и «Свобода», находившиеся под покровительством, соответственно, «национального комитета за свободную Европу» и «американского комитета освобождения», были созданы в разгар «холодной войны» в 1950 году. Они часто оказывались причастными к инцидентам с Советским Союзом и восточноевропейскими странами. Несколько лет назад они официально перестали принадлежать ЦРУ15. Во время проведения операций против Кубы ЦРУ создало также специальную радиостанцию для Карибского бассейна — «Радио Свэн». Эта радиостанция функционировала под управлением фирмы «Джибралтар стимшип корпорейшн», преобразованной позднее в «Вангард сервис корпорейшн». Радиостанция тоже сменила имя и называется «Радио Америкас». Президентом фирмы «Джибралтар стимшип» был бывший президент компании «Юнайтед фрут» Томас Д. Кэбот. Все эти радиостанции одновременно с выполнением своей основной роли служили прикрытием для проведения секретных операций ЦРУ. Эпизодически в различных оперативных зонах ЦРУ использовало еще несколько пропагандистских радиостанций (в Юго-Восточной Азии, Индии, Африке). По-видимому, пользуясь различными прикрытиями, оно продолжает контролировать некоторые радиостанции, находящиеся в стратегически важных зонах нашей планеты.

Наконец, ЦРУ выступает в роли компаньона многочисленных фирм, которые соглашаются служить ему прикрытием, иногда, может быть, в обмен на получение налоговых льгот. Нефтяная компания «Эшлэнд ойл» предала гласности в июле 1975 года факт получения ею от ЦРУ в период с 1968 по 1973 год 98 968 долл. Речь идет о возмещении расходов на заработную плату агентов ЦРУ, служивших под прикрытием нефтяной компании. Следует указать, учитывая возможную связь между этими двумя фактами16, что «Эшлэнд ойл» фигурировала в числе тех американских фирм, которые были обвинены в подкупе с помощью крупных взяток иностранных политических деятелей. Эти обвинения были публично высказаны сенатской подкомиссией по многонациональным корпорациям, которой руководил сенатор Фрэнк Черч17. Так, «Эшлэнд ойл», как полагают, выплатила комиссионные президенту Габона Альберу Бонго в сумме 150 тыс. долл. и еще по 40 тыс. долл. двум высокопоставленным лицам из Габона. Взятки фирма давала также в Ливии, Нигерии, Доминиканской Республике. Цель этих «комиссионных» состояла в том, чтобы обеспечить фирме «Эшлэнд ойл» исключительное право на нефтяные концессии.

СТУДЕНТЫ И ФОНДЫ

14 февраля 1967 г. на рекламной странице газеты «Нью-Йорк таймс» американский журнал «Рэмпартс» объявил, что в своем мартовском номере он опубликует разоблачительные материалы о том, каким образом «ЦРУ 15 лет назад внедрилось с подрывными целями в мир американских студентов». Не ожидая появления объявленной статьи в «Рэмпартс», «Нью-Йорк таймс» уже 17 февраля писала:
«Национальная ассоциация студентов, самая крупная студенческая организация США, признала, что примерно с 1950 и по прошлый год она получала средства от ЦРУ. Президент ассоциации Юджин Гроув заявил вчера, что эти средства использовались для финансирования международной деятельности ассоциации, в том числе поездок ее представителей на конгрессы за границу и организации программ обмена студентами.

Сегодня государственный департамент признал, что в течение 10 лет ЦРУ внесло значительный финансовый вклад в деятельность Национальной ассоциации студентов США и что эта субсидия была одобрена в самых высших инстанциях в правительстве...»


Спустя несколько дней та же газета добавляла:
«Самые разнообразные организации молодежи, студентов, преподавателей университетов, исследователей, журналистов, деловых людей, юристов и трудящихся в США и за границей начиная с 50-х годов получают миллионы долларов от фондов, являющихся посредниками в деле распределения средств ЦРУ или источником капитала которых является то же управление.

Список названий организаций, опубликованный в понедельник вечером, непрерывно увеличивается. Названия некоторых организаций получены из правительственных источников. Некоторые детали сообщены ответственными представителями заинтересованных групп, различными лицами в индивидуальном порядке и организациями в публичных и частных заявлениях.

Названия других организаций стали известными из информации о финансах и налогах, представленной подкомиссии палаты представителей, занимающейся расследованием деятельности фондов с 1964 года.

Пока не удалось установить, все ли эти организации по-прежнему получают помощь, а также сколько организаций или посредников, через которых распределяются средства ЦРУ, все еще продолжают существовать...»18.


Из многочисленных разоблачений и расследований, последовавших за этими сообщениями, стало известно, что ЦРУ внедрилось во все крупные международные профсоюзные организации19.

Были также выявлены связи ЦРУ с многими фондами. Вот, например, далеко не исчерпывающийся список культурных организаций, служивших прикрытием для ЦРУ или в которые внедрились американские агенты и заняли в них самые видные посты: фонд Тауэра, фонд Готхэма, трест Бордена, фонд Бикона, фонд Хейтса, фонд Уиллифорда — Тэлфорда, фонд Эдселя, фонд Сан-Мигуэля, фонд Кентфилда, фонд Монро, фонд Мичиган, фонд Эндрю Гамильтона, фонд Аппалачи, фонд Уайнневуда, трест Чарлза Прайса Уиттена, трест Джеймса Карлайла, фонд Прайса. Эти 17 фондов передают деньги черев 7 следующих посредников: фонд М. Д. Андерсона, фонд Хоблитцелла, фонд Дж. М. Каплана, фонд Бейрда, фонд милосердия Рабба, фонд Маршалла, фонд Дж. Фредерика Брауна. В числе основных получателей средств значатся: американский совет содействия Международной ассоциации юристов, Конгресс за свободу культуры, Институт международных трудовых исследований, Синод епископов русской церкви вне России, Афро-Американский институт, организация «Американские друзья Среднего Востока», американское общество африканской культуры, Институт международного образования, Институт общественной администрации, научно-исследовательская программа Этуотер в Северной Африке, Национальная ассоциация студентов.




1Интервью Виктора Маркетти Оливье Тодду. "Le Nouvel Observateur", 17 mars, 1975.
2Один служащий ЦРУ заявил, что уже в 1964 году ему было поручено подслушивать определенные группы. Если такое подслушивание тогда и практиковалось, то им занимались лишь один-два агента в неслужебное время.
3Директор ЦРУ Хелмс разъяснил, что «контролировать» группу означает просто присутствовать на ее открытых собраниях и слушать то, что может на них услышать любой присутствующий; «внедриться» в группу — это стать ее членом и демонстрировать поддержку отстаиваемых ею целей; «проникнуть» в группу — это занять в ней руководящее положение, оказывать влияние на ее политику и деятельность или направлять их.
4Никаких фактов, подтверждавших это обвинение, выявлено не было (примечание в докладе комиссии Рокфеллера).
5Согласно закону о национальной безопасности (National Security Act) 1947 года, директор ЦРУ имеет право уволить без объяснений любого сотрудника по подозрению в том, что он представляет угрозу для безопасности. Таким образом, директор мог бы с полным основанием потребовать, чтобы сотрудник подал в отставку, и принять его отставку. Смысл подобных расследований дел подозреваемых сотрудников состоит отчасти в том, чтобы дать возможность невинно попавшим под подозрение служащим продолжать работать в ЦРУ, не предполагая, что в какой-то момент их лояльность была поставлена под сомнение.
6Кстати, на ЦРУ работает более 40 журналистов в различных агентствах, журналах, газетах США и других стран.
7Бывший репортер газеты «Нью-Йорк таймс» Тэд Шульц и его жена подали иск в связи с незаконным подслушиванием их телефонных разговоров. Их адвокаты заявили, что подслушивание было незаконным, поскольку осуществлялось оно без ведома и санкции судебных органов. Такая санкция считается гарантией законности и является обязательным условием при подслушивании телефонных разговоров, за исключением случаев подслушивания разговоров лиц или групп, которые известны как агенты иностранной державы или действуют в сотрудничестве с такой державой. Иногда, если секретные службы считают, что наблюдение и различные способы запугивания не дают желаемого результата, они могут прибегнуть к более непосредственным методам воздействия. Так, Говард Хант разработал план временной «нейтрализации» журналиста Джека Андерсона, предусматривавший организацию автомобильной аварии (см. гл. 8).
8Разведывательные службы сухопутных войск: численность личного состава — 35 тыс., бюджет — 700 млн. долл.; военно-морского флота: 15 тыс., бюджет — 600 млн. долл.; военно-воздушных сил: 56 тыс., бюджет — 2,7 млрд. долл.
9"Le Monde", 8 janv., 1971.
10Джейн Фонда предъявила американскому правительству иск на сумму около 3 млн. долл. в возмещение ущерба, причиненного покушением на ее личную жизнь и попыткой ее запугать.
11В числе тех, чьи телефонные разговоры подслушивало АНБ, были: обвиняемые на «процессе семи» в Чикаго, а также руководители «Черных пантер». Например, во время поездок Элдриджа Кливера на Кубу, в Алжир, Швецию, Северный Вьетнам его разговоры подслушивали и за ним неотступно следили.
12По всей вероятности, АНБ применяет для подслушивания разговоров в помещениях на расстоянии также системы, использующие микроволновые излучения. Луч направляют на резонатор, установленный в помещении, и принимают отраженный от него сигнал.
13История авиакомпаний ЦРУ описана в упоминавшейся книге J. Marks et V. Marchetti. La CIA et la culte du renseignement. История этих компаний в Юго-Восточной Азии подробно изложена в книге Alfred McCoy. The Politics of Heroin in Southeast Asia, Harper and Row, 1972.
14Современное название фирмы — «Интерармз».
15Так, по крайней мере, говорится. Служащий радиостанции «Свободная Европа», работавший в ее штаб-квартире в Мюнхене и перешедший в Чехословакию, заявил, что радиостанцией по-прежнему руководят работники ЦРУ и что она продолжает использоваться в качестве прикрытия для проведения тайных операций ЦРУ. Директор радиостанции Ричард Кук в ответ на это сказал: «У нас нет служащих, которые имели хотя бы малейшие связи с ЦРУ» ("Washington Post", Jan. 29, 1976.)
16Практика подкупа с помощью взяток не только служит непосредственным коммерческим интересам фирмы, но также, если достигается нужный результат, она способствует американскому проникновению вообще: международный концерн, обосновавшись в определенной стране, может открыть свои филиалы, влиять путем подкупа на ее политику и в конечном счете служить базой для проведения тайных политических операций. Лучший тому пример — деятельность фирм ИТТ и «Юнайтед фрут» в Латинской Америке.
17В числе крупнейших фирм, обвиняемых в таких действиях, были «Локхид», «Боинг», «Галф ойл», «Нортроп», «Юнайтед брэндз».
18Из книги Alain Cuerin. Qu'est-ce que la CIA? Editions Societles, 1968.
19Об этом подробно говорится в книге J. Marks et V. Marchetti. Op. cit.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Фауста Вага.
Тамплиеры: история и легенды

коллектив авторов.
Теория заговора: Самые загадочные события тысячелетия

Чарлз Райт Миллс.
Властвующая элита

Андрей Васильченко.
Тайные общества Третьего рейха
e-mail: historylib@yandex.ru